Красивые цитаты про образ жизни (120 цитат)

Образ жизни — это ваша личная симфония, где каждая нота состоит из ваших решений, привычек и страстей. Это искусство создания собственного пути, где каждый шаг наполнен уникальным смыслом и целью. Откройте двери к своему собственному музыкальному мирозданию и дайте своей жизни звучать ярко и гармонично! Красивые цитаты про образ жизни собраны в данной подборке.

Не количество наших доходов, а наш образ жизни составляет наше богатство. Отсутствие корысти есть обеспеченное достояние; не покупать ничего по капризу равносильно прибыли; быть довольным тем, чем обладаешь, есть величайшее и самое верное богатство.
Скажем так: когда я был ребенком, мягким и гибким, меня поместили в небольшой епископский ящик в форме креста, и вот его-то форму я и принял. Потом вылупился из него, как птенец из скорлупы, и разве удивительно, что форму креста я сохранил? Разве ты не замечала, что цыплята смахивают на яйца?
Не бывает диет, тебе нужно менять весь свой образ жизни и даже подход к жизни. И это никогда не происходит за час.
Образ жизни, который мы ведём, очень важен.
Тира знает эту молодежь как свои пять пальцев: все они считают устарелым и глупым, получать деньги любят, а работать нет, увлекаются спортом да политикой, а к хлопку нет никакого интереса. Если бы они могли, то занимались бы только авиацией. Сплошь покорители воздуха, рекордсмены — на словах. Нет, господа, кто хочет летать, пусть сперва твердо станет обеими ногами на земле и поглядит, так ли это просто, как кажется.
У каждого в этом мире свое счастье и свой образ жизни, поэтому лучше думать о своем собственном счастье, а не желать зла другим!
Я уверен, что премьер-министр и большинство в правительстве приняли верное решение (разрешив казино работать в Сингапуре). Сказав на весь мир категоричное «нет», Сингапур послал бы тем самым неверный сигнал – будто мы держимся за старое и хотим сохранить свой город чопорным и скованным, с запретом на жевательную резинку и курение, с бесконечными «нет» и «нельзя». Это было бы совершенно унылое место!
Я могу получить здесь блестящее образование, то есть заложить прочную основу для будущего процветания. Неважно, кто я по национальности – китаец, малаец, индиец, – все наши граждане получают первоклассное образование, медицинское обслуживание, жилье, товары и услуги для того, чтобы жить в безопасности и растить детей. Я могу расширить свои возможности, выучив английский как первый язык, сохранив свой родной китайский и изучив малайский как третий язык, чтобы понимать, о чем говорят в малайской прессе и на телевидении. Поскольку моим первым языком является английский, мой мандаринский диалект никогда не сравнится с тем китайским, на котором будет говорить коренной китаец, – да я к этому и не стремлюсь. Вряд ли Китай с его миллиардом и тремя сотнями миллионов жителей нуждается еще в одном китайце – таком, как я. Но благодаря тому что я сингапурский китаец, имеющий обширные связи во всем мире (с американцами, европейцами, японцами, индийцами, жителями АСЕАН и другими людьми), я могу успешно сотрудничать и с коренными китайцами. Мне вполне хватит познаний в мандаринском языке и знакомства с современной китайской культурой, чтобы общение было плодотворным и комфортным для всех сторон. Сингапур – это мой дом, но вдобавок я получаю весь остальной мир и могу отправиться в любой его конец, чтобы развлекаться или работать.
Только здоровый образ жизни убережет от полноты, болезней, апатии.
Это поразительно, несмотря на то, что Чарли Шин все эти годы губил себе лёгкие, почки, печень, единственное, чего он лишился, это своих детей.
Когда сердцем владеет любовь
— солнечные поступки становятся образом жизни.
— Карл Поченко. Старший сын его величества, президента.
— Доброе утро, Карл? Хорошая выправка.
— С нетерпением жду начала изучения вашего упаднического образа жизни.
— Дорогой, полегче на поворотах.
<…>
— Мы не хотим засилья вашего безмозглого, культурного империализма.
— Знаешь, Карл, очень легко испортить первое впечатление о себе.
Я не жадная, но моей жизни
Должно хватить на тех, кого люблю,
И потому, я экономлю время —
Не ругаюсь, не болтаю, не хамлю!
