Имена — это не просто комбинация звуков, но и отражение нашей индивидуальности и уникальности. Каждое имя несет в себе свою энергию и смысл, которые могут оказывать влияние на нашу жизнь и судьбу. Они являются ключом к нашей самоидентификации и способом общения с окружающими. Имена могут быть источником вдохновения и силы, они могут выражать наши ценности, увлечения и амбиции. Они могут стать символом нашего прошлого, настоящего и будущего. Имена могут иметь глубокий эмоциональный и духовный смысл для нас и для тех, кто нам близок. Каждое имя — это история, которую мы создаем сами. Красивые цитаты про имя со смыслом собраны в данной подборке.

Что значит имя? Роза пахнет розой,
Хоть розой назови ее, хоть нет.
— Лайт!
— Ты зовешь меня просто Лайт?
— Я могу звать тебя прекрасный рыцарь! Или принц на белом коне!
— Зови меня Лайт..
— Ну, что, доктор Ленин!
— Я не Ленин!
— А ты и не доктор! Но тебя же это не оскорбляет.
Всегда называй вещи своими именами. Страх перед именем усиливает страх перед тем, кто его носит.
— Меня зовут Лиза.
— Вы в этом не виноваты.
— Хаул, а сколько у тебя имён?
— Достаточно, чтобы жить свободно.

— У вас имя очень красивое и означает «милосердная», верно? Клементина…
— Оно мне не подходит! Я мстительная маленькая сучка!
Мне ужасно нравится имя малайзийского главы государства: Салахуддин Абдул Азиз Шах ибни Аль-Мархум Султан Хизамуддин Алам Шах. «Привет, как тебя зовут?» Он, должно быть, нечасто снимает баб на дискотеках.
— Тебя зовут Джон Коффи?
— Да, сэр босс. Как напиток, только пишется по-другому.
Прощайте врагов ваших, но не забывайте их имена.
Решая, с кем быть, ты должен поступать, как велит сердце, а не предписывает твоё имя.
— Привет, Грег.

— Это Вы придумали себе кличку Грег?
— Это его имя…
— Честно?
— Да. Хоть раз бы поинтересовались.
— Фиби, какое у Вас красивое имя!
— О! Ты еще не слышал номер моего телефона!..
— Я думаю, где мы с тобой будем завтра ночевать, где мы послезавтра будем ужинать, а вовсе не о том, как мы назовем наших детей… Или ты уже знаешь, как мы назовем наших детей?
— Да нет, нет. Просто я тут читал одну книжку, и там было имя Эмили. По-моему, это хорошее имя.
— Что это еще за книга?
— «Как выбрать имя ребенку».
Я назову компанию «Яблоко», если к 5 часам вы не предложите лучшего!
Часто видел своё имя в печати, но фамилия не попадалась.
Моё имя пахнет эпохой мумий, я сам высыхаю, когда только бормочу это имя про себя.
— Откуда Блейн может помнить Джона, если потерял память?
— Многих людей зовут Джонами. Я знаю минимум троих.
— Мы явно вращаемся в разных кругах, я знал только одного.
— А что такому, как вы, нужно от Сони?
— «Такому, как вы»? За кого вы меня принимаете?
— Неважно.
— Ну, вы же мафиози? Ты же это имел в виду?
— Я бизнесмен! Просто у меня такая фамилия!
— Я думаю, что мы уже на той стадии отношений, когда парень говорит девушке три волшебных слова.
— Какие три слова?
— Как. Тебя. Зовут?
— А-а… Я думала о других трёх словах.
— Другие три слова будут звучать глупо, если произносить их без имени.
— Как ты умудряется делать столько вещей одновременно? Ты умудрился опозорить меня, своего капитана, а заодно и себя!
— Джо, прости.
— Я так часто слышу от тебя «Джо, прости», что мне кажется, будто это моё настоящее имя.
— Меня зовут Цыганка.
— Серьёзно? Ты родилась, и кто-то такой: «Я нарекаю тебя Цыганкой!»?
— Я хочу, чтобы меня звали так. Это загадочное, мрачное имя.
— Не поспоришь…
— Нам точно сюда?
— Отсюда маячок президента издал сигнал в последний раз, он должен быть где-то рядом. [Супергерл сканирует рентгеновским зрением]. Да, он сейчас там.
— Как узнала?
— Я его вижу — рентгеновское зрение.
— О. Значит, ты у нас всё-всё-всё видишь своими зенками?
— Нет, я..
— … Не обращай внимания.
— Как ты получил имя «Тепловая Волна»?
— Я сжёг всю свою семью заживо и люблю, когда всё кругом горит.
— А. Очень.. яркая история.
— Мой мозгоправ согласен. Между прочим, я не стану называть тебя «Супергерл». Глупо.
— Можешь звать меня Кара.
— Тоже не подходит.
— Что ты будешь кричать, если будет нужна моя помощь?
— Юбка.
— Серьёзно?
— Серьёзно. [Каре] Но твоя помощь мне не понадобится.
— Ваше имя?
— Фанфан-Тюльпан.
— Как? Тюльпан? Какое очаровательное прозвище! У нас уже есть Пион, Роза, Маргаритка, Белая Лилия, а теперь и Тюльпан. Не полк, а клумба!
— Я так понимаю, Ганнибал Чао — это Вы. Хорошее имя.
— Взял его в честь моей любимой исторической личности — одного Сочуаньского ресторанчика в Бруклине.
— Таширо.
— Содзабуро.
— Сидя в камере, я снова и снова призывал тебя.
— На помощь?
— Нет. Я просто называл имя своего возлюбленного.
— Может быть, мне всё-таки взять псевдоним? А то, по-моему, Кузнецова — это вульгарно. Вы знаете, я даже удивляюсь, почему вы до сих пор не сменили себе фамилию. Смирнов — не звучит.
— Вы заблуждаетесь, Валечка. Смирнов — это псевдоним, а настоящая моя фамилия — Донатти. Звучит, даже слишком, поэтому я и переменил.
— А их капитана зовут… Саламандра.
— Самовар.
— Салазар!
Имя снова вернуло ему плоть и кровь. У него была своя история, прошлое, даже семья. В одном лишь имени, оказывается, заключается так много.
— Кстати, как ваше имя? Я Мина.
— А я… Меня зовут Гвиздо. То есть… э… Гирьём.
— Гирьём?!
— Что тут непонятного? Если ты влюблён, ты не Гвиздо, а Гирьём. Так куда романтичнее.
— Как её зовут?
— У неё удивительное имя… Надя.
— Главное — редкое.
Робин, я, конечно, уважаю твою помощь, но есть причина, по которой твоё имя — Робин, а не Бэтмэн.
— Так, ладно, меня ждет грыжа.
— Как зовут пациента?
— Его зовут пациент с грыжей, но мы так близки, что я зову его просто грыжа.
— Перед вами Озгуд Филдинг Третий!
— А я Золушка Вторая!
Как тебя зовут?
— Бутч.
— Что это означает?
— Я американец, дорогуша, наши имена ни хрена не означают.
— Я Гвиневра, но большинство людей зовут меня Гвен. Я служанка леди Морганы.
— Верно. Я Мерлин. Но большинство людей зовут меня «идиот».
— Как тебя зовут?
— Гав
— Чтоо?
— Гав.
— Гав?!
— Гав, Гав!
— Гав, Гав?! Ты ещё дразнишься?!
Котам следует давать короткие имена, которые не стыдно выкрикивать по ночам на всю округу.
— Ваше имя нигде не значится.
— Я — богиня?
— Вы неудачница.
Когда ты кого-то любишь, то по-другому произносишь его имя. Как будто этому имени удобно у тебя во рту.
— Мастер.
— Мне нравится слушать как ты это произносишь!
— Ты сам выбрал это имя — простор для психиатров!
— Вы никогда не называете ее по имени.
— Ну какое у нее может быть имя, если она — это все?
Сэмми — двенадцатилетний толстячок, а я Сэм, ясно?
— Пан наместник, это пан Чешинога.
