Красивые цитаты про лицо (500 цитат)

Откройте дверь в мир вдохновения и мудрости с нашими уникальными цитатами. Каждая фраза — это капля мудрости, которая наполняет вашу жизнь смыслом и вдохновляет на новые свершения. Погрузитесь в мир слов, которые меняют жизни, и обретите вдохновение для достижения своих целей и мечтаний.

Бывает, встретишь настоящего красавца, а потом поговоришь с ним, и через пять минут он скучный, как кирпич. А бывают другие. Знакомишься с ними и думаешь: «А ничего, нормальный». А потом узнаешь их поближе и понимаешь, что лицо им подходит, как будто на нем написана вся их сущность. И они вдруг начинают казаться такими красивыми…
Лживое лицо скроет все, что задумало коварное сердце.
Самое возбуждающее в женщине — это её лицо; не верьте мужчинам, которые уверяют, будто им важнее грудь или задница, просто у их бабы такая страшная рожа, что они вынуждены переключаться на другое.
Веселое выражение лица постепенно отражается и на внутреннем мире.
Шерлок: Да помолчите вы все! Ни звука, ни слова, ни единого вздоха! Я думаю! Андерсен, смотри в сторону — отвлекаешь!
Андерсен: Что? Мое лицо отвлекает?
Лестрейд: Всем замереть и тихо. Андерсен, отвернись.
Поверх лица у меня находится рожа. Она вполне заурядна, зато подвижна, растяжима и вполне бесстыжа. Зато под рожей у меня расположено лицо. Оно прекрасно и удивительно.
Впрочем, его мало кто видел.
Как редко на лице другого человека можно увидеть отражение твоего собственного лица, твоих сокровенных трепетных мыслей!
Лицом к лицу
Лица не увидать.
Большое видится на расстоянье.
— Не делай этого.
— Чего?
— Взгляд.
— Взгляд?
— Этот твой взгляд.
— Но я ведь его не вижу, не так ли? Это мое лицо…
— Да, и оно выражает мысль «Мы оба знаем, что здесь на самом деле происходит».
— Так и есть.
— Нет, я не знаю, потому это выражение лица меня и раздражает.
Её лицо выражало всё очарование лопаты для снега.
Не царская у тебя физиономия.
Ты же слабая, сводит икры ведь, в сердце острое сверлецо; сколько можно терять, проигрывать и пытаться держать лицо.
Она наверняка была красивой, пока на её лице не отпечатались все эти мелочные и злые мысли, что постоянно крутились в её голове.
Я хотела бы влюбиться,
Да и кто бы не хотел…
Но у душ такие лица,
Не такие, как у тел.
Лицо — это то, что выросло вокруг носа.
Чтобы иметь свое лицо, одной физиономии мало.
Я не знаю ни одного человека, у которого было бы такое выражение лица. Даже неловко смотреть. Такого взгляда нынче нет ни у кого. Видите? Весь мир переживает из-за того, что на грани вымирания оказались какие-то саламандры, а выражения лиц никого не заботят.
Написанное лицо в картине дает жалкую пародию на жизнь, и этот намёк — лишь напоминание о живом.
Всякая живописная плоскость живее всякого лица, где торчат пара глаз и улыбка.
Злонравный с кислым лицом несчастен, что бы он ни делал, всегда будет плохо. Его нрав — это недруг, который его срамит, это жестокий враг, который его громит. Добронравный с улыбкой на лице, который ссор и неприятностей избегает, земных благ и небесного рая достигает.
Его радостное лицо дорого людям, народ восторгается его словами. Он человечностью покоряет сердца, человеколюбием пленяет души. Им довольны и недруг и друг, пусть не посетит его в жизни недуг. Месневи: Черты его лица отраду измученным сердцам несут,Слова его усталость тела снимают в несколько минут.
Его ланиты словно роза, вы не отыщете свежей,
А сладости его напевов завидует сам соловей.
Почти торжественно прошел он между елей. На поляне споткнулся о корень. Открыл глаза. Первое, что он увидел, были звезды. Потом он заметил у своих ног освещенный луной тихий лесной пруд. Оттуда на него глядело его лицо. Он вдруг узнал себя и вздрогнул. Из глубин подсознания выбралась спрятанная там правда, пытаясь предостеречь, вернуть. Рука судорожно вцепилась в куст на берегу. Но в лице, глядевшем на него из пруда, было слишком много силы. Оно неумолимо влекло и приближалось. Почти непроизвольно рука отделилась от последней опоры и потянулась, словно стремясь погладить, к отражению на поверхности пруда, которое вдруг раскололось тягостной мелодией, разошлось кругами и пропало в темноте.
Красивая маска. С таким личиком ты завоюешь весь мир.
Ты сломала мне моську!
Я взял его только потому, что он человек честный. Это видно по его лицу. А лицо — лучший паспорт.
Я взял его только потому, что он человек честный. Это видно по его лицу. А лицо — лучший паспорт.
— Эй, Люци! Люци, просыпайся!
— Без обид, брат, но в списке того, от чего я хочу просыпаться — твое лицо где-то между конской мордой и билетами на Coldplay.
Я люблю твое улыбающееся лицо больше всего.
Лицо, не истощенное умственными упражнениями.
Гарри всегда возвращался домой после работы со счастливым лицом. Вряд ли он, конечно, был по-настоящему счастлив, но всегда показывал радость, и это стало для меня одним из первых, очень важных отцовских уроков: «держи лицо» соответственно ситуации. Казалось бы, такая очевидная мелочь, однако жизненно необходимый навык…
Сменить лицо. Скрыть его другим… Великая защита, но печальные у неё последствия: владелец маски теряет прежний разум, хоть сильный волей и способен сберечь в себе отголосок прежнего сознания.
Мода не знает удобства, главное — какое лицо ты показываешь миру.
В 20 лет ваше лицо дает вам природа, в 30 его лепит жизнь, но в 50 вы должны заслужить его сами… Ничто так не старит, как стремление молодиться. После 50 никто уже не молод. Но я знаю 50-летних, которые более привлекательны, чем три четверти плохо ухоженных молодых женщин.
Он смотрел на её лицо, заслонившее весь мир, вглядывался в него и понимал, что только фантазия влюблённого может найти в нем так много таинственного. Он знал – есть более прекрасные лица, более умные и чистые, но он знал также, что нет на земле другого лица, которое обладало бы над ним такой властью. И разве не он сам наделил его этой властью?
Никто не смотрит на спящих людей, но только у них бывают настоящие любимые лица; наяву же лицо у человека искажается памятью, чувством и нуждой.
В человеке должно быть всё прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли.
Есть лица, которые как бы созданы для того, чтобы очаровывать с первого взгляда. «Любите меня!» — говорит вам такое лицо, и вы начинаете его любить, не зная за что.
Нет, не делай это выражение лица а-ля «давай поговорим о наших чувствах».
Я хочу состариться без пластических операций. Они делают лицо безжизненным, лишают его характера. Я хочу, чтобы у меня хватило смелости сохранить верность созданному мной лицу. Иногда я думаю, что легче было бы избежать старости, умереть молодой. Но тогда моя жизнь осталась бы незавершенной, не правда ли? Я никогда полностью не узнала бы себя.
К таким лицам больше всего идут пощечины.
Видимо, мое лицо обезображено интеллектом.
— Господи, а что с лицом-то?
— Ну тончик набросала бы и всё!
— При чём здесь тончик? Высыпаться надо! <…> А ты знаешь, во сколько я ложусь?
— Нет, я не знаю.
— Нет? А вон у Славки спроси!
— Молодец!
Я никогда не увижу своего лица, потому что моё лицо не там, где я думаю. Моё лицо существует только в глазах других.
Не спеши делать о человеке выводов до тех пор, пока он не откроет свое истинное лицо.
Я плевал бы вам прямо в лица,
Если б лица имели вы!
Потеря лица — проблема пластического хирурга.
Было бы лицо, а грязь найдется.
Все, что нам не к лицу — идеально подойдет к жопе.
Искренность и смысл комплимента — всецело зависит от умысла лица его произносящего.
Чтобы не стать аутсайдером в своей стае, ты должен обладать полным набором социально-«важных» и «значимых» предметов. Именно «предметы» делают тебе лицо, а не какие-то там гены или ботокс с ксеомином и диспортом – нет. Твоё лицо — это тот шлак, который ты таскаешь с собой и на себе. Всё остальное оставь ритуальным агентствам. Эти ребята знают, как правильно тебя сгруппировать, ведь без всего этого хлама единственное, на что ты годишься – удобрение почвы.
Под кислым лицом нава можно было вешать табличку: «Жизнь не удалась, но в остальном все в порядке».
Так что уж не знаю почему, но любой человек в неброской одежде и с незапоминающимся лицом кажется мне похожим на страхового агента.