Чем больше вас фотографируют, тем бледнее становится ваша внутренняя жизнь. Пока вас фотографируют, ваша душа прозябает, это время для вашей души — мертвый сезон.
Не думаю, чтобы мадам Розе так уж хотелось жить, но умирать ей тоже не хотелось — мне кажется, тут не было ни того ни другого, просто жить она привыкла. Лично я считаю, что можно найти занятие и получше.
Когда терять больше нечего… остается лишь приобретать.
Живи с людьми так, будто на тебя смотрит Бог, говори с Богом так, будто тебя слушают люди.
Христианство не отнимает у человека ни одной здоровой радости, поскольку и сам человек, и мир вокруг него были сотворены Богом именно для радостного причастия к Божественному бытию. Воцерковляя все стороны своей жизни, христианин не уничтожает собственную радость — от дружбы
и любви, от избранной профессии и увлечений наукой, искусством или спортом. Он лишь обретает всё новые и новые измерения этой радости, постепенно открывая за каждым ее проявлением любовь
Божию.
— Хотите верьте, хотите нет — но мы всего лишь бездомные.
— А я всего-навсего врач.
— Доктор, отдых и хорошее питание не вписываются в наш образ жизни. Понимаете?!
— Мое дело лечить ваши болезни. А образ жизни каждый выбирает себе сам…
Малоподвижный образ современной жизни нарушает нашу природу, представляя собой одну из главных опасностей для дальнейшего выживания.
Главное даже не знания, а гениальный образ мышления. Любую сложнейшую задачу он кропотливо раскладывает по полочкам, а потом раз — и решил. Мне кажется это искусство…
Не может строиться общественная жизнь на ненависти. А кто из года в год пламенел ненавистью, не может с какого-то одного дня сказать: шабаш! с сегодняшнего дня я отненавидел и теперь только люблю. Нет, ненавистником он и останется, найдет кого ненавидеть поближе.
Вечно идя куда-то, не разбирая дороги, люди перемещаются по каким-то заранее расписанным местам, вооруженные ложью. Всегда ждут, когда попадут туда, откуда только что вернулись, или сожалеют о вещах, которых еще не совершили.
Жизнь, вообще говоря, не малина. Тут и перепады, и топтание на месте. Где-то найдёшь, где-то потеряешь. В среднем все уравнивается.
По поведению человека на дороге, можно судить о его образе жизни.
Рекламы здорового образа жизни меньше, чем рекламы водки Nemiroff.
Привет, светлое будущее. Здравствуйте, здоровые дети.
— Не нравится мне, как живут купцы.
— А откуда бы тебе знать, как они живут? Али ты в гости часто ходишь к ним? Открыто человек живёт у себя дома, а как он там живёт — это тебе неизвестно.
Человек находится в той форме, которая необходима для его образа жизни.
— Ах ты, Господи, как же поступить-то?
— Да кто узнает?! Вам ведь хочется? А чего хочется, того и просится.
— Нет, милая Настя, не так живи, как хочется, а так живи, как Бог велит.
— А Он Вам разве велит? Вам папенька велит. А папенька, чай, не Господь Бог…
Если дома нет, значит и желания его завести нет.
Люди болеют, потому что живут вполсилы. А живут вполсилы, потому что боятся. Со страха начинаются все болезни.
Это нам, женщинам, хорошо в стенах, а мужчине нужна воля.
0001439. Счастливые женщины обращаются в клинику пластической хирургии «Федул губы надул».
0001019. Все мы на ниточке времени
жизнь, как театр, ведем,
и вроде бы сами, но маски
в прокат мы у детства берем.
— Блэйк, ты спишь?
— Да.
— Как думаешь, почему он [Ублек] спрашивал нас о том, что значит быть охотницами? В смысле, что он этим хотел сказать?
— Может, ему было просто любопытно?
— Думаешь?
— Неа.
— Вайсс, ты спишь?
— Конечно, нет! Вы обе — такие шумные!
— Так ты…
— Знаете… Когда я сказала, что хочу отстоять имя своей семьи, я именно это и имела ввиду. Но это не то, о чём вы подумали. Я не глупая. Я осознаю, что мой отец сделал с П. К. Ш… С тех пор, как он встал у руля, наш бизнес развивался в обход морали.