— Подбейпята!
— Герб «Сорви-портки».
— «Сорви-шапка».
— Из Псиных Кишок.
— Мышьих Кишок!
— Мышьи Кишки или Псиные, знаю одно точно — жить бы там не хотел. И сидеть неудобно и выйти неприлично.
— Ты знаешь мое имя, Гвиневра?
— У меня сложилось впечатление, что вас зовут Делисия ЛаФосс.
— Сара Грабб. Из семьи Грабб, из Питтсбурга. Мой отец сталевар. Никто этого не знает, кроме Майкла и он не осуждает меня. <…> Это все, что у меня есть, Гвиневра. Ну, может, еще две дюжины пар туфель. Со всеми этими роскошными квартирами, показами мод, я никогда не была так близка к обладанию абсолютно ничем. Каждый день я просыпаюсь и думаю, стоит мне сделать один неверный шаг и я могу оказаться на одной из этих улиц, без одежды, без еды, без работы. Без друзей. Стану снова обычной Сарой Грабб. Ты знаешь, на что это похоже?
— Да, я знаю.
— Знаешь?
— По крайней мере, в этом мы похожи.
Есть люди, подобные именам, написанным на песке – один порыв ветра, и их уносит…
— «Клубничный восход». Без льда. О, и ещё маленький зонтик добавьте!
— Не слишком ли ты молода для этого клуба, блондиночка?
— А не слишком ли ты стар для прозвища «Младший»?
— Так значит, ты знаешь, кто я. Тебя-то как звать, дорогуша?
— Хех! Да, Младший — кое-какое имя есть. Но вместо «дорогуши» можно обращаться ко мне «сэр».
[Янг резко хватает Младшего за «достоинство»] — Ох!
— Люди говорят, ты всё знаешь. Скажи, где я могу найти её [Блэйк] — и я отпущу тебя.
— Никогда не видел её раньше. Клянусь!
— … Прошу прощения?!
— Я клянусь… сэр!
Помни свое истинное имя, я его тоже буду помнить. Это не твой дом, но здесь тебе придется жить. Я не знаю, что тебе еще сказать. Я лишь знаю, что дождь, который падает в Вирджинии, высыхает под солнцем, поднимается к облакам, а потом облака уплывают прочь, и, быть может, они плывут через океан, к реке, которую ты называешь Гамби-Болонго. И может, тот самый дождь, который падает здесь, падает и на твой народ, и я знаю, они хотят, чтобы ты жил. И они знают твое настоящее имя — Кунта Кинте, сын Оморо Кинте. Живи, Кунта Кинте, живи…
Сергей Шнуров предложил Хулио Иглесиасу ещё 25 разных вариантов его имени…
Если вы хотите, чтобы ваше имя сверкало, повесьте на дверях медную табличку.
Имя, сестра, имя!
— Расскажи мне о Заммисе.
— Заммисе?
— Да. Что это за имя?
— В роду Драков всего пять имён. Я Шиган. До меня был Гофик, а до Гофика — Хаесни.
— Дальше! Рассказывай!
— Перед Хаесни был Тай. Перед Таем был Заммис.
— Сюда! Смотри!
— Однажды я должен буду стоять с Заммисом перед Священным Советом планеты Дракон и излагать нашу родословную, чтобы Заммиса приняли в общество Драков.
Дэвидж вернул Заммиса и Драков домой. Он исполнил свою клятву и произнёс родословную Заммиса перед Священным Советом планеты Дракон. А когда по прошествии времени Заммис привёл на Священный Совет своего ребёнка, в родословную Джериба было добавлено имя Уиллиса Дэвиджа.
— Скажи моё имя.
— Хайзенберг.
— Ты чертовски прав.
По-моему, ты в курсе, что меня зовут Дэйв. А я в курсе, что тебя зовут козёл.
— Тебя как зовут-то, кареглазая?
— Катя.
— А меня Дормидонт! Евлампиевич!
— А как его зовут?
— Шамсин. Это означает «ветер пустыни».
Я часто пользуюсь приложением «Такси». Согласитесь, это очень удобно. Нажал на кнопку и к тебе уже едет водитель, а пока он едет, есть возможность поржать над его именем. Недавно приходит сообщение: «К вам едет Абдукахор Махди». Я думаю: вот зачем он едет? Отвезти меня куда-то? Или забрать из моего имени немного гласных?
У него много имен. Всегубитель, Палач… Мы же будем звать его Смерть.
«А почему Рия?» — спросила ясновидящая, — «Какое удивительное имя».
«Мама придумала, это сокращенно от Мрия (по укр. Мечта)».
«Какая интересная у тебя мама».
«Скорее эксцентричная», — ответила девушка, рассматривая догорающий окурок.
Предпочитаю не называть так быстро своего имени! Но по титулу — граф!
Твоё имя вытатуировано на сердце,
Выбито, высечено, выжжено.
Каждый день оно поднимается на рассвете
И говорит, что ты ближе,
Чем велели тому география, астрология и история. Ты – моя магия. Мои горы.
Я – твоё море.
Моя бабушка всё ещё мечтает погулять на моей свадьбе. Специально для бабушки я решила узнать, с каким мужчиной у меня идеальная совместимость по имени. Изяслав и Пантелей. Если эти двое существуют, они либо священники, либо дрессированные медведи.
Я с интересом наблюдаю за молодыми мамами. Заметила, сейчас стало модно среди мам стало делать татуировку с именем ребёнка. Видимо, чтобы не забыть. Видели, типа татуировку с именем «Данила»? Мне кажется, сейчас имя ребёнка выбирают так, чтобы оно красиво готическим шрифтом смотрелось. И я искренне не понимаю, зачем матери татуировка с именем ребёнка. Я ещё понимаю отцу набить имя ребёнка и номер детского садика…
Когда кто-то произносит твое имя, не глядя в глаза, ты уже ничего не можешь сделать. Он или она уже все решил.
— Меня зовут Жульен.
— А меня «Отвали».
Имя — для друзей, поэтому у меня его нет.
Он только через три недели знакомства назвал меня по имени. А через четыре назвал правильно.
— А как тебя зовут?
— Доктор.
— Имя, а не профессия.
— Доктор.
— А фамилия?
— Доктор.
— Ты зовешь себя Доктором?
— Да.
— Это уже не имя, а психическое состояние…
Мне рассказывали, будто в Индонезии существует обычай время от времени менять имя. Когда человек чувствует, что он устал от своего прежнего «я», он берет себе другое имя и начинает новое существование. Хорошая идея!
— Меня зовут Бенджамин Бьюфорд Блу, все зовут меня Бабба. Как того араба из сказки. Прикинь, а?
— Меня зовут Форрест Гамп, все зовут меня Форрест Гамп.
— Александра, а мама тебя как называет?
— Марусей.
Имя человека — самый сладостный и самый важный для него звук, на любом языке.
Подумай, мы назвали все звезды и планеты, а может, у них уже были свои имена?
Назови мне своё имя,
Я хочу узнать тебя снова.
Всё по кругу,
Но всё будет иначе,
Я даю тебе слово.
Назови мне своё имя,
Я хочу узнать тебя снова.
Всё по кругу,
Но всё будет иначе,
Я даю тебе слово.
— Просто у меня с рождения такое жуткое лицо.
— То есть ты осознаешь это, Казанова?
— Я Касанода.
— Касанова?
— Я же сказал — Касанода! Проклятие, парни, вы смерти хотите?
— Нет! Вы не сможете! Вы не посмеете убить меня второй раз!
— Анна де Бейль, леди Кларик, Шарлотта Баксон, баронесса Шеффилд, графиня де Ла Фер, леди Винтер… Видите — вас так много, а меня так мало! Вы можете не сомневаться, что я убью вас…
Я хочу, что бы ты знал одно: твое имя всегда на моих губах.
Я буду сдерживаться, чтобы не произнести его вслух: пусть никто не знает, как мне тяжело без тебя.
Зато я буду повторять его про себя, надеясь когда-нибудь встретить тебя в толпе. И когда я увижу тебя, это будет самый счастливый день.