Портреты – это лицо вечности. Вы смотрите на нее, она – на вас… Их вечная загадка будоражит нашу душу, тогда как мы их совершенно не волнуем. В них есть нечто божественное, а мы – всего лишь жалкие смертные, суетливые и беспокойные, истерзанные сомнениями, подавленные горестями, обманутые любовью… Их глазами смотрит на нас великое невозмутимое ничто… Мы могли быть кем-то из них, но они никогда не станут никем из нас. Мы текучи, словно река, а они – неподвижны, подобно берегам… Они уже познали и пережили то, что нам только предстоит познать и пережить…
Никто не произнёс ни слова о том, что случилось в действительности. Причина была неважна. Важным было, чтобы каждый сохранил лицо.
Старое, изрытое морщинами лицо обратилось в фантастическую поверхность награвированных перекрёстных штрихов…
Мерседес глядела в медовое личико дочери, улыбалась ей в глазки, которые горели и днём и ночью, как у её отца, искателя индейских сокровищ. Знала: второй такой красавицы нет на свете. Нарциса, как бриллиант с древним жуком внутри, — редкость, потому предназначена для особого человека.
У особенных людей и лица особенные.
Она не могла знать, что он видит не только белоснежную кожу, идеальные черты, алый чувственный рот. Это он тоже видел, но воспринимал ее лицо как маску ангела смерти.
Лицо, по которому проехало колесо истории.
Ее лицо смотрелось так, как будто им воспользовались без согласия.
Его красивое лицо светилось задним умом…
Хмуро разглядывает она свое лицо, испещренное сетью морщинок, которые прорезали забота, страх, ненависть и любовь.
В моем лице нет ничего выдающегося, зато виден характер.
— Порезался, когда брился?
— Да.
— Бритва старая?
— Лицо старое.
Красота сердца дороже красоты лица.
Надутые губы лично мне не нравятся. Но многие мужчины попадаются на это. Так что продолжайте дуться!
— У тебя нет маски, и ты такая серая. Но ты лучше, чем ничего!
— Здесь все носят маски?
— Конечно! Как же без маски узнать, что ты счастлива, или грустишь, или злишься, или хочешь десерт.
— У меня есть лицо.
Маска, которую люди носят в обществе, всегда интереснее, чем лицо, скрывающееся за ней.
— Мало ли на свете людей, похожих друг на друга.
— Да, но есть лица, которые никогда не забываются.
Да уж… Мог бы за двадцать миллионов долларов сделать лицо и покрасивей.
Она не пялится, это у неё лицо такое.
Возраст ни о чем не говорит. Так же как серьезное лицо не говорит о наличии ума.
Фразы не так важны! Главное — выражение лица.
На тебе не то что лица, на тебе уже даже рожи нет. Одна физиономия осталась. Вытянутая и унылая, глядеть больно.
В улыбающееся лицо стрелу не пускают.
— Я отправляюсь на встречу. Мне в этом лице идти?
У меня плохая память на лица, которые я больше не хочу видеть.
Ситуация была слишком необычной: у нее не оказалось в запасе подходящего выражения лица.
Её лицом только дыни выгрызать!
Двуличность есть единственное средство быть любезным для людей нелюбезных.
При дворе надо быть двуличной и иметь раздвоенный язык.
Ну что вы уставились на меня? Никогда не видели лицемера?
Лживое лицо скроет все, что задумало коварное сердце.
— А ты чудо! Ты умопомрачительно двулична. Как тебе удаётся? Ты не двойной агент, ты тройная дрянь! Я в жизни таких не видел. В тебе есть хоть что-то настоящее?
Проблемы с рамками бывают у тех, кто в них не укладывается.
О вас говорят самые милые вещи, но только после того, как вы умрете.
Часто лицемерие у нас называют правилами приличия.
Лицемер — человек, который убил обоих родителей и просит о снисхождении, ссылаясь на то, что он сирота.
Если человек взрывается, здесь кроется двуличие.
Знаете, лицо ирландца всегда выглядит так, будто ему сообщили две крайне важных новости одновременно. Справа кто-то подлетел и крикнул: «Ты только что выиграл три миллиона фунтов стерлингов и ещё кучу ништяков». А слева прошептали на ухо: «Но жить тебе осталось всего три минуты».
Ты — это то, что ты делаешь. Ты — это твой выбор. Тот, в кого себя превратишь.
Каждый волен распоряжаться своей жопой, как ему хочется. Поэтому я свою поднимаю и ***ываю.
Когда стоишь перед выбором, просто подбрось монетку. Это не даст верного ответа, но в момент когда монетка в воздухе, ты уже знаешь на что надеешься.
Раньше он не мог сделать выбор, потому что не знал, что будет потом. Теперь он знает, что будет и потому не может сделать выбор.
В шахматах это называется «цугцванг», когда оказывается, что самый полезный ход — никуда не двигаться.
Когда наносишь макияж, представляй себя художником, но вместо картины, ты рисуешь себе лицо.
Лицо человека высказывает больше и более интересные вещи, нежели его уста: уста высказывают только мысль человека, лицо — мысль природы.
Когда наносишь макияж, представляй себя художником, но вместо картины, ты рисуешь себе лицо.
Если вы выбираете красный цвет, значит вы хотите быть замеченной. Если вы наносите красную помаду, значит вы готовы к тому, что люди будут на вас смотреть. Красный – это очень сильный цвет, и он в первую очередь выражает вас, он не обязательно несет сексуальный подтекст.
Если женщина хочет выглядеть недоступной, но привлекать всеобщее внимание, ей достаточно накрасить губы классической красной помадой. Вас все заметят, но подойти испугаются.
Самая грубая бьюти-ошибка — когда девушка пытается с помощью косметики не подкорректировать то, что ей дала природа, а нарисовать новое лицо.
Чем сильнее накрашена женщина, тем проще ее соблазнить.
Люди толкуют о морали, как будто она чёрно-белая. А кто-то считает себя умнее и на вечеринке с коктейлем любит порассуждать, что есть лишь оттенки серого. Но знаешь, как по правде? Она как чёртова лампа: всё мигает и мигает, включается и гаснет.
Болезнь человечества — это слабость и двуличие, а то и вовсе, безличие. Никто не помнит, кем он был вчера, но знает, кем будет завтра. Люди не живут в Сейчас. Все чего-то боятся. И лекарство от этой болезни есть только одно — гармония.
Как прекрасно быть Свободным человеком. Свободным от предрассудков, от людских рамок, от мирской суеты. Ближе к природе: просыпаться с рассветом, ложиться с восходом луны; наблюдать закаты солнца и запоминать созвездия. Какое наслаждение чувствовать себя частью одного целого — Бесконечного Бытия. Наслаждение — быть наедине с Собой, наедине с Богом.
Как приятно освободить свой разум от докучливой повседневной работы, освободить свою душу от жизненных забот и переживаний.
Какое счастье быть Свободной. Какое счастье быть Собой. Спасибо!
Притворщики. Они кажутся более чистосердечными, чем люди, которым нечего скрывать.
Двуличие при дворе — что-то вроде заразной болезни.
Известная цитата моего любимого писателя: «Никто не может долго быть двуликим. Иметь одно лицо для себя, а другое для толпы. В конце концов он сам перестает понимать какое из них подлинное».
Лицо, не истощенное умственными упражнениями.
Шах блудницу стыдил: «Ты, беспутная, пьешь,
Всем желающим тело свое продаешь!»
«Я, — сказала блудница, — и вправду такая,
Тот ли ты, за кого мне себя выдаешь?»
Невзрачное личико и плохая фигура многим женщинам помогли попасть в рай.
Вот лица попрошу не касаться!
Ладно, беру тебя. Тебя не возьму — ты страшный.
В жизни каждого из нас каждый день происходит сотня выборов и не бывает их хороших или плохих. Просто каждый из выборов создает другую жизнь, другой неповторимый мир. Но каждая жизнь заслуживает того, чтобы ее прожить, каждая тропа — чтобы быть пройденной.
Мы не выбираем, в кого влюбляться. Этот выбор непредсказуем!
Правильного выбора в реальности не существует — есть только сделанный выбор и его последствия.
Нельзя прожить свою жизнь для других. Надо выбрать то, что нужно именно тебе, даже если это не понравится твоим близким.
Я думаю, что самые красивые люди — это те, которые выглядят так, словно на них нет макияжа.
— Почему вы все так помешаны на макияже?
— Без него ты не можешь выйти в мир взрослых.
Макияж на ней был настолько последовательно безупречен, что казалось, будто она в любую минуту ожидает выхода на сцену и получения приза за особые заслуги перед контуром для губ.
Если меня накрасить слишком сильно, все закончится тем, что я просто стану похожа на чью-то тетю. А я хочу оставаться собой!
Мне нравится косметика, но если хочешь быть похожей на себя, — это не лучший способ. Макияж заставляет тебя выглядеть кем-то другим.
Лицо может быть каменным, но ум должен быть гибким.
Может, собственное лицо понять невозможно. А может, это оттого, что я один? Люди, общающиеся с другими людьми, привыкают видеть себя в зеркале глазами своих друзей. У меня нет друзей — может быть, поэтому моя плоть так оголена? Ни дать ни взять — ну да, ни дать ни взять, природа без человека.
Если лицо совершенно меняется от того, сверху или снизу его осветить, — чего же стоит лицо? И чего же всё вообще тогда стоит?