— И это ещё мягко сказано.
— Потому-то я и хочу поступать правильно! Пошла бы я на работу в Атласе — ничего бы не изменилось. Не мой отец основал нашу династию, но уж я-то не дам ему оборвать её.
— Ну а я всю свою жизнь сражалась за то, что считала правильным. У меня был напарник, зовут Адам. Фактически, мне он был больше, чем напарник. Он всегда заверял меня: то, что мы делаем — во благо мира. Разумеется. его видение идеального будущего оказалось неидеальным для каждого. Я поступила в академию, потому что охотники и охотницы считаются самыми благородными воинами в мире. Всегда сражаются за добро. Но я никогда не подумала бы так в прошлом. Когда я попыталась сбежать, чем я… Как я могу искупить столько лет ненависти?
— Думаю, однажды ты это узнаешь сама. Ты не из тех, кто пасует перед трудностями, Блэйк.
— Но я такая! Я всё время так делаю! Когда вы поняли, что я — фавн, я не знала, что делать. И я сбежала. Когда я поняла, что мой напарник — монстр в душе, я сбежала. Даже моё проявление — я родилась со способностью оставлять вместо себя свою тень: пустые копии, принимающие на себя удар, пока я убегаю… По крайней мере, у вас обоих есть что-то, что держит вас на плаву.
— А я всегда плыву по течению. И это нормально, понимаете? То есть, я такая и есть. Но сколь ещё я смогу так протянуть? Я хочу быть охотницей, но не потому что это сравнимо с героизмом. Потому что я хочу приключений. Я хочу жизнь, в которой я не знаю, что преподнесёт мне следующий день. И это было бы здорово. А жизнь охотницы как раз этим и располагает.
0000675. Мерилом всего для человека выступает его опыт и образ жизни.
Программируя свой персональный рай,
Сделай так, чтоб всего было через край.
Полжизни губил здоровье, другую половину жизни его берег. Мог бы всю жизнь посвятить чему-то одному.
Лизоблюдство и подхалимство — не порок, это образ жизни!
Жизнь замедлилась после многолетнего вихря. Днём Гейт курил на балконе трубку и рисовал в альбомах. Ночью смешивал ром и морфий, чтобы сны не снились. А проснувшись, вновь с упоением окунался в своё тропическое безделье.
0000225. Со временем любой традиционный образ жизни обречен.
В тусклом фонарном свете кажется,
Что на склонах холмов вдоль шоссе лежит снег.
Некоторые здесь прожили вечность, и человеческий век
Представляется им чем-то коротким, совсем мимолетным,
Они с недоверием смотрят на тех, других, залетных,
В людях, заблудившихся в лабиринтах дворов,
Они видят врагов или, точнее, воров,
Крадущих что-то, чего здесь и так не в избытке.
В раковине, как известно, места хватает только самой улитке,
Теплое и податливое заполняет спираль из бетона.
Люди курят, бычки привычно бросая с балконов,
Люди дремлют в мерцающем свете экранов,
Люди гадают по стрелам подъемных кранов.
Вы думаете — если не буду делать того, что вредит, то буду дольше жить. А вы думайте так: буду делать то, что вредит, может, жить приятнее будет.
Влюбленный прожигатель жизни — это человек, который готов вот-вот перевернуть страницу. Но как быть, если эта страница последняя?
Меня приводила в дрожь перспектива до конца дней влачить существование на банальной плоскости бытия…
— Ликберг нужно выпить срочно, и побольше. А то шибко правильная.
— И не надейся.
— Неужто завязала? Хотя, зная ее, неудивительно.
— Мы разок попытались зазвать ее в бар, она на нас так посмотрела, будто мы ей предложили групповуху.
Когда американцы приезжают в те страны, где еще сохранилась культура и традиции, они очень удивляются, что их не обслуживают в обеденный перерыв. Потому что те деньги, которые продавец заработает на покупателях, лишив себя обеда и послеобеденного перерыва, ему придется потратить на лекарства. Американцы демонстрируют всему миру, как не надо жить. Это их величайшая миссия. Американская идея круглосуточного образа жизни, работа без обеда и выходных — очень пагубна. Это развращает культуру. Человек может в любое время суток пойти в магазин и купить пищу, принять алкоголь.
