Красивые цитаты про привязанность (300 цитат)

Привязанность — это невидимая нить, соединяющая сердца людей, создающая уникальные связи и укрепляя душевное тепло. Она напоминает о важности близости, понимания и поддержки в нашей жизни. Пусть каждый момент привязанности наполняет наши сердца радостью и счастьем, делая наш мир более ценным и уютным. Красивые цитаты про привязанность собраны в данный момент.

Мне становится легче, спокойнее и свободнее в его присутствии. Что это, если не волшебство?
Большинству женщин для удовлетворения потребности в привязанности секса недостаточно.
Привязанность к кому-то другому не связана с этим человеком. Дело лишь в вашей собственной неполноценности.
Места нужно ровно столько, сколько нужно. Иначе можно привыкнуть к комфорту, а это привязывает к стенам и ослабляет сердце.
Вот к чему приводит любовь к людям — кучка никчемного барахла вызывает бурю эмоций!
Не переставай привязываться сердцем ко многому, что ты когда-нибудь непременно потеряешь. Оно того стоит.

В наше время привязываться к кому-то всё равно, что воткнуть в себя нож.
Ослабли чувства между людьми – никто из нас не переживал любовь уже давным-давно. Никто из нас, как бы того ни хотел, не может эмоционально привязаться к другому человеку.
– Господин Вальдес, – сощурился Рудольф, – вас сюда не звали.
– И это ошибка! – Марикьяре осуждающе покачал головой. – Будущее господина Кальдмеера мне небезразлично, а он в состоянии постоять за себя только в море.
– Ротгер, вы преувеличиваете, – дриксенский адмирал неожиданно тепло улыбнулся, – иначе быть бы мне до сих пор помощником капитана.
– Будь я не прав, вас бы здесь не было! – огрызнулся марикьяре. Он и в самом деле переживал за пленника. Такое бывает, Жермон знал это по себе. Если ты сохранил чью-то жизнь, то будешь защищать её до последнего, даже от своих. И тебя поймут, если это на самом деле свои.
Граса и правда привязывалась к людям без оглядки, но в проявлениях привязанности не знала меры. Каждый для нее был особым, а значит, особым не был никто.
Люди, к которым мы испытываем наибольшую привязанность, не всегда внушают нам наибольшее уважение.
Действительно ли она любит тебя, как говорит, или это просто болезненная привязанность?
Ах, молодые люди, молодые люди! Вы всегда жертвуете искренними привязанностями привязанностям сомнительным!
Она отличалась удивительным постоянством в старых привязанностях.
Женщина не может долго оставаться без привязанности.
Привязанность не слишком веселое чувство, довольно монотонное, без обертонов. И очень важное. Как грунт на холсте — красоты никакой нет, но на нем краски держатся, он обеспечивает картине долговечность. Можно писать картину без грунтовки. Сколько она просуществует? Недолго! Любовь без привязанности тоже живет недолго. А сильная привязанность без любви встречается очень часто. И существует десятилетиями.
… многим евреям, пусть ограбленным и хлебнувшим лиха, удавалось добраться до России. У моего коллеги всего лишь украли вещи и деньги, избили и прогнали прочь. Мы сочувствовали бедняге, но нам казалось, что для него было бы лучше, если бы он поступил так же, как мы. В основе нашего решения была не логика, а, как ни пафосно это прозвучит, наша привязанность к Варшаве.
– По-вашему, я не заслуживаю искренней привязанности?
– Важно, на чем она будет основана. На душевных качествах или на половом влечении? Будьте же честны, иначе вы получите не то, чего хотите.
Если бы вы искали секрет вечной жизни или неувядающей молодости, я бы вас понял. Но вы тратите драгоценные часы и минуты на сущую галиматью! Впрочем, не вы один…
В картинной галерее три из пяти человек выбрали бы другую картину, нежели я. Дело не просто в том, как они выглядят, но и в том, что за ними стоит. Когда знаешь кого-то так близко, но по-прежнему его желаешь, это сильнейшая привязанность, искра между двумя людьми, которая может разжечь пламя. Но кто знает, согреет ли оно их или спалит? — он замолчал и нахмурился, взглянув на жену.— Я не знал, как меня встретят дома, не знал будем ли мы снова вместе смеяться. Я хочу тебя, хочу, но во мне до сих пор остались ревность и злость, и они сильны. Больше я ничего не скажу. Не могу обещать, что завтра отношения между нами будут такими или этакими. Как и ты не можешь, в этом я уверен. Ты была права, назвав меня чужаком. Но я чужак, которому знаком каждый дюйм твоей кожи. Давай начнем отсюда, в некотором смысле — начнем с начала.
Если бы существовали уроки привязанности в университете боли, я был бы там деканом.
Нет мира тем, кем правят желания,
Им не слышны Сверх-Эго воззвания.
— Когда на свиданье-то пригласишь, Уилл?
— Жду подходящего момента.
— Это обнадёживает. Хорошо. До встречи.
— Эбби, я жду подходящего момента. Ведь когда я приглашу, то пути назад уже не будет. До конца жизни никого больше не приглашу на свиданье. До конца никого больше не полюблю. И мне до конца жизни ни до кого больше не будет дела. Я, Эбби, жду подходящего момента. Ведь после того, как я тебя приглашу, вся моя жизнь разделится на до и после. Чтобы не прогадать, стоит и подождать.
Ни к какому человеку, месту ли не будь привязан,
Ведь людей неисчислимо, край земли нам не заказан.
Засыпая, держались за руки сильно-сильно,
Я боялся потерять тебя, ты такая красивая.
Я не мог наслушаться, как ты дышишь,
Мне ничего не нужно без тебя, слышишь!
Нельзя вернуть любовь, которой не было… Люди кричат и стенают о том, чего никогда не имели. Им кажется, будто кто-то огромный и злой отбирает у них их достояние. А на самом деле от них ничего не уходит, потому что они ничем по-настоящему не владели. Тот, кто имеет, – спокоен. Ему не о чем волноваться. Истинная привязанность – не пушинка, которую подхватит первый же порыв ветерка.
Когда яркое пламя любви перестаёт мерцать, веселее горит огонек привязанности; его-то легко поддерживать изо дня в день и даже усиливать, по мере того, как приближается холодная смерть.
Нэдзуми открыл дверь.
Перед ним была его комната, полная книг и почти лишенная мебели.
Она казалась пустой, темной и более просторной, чем обычно. У него кости заныли от ее холода, темноты и пустоты.
Вот что значит привязаться к кому-то. Он больше не сможет жить один. Это была одна из хитроумно расставленных ловушек, подстерегающих на каждом углу. И в этот раз Нэдзуми попался.
У меня еще есть шанс?
Сион, смогу ли я снова жить без тебя? Смогу ли я вытащить себя из ловушки, которой ты стал?..
— Любить! Самое затасканное слово в языке! Разве есть хоть что-нибудь, кроме того сентиментального смысла, который вы в него вкладываете? Что вы подразумеваете, произнося словечко «любить»? Что людям надобно научиться жить бок о бок, заботясь о довольстве друг друга? Так гласит закон. Рядом с этой краеугольной декларацией здравого смысла все прочие философии не более чем метафизические абстракции. Или вы понимаете любовь в христианском смысле, как милосердие? Почитайте историю, мисс Грей. Посмотрите, до каких ужасов, жестокостей, ненависти, угнетения довела человечество религия любви! Но, быть может, вы предпочитаете более женственное, более индивидуальное определение — любовь как страстная привязанность к личности другого человека? Сильная личная привязанность всегда кончается ревностью и закабалением. Любовь — более разрушительное чувство, чем ненависть. Если вам неймется посвятить чему-то свою жизнь, посвятите ее идее.