— Надеюсь, ты не станешь помышлять о том, как бы ускользнуть от своих обязанностей и сбежать из города?
— Такая мысль мне и в голову не приходила.
— Неужели? На твоем месте я подал бы на свое лицо в суд. За клевету.
Боль помечает наши лица, меняет внешность, превращая в близких родственников.
Прекрасное лицо может скрывать скверную душу.
Вот именно поэтому я и называю себя плохим христианином. Нельзя служить Богу и мамоне. А служим.
Читаем: «Оставь всё иди за Мной». И не оставляем. Держимся, цепляемся за это ВСЁ. Да, очень трудно, почти невозможно оставить ВСЁ. Ведь это не только квартира, одежда, вкусная пища, любимые книги, может быть даже и любимые люди, семья… Для меня, как и для многих, это ещё и любимая работа…
Вот и живёшь — раздвоенный, ходишь по жизни двуликим Янусом, молишься Богу и сдержанно, правда да, но всё-таки поклоняешься мамоне.
Каждый человек искренен наедине с самим собой; лицемерие начинается, когда в комнату входит кто-то ещё.
— Какое кольцо ты желаешь?
— Я мечтаю о большом-прибольшом бриллианте!
— Он у тебя будет! Самый огромный в Атланте!
— А медовый месяц я устрою в Новом Орлеане, шикарнее места нет.
— Ретт, это божественно!
— А ещё приданное тебе куплю!
— О, Ретт, это великолепно… Только, пожалуйста, никому не говори об этом!
— Какая же ты лицемерка!
Кто не умеет скрывать свои мысли, не умеет и управлять.
Если кто-то лижет тебе подошвы, прижми его ногой, прежде чем он начнет кусаться.
Пока выбор не сделан, все на свете возможно.
Иногда лучший способ погубить человека — это предоставить ему самому выбрать судьбу.
Если стоит выбор между «да» или «нет», то «да»! Сделайте это. Поцелуйте, обнимите, догоните, встретьтесь, скажите. И пусть выйдет ерунда, зато хоть попытались.
Если у вас есть возможность выбора, гораздо важнее сказать «нет», чем «да».
Судьба — это не дело случая, а результат выбора; судьбу не ожидают, ее создают.
Красота — тоже магия. Наводить красоту — тоже волшебство.
Хотите напугать кого-то по-настоящему? Выйдите из дома без макияжа.
Макияж — это зеркало души. Когда мы счастливы, то светимся изнутри, и косметика нам не нужна. Если чувствуем себя неуютно, то наносим ее слой за слоем.
— Маша, а можно мне тоже губы накрасить?
— Пуговка, ты же в детский сад идешь, а в садике с накрашенными губами ходить нельзя.
— Можно. У нас там все воспитательницы так ходят.
Я, можно сказать, ненавижу краситься. Мне нравится тот естественный блеск, цвет, оттенок лица, который остается навсегда. Ведь без макияжа можно обходиться, не так ли? Макияж смывается, а естественность никогда.
Пусть твои слова всегда будут приятными, хорошими, а твое лицо простым и открытым, и тогда для людей ты будешь любимее и ближе, чем те, кто дарит им подарки.
Любое выраженье
лица — лишь отражение того,
что происходит с человеком в жизни.
Лицо у нее было очень подходящее для выступлений по радио.
Лицо у него было некрасивое, но на редкость открытое и приветливое, что лучше всякой красоты.
Лица других людей наделены смыслом. Мое — нет. Я даже не знаю, красивое оно или уродливое. Думаю, что уродливое — поскольку мне это говорили. Но меня это не волнует. По сути, меня возмущает, что лицу вообще можно приписывать такого рода свойства — это все равно что назвать красавцем или уродом горсть земли или кусок скалы.
Ее лицо, подвижное и чувственное, нельзя было назвать особо привлекательным, но оно прекрасно подходило для подражания. Такие лица легко приобретают черты чужого характера, но своего не имеют.
Лицо Рона приобрело изысканно-зеленый оттенок.
Трудно сохранить непроницаемость, если не знаешь, как выглядит твое лицо. Во всяком случае, одного лишь владения мимикой недостаточно.
Провожая гостей, люди бывают гораздо искреннее и добрее, чем встречая.
Да, я человек, тонко чувствующий фальшь. Но именно поэтому я не могу жить, не презирая от души самого себя.
Лучшие из женщин – лицемерки. Мы и не знаем, как много они от нас скрывают; как они бдительны, когда кажутся нам простодушными и доверчивыми; как часто их ангельские улыбки, которые не стоят им никакого труда, оказываются просто-напросто ловушкой, чтобы подольститься к человеку, обойти его и обезоружить, — я говорю вовсе не о записных кокетках, но о наших примерных матронах, этих образцах женской добродетели. Кому не приходилось видеть, как жена скрывает от всех скудоумие дурака-мужа или успокаивает ярость своего не в меру расходившегося повелителя? Мы принимаем это любезное нам рабство как нечто должное и восхваляем за него женщину; мы называем это прелестное лицемерие правдой. Добрая жена и хозяйка — по необходимости лгунья.
На «ты» — я на Темной Стороне со всеми так разговариваю. А в Мире — всегда на «вы». Понимаешь, почему? Здесь, на Темной Стороне, каждый из нас — только тот, кто он есть. А в Мире тот, кто есть почти всегда прячется за спиной того, кем он кажется — прежде всего, самому себе. Поэтому там я всегда обращаюсь одновременно к двоим, чтобы напомнить об истинном положении дел.
Когда говоришь с кем-то с глазу на глаз, по этикету положено показывать своё настоящее лицо.
— Что для тебя олицетворяет женщину?
— Высокие каблуки, юбки, немного косметики, чуть-чуть. Совершенно не важно, накрашена она или нет. Макияж не изменит ее души. Он всего лишь привлекает меня.
Взглянуть б на дам без макияжа,
Такими, как их создал Бог.Размер покраски двухэтажный,
Он покрывает даже лоб. Взглянуть б на дам без макияжа,
На щёки истинной окраски,
Где кожа без хирург. затяжек,
Сияет, как Масис армянский.
Красота — тоже магия. Наводить красоту — тоже волшебство.
1980-е – время, когда проститутку можно было спутать с модницей.
Я думаю, что самые красивые люди — это те, которые выглядят так, словно на них нет макияжа.
До чего непонятная книга — человеческое лицо! Целые страницы заполнены какими-то личными мыслями, интересами, планами, фантазиями, страстями, надеждами и страхами. И вдруг бац! Налетает смерть и смахивает человека, как муху со стены, и никто не узнает, как работал этот маленький скрытый механизм, для чего он был создан, чему служил. Никто не скажет, хорош или плох был этот механизм.
А что касается макияжа, то, когда хочешь скрыть от мира несчастливое лицо, возможно, макияж потребует больше времени и усилий.
Людские сердца так же не одинаковы, как и лица.
— Надеюсь, когда обнаружат подмену, Жану не сильно достанется. Хотя это лишь вопрос времени. Начнём с того, что он совсем на меня не похож.
— Всё будет нормально, у вас обоих взгляд такой, будто вы матёрые уголовники.
— Но у меня-то не лошадиная морда!
Не важно, какое у тебя лицо, важно, что оно выражает.
Странное свойство моей физиономии: всем кажется, что меня только что где-то видели.
Лицо вообще штука удивительная.
По лицу сразу видно, потерял человек душу или нет. Если не потерял, если душа на месте, то лицо излучает мягкий свет. Свет любви.
Побег от себя похож на побег от неба. Можно возвести стены, загородится потолком, но оно как было над твоей головой, так там и останется. Точно так же в играх с собственной душой, можно вырастить любые иллюзии, разбить все зеркала, но твое лицо все равно останется прежним.
Что на сердце творится, то на лице не утаится.
Как быстро мы прощаем себе обиды, причиненные ближним, когда возникает нужда в помощи последних!
0000204. Совесть у всех одна, когда нет двойных стандартов. А где начинаются двойные стандарты, там нет совести.
Ты знаешь, я считаю, что в каждом человеке есть два лица, две его стороны, и частенько мы видим только одну из них.
Хорошие люди никогда не бывают двуличными. Настоящие друзья тем более.
Милосердие, надо вам заметить, всегда двоедушно! На войне особенно…
Макияж — это зеркало души. Когда мы счастливы, то светимся изнутри, и косметика нам не нужна. Если чувствуем себя неуютно, то наносим ее слой за слоем.
Если меня накрасить слишком сильно, все закончится тем, что я просто стану похожа на чью-то тетю. А я хочу оставаться собой!
Хотите напугать кого-то по-настоящему? Выйдите из дома без макияжа.
Вы меня простите, но я бы красилась даже в том случае, если бы мой любимый мужчина был слепым от рождения.
— У вас помада на зубах.
— Правда?
— Будто фломастер съели.
Будь лишь ликом ясен:
Кто мрачен, тот всем кажется опасен.
Скорее всего мое лицо, а не моя душа отталкивало их. Увы, сколь важную роль играет эта всеми обозримая поверхность, эта доска с объявлениями, на которую смотрит мир и, как правило, дальше не проникает.