Самый долгий и удивительный…
А знаете, какое имя мне нравится? Анжело. В нём как бы есть и ангел и желе.
— Ты уже дала ему имя, Игорь. С того момента, как вещи называют, они начинают существовать.
Блеск имени усиливал блеск красоты. Любой человек хорошеет, когда обретает имя, когда есть сочетание звуков, принадлежащее только ему одному.
Во всех вампирских фильмах я заметил, что каждому опасному, самому опасному, самому ужасному вампиру, всегда дают имя типа Виктор. Не самое пугающее вампирское имя. Вот если бы был Нурмагомед, я бы прям обосрался. Мне говорят: «За тобой охотится Нурмагомед». Да что угодно — «К вам приедет дизайнер Нурмагомед!» Зачем?! Точно же не приедет пить какао Нурмагомед.
Знаете, почему мы, все нерусские, братья? «Братан», «братуха»… Потому что мы сами не можем выговорить имена друг друга!
— Не часто встретишь американца по имени Джереми. Вы не встречали?
— Нет, это слишком сложно — там три слога.
Сейчас пошла какая-то странная модная тенденция называть детей какими-то древними именами. Вроде ничего такого, но вот это: «У нас будет Варвара! У нас будет Ярослав! У нас будет Елисей, а у нас будет Емельян!» А езжайте-ка вы все нахрен в Кострому жить тогда!
У Драконов достаточно банальные имена.
Если вы знаете Дракона с очень сложным именем, значит, у него есть другое, намного более простое, только вы его пока не знаете.
— Меня зовут ВксртХлтлжвлплкц, — не без удовольствия сообщил демон.
— Слушай, а где ты был, когда гласные раздавали? За дверью стоял? — спросила нянюшка Ягг.
— Будет странно, если я буду звать тебя Дэниел? Наверное, новое имя это достаточно необычно.
— Нет. Глубоко в душе я всегда его знал.
Тот, кто имеет имя, имеет возможности.
Не позорьте свой вид и доброе имя, оставайтесь человеком.
Пока живет имя, живет человек.
Шо-ситайнцы дают своим волкодавам исполненные смысла, звучные и грозные имена: Огонь-В-Ночи, Первенец, Золотой Барс. Спросите любого кочевника и он вам подтвердит, что на его родном языке эти имена легко произносятся и очень красиво звучат. Скорее всего ваш собеседник даже не очень поймет, о чем вы спрашиваете и чем вообще вызвано затруднение. Имена как имена, скажет он, почти такие же, как у людей!Беда только, не всякий чужеземец сумеет с первого раза правильно выговорить «Мхрглан» или «Чкврнито». И еще голосом сыграть, где положено и как положено.
– Хорошее имя.
– Ну да… Не ты ведь с ним живешь.
— Ты произнесешь его?
Я замерла, ощущая, как опасность сжимает меня в тиски. А потом прошептала:
— Александр.
Его улыбка померкла, серые глаза заблестели.
— Еще, — потребовал он.
— Александр.
Он подался вперед. Я почувствовала его дыхание на своей шее, затем легкое, как вздох, прикосновение губ к коже прямо над ошейником.
— Я хочу, чтобы ты узнала мое имя,— говорит он,— Имя, которое мне дали. Не титул, который я принял. Ты примешь его, Алина?
Адам значит земля, Ева же переводится — жизнь. Понятие жизни объемлет понятие земли <…>.
Таков далеко не пустяшный аргумент: имя несет в себе суждение о самих вещах. Всем ведомо: Вышний Творец вещей и имен познал суть вещей прежде, чем дал им имя. И ошибиться Он не мог, ибо так предначертал имена, дабы выявить в них природу, индивидуальные качества и назначение вещи.
Доброе имя не зависит от рекомендаций от известных фамилий.
Имя — твое отражение, чужое на тебя не налезет.
— Кори — это твоё имя?
— Нет, — поморщился юноша. — Меня зовут Г-Кор Р-ра Суух Х-Ка Г-р-р.
— У твоих родителей извращённая фантазия, — оценила Хэл.
– Ходор, – проговорил он снова. Теон Грейджой когда-то сказал, что многого, конечно, Ходор не знает, но в том, что ему известно собственное имя, сомневаться не приходится.
— Где ты взял эти ключи?
— Минет помог.
— Что?!
— Уборщик, так его зовут.
— Его зовут Луи!
— Передай ему мои извинения.
— Если не ошибаюсь… Раиса?
— Людмила.
— Да, я так и думала…
— Алло, это доставка авиабилетов? Два билета надо. Имя моё запишите. Азамат… Азамат! Хорошо, по буквам диктую. Анастасия, Зиновий, Анна, Михаил, Александр, Таймураз… ТАЙМУРАЗ! Тимофей, Анна, Йошкар-Ола, Маша, Урузма… УРУЗМА!!! Нет, женщина, это не фамилия. Вы тупая. Тимберлейк, Ульяна, ПАЯ…
У тебя великое имя. Прежде чем убить тебя, он должен убить твоё имя.
Бен, Бен! Эй, Бен! Не реагирует. Кажется, это не его имя!
Называя кому-либо свое имя, ты даешь возможность похитить свою душу. Говоря кому-либо день своего рождения, ты даешь возможность видеть твое прошлое и будушее, даже управлять твоей жизнью.
Твое имя очень красивое. Когда бы я не прошептал его, оно греет мне душу… и причиняет боль.
Я предпочитаю прозвища именам: по крайней мере, прозвища дают более-менее осмысленно, а имена – как бог на душу положит…
Он произносит мое имя лишь раз, просто выдыхает его. Кто бы мог подумать, что единственный слог способен превратить мое тело в танцующее пламя! Вдруг Кент берет меня теплыми ладонями за лицо, проводит пальцами по бровям. На одно чудесное мгновение его большой палец замирает на моей нижней губе. У его кожи привкус корицы.
— Тебя как зовут?
— Алибаба.
— Я же сказал, клички отставить!
— Это фамилия, а имя — Василий Алибабаевич, Вася.
У нас тут командная игра. Название на груди важнее имени на спине… Понял?
Самая смешная из моих проблем — моё имя. Она возникает у меня только в России. Но, поскольку я здесь живу, приходится признать, что это очень реальная проблема.
Меня зовут А Хули.
— А почему ты своего папу зовёшь Билл?
— Ну, если вокруг много народу и я закричу: «Папа!», то сразу пятьдесят мужиков обернутся, а если закричу: «Билл!», то максимум двое. Это я для экономии времени его так зову.
Выбрать псевдоним легче, чем создать имя.
— Откуда ты знаешь мое имя?!
— Я — экстрасенс. Плюс оно есть у тебя на бейджике.
Человек не становится достойнее, когда к его имени приставляют словечко «сир».
— Самое худшее, что можно сделать с человеком, — уничтожить его имя. — Гаргано обращался теперь не только к своему сыну. — У имен особая сила. Спросите хоть Капитана. Люди живут и умирают, их дети тоже умирают. Поступки забываются – все до единого, будь то любовные приключения или военные подвиги. Единственное, что остается после человека, – имя. Я это понял после гибели последнего Капеллетти. Их больше нет, некому продолжить некогда славный род.
— Я вернусь вовремя, как раз к тому моменту, когда мне предстоит предстать перед Властелином вампирцев. Даю вам слово, а свое слово Ванча Марш никогда не нарушает… — он остановился. — Марш или Хорст? — вслух задумался он, затем сплюнул в пыль у себя под ногами. — Кишки Чарны! Я так долго жил под именем Ванча Марша — поживу еще немного!
– Меня зовут Нана, — сказала она.
– А меня Гарри, — сказал Гарри.
– Это я поняла, а как на самом деле?
Каково имя твоё, человек? Что видишь ты в душе своей, чем прорастёшь в мир? Потому что как любое зерно прячет в себе грядущее дерево, так и ты, во всем величии, во всей многогранности — лишь зерно вселенной, брошенное в почву жизни.
