Цитаты про грязь со смыслом (400 цитат)

Грязь может быть символом борьбы и выносливости, способности выживать в трудных условиях. Грязь может иметь как отрицательный, так и положительный смысл. Она может быть просто материальным объектом или метафорой для жизни и опыта. Это то, что человек обычно старается избегать, потому что она неприятна для глаз и может быть неприятной для здоровья. В данной подборке собраны цитаты про грязь со смыслом .

Я слышал столько клеветы в Ваш адрес, что у меня нет сомнений: Вы — прекрасный человек!
Всеми нашими поступками движет либо любовь, либо ее нехватка. (Голда Меир)
Твоя жизнь – результат твоих собственных поступков. Не вини никого, кроме себя самого. (Джозеф Кэмпбелл)
Поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. (Марк Твен)
Если вы сверяете свои поступки с общественным мнением, вы не уверены в своих силах. (Радислав Гандапас)
Будьте осторожны. Эмоциональные поступки могут вывести на очень опасный путь. (к/ф Давным-давно)
Мерзко, когда в словах человека – высокие убеждения, а в действиях – низкие поступки. (Голда Меир)

Слова ничего не значат, пока не превратишь их в поступки. (к/и Mass Effect)
Как бы ни были прекрасны Ваши слова, судить о Вас будут по Вашим поступкам. (Голда Меир)
Мастерство человека видно по его поступкам, а не по знакам различия. (к/и Assassin’s Creed)
Иногда у неправильных поступков правильные мотивы. (т/ф Касл)
Пока не узнала, что про меня говорят… никогда бы не подумала, что так интересно живу!
Всегда найдётся козёл, который придумает про тебя какую-нибудь херню. Овца, которая не только пустит эту информацию в массы, но ещё обязательно что-то добавит от себя, и баран, который непременно всему этому поверит.
Когда человеку перестает хватать времени на любимую работу, он становится начальником.
Времена не выбирают – в них живут и умирают
Одно из самых ярких проявлений оптимизма — фраза: «Каким я был дураком!»
«Думай о конце дела, о том, чтобы счастливо выйти, а не о том, чтобы красиво войти.» — Витело
Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется …
Самое важное изобретение в истории человечества — письменный договор. Он позволяет людям изложить на бумаге все причины, по которым они не доверяют друг другу.
Пропуск действителен при предъявлении фотографии.
Упрощенная налоговая декларация: Сколько денег Вы заработали в прошлом году? Высылайте все.
Денег, которые я заработал, хватит мне до конца жизни, если я умру сегодня в 16.00.
Когда делаешь комплимент Главному бухгалтеру главное, чтобы он был «в кассу»
Мудрецы и кассиры одинаково спокойно относятся к деньгам.
Ревизор не примет отчета, если итоговая цифра делится на 10 или на 5. («Принцип O’Брайена»)
ДОКУМЕНТООБОРОТ НЕДЕЛИ Исходящие документы находят в капусте, а входящие приносят в секретариат аисты. Из книги Андрея Щербакова «Мозаика.doc» ( —М.: «Елима». 2004.)
Большую часть рассылок в электронном ящике занимают, как правило, предложения услуг по осуществлению рассылок.
Дурак быстро расстается со своими деньгами (У дурака в горсти дыра) Английская пословица
Рабский поступок – не всегда поступок раба. (Георг Кристоф Аихтенберг)
Для безумных поступков есть свое, подходящее время. (Дидье Хувенагель)
Обстоятельства вдохновляют на смелые поступки. (Реджинальд Дживс)
Каждый поступок – это посеянное зерно, несмотря на то что урожая ты можешь и не дождаться. (Элла Уилер Уилкокс)
Поступки определяются прошлым опытом. (Кир Булычев)
Тысячи слов оставят меньший след, чем память об одном поступке. (Генрик Ибсен)
Человеческими поступками управляет удовольствие. (Бернар Вербер)
Человеку свойственно мыслить разумно и поступать нелогично. (Анатоль Франс)
Грязная муха может запачкать всю стену, а маленький грязненький поступок может испортить все дело. (Антон Павлович Чехов)
Красив тот, кто красиво поступает. (Голда Меир)
Лучше хорошо поступать, чем хорошо говорить. (Голда Меир)
Если я буду совершать именно те поступки, которых ждут от меня люди, я попаду к ним в рабство. (Пауло Коэльо)
Нам всегда приходится сталкиваться с последствиями своих поступков. (Сесилия Ахерн)
Мотив – вот ключ ко всем поступкам. (Бернар Вербер)
Твои поступки рождаются из души и тела. Они, словно дети, придут потом и схватят тебя за подол. (т/ф Великолепный век)
Мне не нравится жить в мире, где правильные поступки так редки, что начинают считаться добрыми. (Джонатан Кэрролл)
Поступки в человеческой жизни похожи на еду, а мысли и чувства – на приправы. Плохо придётся тому, кто посолит черешню или польёт уксусом пирожное. (Милорад Павич)
Дурные поступки всегда пытаются оправдать благовидными причинами. (Морис Дрюон)
Если поступок принёс вам удовольствие – хорошо, если не принёс – значит, он был бессмысленным. (Борис Стругацкий)
Главное – это то, как человек сам оценивает свои поступки. (Маргарита Наваррская)
Жизнь соткана не из желаний, а из поступков каждого человека. (Пауло Коэльо)
Поступки человека – лучшие переводчики его мыслей. (Джон Локк)
Если Вы делаете что-то и затем Вам плохо, то пора прекратить так поступать. (Филди)
В хорошем поступке есть всегда и доброта и сила для его совершения. (Шарль Луи Монтескье)
Если не знаешь, как поступать – поступай правильно. (Карл Краус)
В наших поступках мы не должны руководствоваться тем, любят нас или ненавидят. (Этель Лилиан Войнич)
Поступки – плоды помыслов. Будут разумные помыслы – будут хорошие поступки. (Бальтасар Грасиан-и-Моралес)
В одной фразе – жизнь и погибель, в одном поступке – свобода и рабство. (Голда Меир)
Благородство определяется поступками, а не происхождением. (Мерлин)
Я ничего не имею против сплетен, хотя бы и злостных. Сплетня делает людей гораздо интереснее, чем они есть.
Сплетничаете о моей личной жизни? У вас на личном фронте так фигово? Сочувствую.
Что у сплетников один раз в ухо влетает, то в десятикратном размере тысячу раз из уст вылетает.
Я люблю слушать сплетни о других, а сплетни обо мне меня не интересуют. В них нет прелести новизны.
На всех тявкающих за спиной, намордников не напасешься, зато брошенной кости порой достаточно, чтобы они перегрызли друг друга…
Вокруг столько осведомлённых о моей жизни людей, что иногда хочется подойти и спросить: ну, чё, как там у меня дела?
Одни люди борются со сплетнями. Другие живут ими. А я отношусь к разряду тех, кто просто живёт. Живёт – значит любит, дружит, созидает, познаёт и просто радуется каждому мгновению.
Что за скверная манера у людей говорить за твоей спиной то, что является чистой правдой.
Оказалось, если не афишировать свою личную жизнь, то любопытные люди сами вносят в неё до хрена креатива…)))))
Люди начинают распускать слухи тогда, когда не знают, как по — другому объяснить, почему у кого — то всё получается, а у них нет.
Настоящая сплетня никогда не должна подтверждаться на все сто процентов.
Живи достойно. И тогда никакая сплетня не сможет тебе навредить. Как пинпонговый мячик будет отскакивать снова и снова. Пока не остановится не касаясь тебя.
Мужчины сплетничают не меньше женщин. Только они это называют «обменом доверительной информацией, поддержанием контактов с нужными людьми, лоббированием или политикой».
Если у вас за спиной сплетничают, значит, вы просто на два шага опережаете других!
Нарушить закон земного притяжения можно, но это большие деньги…
Divide et impera Разделяй и властвуй Латинская формулировка принципа империалистической политики, возникшая уже в новое время.
Увеличение числа участников при подготовке опаздывающей программы только замедляет процесс. Закон Брука
С высоты орлиного полета, мышиный писк внизу не разобрать. Пусть говорят за вами где-то, что-то, внимания не стоит обращать! Не стоит до мышей вам опускаться, интриги, сплетни — это пустота. Подумайте — ведь если разобраться, их просто бесит ваша высота!
В основе каждой сплетни лежит хорошо проверенная безнравственность.
Мы настолько распустили сплетни о “Конце Света”, что наши дети бояться нового года…
Я еще не встречал кота, которого заботило бы, что о нем говорят мыши.
Глупо чужие грехи под микроскопом разглядывать, когда свои невооружённым глазом видно.
Жизнь слишком коротка, чтобы не совершать поступков, которых на самом деле жаждешь. (Дэвид Гаан)
Большинство дурных поступков человек совершает не потому, что они ему нравятся или приносят выгоду, а потому что ему кажется, что от него их ждут. (Стас Янковский)
Злые поступки совершаются по доброй воле. (Аристотель)
В жизни иногда с хорошими, иногда с плохими намерениями мы совершаем поступки, требующие прощения. (к/ф Месть)
Каждый поступок имеет последствия. (Стиг Ларссон)
Выше всех ценятся те благородные поступки, которые остаются неявными. (Блез Паскаль)
Иногда бессилие толкает на безумные поступки. (Олег Рой)
Прошлые поступки гораздо легче порицать, чем исправлять. (Джованни Боккаччо)
Пока ты решаешься на поступок, другие делают его за тебя. (Голда Меир)
Если ты в этот самый миг что-то для себя осознал, то так и надо поступать. (Марина Матисс)
Можешь говорить все, что угодно, но лишь твои поступки покажут твое настоящее лицо. (к/ф Kingsman: Секретная служба)
Человек раскрывается в необдуманных поступках. Дай ему подумать, он постарается выглядеть покрасивее и перед собой, и перед другими, может и рассчитать, и взвесить. А сходу, не размышляя, что сделаешь – тут и весь ты. (Роальд Добровенский)
Нужно уметь выделять крупицу истины из тонн лжи, пустых сплетен и тех частых случаев, когда желаемое выдается за действительное.
Горсточка фактов способна испортить самую хорошую сплетню.
Создайте систему, которой сможет пользоваться дурак, и только дурак захочет ею пользоваться. Принцип Шоу.
Если вы должны сто рублей — это ваша забота. Если вы должны миллион — это уже забота вашего кредитора.