На сердце обида, а на лице улыбка.
Видели его в тот момент? Хоть бы глазом моргнул. А вот я… я только мечтать могу о таком выражении лица, чтобы полное безразличие и ноль эмоций.
В это холодное лето мы будем играть в слепых. Мы руками закроем друг другу глаза, узнавая лица наощупь, кончиками пальцев, запоминая их не красивыми, а тёплыми, не умными, а живыми. Мы будем узнавать истории чужих судеб, осторожно проводя губами по причудливым линиям на руках. Мы будем слушать. Мы научимся слышать.
Улыбка на лице не для других людей,
А только для себя всего приятнее, поверь.
Не лица разнятся, но свет различен:
Одни, подобно лампам, изнутри
освещены. Другие же — подобны
всему тому, что освещают лампы.
И в этом — суть различия.
Кто видит человеческое лицо правильно: фотограф, зеркало или художник?
Уродство твоей души отражается у тебя на лице.
Наверное, в спящем лице есть что-то более личное, более тайное, нежели в обнажённом теле.
Мои способности к лицедейству — не нулевая, а отрицательная величина.
Нельзя по жизни быть двуликим,
Будь иль ничтожным, иль великим.
Будь против всех, иль заодно,
Пути иного не дано.
Есть только выбор между всем,
Каким путем, куда и с кем.
Понять старайся смысл и суть,
Чтобы достойно выбрать путь.
Все же искреннее равнодушие лучше лицемерия.
В людях мы видим только две вещи: то, что хотим увидеть, и то, что они хотят показать.
— Welcome to the United States!
— Thank you very much! Вот уроды…
Да уж, страшные же все-таки существа эти женщины. Скрывают себя под слоями макияжа. Увидим ли мы когда нибудь их истинные лица?
Как неузнаваемы девушки без макияжа! Страшно…
Если женщина хочет выглядеть недоступной, но привлекать всеобщее внимание, ей достаточно накрасить губы классической красной помадой. Вас все заметят, но подойти испугаются.
Да уж, страшные же все-таки существа эти женщины. Скрывают себя под слоями макияжа. Увидим ли мы когда нибудь их истинные лица?
— Нравится?
— Чувствую себя глупо!
— Все так себя ощущают, наплюй.
— И ты тоже?
— Да, было такое. А потом я просто решила забить на это.
Господь наградил меня странным лицом — чем-то средним между мордой выдры и тем, что люди считают привлекательным.
Есть на свете такие счастливые лица: глядеть на них всякому любо, точно они греют вас или гладят.
Как звезды падали они —
Далеки и близки,
Как хлопья снега в январе,
Как с розы лепестки —
Исчезли, полегли в траве
Высокой, без следа.
И лишь Господь их всех в лицо
Запомнил навсегда.
Взглянешь на лица – вроде счастливы, но это, конечно, мало о чем говорит. На фотографиях все улыбаются.
Люди видят лица, но не смотрят в глаза, а поэтому они не запоминают цвет глаз.
Деньги тратятся и рвутся,
забываются слова,
приминается трава,
только лица остаются
и знакомые глаза…
Красивое лицо является безмолвной рекомендацией.
Когда время, годами шурша,
Достигает границы своей,
На лице проступает душа,
И лицо освещается ей.
Стал мир невыносим
С тех пор, как лесть учтивостью назвали.
Чем больше ты искренен, тем больше лжив и лицемерен мир вокруг тебя.
Душой ты безбожник с Писаньем в руке,
Хоть вызубрил буковки в каждой строке.
Без толку ты оземь башкой ударяешь,
Ударь лучше оземь всем тем, что в башке.
— Вы видите и говорите?… Но Вы говорили Саиду, Вы упрекали его, когда он не принял Жади обратно!
— Мохаммед, твоя жена сошла с ума!
— Нет, я не сошла с ума. Мохаммед, ты помнишь как она говорила, что «Если Саид живет с одной одалиской, почему не принять вторую»?
— Что?! Пусть Аллах обрушит на мою голову крышу этого дома, если я это говорила.
— Назира, ты говорила это!
— Если и говорила, то, должно быть, в меня вселился злой дух!
Мы все двуликие. Хоть маленькие, хоть великие.
— Вам нужен бразильский порошок, чтобы снять с себя эту штукатурку.
— Мой макияж? Для меня он как моя одежда. Я чувствую себя голой без него. Наверное, профессиональная деформация.
Сначала мы делаем из тебя больную мумию, а потом рисуем на этом лицо.
Выйти ненакрашенной? Ну уж нет, я лучше все три месяца пролежу здесь, под простыней, чем выйду на улицу без макияжа.
Я, можно сказать, ненавижу краситься. Мне нравится тот естественный блеск, цвет, оттенок лица, который остается навсегда. Ведь без макияжа можно обходиться, не так ли? Макияж смывается, а естественность никогда.
— Хозяйка, смотри, как твои уроки повлияли на Юн Линга, из нормального парня он превратился в бьюти-гуру! Куда мир катится?!
— А что тут такого?
Лица настолько же доступны чтению, насколько это присуще книгам, разница лишь в том, что они прочитываются в короткое время и меньше обманывают нас.
Только не это лицо, полное грусти разлетевшихся птенчиков.
Считается, будто по человеку видно, что он собой представляет. Глядя на портрет какого-нибудь злодея, люди говорят: у него на лице написано, что он злодей. Но это бывает написано не на лице, а под портретом. Они бы увидели в его лице нечто совсем другое, если б под портретом было написано, что этот человек спас четырёх тонущих ребятишек.
Скажи мне, какую маску ты носишь, и я скажу, какое у тебя лицо.
Кажется, у всех нас есть привычка смотреться в зеркало, но есть одна общая закономерность. Когда мы подходим к зеркалу, мы стараемся выглядеть не так, как мы выглядим обычно. Перед тем, как взглянуть в зеркало, мы меняем своё лицо, чтобы увидеть там то, что мы хотим увидеть. И я так делаю. Иногда бывает так: случайно посмотришь в зеркало, забыв нацепить на себя то самое желаемое лицо, и это не очень приятно.
Мир был бы намного лучше, если бы люди лучше запоминали лица.
Лицо человека отражает на себе состояние его совести и всю его жизнь: оно — итог множества таинственных воздействий, из которых каждое оставляет на нем свой след.
0000164. В край какого народа придешь, того народа шапку и оденешь.
Под маской приличия столько двуличия,
Столько двуличия.
Лицемер — вечный холоп лжи и двуличия.
Все лицемерие, с которым я сталкивался в жизни, как нельзя лучше помогло мне понять, что все мы имеем светлую и темную половины и каждая не может существовать без другой.
Один мой человек сказал: «Шеф должен всегда улыбаться». Отец говорил: «Скрывай лицо под маской, а сердце под бронёй». Я считаю, что они правы, и живу по этим принципам. Потому что когда гуляешь по полю боя и продаёшь оружие — сердце гниет.
Макияж изменяет только маску.
Само лицо – никогда.
Взглянуть б на дам без макияжа,
Такими, как их создал Бог.
Размер покраски двухэтажный,
Он покрывает даже лоб.
Здоровая и счастливая улыбка на лице — лучший макияж для женщины!

Самая грубая бьюти-ошибка — когда девушка пытается с помощью косметики не подкорректировать то, что ей дала природа, а нарисовать новое лицо.
Сначала мы делаем из тебя больную мумию, а потом рисуем на этом лицо.
Хотя лицо девушки было радостным и веселым, но и в нем было какое-то спокойствие, и такое же спокойствие она разливала вокруг, и сама она была словно дух умиротворения и покоя, добрый дух, который я никогда с тех пор не забывал. И никогда не забуду.
Я считаю ошибкой для актрисы делать операцию на лице, ведь твоё лицо – это карта твоей души!
Лицо красивое, грубое и восковое, как маска, оно ничего не хочет. Я видел миллионы таких лиц.
Будь поосторожнее с зеркалом, не то увидишь собственное лицо.
Знаешь, каждый человек, в любом возрасте, сохраняет свое первое лицо, с которым входил в мир. Только это лицо бывает трудно разглядеть. Ну как тебе объяснить? Вот встречаются два однокашника, которые не видели друг друга тридцать или даже пятьдесят лет. Случайно. Смотрят друг на друга — и узнают, и называют прежними смешными прозвищами. Их старые лица на мгновение становятся такими, какими были много лет назад. Детское лицо — оно и есть самое настоящее. Оно никуда не девается, просто с годами прячется под морщинами, складками, бородами…
Ты сломала мне моську!
И белое лицо может иметь чёрное сердце.
Доверчивые серые глаза — оазис невинности на продажном лице.
Мужчины с более мужественным обликом в среднем менее верны своим партнерам.
Это очаровательно, как все делают вид, что любят друг друга, когда на самом деле не проявляют даже симпатии.
Разбудить человека можно только тогда, когда он действительно спит; если же он только притворяется спящим, все попытки напрасны.