— Говоря «любовь», я подразумеваю любовь родителя к ребенку.
— Это самое худшее, причем для обоих. Но если не любишь, никакая сила в мире не сможет вынудить полюбить. А где нет любви, нет и обязанностей, сопряженных с любовью.
Энн не пьет. И не курит. Не хочет даже пробовать, чтобы не привыкать. По той же причине она не употребляет наркотиков и избегает секса. Она знает, что будет потом скучать по сексу и невольно привяжется к партнерам. Поэтому она живет аскетом.
Но что делать, привыкаешь к человеку и уже не можешь с ним расстаться.
Как бы мы ни объясняли нашу любовь к тому или иному человеку, на деле многие из наших привязанностей в близких отношениях основы на моделях, полученных от наших родителей.
В отличие от зависимости, отношения привязанности предполагают свободу приближений-отдалений. При этом, приближаясь, не чувствуешь страха быть поглощенным, а, отдаляясь (отделяясь?), не испытываешь мучительной вины и ужаса одиночества…
Единственное, что до сих пор привязывает меня к вещам, — это некая жажда, унаследованная от предков, чье любопытство к жизни было доведено ими до бесстыдства.
Понимание механизмов привязанности показывает нам, как любовь родителей и партнеров делает общество более добрым и гуманным. Вы можете не осознавать этого, но, когда вы обнимаете своего ребенка или отвечаете на призыв своего партнера, вы формируете цивилизацию.
После всего, что я тебе сделал… ты всё ещё со мной. Белль… Спасибо.
— Мужик, мир такая штука, что либо ты его, либо он тебя.
— И как быть?
— Понимаешь, нельзя ни к чему привязываться. Жить нужно так, чтобы всё своё можно было собрать за минуту.
Нам нельзя было привязываться. Никогда нельзя привязываться…
Мы — это история наших привязанностей.
Врач не должен привязываться к пациенту. От этого хуже обоим.
Если не хочешь страдать от разочарований, не стоит заводить привязанностей. Предательство — самая обыденная вещь: обычно его совершают без всякого злого умысла, просто потому что подвернулась более заманчивая возможность. На собственном горьком опыте я убедилась, что полагаться нельзя даже на самых близких.
Мокрые скамейки в каждом городе сияют одиночеством. В наше время даже наушники к телефону проводами не привязаны, с людьми так же. Каждый сам по себе.
Я тебе в этой жизни обязан
За мальчишку, за много вперед
Я к тебе так сильно привязан
Что ни что нас уже не порвёт.
Привязанность – не любовь…
Люби на здоровье. Но не привязывайся. Как только привяжешься, из тебя сразу начнут кровь пить. Потому что как только привяжешься, сразу начнешь стараться быть незаменимым. И будешь не тем, кто ты, а тем, кого хотят видеть. А сам сдуешься, как воздушный шарик. Высосут.
Мы наконец уразумели: только привязанность дает нам счастье. И как же прав святой Павел, предпочитающий любовь — этот закон на все времена! Привязанность, дорогая Моника, нетленна и, как таковая, божественна, богоданна, а посему — счастьем исполнена и им одаривает.
Наши пристрастия – давайте назовем их так, – наши привязанности столь инстинктивны, что мы почти не подозреваем об их существовании; только когда ими поступаются или, хуже того, когда ими поступаемся мы, вот тогда мы в полной мере и осознаем всю их силу. Предательство это означает конец внутренней жизни, без которой повседневность обращается либо в жуть, либо в бессмыслицу.
Лишь потом я поняла, что привязать к себе человека навсегда невозможно. Если он захочет, то всё равно уйдёт. Каким бы крепким тебе ни казался узел, дорогой сердцу человек достанет большие ножницы и перережет вашу связь. Возможно, в самый неожиданный для тебя момент.
Когда сон не идёт, я вспоминаю нашу свадебную ночь, как ты приняла меня на брачном ложе. И как после, когда ты уже спала, я лежал рядом, созерцая твои тонкие черты. Я восторгался их красотой, но ненавидел их за то, что они хрупки. Во мне вскипела ярость. Я почувствовал омерзение к этой мягкой перине, готовой поглотить нас целиком. И к этой комнате: запах благовоний, расшитые занавеси… Всё это была слабость. Я выскользнул из-под одеяла, распахнул окно и улёгся на каменный пол, чтобы отринуть искушения неги. Но когда я проснулся поутру, ты лежала возле меня, на холоде, нагая, как и я. Твоё распростёртое тело было словно высечено в камне. И ты проснулась. Мгновенно, как зверь, готовый к прыжку. Ты ничего не сказала. Слова были ни к чему. Я уже видел, что мы воистину созданы друг для друга.
Когда ты ушел, я не проронила ни слезинки. Просто не могла. Я не бросила тебя. Я не переставала тебя искать. Никогда. И ты вернулся. Это ведь был ты? Темная фигура, сидящая ночами у моей кровати.
Vae ridentibus! Горе смеющимся! Горе! Иначе говоря, горе пустым радостям, горе несерьезным привязанностям, горе непостоянным страстям, горе юности, заблудившейся на дурных дорогах, ибо придет время, когда придется вернуться обратно и пасть в бездну, неизбежную в двадцать лет.
Отношения — это как ныряние в глубину, погружаясь всё глубже и глубже, до тех пор, пока не окажешься на самом дне. Воздух кончается, и ты пытаешься вновь выбраться на поверхность, и затем, ты выныриваешь, чтобы сделать один глоток воздуха до того, как снова начнёшь тонуть, повторяя одно и то же раз за разом.
Ведь животные любят просто так, ни за что, не выдвигая никаких встречных условий. Вот и получается, что такая привязанность безопаснее, чем любовь мужчины.
— Вы всю жизнь в мире животных. Есть ли мечта приобрести качество, которыми обладают животные?
— Конечно, есть. В первую очередь, это касается так называемых семейных отношений. У нас, людей, конечно, есть ряд качеств, которые у животных представлены, может быть, на инстинктивном уровне, что может быть и обидно, но гораздо более яркие положительные качества. Например, семейная жизнь, привязанность. Есть животные абсолютные моногамы. Возьмите журавлей, возьмите лебедей. Конечно, лебедь не падает и не разбивается о землю, если он потерял свою пару. Может быть, на будущий год, овдовев, он может найти себе другую пару, но пока эта пара у него есть он никогда в жизни не посмотрит на кого-то другого, будет ходить только за своей избранницей. И это так прекрасно! Почему нам бы этом не научиться?
Как, живя в этом мире, не привязываться к нему и избегать соблазнов?..
Он чувствовал себя полным энергии и пребывал в приподнятом настроении, что теперь случалось редко. Всё вокруг было так не похоже на шумные и закопченные лондонские улицы. Наверное, такой контраст – необходимый атрибут привязанности.
Есть люди, чье отсутствие делает жизнь невыносимой. Как-то я спросил одного аскета из Аджмира (очень святого человека): «Почему именно эти люди? Почему они, а не другие?» Мне очень понравился его ответ: «Это те, кто однажды сидел с тобой рядом в раю».
Когда вас изгоняют с родины, где родились ваши отцы и деды и где сотнями лет жили ваши предки, это очень болезненно. Вам не коснуться руками родной земли, не услышать мелодичное пение рек. Роскошные отели и приемы во дворцах не могут заменить чувство родного дома.
Свет — всеобщий язык вселенной, но желания человеческие придают форму свету, а привязанность их сковывают его.
