Цитаты из игры Max Payne (95 цитат)

Max Payne — это игра, которая переносит нас в мрачный и опасный мир, полный интриг и тайн. В ней мы становимся главным героем, бывшим полицейским, который погружается в мир преступности и коррупции, чтобы раскрыть загадочное убийство своей семьи. Смешение детективных элементов с бескомпромиссным экшеном делает игру захватывающей и непредсказуемой. Max Payne предлагает нам погрузиться в атмосферу темного нью-йоркского подполья, где каждый шаг может оказаться последним. Разнообразие оружия, увлекательный сюжет и невероятная атмосфера делают эту игру по-настоящему уникальной и захватывающей. Цитаты из игры Max Payne собраны в данной подборке.

Рано или поздно обнаруживаешь, что леди Удача – обыкновенная проститутка, а у тебя закончились наличные.
Закон ямы: неважно, сколько времени карабкался наверх, – обратно слетишь в один миг.
Прошлое подобно разбитому зеркалу. Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
Альтернатив не бывает, движешься по прямой. Это потом, когда задумаешься, что все могло бы пойти иначе, начинают мерещиться развилки – как подстриженное деревце-бонсай или как пучок молний. Если бы ты поступил по-другому, то сейчас это был бы не ты, а другой человек, и мучался бы другими вопросами.
Глаза у меня добрые, но рубашка смирительная…
Чем быстрее бежишь, тем больше кажется, что тебя в самом деле преследуют.
Я искал ее, чтобы получить ответы. А когда нашел ее, все вопросы были забыты.
Душевная боль всегда внезапна. В отличие от боли физической, к ней нельзя подготовиться или привыкнуть, она накрывает с головой, и далеко не каждый может от нее оправиться.
Спастись – это не для меня. Хэппи-энда не будет.
Вспоминать – точно собирать разбитое зеркало: осколки режут руки, отражение дробится. Сам меняешься. Так можно сойти с ума. Или обрести свободу.
Когда люди выходят из себя, они начинают совершать ошибки. Это я знал по собственному опыту.
Собирать улики стало поздно уже пару сотен патронов назад.
Любовь и боль всегда ходят вместе. Правда, последняя иногда задерживается, внушая тебе иллюзию спокойствия и блаженства, дабы с садисткой улыбкой на лице ударить ещё больнее, ударить в самое сердце.
Повернуться и уйти, скрыться из города… Это было бы самым мудрым решением. Я был не настолько мудр.
Дождь поливал свинцовые семена, посеянные в мертвые тела.
Ничто так не говорит о нас и нашем характере, как те ошибки, которые мы порой совершаем.
Если единственный выбор является неправильным, то это скорее не выбор, а судьба.
Передай дьяволу, что это я прислал тебя к нему!
Звуки выстрелов оглушили меня, но они не могли заглушить рыдания моей мертвой жены.
Не знаю, как насчёт ангелов, но у людей крылья вырастают от страха…
Парадокс состоит в том, что ты не можешь считаться «хорошим парнем» только потому, что тебя ненавидят и пытаются убить плохие. Вообще, мир отнюдь не делится на «плохих» и «хороших», в нём нет чётко различимой разницы между тем, что принято называть добром и тем, что считается злом, всё субъективно и относительно. А уж любовь тем более. Любовь слишком сложна, чтобы можно было повесить на неё ярлык греха или добродетели.
Многочисленными оправданиями своих грехов ты пытаешься загладить вину, чтобы заставить утихнуть совесть и попытаться спасти свою душу, а, точнее сказать, то, что от неё осталось.
Любовь и боль всегда ходят вместе. Правда, последняя иногда задерживается, внушая тебе иллюзию спокойствия и блаженства, дабы с садисткой улыбкой на лице ударить ещё больнее, ударить в самое сердце.
Смерть перестаёт быть чем-то страшным, когда становится нормой жизни.
Снег всё падал и падал, как конфетти на празднике дьявола.
Снег валил большими хлопьями, как сажа после конца света, но это было там, за окном.
Всё в этом мире субъективно, и конец света у каждого свой. Если он и придёт к тебе, то не покажется банальным.
За окном всё холодало. Было холоднее, чем у дьявола в сердце. Снег валил с такой силой, что казалось, что сами небеса готовы упасть на землю.
Добро и зло внутри меня перемешались, превратившись в самую разрушительную силу на свете — любовь.
Душевная боль всегда внезапна. В отличие от боли физической, к ней нельзя подготовиться или привыкнуть, она накрывает с головой, и далеко не каждый может от нее оправиться.
Глаза у меня добрые, но рубашка смирительная…
А смерть писала мне кровавые валентинки.
Я чувствовал себя как вампир с крестом на шее.
Иногда надо упасть, чтобы потом встать.
Порою вспоминать прошлое — это все равно что целовать мертвые губы любимой.
Все мы делаем ошибки.
Это один из законов природы. Если на человека надавить, он отступает до определенной черты, а потом начинает давить на тебя.
Нет ничего, кроме пути вперед.
Положение быстро менялось от плохого к худшему.
Боязнь смерти заставляет нас контролировать эмоции, но без страсти вы уже мертвы.
Закрывая глаза, ты закрываешься изнутри в темноте.
Я ненавижу ее за то, что она заставляет меня любить ее.
«Чего я хочу: мечты Макса Пейна». Сигарету. Выпить. Чтоб светило солнце. Забыться и заснуть. Изменить прошлое. Вернуть жену и дочку. Бесконечный боезапас, право на убийство. Больше всего в ту минуту я хотел ее.
Не знаю, как насчёт ангелов, но у людей крылья вырастают от страха…
Вот только если бы воздушные замки не разрушались так быстро, пока на них не смотрят!
Твои права зачитают тебе на похоронах.