Сегодня поползли слухи, что я собираюсь покончить с собой. Я слишком много раз умирал за последний год и не думаю, что стоит это делать еще раз.
Средний возраст: когда мечтаешь, чтобы «да» тебе сказал банкир, а не девушка.
Химера, приносящая доход, — это уже реальность!
Ума не приложу, зачем женщинам столько денег? Едят они мало, пьют мало, в карты не режутся, курят умеренно, и к тому же у них нет подружек, которых им приходится содержать.
Сердиться на людей означает считать их поступки чем-то важным. (Карлос Кастанеда)
Иногда надо совершать поступки, не опасаясь за последствия! (к/ф Немного не в себе)
Самый революционный поступок, какой только можно совершить в современном обществе, – это быть счастливым. (Хантер Стоктон Томпсон)
Даже самые мудрые, самые прекрасные люди не могут предусмотреть, во что выльются их поступки. (Донна Тартт)
Последствия наших поступков всегда так сложны, так разнообразны, что предсказание будущего и впрямь невероятно трудная задача. (Джоан Роулинг)
Дети запоминают не слова – они запоминают поступки. Если целый час читать ребенку лекцию, а потом перед ним высморкаться, то он запомнит только, как вы сморкались. (Армен Джигарханян)
Мотивация для того, чтобы совершить поступок, должна быть на порядок выше, чем мотивация для того, чтобы ничего не делать. (Александр Пушной)
Мои поступки могли бы разрушить меня саму, если бы не он мой Создатель. И это обновляет меня, делает настоящей. (к/ф Спящие обитатели Птичьей клетки)
Едва ты выясняешь, как следует поступать, как обнаруживается, что уже поздно. (Роберт Хайнлайн)
Самый главный поступок – это суметь отстоять сегодняшний день. (Бернар Вербер)
Так всю жизнь мы совершаем самые трусливые и недостойные поступки с оглядкой на тех, кого ни в грош не ставим. (Чарльз Диккенс)
Ко всем человеческим поступкам можно относиться двояко: за что клеймят одного, за то другого венчают лавром. (Виктор Гюго)
Я могу честно сказать, что меня никогда не интересовал успех моего поступка. Если я сознавала, что поступаю правильно, я делала всё, что от меня зависит, независимо от возможного результата. (Голда Меир)
Только мелочи объясняют все, значительные поступки ничего не объясняют. В них слишком много от мелодрамы, от искушения солгать. (Эрих Мария Ремарк)
Оттого, что никак не могут доискаться причин её действий. Причина её поступков никогда не лежит на поверхности. (Фридрих Вильгельм Ницше)
Посмотрев на поступки человека, взгляни на их причины, установи, вызывают ли они у него беспокойство. И тогда сможет ли человек скрыть, что он из себя представляет? (Конфуций)
Каждый король, каждый простой смертный тяготеет к своим излюбленным удовольствиям, которые, пожалуй, более полно, чем любые поступки, открывают тайные стороны его натуры. (Морис Дрюон)
Люди ведь только делают вид, что не осознают своих подлых поступков. Они всё осознают: хорошее – вслух, а скверное – молча, про себя. (Анатолий Алексин)
Только по-настоящему хорошая женщина способна совершить по-настоящему глупый поступок. (Оскар Уайльд)
Как же избежать последствий совершённых поступков?! Если не будешь вглядываться в себя, чтобы быстрее достичь пробуждения, то тебе останется только ждать своего конца. (Чжан Бо-дуань)
Есть только моменты, когда данный поступок не соответствует ритму вселенной, но он же в других условиях может быть высшей добродетелью. (Леонид Сабанеев)
Красноречие в поступках несравненно лучше красноречия на словах. (Сэмюэл Смайлс)
Формулой можно описать только поступки не совсем свободной личности. (Эрик Берн)
Люди могут отстаивать добро, подобно ангелам Небес, и совершать поступки, достойные самого мерзостного демона Преисподней. (к/и Diablo 3)
Любой поступок, безразлично, чем он был вызван, тянет за собой целую цепочку следствий. А вот каких, зависит совсем не от самого поступка, только от отношения к тебе. (Сергей Лукьяненко)
Когда делаешь что-то ради любимого, а не во благо мира, легче понять, как поступить правильно. Так что лучше делать что-либо ради кого-то, а не чего-то. (аниме Буря потерь: Гибель Человечества)
Мужчины не говорят зря. Убеждать должны не наши слова, а поступки и руки. Мужчина должен уметь молчать обо всём, что имеет значение лишь для него одного. (Эльчин Сафарли)
Никому ничего не доказывай. Просто молча иди к своим целям. Твои поступки расскажут о тебе сами. (Фёдор Емельяненко)
Всегда поступай по совести. Обещай, что будешь всегда поступать правильно. В этом мире легко оступиться – если в чем-то сомневаешься, лучше не делай. (к/ф Ходячие мертвецы)
Самый большой предрассудок — вера в преимущественное право обгона.
Реклама побуждает людей жить не по средствам? То же самое можно сказать о браке.
Богатый негр — мулат, бедный мулат — негр. Креольская пословица
В жизни так мало хороших собеседников, людей, с которыми можно поговорить о себе.
Любой приказ, который может быть неправильно понят, понимается неправильно. Армейская аксиома
Когда нет необходимости принимать решение, необходимо не принимать его. Правило Фалькланда
Несмотря на то, что действительность иногда убеждает в обратном, все в жизни зависит только от тебя. Никогда не совершай необдуманных поступков, так как в конце концов винить во всем придется только себя. (Донна Кауфман)
Привычные поступки становятся прекрасными благодаря любви. (Перси Биши Шелли)
Редко ошибешься, если исключительные поступки будешь объяснять тщеславием, посредственные – привычкой и мелкие – страхом. (Фридрих Ницше)
Когда человек совершает какой-нибудь неожиданный поступок, таковой обычно приписывают недостойным мотивам. (Уильям Сомерсет Моэм)
Я мало что понимаю в жизни, но одно я знаю точно: за каждый свой поступок приходится расплачиваться. Есть вещи, от которых никуда не деться. (Сесилия Ахерн)
Если я буду поступать, так как удобнее для окружающих, если я позволю другим решать за себя, как прожить свою жизнь, то, в итоге, не буду нести за это никакой ответственности. (Фуюми Оно)
Лучшая часть жизни праведного человека – это его небольшие, безымянные и всеми позабытые поступки, вызванные любовью и добротой. (Уильям Вордсворт)
Нельзя заставить себя чувствовать то, чего нет. Но можно заставить себя поступить правильно, несмотря на чувства. (т/ф Отчаянные домохозяйки)
Когда не можешь поступить правильно – поступай хорошо. (к/и Mass Effect 2)
«Тигров с рук не кормить». (Табличка в московском зоопарке) В
Ничто так не повышает квалификацию водителя, как едущая за ним милицейская машина.
Русский человек долго запрягает, только когда чувствует, что ехать придется очень долго и не туда
Сплетни – это то, что никому в открытую не нравится, но чем все наслаждаются.
Если от женских сплетен вянут уши, поменяйте уши: женщин не переделаешь.
Все неприятности, которые ваш злейший враг может высказать вам в лицо — ничто по сравнению с тем, что ваши лучшие друзья говорят о вас за спиной.
Иногда так хочется в статусе написать то, что на душе… Но понимаешь, что большинство «друзей» только и ждут этого, чтобы посплетничать… Поэтому: «С хорошей погодой, товарищи!»
Тем у кого нет личной жизни всегда обсуждают и лезут в чужую!
Я люблю слушать сплетни о других, а сплетни обо мне меня не интересуют. В них нет прелести новизны.
К красивым женщинам липнут не только мужчины, но и сплетни!
Если неприятно, когда о тебе говорят, то ещё хуже — когда о тебе совсем не говорят.
Люди говорят обо мне плохо, сплетничают, поливают грязью. Да ради Бога! Я же не против) Иногда мне кажется, что если бы не Я, им бы вообще не о чем было бы разговаривать…
Когда кошмар отступил, но твердой уверенности еще не было, промелькнуло мгновение абсолютного блаженства. Наконец-то высвободившись, Лука испытал краткий прилив восторга – просто от того, что он жив. Сперва он наслаждался сбивчивым движением воздуха у себя в груди. Потом положил ладони на пол, чтобы почувствовать кожей холодок кафельных плит. С тяжелым вздохом Мами откинулась к стене и подвигала челюстью, отчего на левой щеке у нее обозначилась ямочка. Так странно было видеть здесь, в ванной, ее парадные туфли, которые она обычно надевала в церковь. Лука дотронулся до ранки на губе. Кровь уже успела подсохнуть, но мальчик прикусил ранку передними зубами, и та снова раскрылась. Он понял, что, будь это сон, он не почувствовал бы вкуса крови.
Вскоре Лука понял, что соблюдать мамины указания не так уж трудно, и не потому, что он такой послушный, а потому, что ему не хочется смотреть. Вся его семья осталась там, в бабушкином дворике. В тот день, седьмого апреля, в субботу, его двоюродная сестра Йенифер праздновала quinceañera, свой пятнадцатый день рождения. На ней было длинное белое платье. Там были ее родители, дядя Алекс и тетя Йеми, и младший брат Адриан. Ему уже исполнилось девять, поэтому он всем говорил, что на год старше Луки, хотя разница между ними была всего четыре месяца.
Перед тем как Лука пошел в туалет, он гонял во дворе мяч вместе с Адрианом и другими двоюродными братьями. Матери сидели за столом на террасе; перед ними на салфетках стояли запотевшие стаканы с коктейлем «Палома». В прошлый раз, когда вся семья собиралась в доме бабушки, Йенифер случайно увидела Луку, когда тот справлял нужду, и теперь ему было так стыдно, что он заставил Мами пойти с ним и караулить под дверью.
Abuela эту идею не одобрила. Она сказала, что Мами слишком нянчится с сыном, что в таком возрасте мальчики могут ходить в туалет самостоятельно. Но Лука был единственным ребенком в семье, поэтому ему многое сходило с рук.
В любом случае теперь Лука сидел в ванной совсем один и пытался отогнать навязчивую мысль: именно эти слова, сказанные с неприкрытым раздражением, стали последними – больше abuela и Мами ничего друг другу не скажут. Он помнил, как подбежал к столу и зашептал Мами на ухо; увидев это, abuela покачала головой, неодобрительно погрозила им пальцем и сделала замечание. Всякий раз, когда она кого-нибудь ругала, она как-то по-особенному улыбалась. Но Мами всегда принимала сторону Луки. Вот и тогда она закатила глаза и, несмотря на протесты бабушки, отодвинула стул и поднялась. Все это случилось… когда же? Десять минут назад? Или часа два? Временны́е границы, прежде незыблемые, словно перестали существовать.
