Красивые цитаты о куклах (100 цитат)

Куклы — это магические создания, которые оживают в руках своих владельцев, наполняя их жизнь волшебством и радостью. Они становятся верными друзьями и надежными спутниками в мире фантазии и игр. Каждая кукла уникальна, как и ее владелец, и способна принести в жизнь множество незабываемых моментов и приключений. Красивые цитаты о куклах собраны  в данной подборке.

Я просто хочу быть рядом с тобой. Я как маленькая глупая кукла. А ты все время выбиваешь мне зубы своими словами, своим тоном. И иногда мне хочется, чтобы ты умерла…
Куклы… они ведь пустые. У них пустые и тело и душа. А пустота сближает их со смертью. Ибо все пустое в природе жаждет наполнения.
Ты как кукла: маленькая, беспомощная, в которую можно смело играть. А самое главное — пустая.
Угрозы, насмешки,
Короны примеряют пешки,
На лицах отметки,
Что все они марионетки.
— Посмотрите на них: мать и дочь — они сами словно куклы. Возможно, между людьми и куклами не так много различий.
— Ведь человек создаёт куклы по своему подобию. И, если Бог действительно существует, мы все, наверное, просто игрушки для него.
Чем человек отличается от куклы? Когда игра заканчивается, его, точно куклу, убирают в коробку.
Интересно всмотреться в женщину, у которой есть характер, привычки, мировоззрение, а не в силиконовую куклу с развлекательной функцией.
Я всегда клала с собой куклу: каждое человеческое существо должно что-нибудь любить, и, за неимением более достойных предметов для этого чувства, я находила радость в привязанности к облезлой, дешёвой кукле, скорее похожей на маленькое огородное пугало. Теперь мне уже непонятна та нелепая нежность, которую я питала к этой игрушке, видя в ней чуть ли не живое существо, способное на человеческие чувства. Я не могла уснуть, не завернув её в широкие складки моей ночной сорочки; и когда она лежала рядом со мной, в тепле и под моей защитой, я была почти счастлива, считая, что должна быть счастлива и она.
До этой ночи у меня не было чувств. Я была как деревянная кукла без крови, но в ту ночь я почувствовала движение крови в себе.
После спектакля кукловоды уходят, а сломанные куклы выкидываются.
Ты ищешь человека, который был бы с тобой, потому что ты одинок. И ты ставишь на нем ярлык — это твой «возлюбленный». Ты хочешь, чтобы все принадлежало только тебе, и ты меняешь своего «любимого» так как тебе хочется… прям как куклу.
Это самое эгоистичное, что может быть в человеке.
Дед Фелиции рассказывал внучке, что кукла не принадлежит к миру живых, но и к миру мертвых – тоже. Промежуток, грань, обоюдоострый нож. Поэтому кукле разрешено делать то, что запретно и для людей, и для вещей. Выходить за пределы ограничений, положенных материи. Объединять возможное с невозможным. Каким образом? – зависит от мастерства кукольника.
Сидишь посреди этой немоты и думаешь: «Господи! да куда же настоящие-то люди попрятались?» <…> Взглянешь кругом: все-то куклы! везде-то куклы! не есть конца этим куклам!
— Ты убил нашу жертву и спрятал орудие убийства в кукле.
— Это не орудие убийства. Это 380-тый, а жертву убили из 9-ти миллиметрового.
— Значит, другой пистолет он спрятал в другом месте. Вперед, осмотр простат всем куклам.
Куклы ничего не чувствуют.
— Я же кукла, у которой нет сердца, поэтому испугаться не могу, вот я и не потрясена. Я кукла по имени Итимацу Кохина, кукла, кукла, кукла, кукла.
— Она не выражает эмоции!
— Куклам все равно, когда на них кто-то странно смотрит.
— У нее сильная психика.
— Я живая кукла, рожденная благодаря достижениям биотехнологий. Я не чувствую усталости, гнева или радости. Куклы всегда дружелюбны.