Я не знаю большего счастья для композитора, чем написать простую песню, которая через пятьдесят лет станет народной, а имя ее творца между тем будет позабыто.
Цветы без запаха обязаны своим именем «цветы» цветам с запахом.
Имя человека — самый сладостный и самый важный для него звук, на любом языке.
Верно подобранное имя доставляет мне большое удовольствие. Когда я пишу, я всегда начинаю с имени. Вначале имя — потом история, а не наоборот.
Убеждаюсь, что не понятия не люблю, а слова. Назовите мне ту же вещь другим именем — и вещь внезапно просияет.
Титул — глубокая вещь, удивляюсь поверхностному, чисто-словесному — вне смыслового — отношению к нему его носителей. <…> Княжество прежде всего — нимб. Под нимбом нужен — лик.
Как я могла стать другой с таким именем — Мадонна? Из меня могла выйти или монашка, или то, что вышло. Других вариантов не было.
А если мечтать — то, как в детстве, до самых звезд,
А если лететь — то парить облаками над бездной.
Что б жизнь — как какой-нибудь старый и глупый Вестерн,
Что б имя твое в округе знал каждый пёс…
Можно шутить с человеком, но нельзя шутить с его именем.
Когда мне плохо, я думаю об Ин Хо. От одного имени мне становится тепло.
Мы способны многого достичь в этой жизни, если постараемся. Мы рожаем детей и наживаем богатство, копим земли и строим дома, собираем армии и задаем роскошные пиры, но только одно переживет нас: доброе имя.
— Зайчик! Зайчик! Вы что, не слышите? Зайчик!
— Между прочим, у меня есть имя и отчество. Извините.
— А Вас, простите, как зовут?
— Алика.
— Странное имя.
— Ничего странного. Дурацкое имя, вот и всё. Мама хотела назвать Александрой, отец Ликой. Сошлись на среднем, получилось Алика. Дикость, как, впрочем, любой компромисс.
— … А море зовут Чёрное.
Женщины умеют так много передать одним тоном, каким они произносят ваше имя.
— Вы хотите сказать, что Вы Надежда Надеждовна?
Клэр — это имя богини любви, которая была воплощением чистоты. У нее была сестра-близнец по имени Тереза. Может быть нам дали такие имена, чтобы мы выросли похожими на богинь. Не плачь, Клэр. Любовь твоих родителей всегда будет жить в твоем имени…
— У этого оружия есть имя?
— Гром-Секира.
— Как-то топорно.
— Чёрный религиозный фанатик…
— Как вы меня назвали?
— Прошу прощения, как ты хочешь называться на этой неделе?
— Коул.
— Нет, мне это никогда не запомнить.
— У меня имя есть!
— Имя еще заслужить надо!
Мне всегда нравились люди с двумя именами — можно выбирать, как называть: Гас или Огастус. Сама я всегда была Хейзел, безвариантная Хейзел.
Просто представил, как ты по утру просыпаешься, смотришь в зеркало и на полном серьёзе говоришь себе: «Я наконец придумал реально отвязное имя — Шокерфейс!» Прям… Прям нарисовалась картинка. Ой, не могу! Слушай, слушай, а у тебя был второй вариант, типа «Чпок-в-пупок»?
— И как мне выяснить ее настоящее имя?
— Думаю, ты сама знаешь ответ.
— Отрезать голову и поискать бирку?
— Вы знаете лишь одно, что ваш пациент — Усама бен Ладен и все, кто вне этой команды — отряд «Дельта». Вопросы?
— Мы защищаем Усаму бен Ладена?
— Это метафора, привыкайте. Ещё вопросы?
— И вы не скажете нам её имя?
— Думаете имя как-то связано с болезнью?… Итаааак, наш Усама.
Имя — это подарок, означающий любовь.
— Как тебя зовут?
— Трикси.
— Трикси! Офигенное имя, если ты шлюха.
— Меня зовут Алиса, а…
— Какое глупое имя! – нетерпеливо прервал ее Шалтай. – Что оно значит?
— Разве имя должно что-то значить? – проговорила Алиса с сомнением.
— Конечно, должно, — ответил Шалтай-Болтай и фыркнул. – Возьмём, к примеру, моё имя – оно выражает мою суть! Замечательную и чудесную суть! А с таким именем как, у тебя, ты можешь оказаться чем угодно. Ну просто чем угодно!
— На днях я слышал песню по радио и парень пел, что его зовут Карнавал.
— Артур.
— С ума сойти. Ведь это мое клоунское имя. И до недавнего времени меня вообще никто не замечал. Даже я не знал существую ли я.
— Артур, у меня плохие новости…
— Вы не слушаете, да? Вряд ли вы вообще слышали меня. Вы задаете одни и те же вопросы. «Как работа?» «У вас есть негативные мысли?» Все, что у меня есть — это негативные мысли, но вы все равно не слушаете. Я сказал, что всю свою жизнь я не знал, существую ли я на самом деле. Но я существую, и меня начинают замечать.
Если имя распространенное, значит оно многим нравится.
Если забудешь своё имя, то не сможешь вернуться домой.
Имена красивы, но бесполезны.
Имя — важная часть личности.
У тебя великое имя. Прежде, чем убить тебя, он должен убить твоё имя.
Женское имя должно быть приятным, сладостным, неземным; оно должно оканчиваться на долгие гласные и походить на слова благословения.
Имена живут собственной жизнью. Со временем они становятся теми, кто их носит.
Я до сих пор помню, как однажды майским утром моя няня вынесла мне во двор обруч и палку, всё было залито утренним светом, а лёгкий ветерок раскачивал тюльпаны, растущие на клумбе. Но я забыл, как звали мою няню, забыл и имена тюльпанов.
Имя, почет и власть — все продажно в наш удивительно коммерческий век и поднимается до самой высокой цены!
— Профессор Ренфилд? ФБР.
— Просто Донателло. Меня назвали в честь него.
— В честь… Черепашки-ниндзя?
— В честь… Скульптора эпохи возрождения.
— Вы не хотите дать собаке имя?
— Имя? Зачем?
— А Вы знали, что даже бездомные собаки откликаются на свист? Им тоже хочется, чтобы их кто-то позвал.
— Клавишник, значит? А имя-то у тебя есть?
— А имя — это предрассудки. Ты знаешь, некоторые люди, чтобы изменить судьбу меняют имя, а я пошёл дальше — я отказался от имени.
— И от судьбы, значит?
— Соответственно…
— Хорошо, что вас зовут Наташа.
— Почему хорошо?
— Хорошо и всё. Дело в том, что меня зовут довольно нелепо. Я появился на свет, когда мама моя защищала кандидатскую. В то время было плоховато с юмором, короче, меня назвали Электрон.
Кажется, я где-то читала, что люди всегда выбирают псевдонимы, которые подсознательно являются производными их настоящих имён – это не даёт им полностью потерять свою личность. Потому что имена определяют, кто ты есть.
Обычно так и случается, когда тебе кто-то разбивает сердце. Потом ты начинаешь ненавидеть всех людей, кого зовут именно так.
Жизнь — это как перекличка в классе. Когда выкрикивают твоё имя, ты должен быть на месте. Хорошо, что это единственное правило, которое ты обязан соблюдать.
— Так вот, зовут меня Жан Арк. Коротко, красиво, легко произносится и нравится девушкам.
— Нравится, говоришь?
— Точно понравится! По крайней мере, надеюсь на это.
— Джон? Зовешь его по имени?
— А ты как?
— Причина всех несчастий.
А если мечтать — то, как в детстве, до самых звезд,
А если лететь — то парить облаками над бездной.
Что б жизнь — как какой-нибудь старый и глупый Вестерн,
Что б имя твое в округе знал каждый пёс…
— Глен, его могут звать Глен.
— Не слишком особенное имя.
— Ну, тогда Агамемнон.
— Слишком особенное.
— А их капитана зовут… Саламандра.
— Самовар.
— Салазар!