Не надо быть лучше всех, надо быть счастливее всех.
Мне всегда хочется здесь надышаться — чувствуете, как здесь пахнет? Как этот запах воска, которым натерт пол, и слабый привкус скипидара вместе с красным деревом, промытыми листьями растений и всем прочим создают благоухание, создают высшее выражение мещанской чистоты, тщательности и точности, исполнения долга и верности в малом. Не знаю, кто здесь живет, но за этой стеклянной дверью должен быть рай чистоты, мещанства без единой пылинки, рай порядка и боязливо-трогательной преданности маленьким привычкам и обязанностям.
Я боюсь жизни, лишенной неспешной красоты нашего мира, которого уже нет.
— Как это ему удается?
— Что «это»?
— Идти так тихо.
— Когда человек всю жизнь живет как зверь, он и ходит, как зверь, бесшумно.
Никогда не знаешь, сколько времени плывешь по реке, если течение быстрое. Кажется, что долго, а на самом деле, может быть, очень мало.
Жили в квартире на третьем этаже.
В квартале, неотличимом от других.
Издалека это была светящаяся точка в бетонном Голиафе.
Вблизи – бедность, но закрытая от всех.
– Это не комната. Это сущий колодец. Я чувствую себя ведром, которое туда опустили.
– Но ведь так нельзя жить, Фаина.
– А кто вам сказал, что это жизнь?
…назови мне хоть одну причину. Хоть одну вескую причину, почему тебе нельзя жить по-своему.
Здоровый образ жизни так и будет образом,
Несбывшейся мечтой, фантастическим сном.
Открытие, которое я сделал, заключалось в том, что единственной вещью, истинно важной в этом материальном мире, является образ нашей жизни и то, как мы относимся к другим людям. Наши жизненные обстоятельства и положение не имеют никакого значения по сравнению с нашим состраданием и принятием других.
— Ты просто глупый мечтатель!
— Опять ты за свое! Я сам выбрал этот путь. Сам начал писать свою историю сначала. У меня есть друзья, есть цель в жизни. Но… тебе никогда не понять. Просто я не такой, как ты.
Я каждым утром пробужден
Для сладкой неги и свободы:
Читаю мало, долго сплю,
Летучей славы не ловлю.
— Я полагаю, и городской, и деревенский образ жизни готовят людям свои испытания и свои соблазны. Жителю города трудно быть терпеливым и спокойным, а деревенский житель редко бывает активным и готовым к необычным и непредвиденным случаям. И тем и другим трудно думать о будущем: горожанам − потому что настоящее полно беспокойства и суеты, селянам − потому что все располагает их к простому существованию, где нет места мечтам и чаяниям.
− Таким образом, и беспрестанная суета, и глупое довольство настоящим приведут к одному и тому же неутешительному итогу.
… деньги есть, так тотчас и званый обед; по-московски.
Я начал заниматься гольфом после сорока, и мне очень не нравится, когда кто-то называет это излишним оптимизмом.
Каждый избери себе чтение отцов, соответствующее своему образу жизни. Отшельник пусть читает отцов, писавших о безмолвии; инок, живущий в общежитии, — отцов, написавших наставления для монашеских общежитий; христианин, живущий посреди мира, — святых отцов, произнесших свои поучения вообще для всего христианства. Каждый, в каком бы звании ни был, почерпай обильное наставление в писаниях отцов.
Каждый человек — домашний философ. Но его практическая философия, в отличие от профессиональной, формируется особым путем: она вырастает из жизненного опыта и обычно служит оправданием уже сложившегося образа жизни.
Религия это образ жизни. Истинно верующий человек не тот, кто признает бытие Бога, но при этом живет так, как будто Бога не существует. А тот, кто всю свою жизнь сверяет с божественным законом, кто старается жить по заповедям Божиим, кто стремится быть ближе к Богу, лучше узнать Его.
0001547. Быстро молодость проходит, коль бухая дама бродит.