— У тебя нет друзей, так?
— Как ты это понял? Но даже когда нет друзей, куклы не расстраиваются.
Люди — как куклы. Интересны, пока новые.
Куклы – это пустота. Их тела и сердца – полная пустота, вакуум. Эта пустота похожа на смерть.
Возьмем куклу, например. Хоть булавкой её коли, хоть башку откручивай напрочь – молчать будет, как убитая. А человек почему-то на ее месте обязательно заорет, как будто его режут, стоит только чуть посильней булавкой кольнуть, если без очереди на укол влез, бессовестный. Но вот до какой степени он терпеть может, это науке, к сожалению, пока не известно, не установлено.
Куклы много чего умеют, только мы об этом не догадываемся. Я это твердо знаю. Может быть, Эмили и правда умеет читать, говорить и ходить, но делает это только тогда, когда в комнате никого нет. Это ее тайна. Ведь если бы люди узнали, что куклы многое умеют, они бы заставили их работать. Может быть, поэтому куклы и дали друг другу клятву хранить тайну. Если вы останетесь в комнате, Эмили будет просто сидеть с широко открытыми глазами. Однако если вы уйдете, она станет читать или, может, смотреть в окошко. Но только услышит, что кто-то возвращается, тотчас прибежит, прыгнет в свое креслице и сделает вид, что так там и сидела все время.
Куклы глупы, молчаливы… и скучны. Но вы не такая, вы только притворяетесь. Вот ведь забавно… Вы, живая девочка, можете притворяться куклой, а кукла никогда не сможет долго притворяться живой девочкой. Какая несправедливость!
Я бы хотела поиграть в куклы. Кукла двигается так, как тебе того захочется… Говорит то, что хочется тебе… А если она сломается, ты просто ее выбросишь!
Ты как кукла: маленькая, беспомощная, в которую можно смело играть. А самое главное — пустая.
Если бы куклы могли говорить, они бы вскричали: «Не хотим быть людьми».
Истинная воля однажды станет способна сотворить чудо даже с куклой.
Иногда чувствую себя марионеткой, которую кто-то дёргает за ниточки. Присмотревшись, понимаю, что кукловод и кукла – одно и то же лицо.
Вместо мозгов — стразы, вместо блеска в глазах — намазанные жиром губища, вместо лица — неудачная карикатура, вместо роскошных волос — залакированные слипшиеся пряди, вместо кожи — коричневая пленка, вместо естественной красоты — модный гламур, вместо девушки — куколка.
Куклы… они ведь пустые. У них пустые и тело и душа. А пустота сближает их со смертью. Ибо все пустое в природе жаждет наполнения.
Ты ищешь человека, который был бы с тобой, потому что ты одинок. И ты ставишь на нем ярлык — это твой «возлюбленный». Ты хочешь, чтобы все принадлежало только тебе, и ты меняешь своего «любимого» так как тебе хочется… прям как куклу.
Это самое эгоистичное, что может быть в человеке.
— Ты убил нашу жертву и спрятал орудие убийства в кукле.
— Это не орудие убийства. Это 380-тый, а жертву убили из 9-ти миллиметрового.
— Значит, другой пистолет он спрятал в другом месте. Вперед, осмотр простат всем куклам.
Куклы много чего умеют, только мы об этом не догадываемся. Я это твердо знаю. Может быть, Эмили и правда умеет читать, говорить и ходить, но делает это только тогда, когда в комнате никого нет. Это ее тайна. Ведь если бы люди узнали, что куклы многое умеют, они бы заставили их работать. Может быть, поэтому куклы и дали друг другу клятву хранить тайну. Если вы останетесь в комнате, Эмили будет просто сидеть с широко открытыми глазами. Однако если вы уйдете, она станет читать или, может, смотреть в окошко. Но только услышит, что кто-то возвращается, тотчас прибежит, прыгнет в свое креслице и сделает вид, что так там и сидела все время.