И почему все стремятся использовать имена, как будто они пытаются что-то продать? Зачем люди настаивают на именах? Если я смотрю на человека… Если я смотрю на тебя. Ты же знаешь, что я говорю с тобой. Нет нужды трижды повторять имя, чтобы похвастаться, что помнишь его, и создать ложное чувство близости.
Только после смерти мы обретем свои имена, потому что после смерти мы уже не будем безымянной силой. Смерть сделает нас героями.
Сверхъестественная вещь: имя переживает человека, подписанное живет дольше подписавшего, символ — дольше символизируемого.
— Я хочу назвать его в честь тебя.
— Сашком?
— Кобелем пушистым.
— Вы назвали ребёнка Стайлз Стилински?!
— Нет, ему просто нравится, когда его так называют. (с сарказмом)
— А мне нравится, когда меня называют «пирожок»… Так как же его действительно зовут?
(Шериф показывает на имя, написанное на контрольной — «Стайлз Стилински»)
— Ух ты. Попахивает жестоким обращением с детьми…
Да нет, мои родители меня любили… И моё имя — результат победы любви над разумом.
Лучше обрести имя, чем получить прибыль.
– Это Плотва? Но Плотва же была гнедой, а эта каштановая.
– Все мои лошади зовутся Плотвами. Ты прекрасно знаешь и перестань болтать.
Мое имя — стершийся иероглиф,
Мои одежды залатаны ветром.
Что несу я в зажатых ладонях?
Никто не спросит, и я не отвечу.
— Меня так зовут. Снег. Дурацкое имя?
— Да нет, почему…
— Родителей, дающих детям имена нарицательные, следует наказывать за хулиганство, — с отвращением сказал парень. — Они говорят, что, когда я родился, всю землю покрыл первый снег. И это было очень красиво.
Помолчав, он задумчиво добавил:
— Хорошо, что в тот день не прорвало канализацию…
Обычно так и случается, когда тебе кто-то разбивает сердце. Потом ты начинаешь ненавидеть всех людей, кого зовут именно так.
Имя — это подарок, означающий любовь.
Не могут люди вечно быть живыми,
Но счастлив тот, чье будут помнить имя.
Имя – это знак, обозначающий человека, и он не может быть больше самого человека.
Я хотел этого больше всего на свете, но прежде я должен был кое-что услышать от неё. Когда там внизу она произнесла моё имя, это пробудило во мне какое-то чувство. Я пока ещё не понял, значило ли оно что-то важное, к чему я пока не был готов, но я знал, что мне нужно, чтобы она сказала это, я хотел услышать, что именно меня она хочет. Мне нужно было знать, что этой ночью она моя.
Собственное имя, к сожалению, так просто не забывается. Отчего мы постоянно забываем только чужие имена — даже те, которые должны помнить обязательно?
Мне всегда казалось, что, нарекая именем вещь, мы оживляем её, как по волшебству.
— Я хочу, чтобы ты узнала мое имя, — сказал он. — Имя, данное мне при рождении, а не титул, который я сам приобрел. Ты примешь его, Алина?
— Да, — выдохнула я.
Твое имя очень красивое. Когда бы я не прошептал его, оно греет мне душу… и причиняет боль.
Имена — дело серьезное, их важно иметь и опасно терять.
И почему все стремятся использовать имена, как будто они пытаются что-то продать? Зачем люди настаивают на именах? Если я смотрю на человека… Если я смотрю на тебя. Ты же знаешь, что я говорю с тобой. Нет нужды трижды повторять имя, чтобы похвастаться, что помнишь его, и создать ложное чувство близости.
Ты всегда должен помнить своих предков. Тех, кто любит и смотрит за тобой. Твое имя — это твой дух. Твое имя — это твой щит.

— Как тебя зовут-то? — спросил Ранослав.
— Никак, — хрипло ответила девушка.
— Никак? Ну, что же, всякие имена бывают!
— У тебя есть имя?
— Александра Линда-Паркер.
— Линда? Удивительное среднее имя.
— Нет, среднее имя Диана-Элизабет. Линда-Паркер моя фамилия.
— У тебя пять имен?
— Строго говоря – четыре. Линда-Паркер пишется через дефис.
— Охренеть! Твои родители не могли определиться?
— Кстати, раз уж ты замужем, что будем делать с именем?
— Что?
— У тебя и так было пять имен, а теперь ты леди Александра Диана-Элизабет Линдо-Паркер Фаркуад? У тебя кредитка, что, метровая?
— Знаешь, а меня тоже не Дэвид зовут.
— Неужели?
— Да, я серьезно.
— О, так ты бываешь серьезным? И как же тебя зовут?
— Барбара.
— Барбара?
— Да, в честь моей мамы.
— Я знала, что ты олух. То есть, ты типа Барбара-младший?
— Я настаиваю, бросьте цирк.
— Вас шокирует то, что мое настоящее имя, оно же и ваше, красуется на афишах? Это вас смущает?
— Да я всякий раз умираю от страха, вдруг вы упадете… упадете и разобьетесь? Ведь я все-таки ваша жена…
Теперь свобода стала для Трейси не абстрактным понятием, а чем-то физически осязаемым, непременным условием радости и вкуса жизни. Свобода означала, что можно вдохнуть свежий воздух, побыть одной, не стоять в очереди за едой и не слушать тюремные звонки. Она означала горячие ванны, приятно пахнущее мыло, тонкое белье, красивые платья и туфли на высоких каблуках. Означала, что у Трейси снова имя, а не номер.
У меня тогда не было имени, меня звали просто Горбун или Уродец, если по-доброму. Но, честно говоря, меня это не задевало. Нелепо обижаться на жестокость тому, кто не ведал доброты.
— Мотивы Финнегана меня не волнуют, я сегодня изменю пределы людской жизни и теперь этот жалкий мир, который отверг меня, навсегда запомнит мое имя!
— Если вы сделаете все, как он хочет, запомнят не ученого Франкенштейна, а только монстра.
— А как Вас зовут?
— Мое имя вам расскажет ветер в степи или ночное небо, прошитое звездопадом.
— Ты поняла, Кира, не знакомься с ним, он сам не помнит как его зовут.
— Значит так. Для деревенского ролика нужен дед, коза, завалинка. Игорь Владимирович приобнимет деда и скажет: «Не горюй, Иван Митрофаныч, поднимем село!»
— А обязательно, чтобы звали Иван Митрофанович?
— Да, а козу – Зойка! Здесь мелочей не бывает!
От меня не убежишь! Запомните: если у человека имя необычное и такое же отчество – следовательно, он из семьи упрямых людей.
Когда я спросил, как его зовут, парень задумался, посмотрел в пол и в потолок, а потом говорит:
— Я ещё не решил.
– И как ты сказала тебя зовут?
– Елена.
– Елена. Немного скучное имя, не считаешь? Тебе надо сменить его. На что-нибудь достойное, стильное, с таким оттенком романтизма. Например, Валентайн.
– А как тебя зовут?
– Валентайн.
Мне всегда казалось, что, нарекая именем вещь, мы оживляем её, как по волшебству.
— На днях я слышал песню по радио и парень пел, что его зовут Карнавал.
— Артур.
— С ума сойти. Ведь это мое клоунское имя. И до недавнего времени меня вообще никто не замечал. Даже я не знал существую ли я.
— Артур, у меня плохие новости…
— Вы не слушаете, да? Вряд ли вы вообще слышали меня. Вы задаете одни и те же вопросы. «Как работа?» «У вас есть негативные мысли?» Все, что у меня есть — это негативные мысли, но вы все равно не слушаете. Я сказал, что всю свою жизнь я не знал, существую ли я на самом деле. Но я существую, и меня начинают замечать.
Никакое имя не в состоянии передать все, что заключено в ней. Но ведь не зря именам приписывают магическую силу, не так ли? Стоит назвать имя, и незамысловатая эта ворожба вызовет к жизни целостный образ другого, со всеми одному ему присущими сложностями и противоречиями. Но этот образ, вызванный из небытия алхимией имени, приходит не один, он ведет за собой целую вереницу воспоминаний: о ваших свиданиях, о музыке, которую вы слушали в ту ночь или в то утро, обо всех разговорах, шутках и о том, что не обсуждают ни с кем, — обо всем плохом и хорошем, что вы пережили вместе.