Но потом я увидел, что нищие расковыривают свои болячки, смачивают их навозной жижей, — так садовник унавоживает землю, выпрашивая у неё багряный цветок, — и понял: смрад и зловоние — сокровище попрошаек. Нищие гордились друг перед другом своими язвами, бахвалились выручкой, и тот, кто получал больше других, возвышался в собственных глазах, чувствуя себя верховным жрецом при самой прекрасной из кумирен. Только из тщеславия приходили нищие к моему целителю, предвкушая, как поразится он обилию их зловонных язв. Защищая своё место под солнцем, они трясли изъязвлёнными обрубками, попечение о себе почитали почестями, примочки — поклонением. Но выздоровев, ощущали себя ненужными, не питая собой болезнь, — бесполезными, и во что бы то ни стало стремились вернуть себе свои язвы. И вновь сочась гноем, самодовольные и никчёмные, выстраивались они с плошками вдоль караванных дорог, обирая путников во имя своего зловонного бога.
Зимой надо отдыхать и лениться. Весной строить планы. Летом пахать. Осенью собирать плоды и замедляться. Когда живешь по заведённым тысячелетиями ритмам, не бывает простоев и перепадов. Смазанное мудростью колесо жизни крутится мягко.
— Я знаю, что ты не в себе. Я ходила к врачу по твоему поводу. Не бойся, парни не знают, что ты болен.
— Я не болен, Полли.
— Это происходит, когда ты отдыхаешь. Вероятно, нервы, война, а может алкоголь. Его зовут «зеленым змеем». <…> Черт, а может дело в нас? В нас, Шелби. В нашей цыганской крови. Мы живем где-то между жизнью и смертью. Ждем перехода, и в конце концов, мы привыкаем. Мы пожимаем руку дьяволу и проходим мимо.
Все мы живем один раз. Так что живите полной жизнью, не отвлекаясь на мнение окружающих вас людей, любите себя такими, какие вы есть.
Одна неделя жизни моего кота насыщеннее, чем у меня за все девятнадцать лет.
Я уже шестьдесят девять лет ем, что не положено, и делаю, что не положено. Мне так нравится. А если нельзя, тогда к чертям собачьим…
Люди любят загонять себя в рамки. Придумали границы даже для собственной жизни. До двадцати пяти лет надо найти себе пару. До тридцати — успеть родить. До сорока успеть завести второго ребёнка. До пятидесяти — рассчитаться с долгами. К шестому десятку попрощаться с трудовой жизнью, готовиться к концу.
Как к человеку относятся, так он и живет.
Я выступаю за КОЖ — кайфовый образ жизни. Это как здоровый образ жизни, только без припизди и с бухлом.
Горы для меня все – я провел среди них лучшие дни своей жизни… Пусть даже я не смогу делать эффектных, громких восхождений, но я хочу наслаждаться горами, хотя бы на самых обычных маршрутах.
В мире так много места, но тут меньше времени, ведь время приходиться размазывать по всем местам тонким слоем, как масло. Поэтому все говорят: поторопись. Давай быстрее. Не отставай. Заканчивай скорее.
… может, так и надо? Ты ведь бродячая артистка. Рот не разевай, выбрось ложку, палочки для еды тоже выкинь. Все выбрасывай, со всем прощайся — со всеми своими планами, замыслами. Опустошись — просто смотри.
Мы проживаем жизнь заранее, постоянно ожидаем чего-то, что избавит нас от сегодняшних забот, не принимая в расчет грядущие заботы. Если это наши лучшие годы, я не могу сказать, что доволен тем, как мы их проводим.
Тяжело, если жизнь прожита с одними, а оправдываться приходится перед другими.
Первое правило любого подпольного бизнеса: не допускай, чтобы другие знали, что ты думаешь. Дидье дополнил это правило: необходимо знать, что другие думают о тебе. Неопрятная одежда, спутанные курчавые волосы, не расчесанные с тех пор, как они прижимались к подушке прошлой ночью, даже его пристрастие к алкоголю, намеренно преувеличенное с целью создать видимость неизлечимой привычки, – все это были грани того образа, который он культивировал, разработав до мелочей, как актер свою роль. Он внушал окружающим, что он беспомощен и безвреден, потому что это было прямой противоположностью правде.
— Сколько бы вам ни осталось, знаете, Гарольд, вы можете отправиться в путешествие, или изобрести что-нибудь, или почитать «Преступление и наказание». Да все к черту! Можете есть одни пончики, если захотите.