За окном послышалась робкая поступь матери; под ее туфлями хрустели какие-то обломки. Она охнула, возможно, всхлипнула, только слишком шумно. Затем звуки участились: Мами решительно пересекла дворик и стала давить на кнопки мобильного телефона. Раздался высокий, сдавленный рык – таким голос матери Лука никогда прежде не слышал.
Вскоре следователь вернулся вместе с женщиной-судмедэкспертом, которая сразу обратилась к Луке. Приобняв его за плечо, она предложила ему посидеть в фургоне. Сбоку виднелась надпись: SEMEFEO; задние двери были распахнуты настежь. Мами кивнула, и Лука отправился вместе с женщиной к ее машине. Усевшись, он свесил ноги над задним бампером. Судмедэксперт предложила ему запотевшую банку газировки.
Поступки и чувства редко согласуются между собой. (Райчел Мид)
Верь только внутренней красоте и поступкам, которые совершаются не на показ, а от души. (Олег Рой)
Никогда не позволяйте морали удерживать вас от правильных поступков. (Айзек Азимов)
Беда нашего века. Ещё недавно в оправдании нуждались дурные поступки, теперь в нём нуждаются поступки добрые. (Альбер Камю)
Сущность человека складывается из его поступков, она – результат его выбора, точнее, нескольких выборов за всю жизнь. (Виталий Вульф)
Только последствия определяют важность поступка. (Ги де Мопассан)
Мы можем назвать поступок добрым, если он пошел кому-то на пользу, или злым, если он принес кому-то вред. А люди слишком сложны, на них не наклеишь простых ярлыков. (Филип Пулман)
За мотивами наших поступков, в которых мы признаемся, несомненно, существуют тайные причины, в которых мы не признаемся, а за ними есть еще более тайные, которых мы даже и не знаем. (Зигмунд Фрейд)
Человека определяют только поступки. Мгновения любви, выпавшие на долю мерзавца, придают смысл его жизни. (к/ф Кровавый Алмаз)
Когда совершаешь поступок, понимаешь одну вещь, никогда не перекладывай вину на других за то, что происходит у тебя во дворе. (т/ф Побег)
Лишь истина окажется права, в сердцах людей взойдет ее свеченье, и обретут воскресшие слова поступков драгоценное значенье. (Белла Ахатовна Ахмадулина)
На людей, чьи поступки до такой степени зависят от настроения, нельзя возлагать никакой серьёзной ответственности. (Стефан Цвейг)
Поступки наши что корабли: мы видим, как они уходят в открытое море, но не знаем, ни когда, ни с каким грузом они возвратятся в гавань. (Айрис Мёрдок)
Дурные качества и поступки человека зависят от него самого. (Сюнь-цзы)
Самостоятельный поступок – вот что реже всего встречается в человеке. (Ральф Уолдо Эмерсон)
Нередко поступок, сам по себе достойный осуждения, становится похвальным благодаря намерению, которое его вдохновляет. (Ги де Мопассан)
Есть один несомненный признак, разделяющий поступки людей на добрые и злые: увеличивает поступок любовь и единение людей – он хороший, производит вражду и разъединение – он дурной. (Лев Николаевич Толстой)
Никогда не жалейте людей, с которыми поступили дурно. Они лишь ждут удобного случая так же дурно поступить с вами. (Уильям Хэзлитт)
Если вы желаете удержать человека от какого-нибудь поступка, заставьте его разговориться на эту тему: чем больше люди говорят, тем меньше у них склонности делать. (Томас Карлейль)
Тебе может не хватить миллионов, в то время как достаточно будет лишь одного человеческого поступка. (Ника Гардо)
И нам не дано предугадать, как отзовется самый малый поступок. Я хочу верить, что в наше будущее ведут самые разные дороги. (аниме Кланнад)
Нет правильных и неправильных поступков; люди, которые берутся об этом судить, – всего лишь лжецы и лицемеры. Каждый заботится только о своих интересах, и никуда от этого не деться. (к/ф Тёмный дворецкий)
Все, что нас мучает и не дает нам покоя – это мы сами. Или поступки, которые мы совершаем. (к/и Brothers in Arms 3: Hell’s Highway)
Если ты убежден в одном, а поступаешь иначе – грош тебе цена, так что уж лучше стисни зубы и стой на своем. (Элис Хоффман)
Каждый грешный поступок болью возвращается к нам. Именно так мы познаем, что такое добро, а что зло. (аниме Бездомный Бог)
Каждый поступок продолжает созидать нас самих, он ткет наше пестрое одеяние. Каждый поступок свободен, но одеяние необходимо. Наше переживание – вот наше одеяние. (Фридрих Ницше)
В том-то и ужас всей жизни, что мы никогда не чувствуем последствий наших поступков. Наступает момент, когда ты вдруг начинаешь понимать – либо ты сделаешь что-то сейчас, либо ты никогда не сможешь ничего изменить. (Эрих Мария Ремарк)
Каждый необдуманный поступок в нашей жизни – это бумеранг, который неизменно возвращается и больно врезается в лоб, пытаясь вбить в нас житейскую мудрость. (т/ф Кухня)
Если нет этически правильного выхода, поступай неразумно. (Сергей Лукьяненко)
Иногда люди поступают неправильно ради правильных вещей. (к/ф Камелот)
Порывы должны перерастать в поступки. Нереализованные порывы с годами сложнее простить себе. (Эльчин Сафарли)
Я немного себя поняла: я могу поступать только фанатично, безрассудно, со всем пылом или никак! (Эдвард Радзинский)
Мы не вольны в нашей любви, но управлять своими поступками в нашей власти. (Артур Конан Дойл)
Человек куда больше учится на ошибках, которые делает по собственной воле, чем на правильных поступках, совершённых по чужой указке. (Уильям Сомерсет Моэм)
Когда ты совершаешь поступки, которые предают кого-то, кем ты был, потом очень сложно разглядеть в себе себя самого. (т/ф Сплетница)
Добрый поступок, случается, имеет такую же силу, как и меч. (Владимир Анатольевич Фёдоров)
Мозг Лидии, до того временно приостановивший работу, теперь справился с потрясением и снова начал соображать – но ворочался медленно, словно ил на дне реки. Она по-прежнему сидела на тротуаре. Следователь стоял рядом, загородив собой машину, в которой сидел ее сын.
Дойдя до задней двери, Лидия на мгновение замялась, но потом расправила плечи, потянула за ручку и решительно шагнула за порог. В тенистой прохладе дворика витали сладкие запахи лайма и соуса для барбекю. Вдохнув, Лидия поняла, что больше никогда не будет есть жареное мясо. Некоторых членов ее семьи уже накрыли простынями; повсюду торчали маленькие желтые таблички с черными буквами и номерами – с их помощью полицейские отмечали расположение улик, которые никогда не будут использованы против обвиняемых. Самое страшное – эти самые таблички. Если есть таблички, значит, все по-настоящему. Впервые в жизни Лидия ощутила в своей груди тяжесть легких, сырых и рыхлых. Она подошла ближе к Себастьяну. Тот лежал все в той же позе, неловко подогнув под себя руку; из-под его бедра торчала погнутая металлическая лопатка. Его распластанная фигура напомнила Лидии о том, как выглядело его тело, когда он в шутку боролся с Лукой в гостиной после ужина. Они визжали. Рычали. Сшибали на своем пути мебель. А Лидия набирала мыльную воду в кухонной раковине и неодобрительно закатывала глаза. Но теперь жизнь улетучилась. Под кожей Себастьяна стучала тишина. Лидии хотелось поговорить с ним прежде, чем поблекнет цвет. Хотелось рассказать обо всем, что случилось, – торопливо, безутешно. Какая-то маниакальная часть ее сознания верила, что, если рассказать все как следует, получится уговорить мужа не умирать. Получится убедить его в том, что он нужен ей и еще сильнее нужен Луке. Ее горло сжалось, словно охваченное параличом.
Кто-то уже убрал картонную табличку, которую преступники оставили на груди Себастьяна, придавив обыкновенным камнем. На ней зеленым маркером было написано: «Toda mi familia está muerta por mi culpa» [10].
Лидия присела на корточки в ногах мужа, но не стала к нему прикасаться – не хотела почувствовать, как под пальцами остывает его мертвенно-бледная кожа. Доказательство. Она ухватилась за мысок его ботинка и закрыла глаза. Себастьян остался цел, и за это Лидия была благодарна. Она знала, что картонную табличку могли бы приколоть к его груди лезвием мачете. И понимала, что относительную опрятность его убийства можно считать извращенным проявлением милосердия. Лидии доводилось видеть кошмарные картины: тела, которые уже не были телами, расчлененные, mutilados. Когда картель решает совершить убийство, он делает это для острастки живых – чтобы в театральной, гротескной манере показать, на что он способен. Как-то утром, когда Лидия шла на работу в магазин, ниже по улице она увидела знакомого мальчика. Тот стоял на коленях, пытаясь отпереть решетку отцовской обувной лавки ключом, висящим на шнурке у него на шее. Мальчику было шестнадцать лет. Когда рядом остановилась машина, он не сумел убежать, потому что ключ застрял в замочной скважине. Sicarios подняли решетку и вздернули парня за шею на его собственном шнурке, а потом избили до бесчувствия. В то утро Лидия поспешила спрятаться в магазине и заперла за собой дверь, поэтому не видела, как убийцы стянули с мальчика штаны и разукрасили его тело. Но позже до нее дошли слухи. Как и до всех остальных. И все владельцы магазинов в том районе знали, что отец мальчика отказался платить картелю дань.