— Скажи моё имя.
— Хайзенберг.
— Ты чертовски прав.
— Пошли, собака…
— Вы так и не назвали его?
— Нет, я думал, что понаблюдаю за ним, а потом дам имя, соответствующее его поведению, но всё, что он делает — это мочит ковёр и жуёт мои тапочки. Не очень-то и разгуляешься…
— Странная у тебя фамилия — Сортир…
— А в девятом веке мы сменили фамилию.
— То есть вы сменили свою настоящую фамилию на «Сортир»?
— Да! Раньше фамилия была — Сральник!
— Хорошо поменяли! Классно поменяли!
— Так значит вас зовут Роберт?
— Нет, меня зовут Боб.
— Боб — уменьшительное от Роберт.
— Эм, Роб — уменьшительное от Роберт. Наверное, меня зовут Боберт.
— Зовите меня Донателло. Меня назвали в честь него.
— В честь черепашки-ниндзя?!
— В честь скульптора эпохи Ренессанса…
Те, кто любит тебя, даже твоё имя произносят по-другому. Оно звучит как-то по-особому безопасно.
Мне плевать, что вы обо мне говорите, но только произносите мое имя без ошибок!
Есть люди, подобные именам, написанным на песке – один порыв ветра, и их уносит…
Тебе, наверное, интересно, кто я такой, но я из тех людей, у которых нет обычного имени. Мое имя зависит от тебя. Зови меня тем, о чем ты сейчас думаешь.
Может быть, шел сильный дождь.
Это мое имя.
Может, ты смотрел, как течет вода в реке. С кем-то, кто тебя любил. Вы почти касались друг друга. Ты почувствовал прикосновение еще до того, как оно произошло. И оно произошло.
Это мое имя.
Может, ты лежал в постели, уже почти засыпая, и вдруг засмеялся чему-то, какой-то своей шутке — так хорошо заканчивать день.
Это мое имя.
Кошке подобает только одно имя — Ваше величество.
Гасконь, Париж, друзья, надежды, грёзы,
Мы часто лили кровь и редко слёзы,
Я убивал, но смерти я не видел,
Колоть — колол, но разве ненавидел. Я понял, смерть впервые здесь, за дверью,
Сказал — мертва, и сам себе не верю.
Стою среди друзей я, как в пустыне,
И что мне от любви осталось ныне,
Только имя…
— Спартак!
— Это не мое имя.
— Твое имя, твоя жизнь — такие, как решим мы.
Вы сказали, что через несколько лет, я даже не вспомню, как вас зовут. Инман… Прошло уже больше трех лет, но я помню ваше имя…
Вас как зовут? Не то чтобы мне интересно, просто «нимфоманка» сложно выговорить.
Выбор имени от нас не зависит, но мы остаёмся связанными с ним на всю жизнь.
Анна де Бейль, леди Кларик, Шарлотта Баксон, баронесса Шеффилд, графиня де Ла Фер, леди Винтер… Видите — вас так много, а меня так мало.
— А это у тебя имя или фамилия?
— Это у меня визитная карточка, понял?
Не спрашивай, как тебе называть меня. Имя лишь случайный штрих, привычная пустота звуков на губах. Не спрашивай, как тебе называть меня, придумай мне имя. Смешай случайный блеск глаз с падающим за окном снегом, добавь поющее тепло между нами и мягкость первых слов. Наложи оттенки собственных мыслей, раскрась огромным размахом чувств, таким свойственным тебе. Придумай мне имя, которое для тебя будет значить что-то большее, чем условность пропечатанных букв. Которое будет значить что-то только для тебя. Придумай мне имя, в котором только ты увидишь мой усталый взгляд сквозь дым сигареты, наши улыбки на расстоянии одного выдоха, первый, ещё неуверенный поцелуй, соприкосновение душ в череде холодных дней. В котором ты прочтешь историю одной жизни, такой, какой ты видишь её. Придумай мне имя, только ты, и оно станет по-настоящему, всерьез, до надрыва глупого сердца, до легкой дрожи касающихся твоей кожи пальцев моим.
От розы увядшей остается лишь имя её…
Без имени — нет человека…
Что такое знаменитость? Это человек, которого все знают по фамилии, и потому имя его не имеет значения. У всех других имя значимо.
Некоторые люди обрекают своих детей, давая им те или иные имена.
— Мастер.
— Мне нравится слушать как ты это произносишь!
— Ты сам выбрал это имя — простор для психиатров!
Какой дивной музыкой прозвучало в её устах моё имя!
Клэр — это имя богини любви, которая была воплощением чистоты. У нее была сестра-близнец по имени Тереза. Может быть нам дали такие имена, чтобы мы выросли похожими на богинь. Не плачь, Клэр. Любовь твоих родителей всегда будет жить в твоем имени…
– Дэйв, да?
– Большой Дэйв.
– Большой Дэйв? Ладно. А я – Средний Патрик.
Когда кто-то произносит твое имя, не глядя в глаза, ты уже ничего не можешь сделать. Он или она уже все решил.
Иные люди считают, что ты должен их от пуль заслонять, а сами имя твое запомнить не утруждаются.
— У котов нет имён, – ответил он.
— Правда? – удивилась Коралина.
— Правда, – подтвердил кот. – Имена носите вы, люди. Это потому, что вы не знаете, кто вы такие. А мы вот знаем, и нам имена ни к чему.
Бойся ИМЕН. ИМЕНА имеют власть над личностью. ИМЕНА могут использоваться ДРУГИМИ как ОРУЖИЕ. Это ЛОВУШКА, с помощью которой они СЛЕДЯТ-ИЩУТ-ОХОТЯТСЯ за тобой сквозь планы. Оставайся БЕЗЫМЯННЫМ, и будешь в БЕЗОПАСНОСТИ.
— Скажите, как Ваше имя-отчество?
— Марфа Васильевна я…
Береги себя. Имя у тебя красивое.
— Так как тебя зовут?
— Лана. Знаешь, ты быстрее запомнишь, если прочтёшь моё имя наоборот.
— О, так вы мне угрожаете, Брэндон?
— Я Брандан.
— Простите?
— Брандан.
— Брандан.
— Б-ран-дан.
— Барандан. Буквы «а» кончились, когда делали ваш бейдж?
— Не знаю. А там, где вы покупаете шутки, юмор кончился?
Вообще любую женщину (которая не общественный деятель) звать за глаза по фамилии — фамильярность, злоупотребление отсутствием, снижение, обращение ее в мужчину, звать же за глаза — ее детским именем — признак близости и нежности, не могущий задеть материнского чувства — даже императрицы.
Так меня Николаем зовут?! А то я уже запарился быть Альфредом.
— И как фамилия будущего зятя?
— Ляшкин!
— … Вот и прервалась династия Разумовских! 70 лет коммунизма не прервали династию, а тут какой-то Ляшкин! Главное, не Сталин… Ляшкин! Господи, так это же будет? Ляшкина Даша! Это прямо как ругательство новое. Ляшкина Даша!
— Папа, между прочим, если бы ты не взял фамилию мамы, так бы и был сейчас Удодовым!
— Это всё верно, но вот это нужно говорить немножечко потише.
Не важно, где ты есть, в Москве или в Берлине,
В моём сердце всегда было,
Есть и будет твоё имя.
— Донни Дарко… Что это, черт возьми, за имя? Так обычно зовут супергероев или типа того…
— А почему ты думаешь, что я не супер-герой?
Какая разница в именах, которыми нас зовут? […] Куда важнее, как мы сами себя зовем. Наедине с одиночеством, когда только Бог и дьявол могут услышать…
Можно шутить с человеком, но нельзя шутить с его именем.
— Джон? Зовешь его по имени?
— А ты как?
— Причина всех несчастий.
Вам нужно имя? Что в нем проку? Скажите-ка мне, кем вы будете, если лишить вас имен?