Я была слишком прямодушна с мужчинами и слишком доверяла им. Каждый раз мне хотелось верить им, словно это было в первый раз. Чтобы избавиться от этой слабости, потребовалось освоить искусство лицемерия.
Искренность в наши дни кажется проблемой. Но я предпочту, чтобы меня ненавидели, нежели быть лицемерной и глупой.
Если я предположу, что между Землёй и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите летает фарфоровый чайник, никто не сможет опровергнуть моё утверждение, особенно если я предусмотрительно добавлю, что чайник настолько мал, что не виден даже мощнейшими телескопами. Но если бы я затем сказал, что коль моё утверждение не может быть опровергнуто, то недопустимо человеческому разуму в нём сомневаться, мои слова следовало бы с полным на то основанием счесть бессмыслицей. Тем не менее, если существование такого чайника утверждалось бы в древних книгах, каждое воскресенье заучиваемых как святая истина, и осаждалось бы в умах школьников, то сомнение в его существовании стало бы признаком эксцентричности и привлекло бы к усомнившемуся внимание психиатра в эпоху просвещения или же инквизитора в более ранние времена.
Мне нравится косметика, но если хочешь быть похожей на себя, — это не лучший способ. Макияж заставляет тебя выглядеть кем-то другим.
Чем сильнее накрашена женщина, тем проще ее соблазнить.
Макияж на ней был настолько последовательно безупречен, что казалось, будто она в любую минуту ожидает выхода на сцену и получения приза за особые заслуги перед контуром для губ.
Если вы выбираете красный цвет, значит вы хотите быть замеченной. Если вы наносите красную помаду, значит вы готовы к тому, что люди будут на вас смотреть. Красный – это очень сильный цвет, и он в первую очередь выражает вас, он не обязательно несет сексуальный подтекст.
Если женщина хочет выглядеть недоступной, но привлекать всеобщее внимание, ей достаточно накрасить губы классической красной помадой. Вас все заметят, но подойти испугаются.
— Я хочу вас ***ать. Все дело в вашем лице.
— Что у меня с лицом?
— Оно величественно. Я хочу уничтожить ваше лицо своей ***ой.
— Может получиться и наоборот.
— Не будьте так уверены.
— Вы правы. ***ы неуничтожимы.
У тебя на лице всё было написано, читать не перечитать, только успевай страницы переворачивать.
Света и лиц, и речей слишком много, Господи, Господи, я — тишина. Слышишь, во мне протяженно и долго медленно гибнут слова.
Умный человек — или пьяница, или рожу такую состроит, что хоть святых выноси.
К пятидесяти годам у меня было лицо человека, который может умереть с минуты на минуту. Я умер в девяносто шесть, после долгой агонии.
Смотри проблемам в лицо! Если, конечно, твоё лицо — не проблема.
Когда веселится сердце, расцветает лицо.
Я знаю сущность людей, которую они отрицают на словах, но подтверждают своими поступками. Они утверждают, что ищут спокойствия и надежности, того, что они именуют миром. Но даже произнося эти слова, они не перестают сеять семена раздора и насилия.
Быть самим собой клёво, НО
За индивидуальность вся спина заплёвана!
Но не слюна на ней, а только лишь желчь и яд,
И Бог вам судья.
– Представь его медалью, Маша, медалью, которую носят на шее. Внешняя сторона медали – золотая. Никита – хороший парень. Спокойный и добросовестный студент престижного факультета. Не имеет нареканий, хорошо учится, не прогуливает универ, элегантно и стильно, но не броско одевается, вежливо общается с народом и не влезает в дурные истории. Хороший мальчик с умным лицом и понимающим взглядом, так? Таким он был для тебя?
– Таким. Таким и остается. – Упрямо, наверное, чтобы подзадорить Смерча, сказала девушка. – Ник – хороший. Мне не нравятся плохие парни.
– Отлично. Так и должно быть. Он – хороший. Просто эта сторона остается золотой для всех. Но мы переворачиваем медаль. И что видим? Золота больше нет, осталась одна потрескавшаяся медь. Сторона медали, которая находится ближе к сердцу – более правдивая, поверь.
Двуличие – это всегда плохо. Двуличие и лицемерие в первую очередь показывают вам, насколько вы жалки и бесхребетны, насколько вы неспособны ни за что в вашем мире встать. Это просто показывает, что у вас нет никакой тверди под ногами.
Служу тебе я, Боже.
Хожу к тебе во храм.
А дьяволу попозже
Все, что попросит, дам.
Я думаю, что самые красивые люди — это те, которые выглядят так, словно на них нет макияжа.
Макияж на ней был настолько последовательно безупречен, что казалось, будто она в любую минуту ожидает выхода на сцену и получения приза за особые заслуги перед контуром для губ.
Если меня накрасить слишком сильно, все закончится тем, что я просто стану похожа на чью-то тетю. А я хочу оставаться собой!
Мне нравится косметика, но если хочешь быть похожей на себя, — это не лучший способ. Макияж заставляет тебя выглядеть кем-то другим.
Красота — тоже магия. Наводить красоту — тоже волшебство.
Я не диктатор. Просто у меня такое выражение лица.
Лицо, которое у тебя есть в 25 лет — это лицо, которое подарил тебе Бог, а лицо, которое ты имеешь в 50 — это лицо, которое ты заслужила.
Мудрые недаром говорили: пусть слова твои будут благими, и пусть лицо твоё будет приветливым, и тогда люди будут любить тебя больше, чем тех, кто даёт им что-то.
Сложна дорога жизни, но она
На лицах наших запечатлена.
Вот здесь любовь морщину начертала,
Вот линия усталости видна.
На лицах ясно доброе начало,
И злая сущность тоже нам ясна.
И все ж мы друг о друге знаем мало:
Не каждый разбирает письмена.
Пошли на убыль эти ночи,
Еще похожие на дни.
Еще кромешный полог, скорчась,
Приподнимают нам они,
Чтоб различали мы в испуге,
Клонясь к подушке меловой,Лицо любви, как в смертной муке
Лицо с закушенной губой.
Обнаружить свой гнев и ненависть на лице и в словах бесполезно, опасно, неблагоразумно, смешно, пошло. Проявлять гнев или ненависть можно не иначе, как на деле.
Лицо человека — сердце. Лицо сердца — поступки.
— Наши лица не случайны, они несут следы всех наших грехов.
— Господи! Чем же я так нагрешил?
У девчонок всё можно узнать по лицу — выдержки у них никакой.
С таким рылом следует запретить неожиданно появляться из-за угла.
Когда все не так как у всех, бесят изъяны всех.
У каждого есть три лица. Первое вы показываете миру, второе близким и друзьям, а третье вы не покажете никому.
Не то я, чем кажусь.
Да, я пошел против Папы Римского. Это случилось потому, что я приехал в Ватикан и увидел крыши из золота. А потом услышал, как Папа говорит о том, что Церковь беспокоится о бедных детях… Но, черт возьми, продай крышу, сделай хоть что-нибудь!
Даже скромность может быть разновидностью притворства и лицемерия.
Хотите напугать кого-то по-настоящему? Выйдите из дома без макияжа.
Я, можно сказать, ненавижу краситься. Мне нравится тот естественный блеск, цвет, оттенок лица, который остается навсегда. Ведь без макияжа можно обходиться, не так ли? Макияж смывается, а естественность никогда.
— Что для тебя олицетворяет женщину? — Высокие каблуки, юбки, немного косметики, чуть-чуть. Совершенно не важно, накрашена она или нет. Макияж не изменит ее души. Он всего лишь привлекает меня.
Если вы выбираете красный цвет, значит вы хотите быть замеченной. Если вы наносите красную помаду, значит вы готовы к тому, что люди будут на вас смотреть. Красный – это очень сильный цвет, и он в первую очередь выражает вас, он не обязательно несет сексуальный подтекст.
Взглянуть б на дам без макияжа, Такими, как их создал Бог.Размер покраски двухэтажный, Он покрывает даже лоб. Взглянуть б на дам без макияжа, На щёки истинной окраски, Где кожа без хирург. затяжек, Сияет, как Масис армянский.
Обнаружить свой гнев и ненависть на лице и в словах бесполезно, опасно, неблагоразумно, смешно, пошло. Проявлять гнев или ненависть можно не иначе, как на деле.
В каждом юном лице уже таятся морщины, в улыбке — усталость, в мечте — разочарование.
Представь себе, что ты живешь в мире, где нет зеркал. Ты думал бы о своем лице, ты представлял бы его как внешний образ того, что внутри тебя. А потом, когда тебе было бы сорок, кто-то впервые в жизни подставил бы тебе зеркало. Представь себе этот кошмар. Ты увидел бы совершенно чужое лицо. И ты ясно постиг бы, чего не в силах постичь: твое лицо не есть ты.
Наши лица под масками, наши души по клеткам.
Лицемерие — мерить поступки не перед своей совестью, а перед лицом других.
Фальшь и лицемерие производят большее впечатление, чем истина.
Нынче, если пожмешь кому-то руку, нужно потом пальцы считать, все ли на месте.
Красотки лицемерят,
Безумен, кто им верит.