«Вечность», которая есть у куклы это, всё-таки, имитация. Она никогда не будет так прекрасна, как «момент», который у людей бывает только однажды.
По жизни играю, я все секреты ваши знаю,
Вы в зале сидите, и ваши нервы, словно нити,
Надёжно пришиты к пальцам моим.
Куклы – это пустота. Их тела и сердца – полная пустота, вакуум. Эта пустота похожа на смерть.
— Мне так кажется, что ты принимаешь меня за очередную куклу со стразами, что ж, думай, как тебе угодно.
— А ты не кукла? Или кукла, но без страз?
— Я плюшевый мишка.
— У плюшевых мишек есть привычка рваться.
Вместо мозгов — стразы, вместо блеска в глазах — намазанные жиром губища, вместо лица — неудачная карикатура, вместо роскошных волос — залакированные слипшиеся пряди, вместо кожи — коричневая пленка, вместо естественной красоты — модный гламур, вместо девушки — куколка.
Куклы ничего не чувствуют.
Эй, куклы! Бегите!
Ешьте меня! Вот он я!
Смерть — это пустота. Как куклы.
Догорю в твоих ладонях милой тряпочной игрушкой,
Огоньком своим согрею эту комнатную тишь:
Все бумаги, стол и стены, книжный шкаф и безделушки.
А дойдёт как только дело, так и ты со мной сгоришь.
Твой новый бог —
Твои мечты,
Твой кукловод,
А кукла – ты.
Истинная воля однажды станет способна сотворить чудо даже с куклой.
— Я же кукла, у которой нет сердца, поэтому испугаться не могу, вот я и не потрясена. Я кукла по имени Итимацу Кохина, кукла, кукла, кукла, кукла.
— Она не выражает эмоции!
— Куклам все равно, когда на них кто-то странно смотрит.
— У нее сильная психика.
— Я живая кукла, рожденная благодаря достижениям биотехнологий. Я не чувствую усталости, гнева или радости. Куклы всегда дружелюбны.
— У тебя нет друзей, так?
— Как ты это понял? Но даже когда нет друзей, куклы не расстраиваются.
До этой ночи у меня не было чувств. Я была как деревянная кукла без крови, но в ту ночь я почувствовала движение крови в себе.
— Посмотрите на них: мать и дочь — они сами словно куклы. Возможно, между людьми и куклами не так много различий.
— Ведь человек создаёт куклы по своему подобию. И, если Бог действительно существует, мы все, наверное, просто игрушки для него.
Дед Фелиции рассказывал внучке, что кукла не принадлежит к миру живых, но и к миру мертвых – тоже. Промежуток, грань, обоюдоострый нож. Поэтому кукле разрешено делать то, что запретно и для людей, и для вещей. Выходить за пределы ограничений, положенных материи. Объединять возможное с невозможным. Каким образом? – зависит от мастерства кукольника.
Сидишь посреди этой немоты и думаешь: «Господи! да куда же настоящие-то люди попрятались?» Взглянешь кругом: все-то куклы! везде-то куклы! не есть конца этим куклам!
Я просто хочу быть рядом с тобой. Я как маленькая глупая кукла. А ты все время выбиваешь мне зубы своими словами, своим тоном. И иногда мне хочется, чтобы ты умерла…
Я всегда клала с собой куклу: каждое человеческое существо должно что-нибудь любить, и, за неимением более достойных предметов для этого чувства, я находила радость в привязанности к облезлой, дешёвой кукле, скорее похожей на маленькое огородное пугало. Теперь мне уже непонятна та нелепая нежность, которую я питала к этой игрушке, видя в ней чуть ли не живое существо, способное на человеческие чувства. Я не могла уснуть, не завернув её в широкие складки моей ночной сорочки; и когда она лежала рядом со мной, в тепле и под моей защитой, я была почти счастлива, считая, что должна быть счастлива и она.