Я не перестала привязываться, зато учусь отпускать, если кто-то или что-то покидает мою жизнь.
И что же нас всё-таки привязывает к этой планете, кроме банальной гравитации?
Если я привяжусь к тебе,
То не смогу отпустить.
Ты не знаешь, как сильно он ценил ваше общество. Вы все обращались с ним как с собакой, а он любил вас, как братьев, и отдал бы жизнь за каждого из вас. Но вы все были слишком поглощены своим величием, искали какую-то дурную великую миссию. И при этом забыли о простых ценностях человеческой жизни…
Моя весна прошла, но она оставила мне этот французский цветочек, от которого в иные минуты мне очень хотелось бы отделаться. Перестав ценить тот стебель, на котором он расцвел, убедившись, что это такая порода, которая признает только золотое удобрение, я испытываю лишь весьма относительную привязанность к этому цветку, особенно когда он кажется таким искусственным, как сейчас. Я сохраняю его у себя и выращиваю скорее во имя католического принципа, гласящего, что одно доброе дело может искупить множество грехов — больших и малых.
— Не понимаю, зачем это нужно…
— Нужно что?
— Почему мы вообще привязываемся к людям? Это стоит стольких волнений…
…Но, может, все-таки стоит разок рискнуть и привязаться? Пусть даже я и уеду, а ты начнешь по мне скучать. Но в этом ведь нет ничего плохого, верно?
Я никого ни за что не сужу. В конце концов, мы не всегда отдаем себе отчет в том, к кому и почему привязываемся.
Никогда не привязывайся душой к тому, что можно смыть в унитаз!
Если ты уйдешь, это что изменит,
В этом мире грешном, где пустые стены?
Место, до краев пустое, как пустые взгляды,
Но твое лицо, лучше нет награды,
Я в него гляжу – нет теней забвенью
За твоей спиной буду твоей тенью…
Если ты уйдешь…
Если ты уйдешь…
Если ты уйдешь…
… кто ни к чему и ни к кому не привязан, тот не сможет быть свободным.
Собачка не сбежит, животные привязчивые. А для женщины есть только одна тяжёлая цепь — любовь. На ней может сидеть сколько угодно, и даже кормить как следует не попросит.
— Я сходила с ума по этому Саймону.
— Насколько? Так, чтобы вешать его фотографию у себя в шкафчике, или так, чтобы приносить ему кровавые жертвы?
У людей, постоянно соприкасающихся друг с другом и слишком друг другу близких, утрачивается то чувство нового, которое создаёт стимулы, необходимые для любви. Подобно тому, как почувствовать аромат можно только в тот миг, когда начинает подыматься первый дымок в курильнице; подобно тому, как ощутить вкус вина можно лишь в первый момент, когда его только начинаешь пить, так и в любовном стремлении: острый момент бывает только временным. Чем больше привыкаешь, тем сильнее становится привязанность, тем слабеет постепенно нерв самой любви.
Нас очень редко привязывает к женщине то, чем она нас привлекла.
Странно любить мир, но быть прикованным.
Когда вы цепляетесь за материальные предметы, они подобно льду, тают и вытекают у вас между пальцами.
Страстный секс — не залог надежных отношений, однако надёжная привязанность — залог страстного секса, а также «вечной» любви. Моногамия — это не миф.
Любовь и привязанность — именно то, что воспитывает лучше, чем всякое наказание, чем любой метод или система.
Единственный способ оставаться свободным – ни к кому не привязываться.
А потом к любви присоединяется привязанность. Привязанность возникает тогда, когда другой человек
становится частью нашей жизни. Он всегда где-то рядом, и это успокаивает, создает ощущение стабильности и предсказуемости. Что предсказуемо, то безопасно. Стабильность и защищенность необходимы нам так же, как еда и секс. Мужчина засыпает с приятным ощущением: «Я встану утром, тапки у постели, зубная паста в ванной, жена — на кухне, кофе варит. А вечером, когда я вернусь, мы фильм вместе посмотрим, поговорим, секс у нас будет». Он может работать рекламным менеджером, полицейским, нейрохирургом, но ему необходимы кофе, тапки, жена под боком, вечером фильм и болтовня обо всем, ночью супружеский секс. Звучит неромантично до крайности. Но без стабильности счастья нет.
Даруя свободу, ты на самом деле привязываешь к себе.
Сила любви и физической привязанности — это нечто сверхъестественное.
Я никого и никогда не чувствовал так глубоко и остро, как тебя. Я думал, что не умею. Я боялся, что меня осмеют – за нежную привязанность и влюбленность.
Ты казалась мне совершенной и возвышенной. Ты и была такой.
Я же чувствовал себя фигурой, состоящей из четырех точек, совсем не дотягивающих до вершин, и четырех отрезков, пытающихся соединить эти вершины. И эта неуклюжесть ранила больнее всего.
Будь мы с тобой диагоналями параллелограмма, мы бы непременно пересеклись и совпали друг с другом. Это бы стало судьбоносной встречей. Ты бы называла меня своим милым четырехугольником, а я тебя – родной окружностью. Ты бы вошла в мою жизнь, окружив теплом и заботой, коснувшись всех сторон моей души.
Но ты была диагональю другой фигуры, и принадлежала ей…
Если Сион умрет, что-то сильно изменится.
Он не хотел, чтобы Сион умирал. Он будет страдать. Не Сион, но он сам — Нэдзуми — будет страдать. Он снова переживет эти муки и будет заживо гореть в адском пламени.
«Вы, наверное, шутите. Мне этого уже хватило».
Он не хотел его терять. Он не хотел испытывать угрызения совести того, кто остался жив.
«Стоп. Я не хочу его терять? Я буду страдать?»
Вот до чего он дошел. Ему захотелось свернуться калачиком на земле.
Он спас Сиона, чтобы вернуть ему долг. Вот как оно было. Он не хотел к нему привязываться. Он никогда не хотел ни к кому привязываться. Он развивал только такие отношения, которые легко можно было оборвать.
«Никогда не открывай никому свое сердце. Верь только себе».
— Я… не хочу его терять…
Это прекрасно — любить. Разве нужен какой-то ещё смысл? Когда я думаю о том, почему я люблю Дебби… Она добрая, весёлая, она заботливая. Но это не главное. Вовсе нет. В мире полно ещё более добрых, весёлых и заботливых людей. Но я счастлив, когда я рядом с ней. В этом нет совершенно никакого смыла, но я ни на чтобы это не променял.
А я люблю проверенные вещи,
Людей, чья подноготная видна.
А что до новостей? — Я стал привязчив:
Один сюжет и женщина одна.
Нежно, осторожно касаясь пальцами, он проводил рукой по ее волосам, наслаждался чувством, затронувшим его сознание и не мог оторвать глаз от родного лица. Две пары зеленых глаз столкнулись в темноте и ее губы тронула кроткая улыбка, он почувствовал дрожь, пробирающую его изнутри, и не смог сдержать свойственное ему урчание в моменты удовлетворения. Словно кот, он опустил свою светлую голову ей на плечо и протянул ладони к ее рукам, накрыв их и крепко сжав. В такие моменты орбиты планет обоих соприкасались, создавая невероятной силы притяжение и чувство полной гармонии. В мысли каждого закрадывалось подозрение, что они лишь мираж, фантомы, выдуманные сознаниями друг друга или же, вовсе, третьим человеком. Но теплое чувство близости и душевного равновесия отгоняли все мысли прочь, оставляя в груди сладкое чувство дежавю. А большего им и не нужно было.
— Я упустил шанс дать тебе жизнь, которую ты заслужила, сделать тебя счастливой. Но я правда желаю тебе счастья. Больше всего на свете.