Кто сплетничает с тобой, сплетничает и за твоей спиной.
Красота — тоже магия. Наводить красоту — тоже волшебство.
1980-е – время, когда проститутку можно было спутать с модницей.
Я думаю, что самые красивые люди — это те, которые выглядят так, словно на них нет макияжа.
Если меня накрасить слишком сильно, все закончится тем, что я просто стану похожа на чью-то тетю. А я хочу оставаться собой!
Хотите напугать кого-то по-настоящему? Выйдите из дома без макияжа.
— Эй, смотрите, мой друг скучает! Вы могли бы помочь мне развлечь его!
— Его развлечет только куча дерьма на лице.
— «Обжора Бунба», шикарная паршивая забегаловка: горячие паштеты, лучшая камра в Ехо, блистательная мадам Жижинда и ни одной противной рожи в это время суток.
— Что, одни приятные рожи?
— Вообще никаких рож!
Я отлично знаю, почему боги не говорят с нами открыто. Пока мы не научились говорить, почему они должны слушать наш бессмысленный лепет? Пока мы не обрели лиц, как они могут встретится с нами лицом к лицу?
Его лицо отражает высокую душу, этим-то оно и пленило меня.
К пятидесяти годам у меня было лицо человека, который может умереть с минуты на минуту. Я умер в девяносто шесть, после долгой агонии.
Самая занимательная для нас поверхность на земле — это человеческое лицо.
Приятное выражение лица сложно сделать, если внутри нет ничего приятного. Это становится особенно заметно с возрастом: по лицу старика всегда можно понять, что это за человек.
Лица людей издалека всегда красивы, а чужая жизнь, увиденная со стороны, представляется интересной и значительной.
Морщины, конечно, не красят лица, но они — печать страданий, размышлений, улыбок, то есть печать жизни, взросления. Сотрите морщины — и вы сотрете лицо.
Человека не узнаешь по лицу, как море не измеришь ковшами.
Начальство надо знать в лицо!
огда тебя хотят обобрать, всегда желают удачи.
Можно доверять цинику или даже мошеннику, но лицемерам никогда. Потому что лицемер сам не знает, когда он врёт, а это самый опасный вид лгуна из всех.
— Я докажу, что могу быть другим!
— Не надо ничего менять! Будь собой! Со временем мы поймем, какие мы на самом деле. Так давай разбираться вместе.
— Я хочу, чтобы ты мною гордилась.
— А я не хочу, чтобы ты играл! Не души в себе того Пабло, который может испытывать страх или сомнения.
— А если он тебе не понравится?
— Может быть. Но это не повод всю жизнь прожить в маске.
— То есть жалеть аутичного мальчика — преступление?
— За что жалеть человека, легко обходящего правила приличия, бессмысленные, лицемерные, а потому — унизительные? Ему не нужно делать вид, что его волнуют твои боли в спине, или выделения, или почесунчик у твоей бабушки. Представь, как легко было бы жить без всех этих идиотских общепринятых норм. Мне его не жаль — я ему завидую.
Шах блудницу стыдил: «Ты, беспутная, пьешь,
Всем желающим тело свое продаешь!»
«Я, — сказала блудница, — и вправду такая,
Тот ли ты, за кого мне себя выдаешь?».
Да уж, страшные же все-таки существа эти женщины. Скрывают себя под слоями макияжа. Увидим ли мы когда нибудь их истинные лица?
— Маша, а можно мне тоже губы накрасить? — Пуговка, ты же в детский сад идешь, а в садике с накрашенными губами ходить нельзя. — Можно. У нас там все воспитательницы так ходят.
Как неузнаваемы девушки без макияжа! Страшно…
— Почему вы все так помешаны на макияже? — Без него ты не можешь выйти в мир взрослых.
Да уж, страшные же все-таки существа эти женщины. Скрывают себя под слоями макияжа. Увидим ли мы когда нибудь их истинные лица?
— Эй, Люци! Люци, просыпайся!
— Без обид, брат, но в списке того, от чего я хочу просыпаться — твое лицо где-то между конской мордой и билетами на Coldplay.
Моё лицо — это просто рамка вокруг очков.
— Марти, у тебя новые очки?
— О да! Они мне к лицу?
— Нет, лицо все равно видно.
Не будьте негативны, а то весь негатив всплывает на лице, а от него морщины.
Лицо помятое, как будто кто-то выспался на нём.
Лицо — зеркало души.
Цвет её лица показывает, что она не напрасно изучала современную живопись.
Не люблю слёз. Они портят нос, а это лучшая часть моего лица.
Когда веселится сердце, расцветает лицо.
Национализм только учит ненавидеть людей, с которыми ты никогда не встречался, а вместо этого люди начинают гордиться достижениями, в которых вообще участия не принимали.
Остерегайтесь тех, кто падает к вашим ногам: они могут тянуться к углу ковра.
Лицемерие людей, не могущих убивать животных, но не отказывающихся от употребления их в пищу, — велико и непростительно.
Собственное желание всегда превосходит коллективное лицемерие. В таком мире мы живём.
Мошенник смеется не так, как честный человек; лицемер плачет не теми слезами, какими плачет человек искренний. Всякая фальшь — это маска, и, как бы хорошо не была она сделана эта маска, всегда можно отличить её от истинного лица, если внимательно присмотреться.
Макияж — это зеркало души. Когда мы счастливы, то светимся изнутри, и косметика нам не нужна. Если чувствуем себя неуютно, то наносим ее слой за слоем.
Сначала мы делаем из тебя больную мумию, а потом рисуем на этом лицо.
Выйти ненакрашенной? Ну уж нет, я лучше все три месяца пролежу здесь, под простыней, чем выйду на улицу без макияжа.
Я, можно сказать, ненавижу краситься. Мне нравится тот естественный блеск, цвет, оттенок лица, который остается навсегда. Ведь без макияжа можно обходиться, не так ли? Макияж смывается, а естественность никогда.
Если женщина хочет выглядеть недоступной, но привлекать всеобщее внимание, ей достаточно накрасить губы классической красной помадой. Вас все заметят, но подойти испугаются.
Я не диктатор. Просто у меня такое выражение лица.
Такого лица я больше ни разу не видал. Дьявол, взглянув на него,
заплакал бы — вот какое это было лицо!
Лицо человека — это приборная доска с индикаторами.
Заблестит на лице улыбка
Где-то рядом должны быть слезы
Если ты допустил ошибку
То исправить ее не поздно
Доверчивые серые глаза — оазис невинности на продажном лице.
Одна женщина сказала Сократу:
— О, как уродливо лицо твое, Сократ!
На это он ей ответил:
— Твои слова огорчили бы меня, если бы ты отражала все предметы, как чистое зеркало. Но ты безобразна, а кривое зеркало все искажает.
Утром я просыпаюсь, иду в ванную и смотрю на свое неумытое лицо — если оно похоже на лицо честного человека, значит меня ждет хороший день.
Людям нравятся лицемеры. Это правда, они узнают в них самих себя, ведь так приятно, когда со спущенными штанами и в полной боевой готовности застанут кого-то, а не тебя.
Всякое любимое существо, а в известной мере всякое существо, является для нас Янусом, показывающим лоб, который нам нравится.
Тебе это не понять — во мне это не отнять.
«Он двуличный и бессовестный!» — шептала тебе мать.
Путь к власти вымощен лицемерием и жертвами.
Большинство ужасных вещей делается под видом заботы о людях — например, о нас с вами.
Самая грубая бьюти-ошибка — когда девушка пытается с помощью косметики не подкорректировать то, что ей дала природа, а нарисовать новое лицо.
Мне нравится косметика, но если хочешь быть похожей на себя, — это не лучший способ. Макияж заставляет тебя выглядеть кем-то другим.
Макияж на ней был настолько последовательно безупречен, что казалось, будто она в любую минуту ожидает выхода на сцену и получения приза за особые заслуги перед контуром для губ.
Чем ниже уровень культуры женщины, тем ярче и грубее «штукатурка» — инстинктивные мотивы в этом случае не сдерживаются и не корректируются рассудком.
Мне недавно исполнилось 28, и я себе купила крем из серии «25+». То есть в предыдущие три года я думала: «Это не со мной». Этот крем себе вовремя никто не покупает. Я бы просто назвала его — «Пора». Пора что-то делать… А крем «50+» я бы назвала «Смысла особо нет, но всё равно помажьте».
Знаешь выражение «с таким лицом только детей пугать»? Так вот это про тебя! У тебя рожа страшнее, чем задница у дьявола!
Мы знаем лица ближних,
Но не сердца.
Если подольше посмотреть на лицо Билла, то на ум начинают приходить разные породы лошадей.
Гляди жизни прямо в её железное лицо и не бойся жестокой действительности.
Да рожи-то у нас у всех хороши.
Лицо — как мужской орган — своевольно. Оно выдает нас фактически каждый день, раскрывает секреты тем, кто знает, что искать.
Притворяясь весёлой, с этой фальшивой улыбкой на лице, которую я надела на себя, как маску, я села на пол.