Интересно всмотреться в женщину, у которой есть характер, привычки, мировоззрение, а не в силиконовую куклу с развлекательной функцией.
После спектакля кукловоды уходят, а сломанные куклы выкидываются.
Чем человек отличается от куклы? Когда игра заканчивается, его, точно куклу, убирают в коробку.
Иногда чувствую себя марионеткой, которую кто-то дёргает за ниточки. Присмотревшись, понимаю, что кукловод и кукла – одно и то же лицо.
Возьмем куклу, например. Хоть булавкой её коли, хоть башку откручивай напрочь – молчать будет, как убитая. А человек почему-то на ее месте обязательно заорет, как будто его режут, стоит только чуть посильней булавкой кольнуть, если без очереди на укол влез, бессовестный. Но вот до какой степени он терпеть может, это науке, к сожалению, пока не известно, не установлено.
Куклы глупы, молчаливы… и скучны. Но вы не такая, вы только притворяетесь. Вот ведь забавно… Вы, живая девочка, можете притворяться куклой, а кукла никогда не сможет долго притворяться живой девочкой. Какая несправедливость!
Плох тот дож ( наместник) , кто даже сам умереть не смог.
Когда тебя кто-то держит в объятьях, ты похож на сломанную куклу! Это ужасно некрасиво!
Девочки вообще не слишком сильные; тело у них хрупкое и ломкое, как у куклы; твое тело и есть тело куклы; твое тело для других — чтобы любовались им, нянчились; твоим телом пользовались другие, не ты; твое тело было точно соблазнительный плод, в который хотелось вонзить зубы и наслаждаться его вкусом; твое тело — для других, не для тебя.
Я не люблю кукол. Все то, что выглядит, как человек; думает, как человек; чувствует, как человек и мстит, как человек.
— Извините, конечно, что вмешиваюсь, но что в ней хорошего? Ни рук, ни ног — зачем такая ребёнку?
— Как зачем? Она же всегда поднимается! Это пример для детей!
— Понятно! Несгибаемый характер, непреклонная воля… Идеологически правильная кукла, да?
— Ну почему сразу идеологически? Она же просто обаятельная!
Я всего лишь кукла. Пусть имею плоть и кровь, но все равно марионетка…
Государство, армия, бюррократия, школа, экономика, закон — всё это те гофмановские схемы, которые превращают человека в куклу, общество — в собрание механизмов, заданно реагирующих на заданное воздействие. Пути проложены, шаг вправо, шаг влево…
Говорят, по ночам оживёт и любимая куколка!
Вот за этим я куклам выкалываю глаза.
Когда кто-то выглядит так, будто он крепко спит, и вдруг начинает махать рукой, то он либо гигантская кукла, либо мёртвое тело, которое машет рукой потому, что кто-то другой машет его рукой.
Услышала на улице разговор маленькой девочки и ее мамы:
— Мам, давай купим мне ту красивую куклу?
— Если мы купим тебе куклу, папа узнает, что у нас есть деньги.
А я была лишь куклой в руках у кукловода…
За нитями ведома, послушна каждым жестом.
А он, лепил, старался… душевного урода,
Он ремесло довел почти до совершенства.
Она была его марионеткой:
На нитках куклой, глупой деткой,
Он ей крутил и управлял,
В театре жизни ей играл;
Она как-будто понимала,
И роль отзывчиво играла,
Но наступила тишина —
Играть измучилась душа,
Запуталось на нитках сердце,
Но никуда уже не деться,
И только по лицу слеза —
Поклон. И взгляд на небеса.
И вот на одном из занятий делали мы тряпичных кукол. И моя подопечная, бодрая женщина лет семидесяти пяти, перепутала кукольные запчасти и получилась у нее кукла с торчащими сосками. Смотрит она на куклу с гипертрофированными половыми признаками и говорит: «А ведь это я. Всю жизнь с грудью наперевес ищу кого накормить. Детей, мужей, соседей, сослуживцев. Даже если и не надо, так и ищу кому и что отдать или за кого и что сделать». Посмеялись, соски заклеили и разошлись.