— Почему мне кажется, что мы каждый раз прощаемся?
— Может, другого нам не осталось.
— Или мы не попрощались, как надо.
Мы впервые встретились в день нашей свадьбы и не хотели даже смотреть друг на друга. Я любил другую, а твоя мать не хотела иметь со мной ничего общего. Она говорила, что у меня большие брови и низкий интеллект. Но однажды я сильно заболел скарлатиной. И она все время была рядом со мной. Она ухаживала за мной и я впервые оценил ее. Потом из этого выросло уважение. Из уважения — привязанность. А из привязанности — любовь. Такая глубокая любовь, на какую я и не мог надеяться.
— В тебе есть одна способность, которая приводит меня в замешательство — ты вызываешь такое зыбкое, теплое чувство в груди. Не могу понять, нравится мне оно или нет.
— Не могу судить об этом как врач, но как человек уверен, что обычно большинство людей называет это просто привязанностью.
— Как скучно.
— Ну, есть и другой вариант – такая несомненная глупость, как любовь, и прекрати сейчас же делать такое лицо, спасибо большое.
— Это чувство на самом деле чем-то похоже на изжогу, но ты можешь называть его, как тебе нравится.
Ты говорила, у нас никакой привязанности, а по мне у Снежной Королевы задеты чувства.
Ничто так не содействует взаимной привязанности, как возможность развода: муж и жена легко переносят тяготы семейной жизни, и часто, имея всю жизнь эту возможность, они не пользовались ею только потому, что были вольны это сделать.
Можно привязать человека к вещам, тогда судьба вещей станет и его судьбой…
Пристыдить можно только тех, у кого есть совесть. Наказать можно только тех, у кого есть надежды или привязанности, кому не все равно, что о них думают. По-настоящему наказать можно только тех, в ком есть хоть малая толика добра.
Чем дороже нам наши возлюбленные, тем сильнее мы к ним привязываемся. Так же точно обстоит и с народами. Чем больше мы с них тянем, тем сильнее они нас любят.
Каждый день (день), каждую ночь (ночь)
Я хочу видеть тебя, малышка, рядом
Я встаю на колени ради тебя
Ради твоей любви, я сделал бы это, ради тебя, поверь
Если ты не любишь меня, тогда почему ты возвышаешь мои надежды
Не важно, что происходит, я не могу отпустить тебя
Ты всё неправильно поняла, я не хотел причинять тебе боль.
***
Я привык к тебе
Он думал, что быть любимым наперекор людям и судьбе куда почетнее и радостнее, нежели добиться без труда и риска законной привязанности.
— Что привлекло тебя в Саре?
— Я люблю запах ее волос.
— Послушай, это звучит примерно так: мне нравится ее шампунь и привычка регулярно мыть голову.
Человеческое существо, будучи по своей сути легковесным и подобным взлетающей пыли, не терпит никакой привязи; если оно к чему-нибудь само себя привяжет, то очень скоро начнет бешено дергать свои оковы и разрывать в клочья себя, стену и цепи.
Иной раз привязанность возникает в одно мгновение.
Думаю, ты должна признать, что у тебя нездоровая привязанность к Стайлзу.
Отвращение является негативной формой привязанности.
Я в тебя очень влюблена. Не понимаешь? Иногда я ненавижу тебя за причинённое мне зло, а иногда и часа не проходит, чтобы я не подумала о тебе… И это необыкновенно прекрасно. Со мной всё в порядке. У меня есть друзья, иногда бывают и любовники, но со мной мои дети. У меня есть работа, которую я выполняю и люблю, но я так привязана к тебе. Не знаю, в чём тут дело. Может, я извращённая самоистязательница, а, может, просто тот верный тип, который любит в жизни только одного.
Люди не умеют жить, не будучи привязанными к кому-то.
Люди всегда думают о тех, с кем ожидают встречи.
Это ужасно, когда жизнь другого человека привязана к твоей, как бомба, от которой нельзя отделаться.
Именно потребность в привязанности стоит за стремлением взрослых людей создавать отношения.
Всякая привязанность оплачивается частицей собственной свободы.
— Позволять чувствам мешать работе — это верный способ всё испортить.
— Позволять себе чувствовать значит знать, что мы живём не напрасно.
Казалось, взаимная привязанность охватила нас золотым обручем мира.
Однако есть такие люди и такие привязанности, которые тяжело переносят каждое расставание, и всякий раз уходить от них — всё равно что покидать навеки родную страну.
Как волны морские
Бегут к берегам Идзумо,
Залив ли, мыс ли,
Так мысли, все мои мысли
Стремятся только к тебе.
Когда я беседую с женщиной легкого поведения, она говорит лишь о Боге. Говорит, что ее образ жизни ей надоел, что она хочет обрести Бога. А вот когда ко мне прихо¬дит католический священник, он говорит только о сек¬се. Приходится признать: отказываясь от чего-то, вы привязываетесь к этому навсегда.
Мне нельзя привязываться. Тем более к драконам. Они очаровательные, они сильные, они жестокие. Драконы предадут и даже не обратят внимания. И все для них будет как прежде. Только смятая игрушка с растерзанной душой останется где-то позади. Хочу ли я быть такой еще раз? Нет. Значит, и доверять дракону не должна.
Огонёк привязанности можно подпитывать каждый день и разжигать сильнее при приближении зимних холодов. <…> Так давайте же щедро подсыпать угли доброты в этот огонь. Бросайте в него нежные слова, ободряющие прикосновения, внимание и участие. Раздувайте его шутками, терпением и снисходительностью. <…> Однако мы видим только недостатки других и слепы к своим собственным. Во всем, что случается с нами, мы виним других.
Я не способна на половинчатое чувство — мне это не свойственно. Привязанности мои необыкновенно сильны.
Почему… почему я слишком боюсь привязаться к кому-то? И безумно боюсь, что меня бросят, оставят, выкинут за ненадобностью, как только первый интерес и новизна спадут?

За свою жизнь человек привязывается ко многим людям. Эмоции не переполняют его только потому, что людям дан дар забывать. Только забывая, человек двигается вперед в поисках того, кто предназначен ему судьбой. Однако… очень редко… бывают люди, которым предназначено всю жизнь быть связанным лишь с одним человеком. Это равно благословение и проклятие.
Присядет есть, кусочек половиня,
Прикрикнет: «Ешь!»
Я сдался. Произвол!
Она гремит кастрюлями… Богиня!
Читает книжку, подметает пол.
Бредёт босая, в мой пиджак одета.
Она поет на кухне поутру.
Любовь?! Да нет! Откуда? Вряд ли это!
А просто так:
Уйдет — и я умру.
Первое время привязанность приносит вам счастье. И все же, хорошо присмотревшись к себе, вы увидите за счастьем упорное, настойчивое стремление к обладанию. Это стремление исходит не из любви, а из вашего чувства собственности: «Я заявляю свои полные права. Я хочу, чтобы все было не так, как оно есть сейчас, а в точности так, как мне надо. Я требую, чтобы это было моим, только моим, и ничьим больше».
Никто не свободен. Даже птица привязана к небу.
Животные привязываются к людям по разным причинам. Удивительно, что они доверяют нам после того, что мы с ними сделали.
Какое безумие привязываться к людям и вещам, это ещё безумней, чем верить, что сможешь потом от них отвязаться. Желать отречения любой ценой и всегда оставаться лишь кандидатом в отрекшиеся!
Любовь — непрерывная цепь привязаностей.
Привязанность не должна обладать слишком острым зрением, а любовь не должна изготавливаться при помощи увеличительных стекол.