Все-таки есть что-то в шарлатанских теориях о влиянии имени на характер человека. Всякие Андреи-Александры-Сергеи или Лены-Маши-Наташи могут быть кем угодно. А чуть-чуть в сторону от вечно популярных имен – и они начинают влиять.
Вот с именем Клава хорошо быть поварихой. Не обязательно толстой, но крепкой. И звать тебя будут лет с двадцати пяти «тетя Клава». Потому что «тетя» и «Клава» неразделимы.
Она столько раз придумывала себе имя, что совершенно забыла свое настоящее! Ха-ха-ха! И оттого мы с ней решили: я каждый день должна давать ей новое имя… Вдруг так наткнемся на настоящее!
Нельзя обстоятельствам жизни давать определение. Какими бы они ни были, но, существуя вне системы определений, существуя, так сказать, энтропически, в хаосе обстоятельств, факты еще имеют шанс видоизмениться, выстроиться во вполне благополучный клин ли, ряд, круг. Названные же, сформулированные, они как бы подчиняются команде определяющего слова, и тут уже — без вариантов.
— Так значит вас зовут Роберт?
— Нет, меня зовут Боб.
— Боб — уменьшительное от Роберт.
— Эм, Роб — уменьшительное от Роберт. Наверное, меня зовут Боберт.
Знай она, что его зовут мистер Бобо, обращалась бы к нему исключительно по имени. Не так уж часто выдается возможность безнаказанно называть человека «мистер Бобо».
— Так как тебя зовут?
— Лана. Знаешь, ты быстрее запомнишь, если прочтёшь моё имя наоборот.
Зря тот сообщил ему кличку — безымянных легче забыть.
— Иди к своему карапузу!
— Его зовут Рис…
— Хорошо, что не Геркулес…
Любой может выбрать себе любое имя – или его могут как угодно называть другие. Это не означает, что имя соответствует содержанию.
Для меня — знаменитость — тот, чьё имя можно встретить везде, но только не в телефонной книге.
Взрослые люди с детскими именами – Бобби, Джонни, Фредди: какой-то неписаный закон гласит, что на вид они грознее прочих смертных.
Читатель, поверь, когда твоё имя произносит тот, кого ты любишь, — это самое большое счастье на свете.
Самое большое.
Мы все умрем и будем гнить в земле. Но наше имя будет жить. Оно останется в веках. Не твоя честь и твоя слава, а честь семьи.
Сэмми — двенадцатилетний толстячок, а я Сэм, ясно?
Боги многочисленны и многолики, а может быть, это просто разные имена и образы, обозначающие одно и то же существо.
Я не знаю, да и не хочу знать, какое.
Имя превращает абстрактное понятие «враг» в нечто уникальное и особенное, имеющее прошлое и будущее, предков и, возможно, потомков, переживающее взлёты и падения.
Невозможно ненавидеть того, кто дал тебе имя.
— Алан, дорогой, я хотела…
— Алекс.
— Не поняла…
— Алекс. Меня зовут Алекс.
— Я знаю.
— Нет, вы сказали Алан.
— О нет, не может быть. Я не путаю имена, Алан.
— Меня зовут Константин.
— На здоровье.
— В переводе с античного «постоянный».
— Поздравляю вашу жену.
Моя бабушка всё ещё мечтает погулять на моей свадьбе. Специально для бабушки я решила узнать, с каким мужчиной у меня идеальная совместимость по имени. Изяслав и Пантелей. Если эти двое существуют, они либо священники, либо дрессированные медведи.
Наша память живёт дольше, чем имена. Я до сих пор помню, как однажды майским утром моя няня вынесла мне во двор обруч и палку, всё было залито утренним светом, а лёгкий ветерок раскачивал тюльпаны, растущие на клумбе. Но я забыл, как звали мою няню, забыл и имена тюльпанов.
— Вы не хотите дать собаке имя?
— Имя? Зачем?
— А Вы знали, что даже бездомные собаки откликаются на свист? Им тоже хочется, чтобы их кто-то позвал.
— А это кто это?
— Салтыкова…
— А звать как?
— Борис!
— Не, её!
— Ирина…
Гасконь, Париж, друзья, надежды, грёзы,
Мы часто лили кровь и редко слёзы,
Я убивал, но смерти я не видел,
Колоть — колол, но разве ненавидел.
Ты даже по имени её не называешь. Её зовут Хлоя, а не детектив.
— Я так любовь выражаю.
Мы все умрем и будем гнить в земле. Но наше имя будет жить. Оно останется в веках. Не твоя честь и твоя слава, а честь семьи.
Бог — един, хоть и носит тысячу имён, но именно и только тебе надлежит выбрать каким именем ты будешь звать его.
Даже мои домашние животные не знают своих имен, что я после этого за человек?
Как бы там ни было, Саюри — очень красивое имя, хотя красивые имена не всегда носят красивые девушки.
— Яблоковая? Яблоневая? А, яблочная!
— Поликарп — «плодоносный»…
— Нюша, это же мужское имя.
— Точно…
Настоящее имя — опасная вещь, дает другим силу.
Имя человека, свершившего великие дела, внушает больше уважения, чем все прилагательные.
Не спрашивай, как тебе называть меня. Имя лишь случайный штрих, привычная пустота звуков на губах. Не спрашивай, как тебе называть меня, придумай мне имя. Смешай случайный блеск глаз с падающим за окном снегом, добавь поющее тепло между нами и мягкость первых слов. Наложи оттенки собственных мыслей, раскрась огромным размахом чувств, таким свойственным тебе. Придумай мне имя, которое для тебя будет значить что-то большее, чем условность пропечатанных букв. Которое будет значить что-то только для тебя. Придумай мне имя, в котором только ты увидишь мой усталый взгляд сквозь дым сигареты, наши улыбки на расстоянии одного выдоха, первый, ещё неуверенный поцелуй, соприкосновение душ в череде холодных дней. В котором ты прочтешь историю одной жизни, такой, какой ты видишь её. Придумай мне имя, только ты, и оно станет по-настоящему, всерьез, до надрыва глупого сердца, до легкой дрожи касающихся твоей кожи пальцев моим.
Все на свете в плену у своих имен. Измените имя — и вы измените то, что стоит за ним. Конечно, на практике все намного сложнее, однако с паракосмической точки зрения суть именно в этом…
— У варлоков ведь обычно есть фамильяры? Зверушки, духи или другие твари?
— Есть. Акус Яаклем был связан со мной, пока вероломный имп не решил сбежать.
— Странное имя.
— Я как раз искал такое имя, которое определило бы его место в наших отношениях.
У него нет имени, поэтому смерть его не найдёт.
Как бы там ни было, Саюри — очень красивое имя, хотя красивые имена не всегда носят красивые девушки.
Не хотелось бы обращаться к своему бойфренду «Бадди», но, когда вспомнишь, что его настоящее имя – Брюс, вообще не остается ничего святого.
— Меня зовут Бенджамин Бьюфорд Блу, но друзья зовут меня Бабба.
— А я Форрест Гамп, и люди меня зовут Форрест Гамп.
— Меня зовут Жульен.
— А меня «Отвали».
— Меня зовут Элис.
— А я Фрэнк.
— Боже мой, ну и имечко…
— Ну… какое есть…
— Мы подыщем вам получше.
— Я тебя Майком назвал…
— А я тебя Джоном… Ты отозвался…
— Мою маму звали Джон…
– И как ты сказала тебя зовут?
– Елена.
– Елена. Немного скучное имя, не считаешь? Тебе надо сменить его. На что-нибудь достойное, стильное, с таким оттенком романтизма. Например, Валентайн.
– А как тебя зовут?
– Валентайн.
Не зря людям даются при рождении не номера, а имена: имя – ключ к человеку. Деликатное позвякивание в замочной скважине. Легкая металлическая музыка, за которой – возможность дара.
С новым именем приходит новая жизнь.
— Карл, ты будешь «Ка».
— Да, Карл — недостаточно коротко.