Да, Лидия действительно была благодарна за то, что шестнадцать самых дорогих ей людей погибли под быстрыми, точными выстрелами. Полицейские старались не встречаться с ней глазами – она была благодарна и за это тоже. Фотограф-криминалист положил камеру на праздничный стол, рядом с бокалом Лидии, на краях которого по-прежнему виднелся след от ее матовой помады. Кубики льда внутри бокала уже растаяли, а на салфетке у его основания все еще виднелось влажное пятно. Невероятно, думала Лидия: для того чтобы полностью разрушить чью-то жизнь, требуется меньше времени, чем для испарения в атмосферу крошечного кольца воды. Вдруг она заметила, что во дворе воцарилось почтительное молчание. Тогда Лидия, не вставая, начала подбираться к груди мужа. Она ползла по каменным плитам на четвереньках и вдруг остановилась, обратив внимание на вытянутую руку Себастьяна – на бугорки костяшек и полулуния ногтевых пластин. Его пальцы не шевелились. На одном из них тяжелело обручальное кольцо. Глаза были закрыты. В приступе абсурдного любопытства Лидия задумалась: может, Себастьян сделал это нарочно, чтобы в последний раз проявить нежность? Может, он закрыл глаза для того, чтобы ей не пришлось потом увидеть в них пустоту? Лидия резко зажала рукой рот, побоявшись, что оттуда вывалится жизненно важная часть ее естества. Сглотнув это чувство, она вложила руку в безразличную ладонь мужа и позволила себе легонько прильнуть к его груди. Он был уже холодный. Совсем холодный. От него осталась лишь любимая, такая любимая фигура. Бездыханная.
Лидия провела рукой по его челюсти и подбородку. Сжав губы, положила ладонь на его прохладный лоб. Когда она впервые увидела своего будущего мужа, он сидел за столом в библиотеке Мехико, с ручкой в руке, уткнувшись в блокнот на пружине. Изгиб его плеч, полнота его губ. На нем была фиолетовая футболка с изображением какой-то группы. Теперь Лидия понимала, что ее завораживала не его внешность, а его манера наполнять свое тело жизнью. Она шептала над ним молитвы, а каменные плитки впивались в ее колени. Время от времени из нее спазмами вырывался плач. Под покореженной лопаткой темнела лужица запекшейся крови, а на кромке виднелись разводы от сырого мяса. Сглотнув комок тошноты, Лидия засунула руку в карман мужа и достала ключи. Сколько раз на протяжении их совместной жизни она лазила в его карман? Не думай об этом, не думай об этом, не думай. Снять обручальное кольцо оказалось не так-то просто. Ободок цеплялся за кожу на его костяшках, поэтому Лидии пришлось одной рукой распрямить его палец, а другой выкручивать кольцо на себя. Наконец она сняла кольцо, то самое, которое надела на его палец в Катедраль де Нуэстра Сеньора де Соледад больше десяти лет назад. Лидия просунула в кольцо свой большой палец, уперлась обеими руками в грудную клетку Себастьяна, поднялась на ноги и бросилась прочь, боясь, что кто-нибудь попытается отобрать у нее мужнины вещи. Ей почти хотелось, чтобы кто-то подошел и сказал, что она не имеет права трогать улики, или какую-нибудь подобную ерунду. Пусть на мгновение, но она бы испытала невероятное удовлетворение, если бы смогла выплеснуть на кого-то весь свой гнев. Но никто не осмелился к ней приблизиться.
Лидия остановилась и поникла плечами. Ее мать. Лидия направилась к ее телу, покрытому черным куском пластика, но полицейский неожиданно преградил ей дорогу.
Когда Мами вернулась, чтобы увести Луку из душа, тот сидел, сжавшись в тугой комок, и легонько раскачивался из стороны в сторону. Она велела ему встать, но мальчик завертел головой и лишь сильнее обхватил себя руками, в ужасе сопротивляясь. Пока он сидел тут, пряча лицо в темных изгибах локтей, пока он не смотрел на Мами, он мог не знать того, что уже знал. Мог продлить это мгновение нелепой надежды – на то, что хоть какому-то лоскутку прежнего мира удалось уцелеть.
Сущность плохих и хороших поступков одинакова – все они направлены на то, чтобы избавиться от собственных изъянов. (аниме Город, в котором меня нет)
Ничего так не мотивирует к успеху, как успех, ничего так не мотивирует на положительные мысли и поступки, как положительный результат своего труда. (Екатерина Макарова)
Мы создаём обстоятельства, заложниками которых оказываемся. Поступи ты иначе хотя бы однажды, и все было бы по-другому. (Анхель де Куатье)
Судить о человеке надо, основываясь главным образом на его обыденных поступках, наблюдая его повседневное существование. (Мишель де Монтень)
Если человек поступает не как хочет, а как хотят другие, мир становится беднее на одного человека. (Вячеслав Рыбаков)
Не осуждай никого. Жизнь – штука многогранная, мы иногда совершаем странные поступки. За которые приходится расплачиваться другим. (Наталья Порошина)
У меня никогда не получается контролировать свои поступки в тот момент, когда я их совершаю. Я не способен на мгновенный самоанализ. (Джереми Айронс)
Рано или поздно каждый садится за банкетный стол последствий своих поступков. (Роберт Льюис Стивенсон)
Я не могу никого переубедить или заставить поступать по-моему, но я могу сам делать то, что считаю нужным. (Чарльз де Линт)
Человеческий поступок тем почетнее, лучше и великолепнее, чем отдаленнее его последствия. (Джон Рескин)
Поступки, а не слова делают нас теми, кто мы есть, но слова всегда, во все времена, были тесно связаны с поступками. (Кристи Голден)
Иногда мне хочется совершить самый нелепый поступок. Сделать что-нибудь такое, что разобьет эту стеклянную клетку. Кинуться куда-нибудь, не знаю куда. (Эрих Мария Ремарк)
Это очень тягостное свойство – подозревать оскорбления в совершенно безобидных словах и поступках. (Энн Бронте)
Во все времена негодяи старались маскировать свои гнусные поступки интересами религии, морали и патриотизма. (Генрих Гейне)
Услыхав о чьем-то дурном поступке, не спеши осуждать этого человека. Может статься, что он порядочный человек, который пал жертвой клеветы. (Хун Цзычен)
Наибольшую часть жизни мы тратим на ошибки и дурные поступки, немалую – на безделье, и почти всю жизнь – не на те дела, что нужно. (Луций Анней Сенека)
Сказанная глупость – всего лишь анонс глупости, которую ещё предстоит сделать. (Валентин Домиль)
Представь самые худшие последствия, которые может повлечь твой поступок, заранее смирись с ними и действуй! (Дейл Карнеги)
Я же треть века на ощупь пробирался через этот мир, пока наконец не понял – в девяносто девяти случаях из ста, правы они или нет, люди не осуждают себя за свои поступки. (Дейл Карнеги)
Но как нам в жизни поступить порой, рецепта нет ведь в книге ни в одной. Своя должна работать голова ведь жизнь дана на свете нам одна. (Юрий Непольский)
Я совершал какие-то глупости неосознанно, но потом начинал анализировать, почему я поступил так или иначе, и приходил к выводу, что я сделал это из-за того, что устал, мне надоело прежнее течение вещей, или пора бы что-то изменить. (Айронс)
По возможности – без бурной деятельности, чтобы не тянулся длинный шлейф последствий и поступков, которых ты всю оставшуюся жизнь будешь стыдиться, пытаясь забыть. (Татьяна Полякова)
На самом деле каждый поступок человека – это отражение его личности. От каждого, даже самого маленького, как круги по воде, расходятся последствия. И каждый может стать последним. (Небесный суд)
Вы что-то совершаете, а потом расплачиваетесь за это, помните об этом, когда поступаете плохо. (к/ф Холм одного дерева)
Мы судим других по поступкам, а хотим, чтобы нас судили по возможностям. (Хорхе Луис Борхес)
Слова в благоприятный момент равносильны поступкам. (Эли Визель)
Может, правильнее было бы пойти и посмотреть, увидеть яркие цветные сполохи на белом платье Йенифер, застывший взгляд Адриана, устремленный в небо, копну седых волос бабушки, пропитанных веществом, которому положено аккуратно храниться в плотной коробке черепа. Может, Луке пошло бы на пользу увидеть еще теплые останки отца, металлическую лопатку, погнувшуюся под тяжестью его тела, кровь, растекавшуюся по бетонному покрытию дворика. Все равно картины, которые потом нарисует его разгоряченное воображение, окажутся не в пример страшнее реальности, даже самой жуткой.
Когда Лука наконец встал, Мами повела его на улицу через парадную дверь. Трудно сказать, насколько это была хорошая идея. Что бы они предпочли, если бы sicarios [7] вдруг надумали вернуться, – стоять на улице у всех на виду или прятаться внутри дома, даже не подозревая об их возвращении? Неразрешимый вопрос. Лука с матерью прошли через ухоженный палисадник и открыли калитку. Усевшись на желтый бордюр, они вытянули ноги на проезжую часть. Противоположная сторона дороги пряталась в тени, но здесь припекало солнце – мальчик чувствовал жар головой. Спустя несколько коротких минут вдалеке завыли сирены. Мами, которую звали Лидия, заметила, что у нее стучат зубы. Ей не было холодно. Подмышки у нее намокли, руки покрылись гусиной кожей. Лука подался вперед, и его вырвало. На асфальт между его ног шлепнулся комок картофельного салата, слегка подкрашенный розовым фруктовым пуншем. Они с матерью не стали отсаживаться. Они словно бы вообще ничего не заметили. Не замечали они и того, как задергиваются шторы и занавески в окнах соседних домов: соседи готовились отрицать, что видели хоть что-нибудь.

Лука замечал лишь стены, тянущиеся вдоль улицы, где жила его abuela. Он, конечно, видел их и прежде, много-много раз, но теперь обратил внимание на одну особенность: перед каждым домом располагался такой же палисадник, как у бабушки; и каждый двор был спрятан за стеной – такой же, как у бабушки; сверху по каждой стене бежала колючая лента или проволока – такие же, как у бабушки; а попасть внутрь можно было только через запертую калитку – как и у бабушки. Акапулько – опасный город. Жители тут всегда осторожничают, даже в таких приличных районах, как этот. Особенно в таких приличных районах. Но на что годятся все эти меры, когда приходят такие мужчины? Лука положил голову на плечо матери, и та обвила его одной рукой. Она не спрашивала сына, как он себя чувствует. Отныне и впредь этот вопрос будет встречать лишь непонимание и боль. Лидия изо всех сил пыталась не думать обо всех словах, которые никогда не произнесут ее губы, о чудовищной пустоте на месте слов, которые она никогда не скажет.