Привязанность – соперница свободы.
… Зум не похож на нас. Он ни к чему не привязан. Зум никем не дорожит. А я дорожу! Моя дочь где-то на этой планете, я должен её найти. Все мы кем-то дорожим. Зум воспользуется этим! Уж поверьте мне!…
На его лице теперь ни тени насмешки. Это потому, что он испытывал к жизни почти мелочную привязанность. У тех, кто не цеплялся за нее, на лице играет насмешливая улыбка — признак освобождения и победы. Они не уходят в небытие, они выходят из него.
Днями не пишет, не позвонит, не спросит, а потом лишь «Привет» скажет и снова она выиграет.
Любовь — лучший механизм выживания.
Даже и не знаю, почему я так сильно его ненавижу… Может, просто я всё ещё люблю его?
Ты привязываешься к любому, кто проявит к тебе хоть малейшее внимание.
Я ненавижу, когда ты так нужен.
Всем нужны друзья.
У всех нас есть фундаментальное стремление приблизиться к другому человеку и найти свою пару. Однако быть частью пары вовсе не означает ограничивать свой мир или утратить себя самое.
Иногда встречается такая книга, которая меняет видение мира. Думаю, это вполне обычное дело. Написанное в ней будет иметь огромную власть. И за такую книгу человек будет держаться во что бы то ни стало.
Если любовь настоящая, она никогда не станет привязанностью. Каков механизм того, как любовь становится привязанностью? В то мгновение, когда ты говоришь возлюбленному или возлюбленной: «Люби только меня», ты начинаешь им владеть. И в то мгновение, когда ты начинаешь кем-то владеть, ты глубоко его оскорбляешь, потому что превращаешь его в вещь.
Если ты привязан к человеку, влюблен ли ты? Или боишься одиночества и поэтому цепляешься? Поскольку ты не можешь быть один, ты используешь этого человека, чтобы не быть одному. Тогда ты боишься. Если этот человек движется куда-то еще, или влюбляется в кого-то другого, ты убьешь этого человека и скажешь: «Я был так привязан». Или ты можешь убить себя и сказать: «Я был так привязан, что больше не мог без него — или без нее — жить».
Это сущая глупость. Это не любовь, это что-то другое. Ты боишься своего одиночества, ты еще не способен быть с самим собой, тебе нужен кто-то, чтобы тебя отвлекать. И ты хочешь владеть другим человеком, хочешь использовать другого человека как средство для достижения собственных целей.
Должно быть, человеку необходимо кого-то любить — совершенно независимо от «любви» чувственной. (Говорят, заключённые в одиночке привязываются к паукам и крысам).
Мы определяем себя, или свою жизнь, через свои привязанности.
— Что ты будешь делать, если я умру?
— Если ты умрешь, я хотел бы тоже умереть.
— Чтобы не расставаться со мной?
— Да. Чтобы не расставаться с тобой.
Каждое свидание — это катастрофа. Любые отношения выходят из-под контроля. Но, если ты справишься, в твоей жизни останется тот, кто поможет, когда ты будешь нуждаться в помощи, будет любить тебя, когда ты сомневаешься в себе, будет с тобой тебя несмотря ни на что.
У животных к людям особая любовь. Простая и сильная. Не важно, чего ты добился в жизни, красавец ты или урод… Их это не волнует.
Коль не лежит душа к чему-нибудь,
Оставь его и навсегда забудь.
Но у человека со свободным сердцем шире кругозор. Сильная привязанность суживает круг интересов, и хотя любовь обогащает человека переживаниями, она ограничивает его поле зрения.
Ястребы и волки однолюбы на всю жизнь.
Необязательно любить кого-то, чтобы привязаться к нему.
Привязанности свои стоит держать в узде.
Одним из самых мощных озарений стало осознание того факта, что я привязан не к Берте, а к тем личным значениям, которые я приписал ей, и значения эти ничего общего с ней самой не имели.
Ничто так не привязывает человека к человеку, как беспомощность.
Что бы это ни было, вы навеки привязываетесь к тому, от чего отрек¬лись.
Чистейшее пламя любви не может долго гореть в той зловонной атмосфере, кототорй мы дышим, но прежде чем оно задохнется, мы можем разжечь этим факелом уютный очаг привязанности.
Худшие из всех призраков — это призраки наших былых привязанностей.
Привязанность крепнет раньше, чем зреет осторожность.
И любит он тебя не больше, чем клещ собаку, к которой присосался.
Я скучаю по тебе. Просто скучаю. Как обычно скучают люди. Я скучаю по тебе даже больше, чем я могла себе представить, когда готовилась расстаться с тобой. Поэтому это письмо просто крик боли.
Как к скале,
Как к греху
Я прикована к тебе.
Если не привязываться прочно к миру, то и мирская грязь не пристанет к тебе.
Если двое не выносят друг друга, — это уже привязанность.
Рядом со мной любимый человек, и мы всю жизнь будем вместе. Этим могут похвастаться очень немногие. Зачем вести себя по-дурацки и ставить самим себе какие-то надуманные препоны? Что за чудесное ощущение абсолютной свободы! Пока с тобой рядом на сиденье в такси любимый человек, тебе абсолютно плевать, взлетаешь ли ты вверх или падаешь вниз, богат ты или беден и в какой точке земного шара ты живёшь.
У каждого есть своя привязанность.
Я начал провожать ее после школы, руки наши слегка соприкасались при ходьбе, и в конце концов я осмелился взять ее за руку. Очень скоро держание за руки переросло в краткие осторожные поцелуи, а потом поцелуи стали долгими, настоящими, прерывавшимися только тогда, когда нам начинало не хватать воздуха, пока наши неопытные языки жадно исследовали друг друга. К середине октября мы стали совершенно неразлучны, скрепленные в единое целое могучим симбиозом бушующих гормонов и глубокой привязанности, которые чудесным образом подпитывают друг друга в тот сокровенный промежуток между детством и взрослой жизнью, когда они еще не входят в противоречие и не начинают безжалостно друг друга пожирать.
А привязанность, дружба легче расцветают в простой, непритязательной обстановке, чем в пустыне власти.
Все привязанности кончались обманом.
Теперь ты знаешь, что я тебе нужен.
Пошли их к черту.
Поговори со мной
На своем языке, пожалуйста.
Быть может, это неплохо, настолько владеть собой, чтобы в подобных обстоятельствах не выдавать своих чувств. Однако в этой способности может таиться и некоторая опасность. Если женщина скрывает увлечение от своего избранника, она рискует не сохранить его за собой. И тогда слабым утешением для нее будет сознавать, что мир остался в таком же неведении. Почти всякая привязанность в какой-то степени держится на благодарности или тщеславии, и пренебрегать ими вовсе не безопасно. Слегка увлечься все мы готовы совершенно бескорыстно — небольшая склонность вполне естественна. Но мало найдется людей настолько великодушных, чтобы любить без всякого поощрения. В девяти случаях из десяти женщине лучше казаться влюбленной сильнее, чем это есть на самом деле. Бингли несомненно нравится твоя сестра. И тем не менее все может кончиться ничем, если она не поможет ему продвинуться дальше.
Я прошу тебя, будь со мной рядом,
Ты — моя любовь, ты — всё, что мне надо.
Будь среди тех, чье присутствие помогает тебе развивать совершенные качества. Оставь тех, из-за кого усиливаются твои недостатки. Не исследуй чужие слабости, а займись своими. Не привязывайся ни к чему, так как привязанность — источник несвободы. До тех пор, пока не успокоишь свой ум, не сможешь пережить счастье.