Понять, кто играл куклой, можно по тому, как её оставили.
Что бы манипулировать куклой нужно заранее знать за какую ниточку потянуть и как кукла себя поведет, и какие движения будет выполнять. Избавиться от манипуляторов можно только одним способом — реагировать на их воздействия самым неожиданным для них образом, пока они не впадут в ступор, и не бросят свою затею.
Куклы в каждом из них оказались,
Что и дарят обычно девчонкам:
В ярких платьях семь праздных красавиц,
А восьмая — печальная. В черном.
Таким как я… никогда не бывает ПЛОХО…
Красивая КУКЛА… прячу в улыбке… оскал…
На мелочи жизни… давно уже стало… ПОХ… Й…
Хотел ПОИГРАТЬ… ты не на ту напал…
Я тебя очень-очень люблю,
Я люблю тебя очень-очень…
Каждый миг по секунде ловлю,
И дышу тобой днем и ночью…
Если можно, возьми с собой
Мою истощенную душу,
Путеводной не стану звездой,
И проблемы собой не разрушу…
Но могу обещать одно:
Я всегда с тобой рядом буду,
Для меня решено давно:
Я любви твоей кукла Вуду…
Я придумала для неё имя Катя. Это была полотняная кукла с глазами бусинками и рыжими волосами, в красивом розовом платье и вязаном беретике. Руки и ноги наполненные упругим материалом, их можно было разгибать и сгибать. Возможно куклу потерял ребёнок, или она выпала со второго этажа нашего дома. Помню ту куклу, как сейчас, хотя прошло 25 лет. В моем детстве конца 80-х были другие куклы со сладкой улыбкой и стеклянным блеском глаз. Из своего детства я не помню ни одной куклы, которая была бы похожа на живого ребёнка.
И вот тебе на! Красивая кукла падает мне просто к ногам, словно с неба. Я ходила тогда во второй класс. Помню, я быстренько осмотрелась вокруг, потом взглянула вверх, к счастью, нигде никого! И желанная кукла моментально оказалась в моем портфеле. Сначала я виделась с ней втайне от всех, это была моя тайна, моя невысказанная мечта о младшей сестренке. Однако мой праздник длился недолго, вообще подозреваю чем сильнее чем-то дорожишь, тем меньше оно тебе принадлежит. Мама заметив у меня куклу, устроила детективное расследование, применив все педагогические и непедагогичные методы. Это теперь я понимаю, мама была молоденькая, неопытная, с избыточной верой в педагогику.
И ещё в этой ситуации она без всяких на то оснований обвинила меня, что я украла чужую куклу. А тогда, мне по-взрослому было больно и я не хотела рассказывать откуда у меня эта кукла. Мне вообще ничего в мире не надо было, кроме этой куклы, которую пытались у меня отобрать. И, если бы я могла поговорить с мамой о том далеком времени, я бы сказала ей: «Глупый был тот, кто заверил тебя, что дети переживают или чувствуют всё примитивно и взрослый человек совершеннее ребёнка и имеет моральное превосходство над ним.» На следующий день после неприятного разговора с мамой, проплакав пол ночи, и чувствуя себя несчастнейшим ребёнком в мире, я отправилась на поиски владельца куклы.
Прежде всего, я решила зайти на второй этаж в нашем доме, так как только оттуда она могла выпасть из окна, а возможно это богатство кто-то ненароком из рук выпустил. Поэтому я робко поднялась на второй этаж, согревая себя надеждой, что владелец куклы здесь не окажется и она таки останется моей.