По прибытии полиция перегородила желтой лентой с надписью escena del crimen улицу с обоих концов – чтобы перенаправить движение и освободить место для зловещей вереницы специального транспорта. Появилось множество полицейских, проходивших мимо Луки и Лидии с выражением наигранного почтения. Когда рядом возник старший следователь и начал задавать вопросы, Лидия на мгновение замялась, пытаясь сообразить, куда отправить сына. Он слишком мал, чтобы слушать все, что ей нужно сказать. Требовалось передать его на чье-то попечение на несколько минут, чтобы она могла ответить честно на самые ужасные вопросы. Хорошо бы отослать его к отцу. К бабушке. К тете Йеми. Но все они лежали мертвые на заднем дворе – так близко друг к другу, словно фишки домино. Да и вообще – все бессмысленно. Полиция не будет никому помогать. Лидия заплакала. Тогда Лука поднялся с земли и положил холодную руку на затылок матери.
Вот рюкзак Себастьяна. Она должна его поднять. Должна сосредоточиться на самых неотложных делах. Потом она найдет время, чтобы поразмыслить о том, как нечто подобное могло случиться, почему оно случилось. Лидия расстегнула молнию на рюкзаке мужа, достала хлюпающий термос, очки, офисные ключи, наушники, три блокнота, несколько дешевых ручек, диктофон и журналистское удостоверение; все это она сложила на пассажирское сиденье. Планшет с зарядкой Лидия решила взять с собой; полностью выключила его и положила на дно теперь уже пустого рюкзака. Она не очень понимала, как работает GPS в таких устройствах, но опасалась, что их можно будет отследить. Затем Лидия взяла с приборной панели свои темные очки и нацепила их на нос, едва не выколов себе дужкой глаз. Потом, отодвинув переднее сиденье, осмотрела заднюю часть салона. На полу лежали парадные ботинки Луки – он сам оставил их там, когда после церкви переобувался в кроссовки, чтобы погонять мяч с Адрианом. «О боже мой, Адриан», – подумала Лидия, и в ту же секунду ощутила, как незримая расщелина в груди стала шире, словно кто-то ударил ее топором. Она крепко зажмурила глаза и заставила себя дышать. Подняла с пола ботинки сына, убрала их в рюкзак. На заднем сиденье также обнаружилась красная бейсболка Себастьяна с надписью New York Yankees. Лидия ухватила бейсболку за козырек и, высунувшись из машины, вручила сыну, который тотчас надел ее. В багажнике обнаружился коричневый кардиган, который муж надевал по особым случаям; его Лидия тоже сунула в рюкзак. Еще там лежал бейсбольный мяч (его Лидия решила не трогать) и грязная футболка, которую она взяла с собой. Захлопнув крышку багажника, она вернулась к водительскому сиденью, чтобы забрать один из блокнотов мужа, не позволяя себе осознать, зачем она это делает: чтобы сохранить на память посмертное свидетельство его почерка. Выбрав один блокнот наугад, Лидия кинула его в рюкзак, после чего наконец вылезла из машины и захлопнула дверцу.
Тут к ней подошел Лука – сам, без приглашения. «Мой сын стал совершенно другим человеком», – подумала Лидия. Он наблюдал за ней молча и безошибочно угадывал ее желания.
Женщина бросила на сына косой взгляд. Ему всего восемь лет. Каким-то образом она должна оправиться после катастрофы и спасти то, что еще можно спасти. Она поцеловала Луку в макушку, и вместе они двинулись в путь – прочь от репортеров, прочь от ярко-оранжевой машины, от дома бабушки, от их разрушенной жизни.
– Не знаю, mijo, – ответила Лидия. – Мы что-нибудь придумаем. Нас ждет настоящее приключение.
Не сбавляя шага, женщина надела рюкзак на плечи и подтянула на нем лямки; затем подхватила саквояж. Они прошли несколько кварталов на север, свернули налево в сторону пляжа, а потом снова двинулись на юг – Лидия никак не могла определиться, какая стратегия лучше: затеряться в толпе среди туристов или вообще избегать чужих глаз. Она часто оглядывалась через плечо, внимательно изучала лица водителей в проезжавших мимо машинах, крепче стискивала руку сына. Возле чьей-то распахнутой калитки на них принялась с лаем наскакивать дворняжка. Из дома за калиткой вышла женщина в застиранном платье в цветочек, чтобы утихомирить собаку. Но прежде, чем она успела подойти, Лидия яростно пнула дворняжку ногой, не испытывая ни малейших угрызений совести. Женщина что-то закричала им вслед, но Лидия пошла дальше, крепко держа сына за руку.
Лука поправил козырек бейсболки, которая была ему велика. В ленту вокруг головы крепко впитался отцовский пот, и время от времени мальчик двигал кепку на голове, чтобы почувствовать запах Папи. Чуть погодя он вдруг испугался, что так весь запах улетучится, и перестал трогать ее вовсе. Через некоторое время они заметили автобус и решили поехать на нем.
Стояла середина субботнего дня, и народу было немного. Заняв свободное сиденье, Лука поначалу обрадовался, но быстро понял: постоянное движение ног, носивших по городу его маленькое тело, – единственное, что хоть как-то сдерживало ужас, который грозил вот-вот обрушиться на него. Стоило ему сесть рядом с Мами в голубое пластиковое кресло и свесить ноги, как он сразу начал думать. Начал дрожать. Заметив это, мать обвила его рукой и крепко прижала к себе.
В ответ Лука молча кивнул и, как ни странно, сразу перестал дрожать; слезы тоже отступили. Прислонившись головой к теплому стеклу, мальчик выглянул на улицу. Он пытался сосредоточиться на пестрых красках города: на зелени пальмовых листьев, стволах деревьев, выкрашенных в белый для защиты от жучков, на ярко мигающих вывесках отелей и магазинов. Проезжая мимо аквапарка «Эль-Ройо», Лука смотрел на детей и подростков, стоявших в очереди за билетами. На ногах у них были шлепанцы, на плечах висели полотенца. Позади них взлетали и опускались красно-желтые водные горки. Лука положил на стекло палец и по очереди раздавил каждого ребенка. Автобус со скрипом затормозил, и в салон вошли три подростка с мокрыми волосами. Они прошли мимо Луки и его матери, не обратив на них внимания, и расселись в последнем ряду. Уперев локти в колени, они начали тихонько переговариваться.
Лидия втянула щеки и закусила нижнюю губу. Предательский рефлекс: она злилась на мужа. Тем временем водитель закрыл двери, и автобус снова влился в общий поток машин. Лидия наклонилась и раскрыла молнию на саквояже. Затем скинула туфли на каблуках и переобулась в стеганые золотистые кроссовки бабушки. Пока что Лидия не придумала, как поступить дальше, что вообще-то было для нее нехарактерно. Но составить какой-то план было непросто, потому что собственные мысли теперь казались ей чужими – лихорадочными и вязкими одновременно. Ее хватало только на то, чтобы помнить: каждые пятнадцать-двадцать минут следует пересаживаться на другой автобус. Так они и делали. Иногда они ехали в обратную сторону, иногда продолжали тот же маршрут. Когда один из автобусов остановился возле церкви, они ненадолго заглянули внутрь. Но та часть Лидии, которая раньше испытывала желание молиться, теперь схлопнулась. Подобное случалось с ней и раньше. Когда ей было семнадцать и ее отец умер от рака; когда на позднем сроке, спустя два года после рождения Луки, у нее случился выкидыш; когда врачи сказали, что она больше не сможет иметь детей. Так что теперь Лидия не восприняла свое бесчувствие как кризис веры. Напротив, подумала, что это проявление Божественной благодати. Что-то вроде приостановки работы правительства: Господь на время закрыл все ее второстепенные ведомства. Пока они ждали очередной автобус, Луку снова вырвало на тротуар.
На шее у Лидии сверкала тонкая золотая подвеска с тремя сцепленными колечками. Неброское украшение, но кроме него и филигранного золотого кольца на безымянном пальце левой руки никаких других она не носила. Эту подвеску ей подарил Себастьян в первое Рождество после рождения Луки, и женщина полюбила ее с первого взгляда – за символизм. С тех пор Лидия надевала ее каждый день и так свыклась с этой цепочкой, что у нее появился целый набор связанных с ней жестов. Когда Лидии было скучно, она начинала прощупывать все звенья подушечкой большого пальца. Когда она волновалась, по очереди нанизывала все три колечка на мизинец и слушала, как при этом позвякивает металл. Но сейчас она решила их не трогать. Потянулась по привычке, но вовремя себя одернула. Нет, все старые привычки ей придется оставить в прошлом. Если она надеется выжить, то должна полностью преобразиться. Лидия расстегнула цепочку и повесила на нее обручальное кольцо Себастьяна, которое раньше надела себе на большой палец. Затем снова защелкнула замочек на шее и спрятала украшение под воротник блузки.
Очень важно не привлекать внимания водителей автобусов, поскольку те нередко подрабатывали halcones – осведомителями на службе картелей. Лидия знала, что их с Лукой вид способен послужить естественной маскировкой: умеренно привлекательная, но не ослепительно красивая женщина неопределенного возраста едет куда-то с ничем не примечательным мальчиком. Если постараться, они будут выглядеть так, будто просто едут за покупками или в гости к друзьям. В самом деле, они могли бы поменяться местами с любыми другими пассажирами автобуса, и никто бы не заметил разницы. Что за абсурд, думала Лидия, неужели окружающие и вправду не видят, какой невероятный кошмар им с сыном только что пришлось пережить? Лидии их инакость казалась настолько очевидной, словно на обоих светились неоновые таблички. Каждую секунду ей приходилось удерживать в себе вопль, который бился внутри, словно живое существо. Он кувыркался и пинал ее под дых, как когда-то делал еще не родившийся Лука. Лишь невероятным усилием воли ей удавалось придушить его.
Когда в свирепом хаосе ее затуманенного сознания наконец-то зародился план, она долго не могла понять, насколько он хорош. Однако, за неимением лучшего, Лидия решила действовать. Без пятнадцати четыре, прямо перед закрытием пляжа Плайя-Калетилья, они с Лукой вышли из автобуса и направились в незнакомое отделение их банка. Пока они стояли в очереди, Лидия включила мобильник и проверила баланс, после чего снова отключила аппарат. Затем заполнила форму на выдачу почти всей суммы, хранившейся у них на счете: 219 803 песо, что приблизительно равнялось 12 500 долларам. Бо́льшая часть этих денег досталась семье в наследство от крестного отца Себастьяна, бездетного владельца компании по розливу напитков. Лидия попросила, чтобы всю сумму ей выдали крупными купюрами.