Под привязанностью я подразумеваю неотступное желание, устремленность к вожделенному объекту и навязчивое стремление к обладанию. Как только вы соединяетесь с объектом своей привязанности, ваше «Я» начинает всецело зависеть от него. Чем бы ни был этот объект — другим человеком, работой или же вещью, даже при мысли о его потере у вас может заболеть сердце.
— Когда её нет рядом, я не существую.
— А что ты делаешь?
— Жду, когда её увижу. Мне без Клавы ничего не интересно, даже если Нобелевскую премию будут давать, а её при этом нет — всё отпадает.
— Скажешь, позовите Клаву?
— Скажу.
— Силён!..
— Ты не смог сделать этого.
— Я не сделал этого.
— Ты поддался эмоциональному порыву, которого сам не ожидал. Ты зарыдал и позволил ему остаться.
— Нет. Я подумал, насколько хлопотно мне было бы его заменить, и решил не увольнять его.
— Ты разглядел размеры хлопот сквозь потоки слёз?
Существует такая психологически интересная и одновременно грустная вещь, как привыкание. Привыкнуть можно к чему угодно. Привыкнуть — хуже, чем получить в нос. Удовольствие возможно лишь тогда, когда предмет мечтаний выдается редко и постепенно, маленькими ложечками.
В пыли, где лежит мое сердце и будет лежать день и ночь, доколе ты не поймешь то, что я знаю и жажду сказать тебе: власть над человеком – тяжесть; добиваться ее – кривда; отдаваться же во власть другому – лукавство.
Любая привязанность лишает свободы.
Если ты в пути, ничто не должно удерживать тебя, ничто не должно волновать. Разве что мимолетная связь, но ничего больше.
Весь день я только то и делаю, что сплю да думаю о тебе.
Они – моя семья. Пусть мы не родня по крови, но эти трое всегда будут самой драгоценной частью моей жизни.
Скрытая привязанность станет острым клинком, которая однажды поразит самого дорогого для тебя человека.
Сочувствие и привязанность, конечно, великое дело, но страсть и влечение должны сохраняться, – слишком уж горька бывает их утрата.
Нет ничего глубже и долговечнее зависти и вражды. Человек живёт в бездомном мраке этих эмоций… и там он вечно противостоит своей грешной судьбе. Можно ли в нашем мире избежать греха привязанности к другому человеку?
Люди приучены считать, что любить кого-нибудь или что-нибудь и быть привязанным к объекту своей любви — одно и то же чувство.
Мы только жалкий миг живем на этом свете.
О друг, не попадай привязанностям в сети!
Ты слышишь, вот вдали опять истошный крик,
Ты слышишь, чью-то боль опять доносит ветер?
Открыть секрет? Не привязывайся.
Ваша дружба важна для вас обоих. Привязанности вам даются с таким трудом, что надо бы ценить те, что уже есть.
— Но теперь у меня ничего не осталось!
— Ничто есть все! Чтобы стать сильным, тебе для начала потребуется пустить корни в ничто и научиться жить в самом одиноком одиночестве.
Не привязывайся ни к чему, ибо ничто на земле тебе не принадлежит, а дается лишь на время.
Ничто так не привязывает, как ревность.
— Свобода, — сказал полицейский в камуфляже, с резиновой дубинкой у пояса, — это всегда одиночество. Чем совершеннее свобода — тем полней одиночество.
— Что? — удивился он.
— Я это говорю к тому, что любая привязанность есть первый шаг к рабству, — охотно пояснил полицейский, оставляя свой пост возле обменного ларька и подходя ближе.
— Вряд ли, — нерешительно сказал он.
— Да-да, — ради убедительности полицейский коснулся наручников, болтающихся у него на поясе рядом с дубинкой. — Именно так. Даже если это привязанность к домашним тапочкам. Или к единственному сорту сигарет. Или к стране. Особенно к стране.
— Я не курю, — сказал он. — И у меня нет домашних тапочек.
— Значит, вы очень одиноки, — сказал полицейский. — Я вам завидую.
Способность признаться в любви, способность показать любимому любовь и привязанность. Этот путь открылся нам, поэтому — полный вперед!
Она была именно той женщиной, которую искал Яцек. Потому что считал, что страдающие женщины привязываются к человеку быстрее, крепче и надолго.
Высокопарными словами обычно прикрывается весьма неглубокая привязанность.
Вся жизнь женщины — это история ее привязанностей.
…Человек закутывается в привязанности, точно зимой в тёплую одежду.
Есть на свете чувство сильнее любви это — привязанность.
Для того, чтобы узнать всю привязанность нашу к отечеству, надобно из него выехать; чтобы узнать всю любовь нашу к друзьям, надобно с ними расстаться.
Я вдыхал дым и думал об Инес. Не потому, что она курила, а потому, что я привязался к ней почище, чем к тому курению. И так же трудно бросал.
Тебя учат, что доверять ты можешь только самому себе. И если не будет привязанностей, не будет и потерь.
Тот, кто собирает земное, — со временем его теряет. Тот, кто привязывается к вещам и людям, — получает страдания от их потери.
Тот, кто собирает Небесное, получает и земное, но он к земному не привязан и потому не страшится его потерять.
Дао заботится о таком человеке, и потому он ни в чём не будет иметь недостатка!
Можно владеть землями, дворцами и домами, но не быть отягощёнными владением.
Можно иметь детей, спутника или спутницу на Пути, друзей и учеников, но не быть связанными этими отношениями.
Забота и ответственность, но не привязанность — вот ключ к успеху!
Да, это не просто. Легче — не иметь, не делать, не любить, не созидать… Не имеющий — не теряет, не любящий — не испытывает боли потерь, ничего не делающий — не совершает ошибочных деяний… Но что принёс он жизнью своею для Дао? Чем помог он другим на Пути?
Вы недооцениваете влияние дружбы или привязанности. А между тем уважение к просителю нередко может заставить человека выполнить просьбу, даже не вникая в то, насколько она обоснована.
Избежать привязанностей невозможно.
Чем больше у человека привязанностей, тем обременительнее для него жизнь и тем больше он страдает, когда приходится с ней расставаться.
Правильно. Как бы ни было, сердце, которое хочет удержать любимого, не меняется. Мои дни в этом доме — они очень драгоценны, очень.
Не позволяй никому к себе привязываться, если не сможешь нести за это ответственность.
Если вам нравится управлять «роллс-ройсом», — это замечательно. Но если «роллс-ройс» начинает управлять вами, значит, у вас неприятности.
Если хочешь избавиться от печали, не привязывайся сердцем ни к чему и ни к кому. Печаль исходит от привязанности к видимым вещам. Никогда не было, нет и не будет беспечального места на земле. Беспечальное место может быть только в сердце…
Привязанность — это засушенная любовь.
Несмотря на глубокий цинизм, … она умела привязываться и знала, что умеет.
Потому что они не знают ни привязанности, ни радости. Это как вставлять вилку в испорченную розетку, все сделано по правилам, а ни контакта, ни света нет.
Вот она, расплата за привязанность. Останешься в дураках.
Кто хоть до некоторой степени пришел к свободе разума, тот не может чувствовать себя на земле иначе, чем странником, хотя и не путником, направляющимся к определенной конечной цели: ибо такой цели не существует. Но он хочет смотреть с раскрытыми глазами на все, что, собственно, совершается в мире; поэтому его сердце не должно слишком крепко привязываться к единичному; в нем самом должно быть нечто странствующее, что находит радость в перемене и тленности.