Это был старый дом и в квартиру заходили через длинный балкон. Я с трудом дотянулась до пуговицы звонка, и он зазвенел как-то слишком громко, словно возвещая всем: «Вот она, которая присвоила чужую куклу!» Дверь открыла невысокая, стройная женщина с седыми волосами. И я забыв все заранее заготовленные слова, просто протянула ей из-за спины куклу. Женщина пригласила меня в квартиру, уже не помню все её слова, но помню взрослую женщину в инвалидном кресле, глаза которой засветились радостью при виде куклы. Между тем пожилая женщина говорила суетливо, и гладила меня по голове, какая я хорошая девочка… А я, едва сдерживая слёзы от чувства до сих пор мне неизвестного, и возможно, ещё чего-то такого, чего не могу прочитать с потёртой записной книжки памяти, так и не дослушав слова благодарности и не попрощавшись побежала оттуда.
Память напоминает старые детские пазлы, которые вдруг находишь на пыльном чердаке и по каким пытаешься составить картину. Но слишком много деталей потеряно, слишком много, чтобы воссоздать целостную картину. Что там было? Персонажи из мультфильмов? Что? Воспоминания освещают картину моего детства лишь фрагментами, словно вне их ничего не было больше. Может просто стоит забыть?
На одном из фрагментов моей памяти, я узнаю ту женщину, которой отдала её полотняную куклу. Женщина в окне на втором этаже за стеклом далёкая и размытая… Как-то мне показалось, что женщина улыбается, и это внесло коррективы в мой сюжет. Иногда у меня возникали сомнения, что та женщина в окне настоящая. А может это не женщина, а большая восковая кукла. Всё чаще я старалась не поднимать голову и смотреть вверх, но иногда не выдерживала и снова видела ту женщину. Я пыталась придать этой размытой картине какую-то динамику, предоставить какой-то сюжет «до» и «после».
Не знаю чем бы закончилась эта история, все истории чем-то заканчиваются. Но случилось так, что мы переехали в другую квартиру и мне долго не приходилось бывать на той улице, где прошло моё детство. Как-то через много лет я оказалась у того дома, и прежде всего поймала себя на мысли, что разочарованно смотрю в то окно на втором этаже. Ни одной женщины в окне.
Когда владеешь куклой, и в детстве с ней играешь,
Ты вроде кукловода, и в этом есть плоды,
Но встретившись с любовью, порой не замечаешь —
Твой друг манипулятор, а кукла — это ты.
Кукла внешне хороша, точеная фигура,
Нет понятия «душа», все думают, что дура.
Но горячая слеза прожигает пластик,
Не успеть по тормозам, так любить — опасно.
Надевается с утра глупенькая маска,
Пудрит носик, красит рот,
Не девочка, а сказка:
Жизнерадостна, мила, с каждым улыбнется,
Только почему-то ей любви всё не достается…
Куклы — не люди. Они добрее.
В них жизни больше!
Барби не в настроении — приболела слегка,
Но не попросит Кена зайти с работы в аптеку.
Она, конечно, давно бы ушла от этого м@дака,
Но держат ее их совместные дети и ипотека…
[А еще, разумеется, страх одиночества
И пресловутая мораль общества.] Дело в том, что Кен приходит домой под утро,
Не говоря ей ни слова, ест и засыпает в гостиной,
В его бардачке «Виагра» и кем-то забытая пудра.
Он когда-то был любящим мужем, а стал скотиной.
[Барби знает сама, игнорируя слухи,
Что у него на уме выпивка и шлюхи.] Барби мечтала стать первой поэтессой — куклой,
Но кто-то назвал ее стихи пародией на Ахматову,
(Сам, являясь при этом, копией чьей-то жухлой.)
И теперь она читает их своему псу лохматому,
[Ведь, других слушателей у нее нет,
А пес чешет за ухом и метит паркет.] Барби идет к врачу, в глазах ее паника и испуг,
Что с ней не так? Ведь она ни в чем не виновата…
Тот говорит: «Милочка, у вас в груди — сердца стук,
А у всех нормальных кукол там поролон и вата».
[И когда врач набил Барби ватой плотно,
Внутри у нее стало мягко и беззаботно.]