Ты, в конце концов, понимаешь или нет? Пока ты на их стороне, ты — герой, отважный и благородный, необыкновенный храбрец, единственный и неповторимый гений. Но стоит тебе сказать лишь слово против, и вот ты уже сделался безумцем, что не считается ни с кем…
Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну. Надо принимать строго и серьёзно эту страшную необходимость. Всё в этом: откинуть ложь, и война так война, а не игрушка.
Я любил правду… А где она?… Всюду одно лицемерие или по меньшей мере шарлатанство, даже у самых добродетельных, даже у самых великих! Нет, человек не может довериться человеку.
Совсем не знак бездушья — молчаливость.
Гремит лишь то, что пусто изнутри.
Дружелюбие можно изобразить. А вот с умом, к сожалению, такой фокус не пройдет.
Будь поосторожнее с зеркалом, не то увидишь собственное лицо.
— Я отправляюсь на встречу. Мне в этом лице идти?
Люди обожают кутать свои довольно-таки мелкие мыслишки в шелка и бархат. Их бесит, когда кто-то не только сам ходит голым, но и с них сдирает тряпки.
Ведь часто бывает: повернувшись спиной, человек «выдыхает», снимает с лица маску дружелюбия и становится уже не тем, что минуту назад, когда смотрел тебе в глаза…
Не удерживай других от того, чему сам следуешь.
Когда учтивые слова прикрывают грубые поступки, — сказала Ровена, — они похожи на рыцарский пояс на подлом рабе.
Величайшим достижением двадцать первого века стали малодушие, лицемерие и страх перед общественным мнением.
Это пудра, помада, духи… В общем, набор… косметический комбайн красоты.
Мини-юбки скрывают недостатки лица успешней любой косметики.
Губная помада творит чудеса с самооценкой.
Мне нравятся девушки без тонны макияжа. Просто девушка, расслабленная, в джинсах. Мне нравится знать, как женщина выглядит, когда она просто одевается для себя, и ей удобно. Очень редко женщины естественны, когда наряжаются на красную дорожку или вечеринку. Они естественны в том виде, как они выглядят в воскресенье днем или в субботу утром, когда они просто занимаются своими делами. Я сужу женщину чисто по тому, как она выглядит, проснувшись с утра. Это же самое важное, так? Тебе должно нравиться то, как она выглядит с утра, если вы собираетесь иметь с ней долгие отношения, потому что это то, какой вы будете видеть ее большую часть времени.
Макияж — это зеркало души. Когда мы счастливы, то светимся изнутри, и косметика нам не нужна. Если чувствуем себя неуютно, то наносим ее слой за слоем.
Представь себе, что ты живешь в мире, где нет зеркал. Ты думал бы о своем лице, ты представлял бы его как внешний образ того, что внутри тебя. А потом, когда тебе было бы сорок, кто-то впервые в жизни подставил бы тебе зеркало. Представь себе этот кошмар. Ты увидел бы совершенно чужое лицо. И ты ясно постиг бы, чего не в силах постичь: твое лицо не есть ты.
Самое красивое лицо в мире — ваше.
В первой половине жизни твое лицо — это то, с чем ты родился. Во второй половине — то, чего ты заслуживаешь.
Лицо отделывается изнутри — душой, снаружи — жизнью. В каждом лице можно различить и то, и другое.
Пусть твои слова всегда будут приятными, хорошими, а твое лицо простым и открытым, и тогда для людей ты будешь любимее и ближе, чем те, кто дарит им подарки.
У меня нет лица — только два профиля, сложенные вместе.
Лицо человека высказывает больше и более интересные вещи, нежели его уста: уста высказывают только мысль человека, лицо — мысль природы.
Лицо — зеркало души.
Любая вежливость — это форма лицемерия: почти по определению она подразумевает притворство.
Скрой то, что говоришь сам, узнай то, что говорят другие, и станешь истинным князем.
Мужчина, когда притворяется, что влюблён, старается быть весёлым, галантным, оказывать всяческое внимание. Но если он влюблён по-настоящему, он похож на овцу.
Весь мир — театр. Но труппа никуда не годится.
— Зачем мне притворяться?
— Затем, что ты лжец, ты лжёшь всё время и всем.
— Я много чего вытворял, Джон, но я никогда не был симулянтом.
— Ты притворялся мёртвым два года!
— Ну… кроме этого!
Почему девушки красятся как старухи, а старухи как девушки?
Косметика необходима, но недостаточна. Рекламщики скажут тебе: чтобы продать товар один раз, нужна хорошая упаковка. Но чтобы продать товар второй раз, нужно, чтобы это был хороший товар.
«Когда надо пользоваться духами?» — спрашивает молодая женщина. «Когда хочется, чтобы тебя целовали», — отвечаю я.
Если меня накрасить слишком сильно, все закончится тем, что я просто стану похожа на чью-то тетю. А я хочу оставаться собой!
Любовь — лучшая косметика. Но косметику купить легче.
Я хочу состариться без пластических операций. Они делают лицо безжизненным, лишают его характера. Я хочу, чтобы у меня хватило смелости сохранить верность созданному мной лицу. Иногда я думаю, что легче было бы избежать старости, умереть молодой. Но тогда моя жизнь осталась бы незавершенной, не правда ли? Я никогда полностью не узнала бы себя.
К таким лицам больше всего идут пощечины.
Лицо у нее было очень подходящее для выступлений по радио.
Надутые губы лично мне не нравятся. Но многие мужчины попадаются на это. Так что продолжайте дуться!
Знаете, лицо ирландца всегда выглядит так, будто ему сообщили две крайне важных новости одновременно. Справа кто-то подлетел и крикнул: «Ты только что выиграл три миллиона фунтов стерлингов и ещё кучу ништяков». А слева прошептали на ухо: «Но жить тебе осталось всего три минуты».
Улыбайся, пусть даже сердце твоё раскалывается. Все мы, как рабы в поле, надеваем маску «всё в порядке, босс», а сами не знаем, как свести концы с концами.
Нехорошо, что ты сегодня такой хороший. Мне больше нравится, когда ты притворяешься злым.
Ты можешь притворяться, но будь осторожна, потому что кто-то может притворяться перед тобой.
Мы все носим маски, и приходит время, когда мы не можем снять их, не затронув собственной кожи.
Тот ненавистен мне, как врата ненавистного ада,
Кто на душе сокрывает одно, говорит же другое.
Благодаря косметике женщина научилась скрывать свое истинное лицо.
— Эй, одолжи румяна. — Эта косметика не скроет твою уродливость.
— Сколько весишь? — Тридцать. — А без косметики двадцать семь, а?
Никакая косметика не заменит природную красоту, а если она есть – косметика ее не улучшит, а наоборот угробит.
Здоровая и счастливая улыбка на лице — лучший макияж для женщины!
Лицо — свет. И оно, действительно, загорается и гаснет.
Некоторые лица на негативе выглядят позитивнее.
Сколько бы ни утверждали, что нельзя судить о книге по обложке, Оливия всегда считала, что лицо говорит о многом.
На лице человека многое написано, просто мы не всегда хотим вчитываться в эту информацию, предпочитая поверхностно пробежаться по строкам…
— Почему у тебя всегда такое грустное лицо? Ты несчастлив?
— Я счастлив. Просто у меня такое лицо.
У одних маска скрывает лицо, а у других под лицом скрывается маска.
При виде твоей кислой физиономии придорожные грибы сами маринуются.
Смотри проблемам в лицо! Если, конечно, твоё лицо — не проблема.
Если вы кого-то ненавидите, с кем-то враждуете и вынашиваете планы мести, это само по себе переживание ада.
Жить ради того, чтобы нравиться другим, чтобы тебе поверили и подстраиваться под других – это лицемерие.
Лицемер — это тот, кто прикладывает к другим стандарты, которые отказывается применять к себе.
Я не люблю лицемерие и считаю, что лучше уж я продемонстрирую искреннее нежелание общаться, чем буду отягощать себя не нужным мне общением.
Сегодня я оденусь как обычно — брюки, рубашка и притворство.
Доколе быть в плену румян и благовоний
За тленной красотой и мерзостью в погоне?
Она наложила пол фунта грима.
Все мужчины могут видеть, что на женщинах косметика или наряды. Они что, перестают на это покупаться? А женщины прикладывают массу усилий, чтобы создать доступными средствами иллюзию того, чего нет, – набивают в нужные места комки шерсти, прикрепляют на голову чужие волосы, ходят с риском для жизни на каблуках… Их ведь не смущает, что эти части тела не их. Что они фальшивые. Ничуть! Наоборот, это всегда считалось достоинством и даже искусством!
В машине Джейн не проронила ни слова о том, что ее терзало. Лишь набросала краткую автобиографию, достаточную, чтобы показать мне, что она совсем не такая умная, симпатичная, стильная или интересная, какой казалась в баре. Хотя, с другой стороны, то же самое можно сказать о каждом из нас, что и доказывает значение косметики и виски.
У некоторых лицо – это маска, у некоторых лицо без маски, и оно покрыто шрамами.
— У тебя опять это лицо.
— Какое лицо?
— Называется «какой же он умный и красивый».