Несколько минут спустя они снова сели в автобус. Все их семейные сбережения теперь лежали на дне красного саквояжа бабушки в трех пузатых конвертах. Через час, сменив три автобуса, Лидия с Лукой вышли на остановке в Диаманте и отправились в местный «Уолмарт». Там они купили рюкзак для Луки, две упаковки нижнего белья, две пары джинсов, шесть белых футболок без рисунков, две толстовки с капюшоном, две теплые куртки, две зубные щетки, пачку одноразовых салфеток, пластыри, солнцезащитный крем, бальзам для губ, аптечку первой помощи, две фляги, два фонарика, батарейки и карту Мексики. В хозяйственном отделе Лидия долго выбирала подходящий мачете и в итоге остановилась на небольшой модели со складным лезвием и аккуратным крепким чехлом, который можно было пристегнуть к ноге. Конечно, это не пистолет, но все же лучше, чем ничего. Расплатившись наличными, мать с сыном покинули магазин. Пройдя под эстакадой, они свернули к пляжным отелям; на Луке по-прежнему была отцовская бейсболка, а Лидия по-прежнему старалась не трогать свою любимую золотую подвеску. Женщина внимательно вглядывалась в каждого встречного: других пешеходов, водителей в проезжавших мимо машинах и даже худеньких ребят на скейтбордах. Она знала: в этом городе halcones шныряли повсюду. Лидия с Лукой прибавили шагу. Выбор пал на гостиницу «Дукеса Империал» – в первую очередь из-за ее размера. Достаточно большая, эта гостиница могла обеспечить конфиденциальность постояльцев, но при этом была недостаточно новой для того, чтобы привлечь любителей модных мест. На стойке регистрации Лидия попросила номер с видом на улицу и снова расплатилась наличными.
– Еще нам понадобится номер вашей кредитки на случай непредвиденных расходов, – объявил администратор, положив в бумажный конвертик две карточки-ключа.
Взглянув на ключи, Лидия прикинула: может, просто схватить их и рвануть к лифту? Но все же открыла саквояж и сделала вид, будто ищет кредитку.
Поставив саквояж на колено, Лидия нащупала деньги и, не доставая конверта, аккуратно отсчитала четыре тысячи песо.
В лифте, едущем на десятый этаж, Лука провел самые долгие полторы минуты своей жизни. У него болели ноги, болела спина, и он до сих пор так и не поплакал. На четвертом этаже в кабину зашла семья, но, узнав, что лифт едет наверх, снова вышла. Родители держались за руки и смеялись, их двое детей о чем-то препирались. Когда за ними закрывалась дверь, один из детей, – мальчик – оглянулся и показал Луке язык. Внутренний голос и едва заметные сигналы, которые ему подавала мать, подсказывали Луке, что нужно вести себя как ни в чем не бывало, и до сих пор он более или менее справлялся с этой непосильной задачей. Но теперь с ними в лифте ехала элегантная пожилая дама, и она восхищалась золотыми стегаными кроссовками Мами. Бабушкиными кроссовками. Лука часто-часто заморгал.
Затем она несколько раз яростно вдавила кнопку десятого этажа, что никак не отразилось на скорости лифта, но произвело нужный эффект: прекратило все дальнейшие попытки с ней заговорить. Когда на шестом этаже дама вышла, Мами торопливо нажала четырнадцатую, восемнадцатую и девятнадцатую кнопку. Они доехали до десятого этажа, а потом спустились по лестнице на седьмой.
Когда Мами наконец открыла дверь в их номер, хорошенько оглядела застеленный ковром коридор и затолкала сына внутрь, после того как она повернула замочную ручку, задвинула щеколду и, протащив по кафельной плитке рабочее кресло, подперла спинкой дверь, с Лукой случилось нечто удивительное. Вот что случилось: абсолютно ничего. Волна горя, все это время бурлившая где-то внутри, так и не выплеснулась наружу. Но и не спала. Она по-прежнему дыбилась на задворках его сознания, запертая в невидимых берегах, словно затаенное дыхание.
Мальчику казалось, что, поверни он голову, дотронься он до этого шарообразного ужаса лишь самым кончиком пальца, тотчас хлынет поток такой чудовищной мощи, что Луку навсегда унесет прочь. Он очень старался сидеть смирно. Потом скинул кроссовки и сел на край единственной кровати. В центре лежало полотенце, сложенное в виде лебедя; Лука потянул его за шею и бросил на пол. Схватившись за пульт, словно это был спасательный круг, мальчик включил телевизор.
И тем не менее Лидия тоже страдала от него. Если она слишком близко подходила к ограде своего балкона, ей приходилось крепче держаться за перила. Приходилось вдавливать пятки в пол. Она боялась, что однажды просто сиганет вниз – бесцельно, бездумно. Разобьется о тротуар под рев и свист машин, которые будут напрасно пытаться объехать ее тело. Скорая опоздает. Лука останется сиротой, и все ошибочно решат, что она покончила с собой. Чтобы избежать такой кончины, Лидия раз за разом прокручивала в голове этот сценарий. Мне нельзя прыгать.
– А я-то думал, я один такой, – признался Хавьер. – Я был уверен, что все это какое-то безумное порождение моего сознания. И вот оно, в точности то же самое, в этой книге.
Лидия даже не сразу заметила, что слушает с открытым ртом. Она тяжело опустилась на стул.
И так они стояли и разговаривали – так долго, что в какой-то момент Лидия предложила гостю кофе, и тот ответил согласием. Она подтащила табуретку к дальнему концу прилавка, чтобы мужчине было удобнее пить. Он очень старался не запачкать усы кофейной пенкой. Они говорили про литературу и поэзию, про экономику и политику, про музыку, которую оба обожали. Хавьер провел в магазине два часа, и Лидия даже начала волноваться, как бы его не хватились на работе или где-то еще. В ответ мужчина лишь небрежно отмахнулся.
Лидия всегда мечтала, что именно так когда-нибудь и будут проходить ее дни в книжном магазине. Что в перерывах между повседневной каторгой предпринимательства она будет развлекать любимых покупателей – таких же коммуникабельных и обаятельных, как и книги вокруг них.
– Мне осталось найти еще троих таких же покупателей, как вы, и можно считать, что жизнь удалась, – заметила Лидия, допивая кофе.
Лидия молча собрала чашки. Проблема заключалась не в этом признании, а в предательском чувстве: в другой жизни она, возможно, сказала бы «да».
– Пора мне приниматься за работу, – сказала она наконец. – Сегодня мне еще нужно сделать один заказ. И упаковать кое-какие посылки.
В тот день Хавьер купил семь книг, три из них – по совету Лидии.
Утром пятницы, во время летнего ливня, под навесом на входе в магазин возникли двое крупных грозных мужчин. Вскоре показался Хавьер. Увидев его, Лидия испытала острый прилив счастья: ей так хотелось обсудить новые книги! Она пыталась вести себя как обычно, но при виде двух незнакомцев, по-прежнему стоявших под навесом, у нее в груди перехватывало дыхание.
Лидия поспешно спряталась за прилавком, а ее новый друг открыл дверь и переступил через порог. Она с удивлением наблюдала, как он спокойно разговаривает с двумя накачанными бандитами под навесом магазина. Те указывали на дождь, но Хавьер вскинул руку, словно стрелял из пистолета, и мужчины послушно шагнули в пелену ливня.
Лидия долго отказывалась понимать, что к чему. Визиты Хавьера становились чаще и продолжительнее, темы бесед становились все более личными, и дважды она мельком замечала фигуры тех самых мужчин. Однако она заставила себя забыть о власти, которую продемонстрировал Хавьер тем дождливым утром. Когда он впервые заговорил о своей жене, которую любовно называл la reina de mi corazón, «владычица моего сердца», настороженность Лидии ослабла. Когда он рассказал ей о существовании молодой любовницы, которую называл la reina de mis pantalones, «владычица моих штанов», заслоны рухнули почти полностью.
В том, что женатый мужчина завел роман на стороне, не было ничего необычного, но вот так вот запросто обсуждать это с другой женщиной – это было совершенно неслыханно. Именно поэтому признание Хавьера сослужило сразу две службы: с одной стороны, избавило Лидию от подозрений (хотя и лестных) на романтическую привязанность, а с другой – по мере того как мужчина раскрывал потаенные грани своей личности – связало их тесными узами дружбы. Они доверяли друг другу секреты, делились смешными историями, наблюдениями, разочарованиями. Порой они даже рассказывали друг другу о том, что раздражало их в супругах.
Как-то раз Лидия пожаловалась, что Себастьян оставляет на кухонном столе грязные носки.
– Если бы я был твоим мужем, я бы никогда так не поступил! – воскликнул Хавьер.
Тем временем Мами перетащила из прихожей пакеты, рюкзаки и красный саквояж и вытряхнула содержимое на журнальный столик. Она принялась срывать ярлыки и раскладывать все по стопкам, но внезапно рухнула в кресло и сидела так, не двигаясь, по меньшей мере минут десять. Лука на нее не смотрел: он прилип к экрану. По детскому каналу показывали сериал «Опасный Генри», и он сделал звук громче. Когда Мами наконец очнулась, она подошла к мальчику и с силой поцеловала его в лоб. Затем открыла дверь на балкон. Правда, она сомневалась, что во всем мире теперь найдется достаточно свежего воздуха, чтобы прочистить ей голову, но попытаться стоило. Оставив дверь открытой, Лидия шагнула наружу.
Теперь она понимала, что в чувстве ужаса все-таки было нечто хорошее: оно вытесняло скорбь. Она знала, что вскоре ей придется встретиться лицом к лицу с тем, что случилось. Но в настоящий момент мысль о том, что еще только может случиться, сводила на нет самую жуткую тоску. Выглянув с балкона, Лидия внимательно изучила улицу. Сказала себе, что там никого нет. Что они с сыном в безопасности.
В этот момент в вестибюле на первом этаже администратор отпросился со своего поста и направился в комнату отдыха для персонала. Зайдя в туалет, он закрылся во второй кабинке, достал из внутреннего кармана пиджака одноразовый мобильный и отправил сообщение: «В гостиницу “Дукеса Империал” только что заселились два особенных гостя».