Она была обычной куклой,
порою в кукольных глазах,
на глади их слегка округлой,
таилась нежная слеза…
Она похожа на куклу Барби.
Внешней красотой блистает.
Такая же красивая и стройная,
Одета она по моде последней.
А в глазах безразличие, холод,
На губах фальшивая улыбка.
Но внутри безликая пустая,
Как бездушная марионетка.
Где же та женщина настоящая,
С живым блеском в глазах,
С дрожью в голосе, когда плачет,
Прекрасная девушка в слезах,
И с улыбкой теплого солнышка,
Любящая, любимая девушка?
Не превращайтесь вы в куклы!
Вас любят за искренность души.
Намедни кукол я посетил музей. Как всё там чувственно, тепло и нежно. Совсем не так, как средь людей.
У куклы души нет. Удобно. И сердца.
Она без труда всегда может раздеться.
Она не перечит, она не страдает.
Всегда весела, никогда не рыдает.
Некоторые гусеницы, окуклившись, становятся бабочками, но большинство — просто куклой.
Когда я была маленькой, …, я нашла веревочную куклу, индейскую куклу. И тогда я любила ее больше всех прочих своих кукол, потому что могла вообразить ее кем угодно, кем хотелось. … Теперь же я не знаю, что люблю. Я не знаю, где кончается то, что я себе вообразила, и начинается настоящее.
Я в куклы в детстве не играла.
Рогатка с луком — вот моё.
Подруга пупсика качала,
А я мастачила ружьё.
Когда Господь творил человека, глина была немного с грязью. Чистая глина хороша для производства фарфоровых кукол.
Я фарфоровой куклой стою у тебя на столе.
Нарисованных глаз выражение кажется томным,
Желтый фирменный ценник оборван на третьем нуле,
И от этого сумма становится просто нескромной.
Какая ценность у разбитой вазы?
Имеет смысл сломанный трофей?
К игрушке интерес теряют сразу,
Как только внешний вид испортят ей.
Сломай меня и выброси в помойку!
Не мучай равнодушьем лишний раз,
Пусть вспышка будет яркой и недолгой…
Ну не томи! Сломай меня сейчас.
Я изменилась, я повзрослела, я стала старше, я помудрела. Я стала стервой, я стала сукой, я стала куклой, но не доступной!
Мужчина, будь мужчиной,
А куклой — никогда,
Которую швыряет
Судьба туда-сюда!
А Карабас от кукол в шоке,
Он так устал давно от них.
Они все высосали соки,
Притих.
Человек потерявший лицо — живая кукла без лица!
Ты словно как игрушка -«кукла-неваляшка».
Лишь слегка подует лёгкий ветерок,
В тот же миг твоя вредная мордашка,
вновь, куда ни попадя, длинный нос суёт…
Припудрила носик,
Накрасила глазки-
И снова быть куклою,
Снова жить в сказке.
Опять улыбаться
Веселым знакомым,
Опять быть счастливой
И пустоголовой.
Не видеть ни света,
Не видеть ни тьмы,
Ведь ты-просто кукла,
А куклы слепы…
У плохого кукловода человек не станет куклой.
У плохого кукловода — кукла кукловод!
Дворник листья неохотно ворошит
Под наплывом облетающих аллей;
Полог неба предвечернего прошит
Обрывающейся ниткой журавлей.
За рекою, отраженные в реке,
Люди с вилами подъехали к стогам,
Точно карлы к великаньим пирогам
С великанистою вилкою в руке.
Веет свежестью обоих берегов,
Странной яркостью
И сказкой дышит быт;
За телегами по зелени лугов
Тучей ливневою бродит черный бык…
Ухожу среди слабеющих берез.
На книжной полке сижу я тихо,
А за окошком — весна, шумиха!
Покрылись пылью все рюшки платья…
Лишь тихо скрипнет матрац кровати…
Цитатница - статусы,фразы,цитаты
0 0 голоса
Ставь оценку!
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Как цитаты? Комментируй!x