— Да вы что?! Я не хочу есть пончики. Я хочу жить. Кто же, выбирая между пончиками и жизнью, выберет пончики?
— Гарольд, если бы вы хорошенько подумали, то поняли бы, что ответ на этот вопрос напрямую зависит от выпавшего на вашу долю образа жизни. И, конечно, от качества выбранных пончиков.
То, что завтра будет новый день, может звучать утешением, мой дорогой, только для дураков. Для приверженцев здорового образа жизни, но не для серьезных людей. Не для тех, кто курит, пьет и бодрствует по ночам. Бодрствует вопреки общему убеждению, что ждать все равно нечего. Может и нечего. Но это не повод не бодрствовать. Люди с мелкой душонкой…
Я не пью, не курю, не принимаю наркотиков, ни с кем не сплю и пребываю в постоянном стрессе из-за невозможности побыть в одиночестве. Еда и книги — это всё, что мне осталось!
Вы стали одержимы идеей восприятия. Вы стали публиковать статьи о том, как легко мы принимаем иллюзии за реальность. … Ваш образ жизни — единственный способ придать смысл вашему существованию.
Я не верю в стерильную жизнь. «Кто не курит и не пьёт, тот здоровеньким помрёт». «Мышцы качал, обливался водой — в гробу он лежал, как Арнольд молодой». Такие присказки всякие были… <…> Поэтому я, конечно, — за. Однозначно. С вирусом нужно бороться, но в разумных пределах.
Серёга: — О-о, да она у тебя совсем хворая.
Андрэ: — Что значит хворая?
Соня: — Хворая — это больная.
Серёга: — Давай ко мне, в тепло, к печке.
Андрэ: — Да, она больная. Где у вас аптека? Ей нужен аспирин.
Серёга: — Какая, на хрен, аптека?! У нас здесь хлеб-то раз в неделю привозят!
Мой брат хитроватый-пофигист, иногда плывет по течению, но с веслом и в скафандре…
Внешний вид во многом зависит от образа жизни. Я никогда не курила и не злоупотребляла ни алкоголем, ни наркотиками. Всё это с годами отражается на лице.
Сесть в машину и ехать по стране, по миру, ехать с самой медленной скоростью, которую дозволяют правила движения, хотя правила, особенно в том что касается ограничения скорости, Эдвард Блум не соблюдает: двадцать километров в городе — это для него слишком большая скорость; на шоссе вообще царит безумие. Как можно увидеть мир, мчась на таких скоростях? Куда людям нужно так гнать, что они не могут понять того, что у них рядом, за окном машины?
Я не понимаю людей, которые ухитряются жить, не находясь с утра до вечера в состоянии эстетической увлеченности.
«Моя татуировка — это тот факт, что у меня нет татуировки», — сказал я своему сыну. На самом деле один раз я чуть не сделал себе татуировку — в тот день, когда умер мой отец. Перед тем как уйти в армию, он был жокеем на скачках, и у него была вытатуирована голова лошади, вписанная в подкову и оплетенная розами. Помню, когда он умер, я вышел из дома с твердым намерением сделать татуировку — и, слава богу, не сделал. Потому что был в жопу пьян.

Досадно попугаем жить,
Гадюкой с длинным веком, —
Не лучше ли при жизни быть
Приличным человеком?
Не жизнь будет содержанием искусства, а содержанием жизни должно быть искусство, ибо только с этим условием жизнь может быть прекрасной.
…у меня нет твердых представлений насчет того, как именно надлежит жить, но очевидно одно: если она не научится ценить истинное больше, чем выгодное, то очень скоро окажется, что ей все равно, живет она или нет. Причем учти, под истинным я вовсе не имею в виду добродетельное.
Гардероб — это образ жизни.
Чем больше, тем лучше, и так во всем.
Люди так привыкли бояться, что разучились жить без страха.
Несносно видеть пред собою
Одних обедов длинный ряд,
Глядеть на жизнь, как на обряд,
И вслед за чинною толпою
Идти, не разделяя с ней
Ни общих мнений, ни страстей.
… качество совета, который ты даешь кому-то, измеряется той жизнью, которую ведешь ты сам.
Живи себе нормальненько —
Есть повод веселиться:
Ведь, может быть, в начальника
Душа твоя вселится.
