Трагедия «Гамлет» — не просто вершина творчества Уильяма Шекспира. «Гамлет» — величайшее, вневременное, глубокое произведение, одно из самых значительных за всю историю человечества. Казалось бы, Шекспир использует самую заурядную историю: датского короля убивает собственный брат и узурпирует трон. Тьмы таких историй известно человечеству. Но гений Шекспира в том и проявляется, что из тривиальной исторической ситуации он создает произведение, которое по своему философско-эстетическому содержанию не имеет аналогов во всей мировой литературе. Сам Гамлет, из обычного мстителя, превращается в величайшую трагическую фигуру, чьи переживания волновали, и будут волновать впредь миллионы людей по всему миру. Цитаты из книги Шекспира — Гамлет представлены в этой подборке.

Что значит человек, Когда его заветные желанья – Еда да сон? Животное – и все.
Мы знаем, что мы есть, но не знаем, чем мы можем быть.
Но, видит Бог, излишняя забота — Такое же проклятье стариков, Как беззаботность – горе молодежи.
Можно улыбаться, улыбаться и быть подлецом.
Порвалась дней связующая нить.
Как мне обрывки их соединить!
Распалась связь времён.
Мы откармливаем всякую живность себе в пищу и откармливаем себя в пищу червям.
Так создан мир: что живо, то умрет И вслед за жизнью в вечность отойдет.
Вбирай все мненья, но храни своё.
Быть иль не быть, вот в чем вопрос.
Советы принимай от всех дающих, но собственное мнение береги.
[/su_note]
Из жалости я должен быть суровым.
Безумие наводит на мысль. Из бессмыслицы всплывает истина.
Когда пылает кровь, как щедр язык на клятвы!
Кто волей слаб, страдает больше всех.
На удочку насаживайте ложь И подцепляйте правду на приманку.
Покамест травка подрастёт, лошадка с голоду умрёт.
Слова парят, а чувства книзу гнут.
А слов без чувств вверху не признают.
Быть честным – по нашим временам значит быть единственным из десяти тысяч.
Подарок нам не мил, когда разлюбит тот, кто подарил.
Влиятельных безумцев шлют в тюрьму.
Ты в силе – и друзей хоть отбавляй, Ты в горе – и приятели прощай.
А впрочем, что ж, на свете нет чудес:
Как волка ни корми, он смотрит в лес.
А если тебе непременно надо мужа, выходи за глупого: слишком уж хорошо знают умные, каких чудищ вы из них делаете.
Не может жизнь по нашей воле течь. Мы, может статься, лучшего хотим, Но ход событий не предвосхитим.
Как часто нас спасала слепота,
Где дальновидность только подводила.
Если обходиться с каждым по заслугам, кто уйдет от порки?
В иных делах стыдливость и молчанье Вреднее откровенного признанья.
Молодости свойственно грешить поспешностью.
Ибо сами по себе вещи не бывают ни хорошими, ни дурными, а только в нашей оценке.
Ускорить месть. Что значит человек, Когда его заветные желанья — Еда да сон? Животное – и всё.
Быть честным — по нашим временам значит быть единственным из десяти тысяч.
Есть многое в природе, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам. 