— У меня всегда такое лицо.
У стариков лица гораздо интересней, чем у молодых. С возрастом отчетливей проступают черты характера, ум или глупость, доброта или злобность, удачливость или невезучесть. Мне кажется, что по рисунку морщин я могу прочесть всю life story человека, и нередко это захватывающе интересное чтение.
Притворяясь влюбленным, он по-настоящему влюбился.
Ты не подонок, ты просто хочешь им казаться!
Почему я должен делать вид, что мне хорошо, когда мне в действительности плохо?
Кто не умеет скрывать свои мысли, не умеет и управлять.
Все друг друга считают обманщиками. И всё равно улыбаются и делают реверансы.
Элегантность — в ухоженности. Самая лучшая одежда, самые дорогие украшения и косметика не стоят ничего, если вы не ухаживаете за собой.
Может быть, это прозвучит банально, но по мне так лучшая косметика для женщины – это счастливый блеск в глазах и искренняя улыбка – на такую женщину мужчина обязательно обратит внимание!
Чтобы скрыться, ей было достаточно стереть со своего лица косметику.
— Если ты ущипнешь щеки, они будут светиться. Еще немного, попытайся сломать некоторые капилляры, дорогая. — Разве мы не можем использовать для этого румяна? — Дамы ущипают. Шлюхи используют румяна.
Розовощекий мой поросеночек, слой косметики на твоем лице настолько толстый, что в нижних слоях, теоретически, можно найти останки какого-нибудь динозавра! А если взять в руки шпатель и соскоблить с тебя всю эту гадость, то получившейся массой можно накрасить всех путан Нью-Йоркского шоссе на протяжении 50 километров от Лос Анджелеса.
У тебя только один глаз накрашен. Это новый стиль — стиль Циклопа?
— Кто тебе делал макияж? Тетя? Трансвеститам есть, у кого поучиться.
— Лора, день красных футболок — пятница, а сегодня надо было надеть желтую. — Но в желтой у меня нездоровый вид. — Футболка здесь не при чем. Это твой тональный крем.
Косметика… изготовление лица… оно, естественно, представляет собой отрицание настоящего лица. Отважное усилие — изменив выражение лица, постараться хоть на шаг приблизиться к чужому человеку. Но когда косметика приносит ожидаемый эффект… могут ли женщины не испытывать тогда ревность к этой косметике? <…> почему даже самая ревнивая женщина никак не реагирует на чужого человека, захватившего ее лицо?
Женщины, как индейцы, раз раскрасились, значит идут на тропу войны.
Слишком много туши, как для «просто друга».
Женщина, которая не пользуется косметикой, слишком высокого мнения о себе.
Я всегда вижу, когда она нервничает — она сильно красится. И сегодня она нанесла толстый слой нервозности.
Мне нравится косметика, но если хочешь быть похожей на себя, — это не лучший способ. Макияж заставляет тебя выглядеть кем-то другим.
— Да нет, эта чего-то какая-то молодая! — Хе-хе, молодая… Наштукатуренная! Вот она и стала молодой!
— Скажи, Фиби, а что бы ты хотела на День Рождения? — Я хочу, чтобы моя мама ожила и отметила его со мной. — Хорошо, я сформулирую по-другому — что бы ты хотела из косметики?
Просто женщинам вроде тебя очень идет быть счастливыми. Есть, знаешь, такой тип, которому к лицу страдания — настолько, что даже когда у них все прекрасно, имеет смысл время от времени заламывать руки, из чистого кокетства. Бывают такие, кого очень красит необходимость ежедневно справляться с трудностями. И даже такие, кому больше идет не справляться. Но все это не твой случай. Тебе нужно быть счастливой, тогда можно даже не наряжаться и косметика не нужна.
Женщин особенно хочется целовать, когда на них нет косметики.
— А ты не злыдня. — Косметика помогает.
— Так, мне надо в туалет. — Правильно, освежи отсутствие косметики на лице!
Грим на её утонченное фарфоровое личико наносил клоун. Причем слепой. И в боксерских перчатках. В полном тумане.
Современная косметическая индустрия продвинулась столь далеко, что у плачущей женщины скорее вытекут глаза, чем потечёт тушь.
В обществе бывают женщины только двух родов: некрасивые и накрашенные.
Пудрой можно скрыть недостатки кожи, но ею нельзя запудрить собственную жизнь.
Без макияжа понять её было легче.
— Мужчины что, не чувствуют женскую красоту? Вам надо все оказывать и объяснять? — Пожалуй, что так. И пользуясь этим, нас часто обманывают.
Краски способны творить с женским лицом настоящие чудеса.
Лучше красивая девушка без помады, чем помада, намазанная на противогаз.
Вы погребли себя заживо, однако вот не позабыли напудриться!
Слишком много туши, как для «просто друга».
У тебя только один глаз накрашен. Это новый стиль — стиль Циклопа?
Женщина, которая не пользуется косметикой, слишком высокого мнения о себе.
Доколе быть в плену румян и благовоний
За тленной красотой и мерзостью в погоне?
Макияж — это лицо из вторых рук.
Лицо женщины — театр теней.
Наши лобные морщины — это шрамы от наших иллюзий!
У скуки нет лица.
— Ты издеваешься. Но я знаю, где ты это видел.
— И где же?
— На собственном лице. Ведь мы с тобой так похожи!
— Ты имеешь в виду эгоизм, безразличие и равнодушие?
Если меня накрасить слишком сильно, все закончится тем, что я просто стану похожа на чью-то тетю. А я хочу оставаться собой!
Обычно, когда человек смотрит на свое отражение в зеркале, он замечает кожу, если разглядывает морщинки, глаза — если собирается умыться, зубы — перед тем как их почистить. Он видит губы, щеки, нос, брови, ресницы… Но он почти никогда не видит в зеркале своего лица.
Когда вы встречаете человека, вы, напротив, смотрите именно на его лицо. Вам интересен его образ. Только убедившись в том, что это образ вам симпатичен или, напротив, неприятен, вы приглядываетесь к деталям — к глазам, губам, носу. Вы словно бы пытаетесь подтвердить, удостовериться в своем первом впечатлении.
Лицо человека передает вам информацию о нем, о его состоянии, эмоциях, внутреннем облике. Нос, сам по себе, об этом не расскажет, да и от губ ответа на этот вопрос не дождешься. Даже глаза, взятые и рассмотренные отдельно, словно вырезанные из фотографии, умирают. Их блеск и их сила теряются. Без лица в них нет и души.
Тело — лишь одежда, а лицо — маска.
Сердечный избыток сердечности! Что может быть правдивее лица, омытого подобными слезами?
Не спрятаться, не скрыться
От серых снов,
Кругом чужие лица
И море слов.
Ты думал, я не помню ее, но чего нельзя забыть, так это лица матери.
Лицо — свет. И оно, действительно, загорается и гаснет.
— Что ты делаешь?
— Суровое лицо.
Рожу раскормил красную, хоть прикуривай…
Не оскверняй моё лицо своим курсором!
Настоящей ошибкой, ложью и лицемерием было увидеть в нем нечто большее. Все бы ничего, если б позабавиться с ним месяц-другой, но растягивать эту игру на годы! А все потому, что в ее тогдашнем сентиментальном одиночестве ей было удобно верить в то, что говорил именно этот парень, и вознаграждать его собственной удобной ложью, а в результате каждый сказал то, что больше всего хотел услышать другой: «Я тебя люблю» и «Ты самый интересный человек из всех, кого встречала. Это правда. Честно».
Этот путь коварен и ненадежен. Но если ты им пошел, свернуть уже невероятно трудно, и ты говоришь «извини, конечно ты прав», «тебе виднее» и «ты — самое удивительное и ценное, что есть на свете», после чего все правдивое и честное становится безнадежно далеким и мерцает, точно недостижимый мир изумительных людей.
Где нет равенства, там неизбежно должно быть лицемерие.
Человек никогда не бывает лицемером в своих удовольствиях.
Музыка — это единственный язык, на котором нельзя сказать ничего гнусного и лицемерного.
В этом мире полно людей, которые под личиной добра, творят зло прикрываясь этой добротой. То, что снаружи, не всегда такое же внутри.
Сложнее всего посмотреть правде в лицо.
Вы помните,
Вы всё, конечно, помните,
Как я стоял,
Приблизившись к стене,
Взволнованно ходили вы по комнате
И что-то резкое
В лицо бросали мне.
Лицо отделывается изнутри — душой, снаружи — жизнью. В каждом лице можно различить и то, и другое.
Когда надзиратель ушел, я погляделся, как в зеркало, в жестяной котелок. Мне показалось, мое отражение остается хмурым, даже когда я стараюсь ему улыбаться. Я повертел котелок и так, и эдак. Опять улыбнулся, но отражение оставалось строгим и печальным.

Leave your vote

-1 Голосов
Upvote Downvote
Цитатница - статусы,фразы,цитаты
0 0 голоса
Ставь оценку!
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Add to Collection

No Collections

Here you'll find all collections you've created before.

0
Как цитаты? Комментируй!x