В отношениях существует четыре времени года: влюбленность, любовь, привязанность, зависимость. Первые два, как весна и лето, там и надо оставаться как можно дольше, иначе потом придется доставать из кладовки теплые вещи.
Ты боишься потерять себя, привязавшись к кому-то. Прекрати смотреть на часы!
Я не знаю, что я чувствую.
Я не знаю, достаточно ли мне тебя.
— Когда соскучитесь по мне, можете завести граммофон, — по крайней мере без риска оскорбить чьи-нибудь чувства.
— В граммофоне я не услышу вашей души. Оставьте мне вашу душу, а лицо и голос можете взять с собой. Они — не вы.
Ты для меня то же, что мудрость для философа и Бог для праведника.
Когда ты держишься за что-то слишком сильно, ты только все портишь.
Берегитесь исключительной и безрассудной привязанности к другому; она вовсе не является, как это часто кажется, примером абсолютной любви. Такая замкнутая на себе и питающаяся собою любовь, не нуждающаяся в других и ничего им не дающая, обречена на саморазрушение.
Я к нему поднимусь в небо,
Я за ним упаду в пропасть,
Я за ним, извини, гордость,
Я за ним одним, я к нему одному.
Как часто сердечные привязанности держат нас на коротком поводке.
Привязанность, возможно, и не любовь, но по крайности двоюродная сестра таковой.
Разве ты не видишь, что я уже привязан?! — закричал я, но, заметив, что из-за соседних столиков на нас смотрят, понизил задрожавший от гнева голос. — Я — личность, человек, мужчина, я не могу ограничивать себя книгами, кассетами и электронными лабиринтами. Вот ты сказала: «Посмотри на других женщин». А как, если я не знаю никаких других женщин? Все вокруг кричит о тебе. Я смотрю на страницу в книге и вижу на ней твое лицо — не размытое пятно из далекого прошлого, а настоящее, живое лицо. Я прикасаюсь к нему, и оно исчезает… Тогда мне хочется разорвать книгу в клочья и вышвырнуть в окно!
Глупец, кто спешит и поминутно меняет свои привязанности.
Я считаю, что любви нет. Да, я в данном случае о любви мужчины к женщине. Учебник утверждает, что любовь — это чувство привязанности, потребность соединений и постоянных контактов с объектами любви. А кто-нибудь когда-нибудь задумывался, откуда берется это чувство привязанности? Ученые давно доказали, что все то, что мы называем любовью – это всего лишь биохимический процесс в нашей голове. И здесь нет ничего забавного, все очень даже печально. Своеобразная форма заболевания… Человек теряет сон, аппетит, совершает неадекватные поступки. Все это напоминает состояние наркотического опьянения. Но любовь, как и действие любого наркотика, рано или поздно заканчивается. И что после этого остается? Правильно, ломка. А после ломки — пустота. И человек не знает, что делать с этой пустотой. Как правило, у взрослых ее тут же заполняет алкоголь. Я думаю, пример приводить не надо… Ну вон тот же Ипполит из «Иронии Судьбы»… Пока этот Женечка Лукашин не появился, нормальный мужик же был, да?! А потом бац, и все, в запой. Я уже молчу, сколько смертей из-за этой болезни. Сколько самоубийств, дуэлей? А воин сколько? В общем, с позитивом какая-то полная лажа получается…
Идите, смотрите на сей мир, подобный пёстрой царской колеснице! Там, где барахтаются глупцы, у мудрого нет привязанности.
Ни в чем люди так часто не заблуждаются, как в оценке собственных привязанностей.
Мы привязались друг к другу, мы нужны друг другу – два случайных одиночества.
Пусть он откажется от гнева, пусть он оставит самодовольство, пусть он превозможет все привязанности. Никакие несчастья не случаются с тем, кто не привязан к имени и форме.
Поверьте мне, легче выбросить из кармана тысячу рублей, чем одну привязанность из сердца. Особенно если она уже пустила корни.
— Какой твой любимый цвет?
— У меня его нет.
— Как может не быть любимого цвета?
— Это все равно, что выбрать из Битлз лишь одного.
— У всех есть любимый Битл!
— Только не у меня. Остальные трое обидятся.
Оба испытывали странное чувство, не смели в нем признаться и не очень хотели о нем говорить. Время не прошло для них даром, два года они жили в разном ритме. Привязанность осталась прежней, подводили слова. Но, может быть, они подводили потому, что разлука уже подвергла коррозии их глубокую, искреннюю привязанность, обозначив между ними дистанцию, измеряющуюся не только в километрах?
Тому, кто хочет кого-то к себе привязать, полезно проявить неосведомленность. Обладать хорошей осведомленностью — значит ущемлять тщеславие окружающих, чего разумный человек всегда должен избегать.
Когда затухает и дружба, и влюбленность, привязанность дает нам свободу, известную лишь ей и одиночеству. Не надо говорить, не надо целоваться, ничего не надо, разве что помешать в камине.
У некоторых людей есть к нам ключи. Они умеют открывать комнаты в нашей душе, в которые мы сами никогда не заглядываем. С такими людьми складываются особые отношения, и если это человек подходящего пола и возраста, мы влюбляемся. В противном случае мы просто очаровываемся и становимся зависимыми — как ни назови, суть всё равно не изменится.
… я стала бояться слов, значащих многое, главное. Мне кажется, чем чаще я их говорю, тем быстрее приближаюсь к потере.
Если держишь собаку на привязи, не ожидай от нее привязанности.
Его привязанность к ней стала ей вдруг особенно дорога — как раз тогда, когда уже нельзя было рассчитывать, что она сохранится.
Если нет привязанности, нет и разлуки.
Крепко привязываются тогда, когда привязываются с трудом.
Привязанность начинается там, где кончается любовь; неверность начинается там, где кончается привязанность.
Пойми меня — я не играю в игру, когда тебя нет, мне кажется, я умру,
Когда ты есть я хочу бежать, прятаться и выжидать непонятно чего,
Как будто не я и не здесь, и ты — не ты, так бывает, когда ты есть,
Но всё теряет, когда тебя нет, вкус, аромат и цвет.
— Ты прав, что борешься… С чувствами, которые к ней испытываешь.
— И почему же?
— Потому что если мы хотим выжить, мы не должны ни о ком переживать.
— Из-за привязанностей можно погибнуть.
— Так что сейчас подходящее время, чтобы перестать обращать внимание на эмоции.
Наше путешествие на самом деле поиск. Поиск любви и привязанности. Иногда он приводит нас обратно домой.
Привязанности опасны для мира в душе.
По словам Бхагавана, женщины привязывают мужчин восемью способами: Танец, Пение, Игра, Смех, Слезы, Вид, Прикосновение и Вопросы.
Часто вижу тебя по ночам. Ты садишься на край кровати, и я смотрю в твои глаза. Временами зажмуриваюсь – а вдруг ты исчезнешь? Но открываю – ты по-прежнему рядом. Я понимаю, что сама виновата. Я сама тебя зову. От одиночества, по привычке или потому, что не могу преодолеть связь между нами?..
Что бы ты ни делал,
Не сдавайся.
Я знаю, это эгоистично. Я знаю, что это выглядит так, будто я держу вас обоих на поводке, но… Я не знаю, что делать. Если я выберу одного из вас, то потеряю другого. А я уже потеряла стольких, что мысль о том, что я потеряю кого-то из вас, невыносима!
На самом деле он — как ребёнок. Ему нужна игрушка. Чья-то привязанность. Чтобы он мог разбить её вдребезги.
Скользи мимо всего, касаясь, но ни к чему не привязываясь.
Не бойся, я не привяжусь к ней. Привязанность — это только боль.