Рост жизни не в одном развитье мышц. По мере роста тела в нем, как в храме, Растет служенье духа и ума.
В уме нечутком не место шуткам.
Бедный Йорик!
О женщины, вам имя – вероломство!
Держи подальше мысль от языка, а необдуманную мысль от действий.
И дальше тишина.
Пока наш нрав не искушен и юн, Застенчивость – наш лучший опекун.
Так создан мир: что живо, то умрет И вслед за жизнью в вечность отойдет.
О женщины, вам имя — вероломство!
Как часто нас спасала слепота,
Где дальновидность только подводила.
Как волка ни корми, он смотрит в лес.
Краткость есть душа ума,
А многословье — бренные прикрасы.
Но вижу я, в вас скорби маловато!
Так создан мир: что живо, то умрет
Тобою выбранных, испытанных друзей
Свяжи с собой, как обручем стальным,
Но не мозоль ладони, первым встречным
Давая руку.
О, что за гордый ум сражён!
Разбейся, сердце, молча затаимся.
Засыпь хоть всей землей
Деяния тёмные, их тайный след
Поздней иль раньше выступит на свет.
О женщины, вам имя — вероломство!
И заруби-ка вот что на носу: Заветным мыслям не давай огласки, Несообразным – ходу не давай, Будь прост с людьми, но не запанибрата.
Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам.
Пример примерных — пал, пал до конца.
У каждой страсти собственная цель, Но ей конец, когда проходит хмель.
Нет совести — прикиньтесь, будто есть.
Мне жизнь моя дешевле, чем булавка,
А что он сделает моей душе,
Когда она бессмертна, как и он?
«Hе верь дневному свету, Не верь звезде ночей, Не верь, что правда где-то, Но верь любви моей.
Что человек, когда он занят только сном и едой? Животное, не больше.
Поближе сына, но подальше друга.
Застенчивость – наш лучший опекун.
Ты повернул глаза зрачками в душу, а там повсюду пятна черноты, и их ничем не смыть!
Привет вам, Розенкранц и Гильденстерн! 
Что значит человек, Когда его заветные желанья — Еда да сон? Животное – и всё.
Спасая близких, действуй без опаски:
Таить любовь опаснее огласки.
Не пей вино, Гертруда!
Истлевшим Цезарем от стужи Заделывают дом снаружи. Пред кем весь мир лежал в пыли, Торчит затычкою в щели.
Ведь в женщине любовь и страх равны:
Их вовсе нет, или они сильны.
Она к нему тянулась, как если б голод только возрастал от насыщенья.
Пока он жив, нет жизни для меня.
Но видит Бог, излишняя забота
Такое же проклятье стариков,
Как беззаботность — горе молодежи.
Великие в желаниях не властны.
Ибо сами по себе вещи не бывают ни хорошими, ни дурными, а только в нашей оценке.
Рост жизни не в одном развитье мышц.
По мере роста тела, в нём, как в храме,
Растет служенье духа и ума.
Безумье сильных требует надзора. 
Ты в силе – и друзей хоть отбавляй, Ты в горе – и приятели прощай.
Кто поселял в народах страх,
Пред кем дышать едва лишь смели,
Великий цезарь — ныне прах,
И им замазывают щели.
Нет в Дании такого негодяя,
Который дрянью не был бы притом. 
Замкну в душе, а ключ Возьми с собой.
Если это безумие, то в нем есть система.
Нет надобности в духах из могилы
Для истин вроде этой. 
А впрочем, что ж, на свете нет чудес: Как волка ни корми, он смотрит в лес.
Горацио, остались ещё вещи меж небом и землёй что не подвластны философии людской.
Горацио, остались ещё вещи меж небом и землёй что не подвластны философии людской.
Природа всегда возьмёт своё.
Да, сэр. Быть честным – по нашим временам значит быть единственным из десяти тысяч.
Если обходиться с каждым по заслугам, кто уйдет без порки?
Итак, раз краткость есть душа ума, А многословье – тело и прикрасы,
Подгнило что-то в Датском королевстве.
Король не спит и пляшет до упаду, И пьет, и бражничает до утра,
К несчастью, да – обычай, и такой, Который лучше было б уничтожить,

Где чувство в силе, страшно пустяка;
Где много любят, малость велика.
Нет надобности в духах из могилы Для истин вроде этой.
Страшится или любит женский пол —
в нем все без меры, всюду пересол.
И это отнимает не шутя Какую-то существенную мелочь У наших дел, достоинств и заслуг.
Ссор остерегайся; если ж
Поссорился, держится до конца,
Чтобы противник твой тебя остерегался.
Зачем приехали вы в Эльсинор? Тут вас научат пьянству.
Развал в стране и всё в разъединенье,