Я уже так давно миновал точку невозвращения, что не помнил, как она выглядит.
Мне снилась жена. Она была мертва… и все было в порядке.
Парадокс состоит в том, что ты не можешь считаться «хорошим парнем» только потому, что тебя ненавидят и пытаются убить плохие. Вообще, мир отнюдь не делится на «плохих» и «хороших», в нём нет чётко различимой разницы между тем, что принято называть добром и тем, что считается злом, всё субъективно и относительно. А уж любовь тем более. Любовь слишком сложна, чтобы можно было повесить на неё ярлык греха или добродетели.
Вот только если бы воздушные замки не разрушались так быстро, пока на них не смотрят!
Я уже так давно миновал точку невозвращения, что не помнил, как она выглядит.
Собирать улики стало поздно уже пару сотен патронов назад.
Мою легенду раскрыли. Двери захлопнулись с обеих сторон. А потом был сплошной свинцовый дождь.
Время замедляется и я оглядываюсь назад, чтобы оценить свои поступки, и так я перерождаюсь.
Порою вспоминать прошлое — это все равно что целовать мертвые губы любимой.
Я искал ее, чтобы получить ответы. А когда нашел ее, все вопросы были забыты.
Любовь — это когда тебе вручают иллюзию выбора.
Я ненавижу ее за то, что она заставляет меня любить ее.
Боязнь смерти заставляет нас контролировать эмоции, но без страсти вы уже мертвы.
Закрывая глаза, ты закрываешься изнутри в темноте.
Прошлое подобно разбитому зеркалу. Пытаясь собрать осколки воедино, можно порезаться.
Чем быстрее бежишь, тем больше кажется, что тебя в самом деле преследуют.
Нет ничего, кроме пути вперед.
Большая часть того, что он говорил, слишком походила на правду, чтобы быть пустой болтовней.
Это один из законов природы. Если на человека надавить, он отступает до определенной черты, а потом начинает давить на тебя.
— Смешно, не так ли?
— Что именно?
— Что ты втюрился в женщину, работающую киллером на человека, который убил твою семью. Любовь слепа.
В стране слепых и кривой – король.
Повернуться и уйти, скрыться из города… Это было бы самым мудрым решением. Я был не настолько мудр.
В стране слепых и кривой – король.
Они все мертвы. Любовь убивает.
Многочисленными оправданиями своих грехов ты пытаешься загладить вину, чтобы заставить утихнуть совесть и попытаться спасти свою душу, а, точнее сказать, то, что от неё осталось.
Иногда кажется, что все самое ужасное ты уже пережил, что дальше некуда – и тут надвигается беда еще ужаснее.
Дуло ее пистолета смотрело мне в лицо. Я ответил любезностью на любезность.
Прошлое – это зияющая яма. Ты пытаешься убежать из нее, но чем сильнее ты бежишь, тем глубже и страшнее она становится позади тебя, и ты ощущаешь, как ее края лижут твои пятки. Единственный шанс – обернуться и мужественно встретить это. Но это то же самое, что смотреть в могилу своей любви. Или как целовать ствол заряженного и готового разнести твою голову на куски пистолета.
За окном всё холодало. Было холоднее, чем у дьявола в сердце. Снег валил с такой силой, что казалось, что сами небеса готовы упасть на землю.
Снег всё падал и падал, как конфетти на празднике дьявола.
Скоро рассвет. Прощай, американская мечта.
Всё в этом мире субъективно, и конец света у каждого свой. Если он и придёт к тебе, то не покажется банальным.
Добрых и справедливых в этом городе было не больше, чем золотого песка на речном дне. Я не был одним из них.
Как всегда, покойники знали ответы на все вопросы, которые мне нужны. И не то что бы они не хотели говорить. Совсем даже наоборот. Мертвые жаждали выговориться. И начав однажды, они уже не замолчат. Их слова заставили бы вас вскочить ночью в холодном поту.
Мы готовы страдать и отдать жизнь за самое дорогое. За любовь. За верный выбор.
Любовь — это когда тебе вручают иллюзию выбора.
Все относительно, зависит от времени и места – любовь и дружба, жизнь и смерть.
Если единственный выбор является неправильным, то это скорее не выбор, а судьба.
Повернуться и уйти, скрыться из города… Это было бы самым мудрым решением. Я был не настолько мудр.
Иногда кажется, что все самое ужасное ты уже пережил, что дальше некуда – и тут надвигается беда еще ужаснее.
Дуло ее пистолета смотрело мне в лицо. Я ответил любезностью на любезность.
Помощь свыше никогда не бывает долгой.
Все они были мертвы. Последний выстрел поставил жирную точку в этой истории. Я снял палец с курка, все было кончено.
Намек был таким же туманным и неопределенным, как пуля в сердце.
«Чего я хочу: мечты Макса Пейна». Сигарету. Выпить. Чтоб светило солнце. Забыться и заснуть. Изменить прошлое. Вернуть жену и дочку. Бесконечный боезапас, право на убийство. Больше всего в ту минуту я хотел ее.
Если взломать этот компьютер, можно найти массу преступных планов, стратегий по мировому господству, доносов от разведчиков на вертолете, нелегальных записей телефонных разговоров, ссылок на порносайты… Меня это мало интересовало. Я видел не так много, но мне хватило.
Твои права зачитают тебе на похоронах.
Вспоминать – точно собирать разбитое зеркало: осколки режут руки, отражение дробится. Сам меняешься. Так можно сойти с ума. Или обрести свободу.
Главное правило, когда охотишься за кем-то и хочешь его убить, – это не питать к нему личной неприязни. Впрочем, чаще всего это не получается.
Цитатница - статусы,фразы,цитаты
0 0 голоса
Ставь оценку!
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Как цитаты? Комментируй!x