Когда ты кого-то любишь, то по-другому произносишь его имя. Как будто этому имени удобно у тебя во рту.
— Вы назвали ребёнка Стайлз Стилински?!
— Нет, ему просто нравится, когда его так называют. (с сарказмом)
— А мне нравится, когда меня называют «пирожок»… Так как же его действительно зовут?(Шериф показывает на имя, написанное на контрольной — «Стайлз Стилински»)
— Ух ты. Попахивает жестоким обращением с детьми…
– Это прозвище? – спросил он.
– Что?
– Дверь.
– Нет. Меня так и зовут – Дверь.
– Дверь?
– Да, как то, что ты открываешь, чтобы куда-нибудь войти.
– А… – Чтобы сказать хоть что-нибудь, Ричард брякнул: – Что за имя такое – Дверь?Она подняла на него свои странного цвета глаза и ответила:
– Мое имя, – и вернулась к Джейн Остен.
— Я Гвиневра, но большинство людей зовут меня Гвен. Я служанка леди Морганы.
— Верно. Я Мерлин. Но большинство людей зовут меня «идиот».
— У этого оружия есть имя?
— Гром-Секира.
— Как-то топорно.
— Так ты думаешь, я называю Моргота Морготом только чтобы достать тебе до печенок?
— Не знаю, что и думать. Поначалу я думал, что ты говоришь это просто по привычке. Но тебе несколько раз намекнули, что эта привычка оскорбляет окружающих — неужели ты так ничего и не понял? Остается только считать эти оскорбления умышленными.
— Ильвэ, — процедил Берен. — А тебе не приходило в голову, что я и в самом деле могу считать вашего Учителя тем, кем я его и называю — Черным Врагом? От всего сердца?
— Если твое мнение противоречит мнению окружающих, лучше держать его при себе.
— Скажите, пожалуйста, а как вас зовут, девушка?
— Девушка. Девушка неприступная, особенно для транзитников.
— Я вовсе не собирался идти на приступ этой крепости.
Какой дивной музыкой прозвучало в её устах моё имя!
Любое имя несёт то значение, которое в него вкладывают.
В прозвищах плохо то, что от них невозможно избавиться. Прилипают намертво.
Если ты приобрёл имя, совершенно неважно, как тебя зовут.
Некоторые рыцари не дают имена своим лошадям, – сказал Дунк. – Чтобы не сильно горевать, когда лошадь падет в битве. Коня всегда можно заменить, а как заменишь верного друга?
Видел Бориса Лавренёва. Он сетует по поводу того, что Нижний переименовали в Горький. Беда с русскими писателями: одного зовут Михаил Голодный, другой Демьян Бедный, третьего Приблудный – вот и называй города.
— Ну разумеется. Это история о мальчике по имени Тр… Тре… Триша.
— Разве «Триша» — мужское имя?
Мне кажется, только армяне поняли, что имена бесплатные. Они первыми это поняли. Какой-то мудрый армянин подумал: «То есть, вы говорите мне, что я сейчас могу назвать своего сына Гамлет и мне не придет счет? И он всю жизнь будет Гамлетом» <…> И понеслось — Михаэль, Рафаэль, Габриэль, Ариэль — это музыка, а не имена. Я восхищаюсь. Я был знаком с чуваком, которого звали Апполон. Знаете, кого еще звали Апполон? Бога! <…>
У меня есть друг армянин, которому очень нравится эта шутка, а, если она нравится Людовику Аресовичу, моя совесть чиста.
Имена красивы, но бесполезны.
— Ты много лжешь.
— Что ты имеешь в виду под «много»?
— Достаточно, чтобы люди называли тебя лгуньей.
— Люди дают мне разные имена.
— Одно из них — «лгунья»?
— Могу ответить «нет», но как ты узнаешь, что я не солгала?
— Иногда я могу тебе верить.
— Можешь?
— Могу попробовать.
— Скажи, Клара… как тебя зовут?
— Называй как угодно. Все равно ошибешься…
Ты имя ценишь, не дела. Напрасно!
Кто подвигом себя прославить смог, —
Пусть низок родом, духом он высок.
А кто гордится пышностью убранства
Да званьем, тот раздут водянкой чванства.
Под именем любым зло будет злом,
Как и добро останется добром.
Делами люди ценятся своими,
В вещах лишь сущность нам важна, не имя.
В моём «мы» два имени. Твоё и моё…
— Откуда ты знаешь мое имя!?
— Я экстрасенс. Плюс оно есть у тебя на бейджике.
Что такое имена? Ярлыки со всей необходимой информацией, которые мы вешаем на людей? Если мы говорим: «Она просто ребенок», значит ли это, что она действительно невинное дитя? Разве то, что мы называем ее торговкой наркотиками, доказывает, что она исчадие ада? А человек, которого мы называем проповедником, всегда только проповедует? Может ли человек с клеймом негодяя обладать качествами героя? Правда в том, что имя никогда не скажет вам о человеке больше.
— Я думаю, где мы с тобой будем завтра ночевать, где мы послезавтра будем ужинать, а вовсе не о том, как мы назовем наших детей… Или ты уже знаешь, как мы назовем наших детей?
— Да нет, нет. Просто я тут читал одну книжку, и там было имя Эмили. По-моему, это хорошее имя.
— Что это еще за книга?
— «Как выбрать имя ребенку».
У нас тут командная игра. Название на груди важнее имени на спине… Понял?
— Значит так. Для деревенского ролика нужен дед, коза, завалинка. Игорь Владимирович приобнимет деда и скажет: «Не горюй, Иван Митрофаныч, поднимем село!»
— А обязательно, чтобы звали Иван Митрофанович?
— Да, а козу – Зойка! Здесь мелочей не бывает!
— О, так вы мне угрожаете, Брэндон?
— Я Брандан.
— Простите?
— Брандан.
— Брандан.
— Б-ран-дан.
— Барандан. Буквы «а» кончились, когда делали ваш бейдж?
— Не знаю. А там, где вы покупаете шутки, юмор кончился?
— А как тебя зовут? Или это всё ещё секрет?
— Меня зовут Джо… Мой отец хотел иметь сына.
Мне плевать, что вы обо мне говорите, но только произносите мое имя без ошибок!
Что это за имя? У котёнка должно быть другое имя. Например, Пушок. Или Мурррррзик.
— Вы знаете лишь одно, что ваш пациент — Усама бен Ладен и все, кто вне этой команды — отряд «Дельта». Вопросы?
— Мы защищаем Усаму бен Ладена?
— Это метафора, привыкайте. Ещё вопросы?
— И вы не скажете нам её имя?
— Думаете имя как-то связано с болезнью?.. Итаааак, наш Усама.
— Просто у меня с рождения такое жуткое лицо.
— То есть ты осознаешь это, Казанова?
— Я Касанода.
— Касанова?
— Я же сказал — Касанода! Проклятие, парни, вы смерти хотите?
От того, как назовёшь человека, зависит его образ в твоём сердце.
Да нет, мои родители меня любили… И моё имя — результат победы любви над разумом.
А знаете, какое имя мне нравится? Анжело. В нём как бы есть и ангел и желе.
— Как продвигается работа?
— Хорошо, он уже называет меня «дружище».
— Он называет так каждого, чье имя не может запомнить.
— Хватит называть меня Хуаной-Марией. Меня зовут Милагрос!
— Милагрос? Странно… Служанок обычно зовут Мария…
— Божью Мать тоже так зовут!
Мать говорила, что Кристофер — чудесное имя, потому что оно обозначает историю о том, как быть добрым и помогать другим. Но я не хочу, чтобы мое имя обозначало историю о том, как быть добрым и помогать другим. Я хочу, чтобы мое имя обозначало меня.
— Милый пёсик, а как его зовут?
— Не знаю… Он мне не говорил.
— Как продвигается работа?
— Хорошо, он уже называет меня «дружище».
— Он называет так каждого, чье имя не может запомнить.
Как я могла стать другой с таким именем — Мадонна? Из меня могла выйти или монашка, или то, что вышло. Других вариантов не было.