С Хавьером Креспо Фуэнтесом Лидия познакомилась однажды ранним утром во вторник, когда ставила у входа в свой книжный магазин черную меловую доску. В ту неделю она отобрала десять романов из самых отдаленных уголков мира и написала на доске: «Книга дешевле, чем билет на самолет!» Подперев ногой входную дверь, Лидия подняла этот самодельный рекламный щит, как вдруг увидела мужчину, спешащего ей на помощь. Пока он держал для Лидии дверь, над ними многозначительно звенел колокольчик.
В магазине она предоставила мужчине разглядывать полки, а сама встала за прилавок. Через некоторое время мужчина подошел к ней со стопкой книг, и Лидию поразил его выбор.
Лидия уже почти десять лет владела магазином, и он был заполнен книгами, которые она любила, и книгами, от которых она была не в восторге, но знала, что они хорошо разойдутся. Кроме того, у нее имелись открытки, ручки, календари, игрушки, настольные игры, очки для чтения, магнитики и брелоки. Именно благодаря этой мелочи, а также бестселлерам магазин приносил кое-какую прибыль. Лидия уже давно находила тайное удовольствие в том, чтобы среди популярных товаров выставлять свои секретные сокровища, жемчужины, которые когда-то распахнули ее сознание и изменили ее жизнь. Некоторые из этих книг даже не были переведены на испанский, но Лидия все равно ставила их на полки – не потому, что надеялась когда-нибудь продать, а просто потому, что рядом с ними чувствовала себя счастливой. В магазине было около дюжины таких книг, которые так ни разу и не покинули своих насиженных мест, наблюдая, как сменяют друг друга их соседи. Случалось, что Лидия находила книгу, которая задевала ее за живое, открывала неизведанные прежде горизонты и полностью меняла ее представление о мире, – и тогда секретная коллекция магазина пополнялась. Изредка Лидия пыталась предложить такую книгу какому-нибудь покупателю – но только хорошо знакомому, приятному человеку, который, по ее мнению, был способен по достоинству оценить предложенное сокровище. Но почти всегда ее ждало разочарование. За десять лет, что Лидия тут работала, лишь дважды ей посчастливилось наблюдать, как покупатель сам, по собственному желанию, принес на кассу книгу-сокровище. Лишь дважды за целое десятилетие между полками магазина замерцало чудо, а колокольчик над дверью, словно ветвь омелы, обещал нечто волшебное.
Незнакомец подошел к прилавку, где Лидия тем временем просматривала каталог. И когда она начала пробивать книги, то с изумлением обнаружила не одно, а целых два сокровища: «Сердце, ты мучитель, ты дрянь» Лии Хагер Коэн и «Местонахождение Энея Макналти» Себастьяна Барри.
Она подняла глаза и только в тот момент по-настоящему его увидела, хотя на входе они успели немного поболтать. Для утра вторника мужчина был одет чересчур элегантно: темно-синие брюки и белая рубашка; такой наряд скорее подходил для воскресной мессы, а не для работы в будний день. Его густые черные волосы были разделены аккуратным пробором и зачесаны набок в духе пятидесятых. На носу – очки в толстой оправе из черного пластика, тоже старомодные, такие винтажные, что уже смотрелись интересно. За толстыми линзами плескались огромные глаза; усы чуть подрагивали.
Мужчина улыбнулся, и Лидия внезапно помрачнела: ей совсем не хотелось, чтобы этот момент вышел за границы благопристойности. Он флиртует? Когда на этот счет возникают сомнения, ответ, скорее всего, «да». Лидия опустила книгу на прилавок, прикрывая обложку ладонью.
Вопреки себе Лидия опять рассмеялась. В ответ на подобные заявления она просто закатывала глаза, потому что легкий флирт был лишь мимолетной тучкой на небосклоне их дружбы. Между ними разражались и настоящие грозы. Например, оказалось, что их отцы умерли примерно в одно и то же время и при похожих обстоятельствах – от рака. Это знание сделало их еще ближе. У обоих когда-то были хорошие отцы, и оба потеряли их в юном возрасте.
Отец Лидии умер почти пятнадцать лет назад, и хотя теперь она горевала лишь временами, в эти моменты скорбь оставалась такой же острой, как и в день его смерти.
Так что она терпела его настойчивые заигрывания, а он, в свою очередь, принимал – вероятно, не без удовольствия – ее твердые отказы. Лидия считала, что это придает ему особенное обаяние.
Он часто рассказывал о своем единственном ребенке, шестнадцатилетней девушке, которая училась в частной школе в Барселоне. Стоило Хавьеру заговорить о ней, как в нем все менялось: голос, лицо, жесты. Его любовь к дочери была так сильна, что даже в разговорах он упоминал о ней в самых деликатных выражениях. Ее имя было словно хрупкий хрустальный шар, который Хавьер боялся уронить.
Хавьер снял очки, сложил их и, моргая, спрятал в нагрудный карман рубашки. Оставшись без привычной защиты, его глаза казались маленькими и уязвимыми.
– Я мечтал стать поэтом! – Он рассмеялся. – Нелепо, правда? В наше-то время! – Лидия накрыла ладонью его руку. – Я думал, что стану ученым. Буду вести спокойную жизнь. Меня бы вполне устроила бедность.
Лидия скривила рот и провела пальцем по циферблату элегантных часов на его запястье.
– Ты можешь изменить свою жизнь, Хавьер. Точно можешь. Ты такой талантливый, такой способный человек. Что тебе мешает?
– Да ну. – Хавьер покачал головой и снова надел очки. Его лицо вновь приобретало привычные очертания. – Теперь это просто романтические мечты. Все кончено. Я сделал выбор давным-давно. И оказался, где оказался.
– Но ведь получилось не так уж и плохо? – спросила Лидия, покрепче сжав его руку. Так она могла бы говорить с Лукой, пытаясь настроить сына на более оптимистичный лад.
Если о тебе сплетничают значит ты личность, запомни никогда не обсуждают и не завидуют плохому, завидуют лучшим, обсуждают лучших.
Увеличение числа участников при подготовке опаздывающей программы только замедляет процесс. (Закон Брука)
Создайте систему, которой сможет пользоваться дурак, и только дурак захочет ею пользоваться. (Принцип Шоу)
Нельзя заранее правильно определить, какую сторону бутерброда мазать маслом.( Закон своенравия природы.)
Английский бизнесмен диктует письмо: «Дорогой сэр. Поскольку моя секретарша – дама, то я не могу продиктовать ей то, что о Вас думаю. Более того, поскольку я джентльмен, то не имею даже права так думать о Вас. Но так как Вы не являетесь ни тем, ни другим, то я надеюсь, что Вы поймете меня правильно».
Когда о вас сплетничают — это плохо, но ещё хуже, когда сплетничать перестают.
Сплетни – ЗАМЕНЯЮТ ПРЕССУ, СЛАВУ И РЕКЛАМУ.
Жизнь — движение: кто-то шевелит мозгами, кто-то хлопает ушами
А чтобы выйти из метрической системы? Временно. Купить в акрах, продать в сантиметрах. Добываешь в тоннах, продаешь в баррелях. Чего угодно можно достичь, если его купить. Добываешь в галлонах, продаешь в литрах. И благодаришь людей за разницу.
Каждый стреляющий, попавший в цель, получает пулю. (Объявление в тире.)
Карьера всегда предполагает выбор — либо стоять на своем, либо двигаться на чужом.
Карьера всегда предполагает выбор — либо стоять на своем, либо двигаться на чужом.
Всех больных закапывать в 7 утра! (Объявление в глазном отделении)
Если человек умеет превратить свои слабости в силу, значит, он — женщина
Срочно высылайте луковицы, второй год не имеем возможности размножаться. (Из телеграммы)
сть люди, которые говорят вам обо мне. Но помните, что те же самые люди говорят мне и о вас.
Никого не слушай, имей своё мнение, свою голову, свои мысли и идеи, планы на жизнь. Никогда не гонись ни за кем. Иди своей дорогой и не важно, что говорят за спиной. Говорили, говорят и всегда будут говорить. Тебя это не должно волновать. Люби. Твори. Мечтай и улыбайся чаще.
Чем меньше город, тем больше в нем сплетен.
Сплетни не обязательно любить, достаточно получать от них удовольствие.
Утонешь в жалости к себе – ничего не сможешь изменить. Будешь верить слухам – не сможешь видеть правду.
Чем старше становишься, тем больше пофигу становиться, что о тебе скажут и подумают.
Никогда не верьте сплетням о женщине. Они исходят либо от мужчины, который не смог завоевать ее, либо от женщины, которая завидует ей!
Иногда только промахнувшись, понимаешь, как ты попал.
Пешеход был скорее прав, чем жив
Я не понимаю, к чему заниматься злословием. Если хочешь насолить кому-либо, достаточно лишь сказать о нем какую-нибудь правду.
Слушая про себя сплетни, никак не могу понять: или я такая плохая, или они на моем фоне такие хорошие.
Никогда не обращай внимания на сплетни о себе. То, что обезьяны научились разговаривать, не значит, что их нужно слушать…
Сплетни — как фальшивые деньги: порядочные люди их сами не делают, а только передают другим.
Есть люди, которые постоянно завидуют и сплетничают. Мне жаль их. Они не знают, что можно радоваться тому, что имеешь, радоваться за других. Жить с лёгкостью в сердце.
По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них — чистая правда.
Если вы говорите что-то про меня за моей спиной, то это слышит только моя попа… а ей, знаете ли, до одного места!
Сколько про себя не расскажешь, За спиной расскажут интереснее.
Для женского разговора необходимы по меньшей мере три женщины: две, которые говорят, и одна, о которой говорят.
Разочароваться в своём доме нельзя. Можно разочароваться в грязи, которую в этот дом почему-то намели.
Грязь блестит, пока солнце светит.
Чтобы одно очистить, нужно другое запачкать … но можно запачкать все, ничего не очистив.
Кто топчет грязь, сам пачкается в ней.
Когда вся грязь народного суда Моей душе и сердцу докучала, Я посылал всех с гордостью туда, Где наша жизнь взяла свое начало.
Каждый должен брать на свои плечи труд, соразмерный его силам, так как если тяжесть его окажется случайно чрезмерной, то он может поневоле упасть в грязь.
Иногда бури бывают полезны для человека: немного потреплют вашу душу, но и вынесут всю грязь.
Есть только грязь, пошлость, азиатчина…
Бордель — куда более надёжное вложение денег, чем корабли, я давно понял это. Шлюхи тонут редко, а когда их берут на абордаж пираты, то, как и все прочие, они платят за это доброй монетой.
Грязь не сало, потёр — отстало.