Пока ты живешь прошлым, ты не живешь вообще.
… Иногда напишешь песню и вдруг видишь: сам ведешь себя несоответственно. Вот, например, после того как я написал «Балладу о переселении душ», стал приглядываться к собакам. Думаю: а вдруг это какой-нибудь бродячий музыкант раньше был? Или там кошек каких-нибудь видишь, думаешь, что это какие-нибудь дамы раньше были, определенные. И уже с ними ведешь себя по-другому…
Стремилась ввысь душа твоя —
Родишься вновь с мечтою,
Но если жил ты как свинья —
Останешься свиньею.
Чем больше я делал, тем больше мне хотелось делать. Ты становишься жадным. Тебя лихорадит. Тебя опьяняет работа. Ты не спишь по ночам, потому что идеи — твои собственные чудовища — рвутся на волю и заставляют тебя ворочаться с боку на бок. Это замечательный образ жизни.
В сущности, если вдуматься, вся наша жизнь — зал ожидания.
Хорош божий свет. Одно только нехорошо – мы. Как мало в нас справедливости и смирения. Вместо знаний – нахальство и самомнение паче меры, вместо труда – лень и свинство, справедливости нет… Работать надо… Главное – надо быть справедливым, а остальное все приложится.
Я предпочитаю тяжело работать, страдать, падать и подниматься − здесь, чем вести скучную и благополучную жизнь, какую ведут аристократы на юге, где дни текут медленно и беззаботно. Можно увязнуть в меду так, что потом невозможно будет подняться и взлететь.
Реальность стала для нее гибкой: она имела возможность видеть только то, что хотела, и не видеть того, чего не хотела, с легкостью могла, не думая об опасности, вести какой-то особый образ жизни, образ жизни, за который когда-нибудь ей придется дорого заплатить.
Забыть о возрасте проще, чем ты себе представляешь. Просто перестань отмечать дни рождения. Когда забудешь свой возраст, всё начнёт случаться легко. Шестерёнки жизни смажутся внутренним счастьем, предначертанное пойдёт своим ходом. Заведёшь семью, когда для неё созреешь. Дети появятся, когда будешь к ним готова. Учиться пойдёшь, когда захочешь учиться. Люди же набивают свою жизнь незрелым, ненужным, потому что «подошло время».
Если вы не живете так, как верите, то начнете верить так, как вы живете.
Оставайтесь собой – это самый простой и достойный образ жизни независимо от того, что думают о вас другие.
Никому не нужен тот, кто не нужен самому себе. А тот, кто принимает себя таким, какой он есть, живет вкусной, полноценной жизнью, несмотря на все возможные житейские проблемы.
Чересчур хорошая жизнь часто портит характер так же, как чересчур обильная еда портит желудок.
Не углубляйтесь в тренды. Не позволяйте моде завладеть вами, решайте сами, кто вы, что вы хотите выразить своей одеждой и образом жизни.
Exelsior: будь позитивным, развивайся, занимайся спортом, читай книги, не останавливайся на достигнутом и всё наладится.
Я хочу жить как бедный человек с деньгами.
Вам может нравиться или не нравиться мой образ жизни, но мне это совершенно все равно: вы должны уважать меня, если хотите меня знать.
Для животных естественно образовывать группы, хищникам присуща жестокая иерархия. Тот, кому не удалось стать вожаком, обречён страдать до самой смерти. Травоядные же постоянно вынуждены сталкиваться с дилеммой: погибнуть самому или пожертвовать товарищем. В нашем мире образование групп не даёт никакого преимущества отдельно взятому индивидууму, потому я и выбрал для себя модель поведения медведей. Медведь — самодостаточное животное, живущее в одиночестве без всяких тревог, к тому же зимой впадает в спячку. Чего ещё можно желать? В следующей жизни я непременно хочу стать медведем.
Единственный способ сохранить здоровье — это есть то, чего не хочешь, пить то, чего не любишь, и делать то, что не нравится.

Leave your vote

0 Голосов
Upvote Downvote
Цитатница - статусы,фразы,цитаты
0 0 голоса
Ставь оценку!
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Add to Collection

No Collections

Here you'll find all collections you've created before.

0
Как цитаты? Комментируй!x