Я не помню вкуса потерь,
Я не в силах противиться злу,
Каждый раз, выходя за дверь,
Я иду к твоему теплу.
У каждого из нас в жизни есть люди, без которых мы не представляем своего существования. Сама мысль о том, что они могут исчезнуть, приводит нас в ужас. Мы слепо любим их и готовы бесконечно долго закрывать глаза на их ошибки и проступки. И это происходит до тех пор, пока в нас живёт вера в этого человека. Но лишившись её однажды, мы понимаем, что вместо него внутри осталась лишь пустота.
— С людьми лучше не сближаться.
— Почему?
— Не чувствуешь боль потери!
Ему её не хватало, но всё-таки он чувствовал облегчение. Так постоянно ощущалось какое-то странное напряжение. Точно гудение электричества, такое постоянное, что к нему привыкаешь и не замечаешь его, а потом оно вдруг обрывается и ты понимаешь, как прочно оно вошло в твою жизнь.
Держи свое сердце закрытым, потому что ничто не вечно. Не привязывайся к чему-либо, потому что это что-либо уйдет в конце концов и разобьет твое сердце.
Когда жизнь так беспокойна, лучше не привыкать к слишком многим вещам.
В этом проблема, когда к кому-то привязываешься. Тебя бросают, ты чувствуешь себя потерянным.
— Послушай совет.
— Какой совет?
— Не привязывайся.
— Да уж, плохой совет.
— Зато спасёт жизнь.
Я просто хочу быть рядом с тобой. Я как маленькая глупая кукла. А ты все время выбиваешь мне зубы своими словами, своим тоном. И иногда мне хочется, чтобы ты умерла…
От привязанности к кому-то… только боль.
Мы вечно привязываемся к тому, к чему не следует.
Когда знаешь кого-то довольно долго, слова перестают литься рекой, как в первые дни отношений. То, чем хочешь поделиться, часто не выражается словами. Замирает внутри. Не из-за обыденности или разочарований. Настолько проникаешься взглядами и интересами другого, что кажется – нечем больше делиться, всё уже и так общее. Да и чувства будто не такие сильные – не вибрируют и не расшатываются, вырываясь искрами эмоций наружу. И тогда начинаешь говорить глазами, руками, прикосновениями. По-моему, лучшего проявления любви не существует.
Любовь измеряется мерой прощения,
Привязанность — болью прощания,
А ненависть — силой того отвращения,
С которым ты помнишь свои обещания.
Каждый раз, когда я смотрела ему в лицо, я оказывалась в его руках.
Люди свободны, и привязанность — это глупость, это жажда боли.
Что это я? Всего лишь каждый день езжу мимо ее дома по пути с работы, сажусь, пью баночный кофе и думаю, что у нее все хорошо.
Привязываться можно тогда, когда умеешь отвязываться.
Нет ничего хуже – привязаться, перегореть, а потом привязаться опять. Это мучительно. Это – почти наверняка смертельно…
От привязанности так сложно избавиться.
В жизни так мало настоящей дружбы, привязанностей, любви, потеря которых оставляла бы неизгладимые следы.
Физическое присутствие – это только полдела. Намного важнее привязанность сердца.
У каждого есть кто-то, кто проникает в кожу и остается там навсегда.
В некоторых делах отсутствие личных привязанностей считается большим преимуществом.
Доброта, высказанная нам каким-либо человеком, привязывает нас к нему.
Некоторые дни с ней были болезненными. Но без нее было еще хуже.
Не верь сомнениям беспричинным;
Брось проповедовать овощам;
И не привязывайся к мужчинам,
Деньгам, иллюзиям и вещам.
Если ты за что-то цепляешься, есть риск, что ты что-то упустишь.
В любой привычке есть толика эгоизма. Расставаясь с любимым человеком, приходится терять не только его, но и тот образ самого себя, который он создал. Он вообразил себе, что ты веселый парень, и через какое-то время начинаешь сам считать себя таким. Стоит расстаться, ты опять становишься брюзгой и занудой. Ведь никто в тебе ничего веселого не находил. Да и сам ты так не считал. Без поддержки со стороны этот образ разрушается. Потому зачастую так больно терять любимых и друзей. С ними уходит частичка тебя. Пусть не настоящая. Выдуманная другими. Но с этой частичкой жить было чуть светлее.
Человек не должен ни к чему привязываться. Он должен любить, бешено любить, всей душой, но не привязываться.
Между нами никогда не было больше того, что приносил случай. Но, может быть, как раз это и привязывает и обязывает людей сильней, чем многое другое.
Меня не волновало, сможет ли он меня полюбить. Меня волновало, сможет ли он во мне нуждаться.
Есть люди, которые привыкают к человеку. Есть такие, кто привыкает к образу жизни. Вообще, есть сотни вещей, к которым можно привыкнуть. Я же привязываюсь к домам. Мне проще расстаться с человеком, чем, например, с квартирой. Наверное, потому, что я эгоист.
Хотите кого-нибудь привязать к себе — бросьте его.
— Позор Вам, Ватсон. Миссис Хадсон бросит Бейкер стрит? Скорее Англия падет!
Привязаться к мужчине, который ни к кому привязаться не может!
Привязанность — ловушка, вырываясь из которой, испытываешь боль и несешь потери.
— А как это — приручить?
— Это давно забытое понятие, — объяснил Лис. — Оно означает: создать узы.
— Узы?
— Вот именно, — сказал Лис.
Не надо привязываться к тому, кто проявил к тебе немного внимания!
Нельзя войти в чью-то жизнь, позволить привязаться, а потом умереть. Я остаюсь умирать вместе с тобой. Вопрос закрыт.
Любовь прощает все, кроме низости. Низость убивает любовь, ослабляет даже родственную привязанность; без уважения нет настоящей любви.
Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил.
Я теряю всех, к кому привязываюсь. Каждый раз, когда я открываюсь человеку, он уходит из моей жизни, или умирает, или переезжает, или его отправляют в Ирак…
Ты для меня пока всего лишь маленький мальчик, точно такой же, как сто тысяч других мальчиков. И ты мне не нужен. И я тебе тоже не нужен. Я для тебя всего только лисица, точно такая же, как сто тысяч других лисиц. Но если ты меня приручишь, мы станем нужны друг другу. Ты будешь для меня единственным в целом свете. И я буду для тебя один в целом свете…
Никогда ведь не знаешь, насколько ты привязан к человеку, пока эта связь не оборвется.
Тот, кто думает, что может обойтись без других, сильно ошибается. Но тот, кто думает, что другие не могут обойтись без него, ошибается еще сильнее.
Только не принимать ничего близко к сердцу. Ведь то, что примешь, хочется удержать. А удержать нельзя ничего.
Не жизнь, и не богатство, и не власть делают из человека раба, но лишь его привязанность к жизни, богатству и власти.
Я всегда знала, что не буду чьей-то и твоей тоже, но порой я об этом забываю…
Законы привлекательности объясняются невероятной смесью формирующейся привязанности и чистой химической реакции. Но даже сильные привязанности имеют свой предел. И когда они рушатся, если этого вовремя не заметить, взрыв их может сравниться по силе с атомной бомбой.
Перестань всё контролировать и отпусти вожжи! Отпусти вожжи!
— Так что во имя настоящей любви — не сдавайтесь. Даже если объект вашей привязанности, просит вас об этом.

Leave your vote

0 Голосов
Upvote Downvote
Цитатница - статусы,фразы,цитаты
0 0 голоса
Ставь оценку!
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Add to Collection

No Collections

Here you'll find all collections you've created before.

0
Как цитаты? Комментируй!x