Настя моет руки. Она моет их в раковине. Антон смотрит: только кажется, что Настя моет руки в раковине! На самом деле она моет их в реке, которая за домом, через трубу водопроводную. И вот он видит, как полреки стало коричнево от грязи, а Настя все моет, уже полностью Кама стала коричневая, затем Волга стала коричневая, а там и Каспийское море почернело.
Я смотрел, как бельё кружится в сушилке, и думал о том, что мир круглый и еще о гигиене. Человечество шагнуло далеко вперед. Раньше считали, что болезни посылает Бог. Но потом поняли — виновато человеческое невежество, и с тех пор стали вычищать все за собой — в буквальном смысле слова. Люди и по сей день удаляют грязь с рук, одежды, тела, еды и из жилища. Но если б ученые и изобретатели могли найти средство удалить грязь из наших помыслов! Всего один колпачок надежного и устойчивого закрепителя, который удалил бы грязь из нашей жизни, смягчил жестокость её, защитил наши скрытые части — души и сердца, улучшил наше действие, уменьшил образование морщин и появление желтизны, восстановил наш естественный цвет, сделал нас мягкими, нежными и хорошими…
Я смотрел, как бельё кружится в сушилке, и думал о том, что мир круглый и еще о гигиене. Человечество шагнуло далеко вперед. Раньше считали, что болезни посылает Бог. Но потом поняли — виновато человеческое невежество, и с тех пор стали вычищать все за собой — в буквальном смысле слова. Люди и по сей день удаляют грязь с рук, одежды, тела, еды и из жилища. Но если б ученые и изобретатели могли найти средство удалить грязь из наших помыслов! Всего один колпачок надежного и устойчивого закрепителя, который удалил бы грязь из нашей жизни, смягчил жестокость её, защитил наши скрытые части — души и сердца, улучшил наше действие, уменьшил образование морщин и появление желтизны, восстановил наш естественный цвет, сделал нас мягкими, нежными и хорошими…
Было бы лицо, а грязь найдется.
Грязь чаще пристает именно к тем, кто купается в славе.
У меня есть «оберег» на счастье — Секрет простой, не надо и гадать. Чем обильней поливают грязью, Тем чище крылья и легко летать!
Ярмо долга бывает не только тяжелым и холодным. Иногда оно бывает еще и грязным. Но сбросить его все равно нельзя.
— Вы знакомы? — Она играла в нашей песочнице, а потом стала федералом. — Замки выше, а грязь все та же.
Не стыдно, когда лицо грязное, стыдно, когда его не моешь.
Разочароваться в своём доме нельзя. Можно разочароваться в грязи, которую в этот дом почему-то намели.
Рванитесь же с гневом от всякой мрази, Твердя себе с верою вновь и вновь, Что только одна, но зато любовь Дороже, чем тысяча жалких связей!
Если сына отмывая, Обнаружит мама вдруг, Что она не сына моет, А чужую чью-то дочь… Пусть не нервничает мама, Ну не все ли ей равно — Никаких различий нету Между грязными детьми.
Осторожно, шеф. Копаясь в прошлом, грязи не оберёшься.
— Вы лжете! К чему вся эта грязь? — Я не боюсь грязи, в ней иногда прячут государственные тайны.
Грязь свинарника не скроет красоты.
Ты человек бесчестья, Том Ли. Ты отмыл от грязи ноги, но не свою низкую душонку.
История пишется кровью, грязью и жестокостью. Это потом её одевают в красивые одежды, замазывают пятна, лакируют, выбрасывают что-нибудь совсем уж неприглядное.
По-настоящему хороший торговец умеет получать доход, не запачкав сапог, в крайнем случае запачкав пальцы чернилами. А целыми днями только бегать по рынку — удел паршивого торговца.
Керн заметил, что, кроме чиновников, за окошечками работали и девушки. Одеты они были скромно и мило, большинство – в светлых блузках с нарукавниками из черного сатина. Керну казалось странным, что они боялись запачкать свои рукава, в то время как перед ними толпился народ, у которого была затоптана в грязь вся жизнь.
Грязь существует только в нашем сердце.
Мы прокладываем свой путь лишь, чтобы вновь увязнуть в грязи. Ненависть. Недоверие. Я чувствовал себя жалким и грязным. Подавленным. И все же люди, набредая на что-то поистине чистое, смывают с себя грязь потоками слез. И в последний миг прибегают к мотивам.
Ваши улыбки всегда помогали мне смыть с себя грязь этого ничтожного мира.
Не всегда поступаешь правильно, сын мой. Даже если сам сознаешь. Но именно в этом иногда заключается прелесть жизни. (Эрих Мария Ремарк)
Но иногда, так важно забывать, что мы выросли: вести себя по-детски, делать глупости, попадать в неловкие ситуации и искать на свою голову приключений. (т/ф Дневник доктора Зайцевой)
Один неплохой поступок – и, думаешь, стал моим героем? Бррр. Надо срочно рот прополоскать! (т/ф Дневники вампира)
Иногда главное – не поступок. Иногда главное – бездействие. (Сергей Лукьяненко)
Любовь – это не слова, а наши поступки. (т/ф Говорящая с призраками)
У человека всегда бывают два мотива для всякого поступка: один, который красиво выглядит, и второй, подлинный. (Джон Пирпонт Морган)
Если хотите что-то сделать и не знаете, достойным ли будет поступок, то представьте, что история эта напечатана на бумаге и ее читает весь мир. (Гиллиан Флинн)
Никогда не спрашивай человека, во что он верит. Присматривайся к тому, как он поступает. (Торнтон Уайлдер)
Человек часто не замечает, как своими поступками он производит невыгодное для себя впечатление, не желая в то же время сделать ничего дурного. (Александр Грин)
Мы часто повторяем, что о человеке судят по его делам, но забываем иногда, что слово тоже поступок. (Лев Николаевич Толстой)
Утро такое милое, ясное, но мне немножечко грустно хочется уйти в поле, где никого нет, — я уж знаю, что люди, как всегда, запачкают светлый день.
— Можно задать Вам вопрос? Вам не надоело убирать грязь за другими людьми? — Мы, женщины, все это делаем. Только мне за это еще и платят.
Мы живем в отвратительное время. Всюду грязь, она пятнает каждого. Не могу перенести, что она коснется моего, глубоко личного. Запачкает. Моя вселенная не от мира сего.
Иногда, когда ты работаешь в грязи, спустя некоторое время становится все сложнее очиститься. Ты привыкаешь к грязи. Ты даже начинаешь чувствовать себя комфортно в ней. А одним прекрасным утром ты просыпаешься и начинаешь удивляться, почему это все считают тебя грязным…
Знаешь ли ты, что такое быть на самом дне? Там нет ничего, кроме грязи, вони и самобичевания. Это когда сотни взглядов направлены в твою сторону, но ни один тебя не замечает. Когда каждый вздох обжигает твои легкие. Когда некому помочь, не на кого рассчитывать.
Уборка странный процесс: ты убираешь старую грязь, чтобы освободить место для новой грязи.
Жизнь — это бесконечный цикл из уборки и грязи.
Россия такая русская — плоская, кроткая, невинная березовая страна. А еще грязь. Там полно грязи. Русские определенно лидируют в гонке загрязнений.
Жизнь сделана из мрамора и грязи.
— Что это такое на штурвале? — Целлофан. Ты не представляешь, сколько микробов у людей на руках. — Каких микробов? — Тебе лучше не знать.
Убирать квартиру совершенно излишне. После первых четырёх лет она уже не станет грязнее.
По статистике, рот американки — самое грязное место на Земле! (По данным статистики, самое грязное место на планете — это рот американской женщины. А ты хочешь засунуть туда свой писюн?)
Смыть грязь куда проще, чем кровь.
Самые приличные мужчины охотнее всего валяются в грязи.
Людям необходимо жить с чистой совестью. Если идти по прямому пути, то рано или поздно попадёшь в грязь. Но если не сдаваться и идти дальше, то однажды грязь высохнет и отвалится.
Грязь не сало – потер, и отстало.
— Нет, у меня убирать не нужно, — сказал он мягче мягкого. — Люблю, когда грязно.
Любовь вообще нелогичная штука.Чем больше ты любишь кого – то,тем меньше смысла в твоих поступках. (Голда Меир)
Сам собой разумеющийся поступок не делает нас героями. (к/ф Вечерний экспресс)
Хорошие друзья никогда не позволят вам совершать глупые поступки одному. (Голда Меир)
Так трудно поступить так, как надо. (Айн Рэнд)
Никто так не следит за поступками других, как те люди, которых это менее всего касается. (Виктор Гюго)
Большая часть поступков людей совершается не по рассуждению, даже не по чувству, а по бессознательному подражанию, по внушению. (Лев Николаевич Толстой)
Может быть, мы попадаем в ад не за те поступки, которые совершили. Может быть, мы попадаем в ад за поступки, которые не совершили. За дела, которые не довели до конца. (Чак Паланик)
Чем больше люди пытаются поступить, по их мнению, правильно, тем меньше счастья обретают. (аниме Девочка-Волшебница Мадока Магика)
Я никогда не пишу признания в любви. Я показываю это поступками. (Эльчин Сафарли)
Когда видишь мудрого человека, подумай о том, чтобы уподобиться ему. Когда видишь человека, который не обладает мудростью, взвесь свои собственные поступки. (Конфуций)
Поступки говорят громче слов. (Голда Меир)
Какой же толк стараться делать всё как полагается, когда от этого тебе одно только беспокойство; а когда поступаешь как не надо, то беспокойства никакого, а награда все равно одна и та же. (Марк Твен)
Сам черт не разберет, отчего у нас быстрее подвигаются те, которые идут назад
Лень — это тяжкий груз, который приятнее нести, нежели сбросить
Всякий совершенный поступок – единственно верный, наилучший из возможных. (Макс Фрай)
Зло не есть большое единое целое, а бесчисленное множество безнравственных поступков, совершенных ничтожными людьми. (Терри Гудкайнд)
Самая плохая черта, которая есть во всех людях – это забывать о всех хороших поступках после одной ошибки. (Голда Меир)
БУБЛИК — это смертельно раненный Колобок.

Leave your vote

0 Голосов
Upvote Downvote

Цитатница - статусы,фразы,цитаты
0 0 голоса
Ставь оценку!
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Add to Collection

No Collections

Here you'll find all collections you've created before.

0
Как цитаты? Комментируй!x