Речь существенно упростила процесс коммуникации между людьми и дала возможность понимать друг друга. В сущности, это уникальный инструмент, без которого уже невозможно представить жизнь цивилизованных людей. Однако в некоторых случаях молчание заменяет тысячу слов и оказывается не менее полезным чем слова. В данной подборке собраны красивые цитаты про молчание.

— Соблюдай акт воздержания против звуков.
— Что?
— Заткнись.
Лучше держать рот на замке и позволить людям думать, что вы дурак, чем открыть рот и развеять все сомнения.
Чем больше человек молчит, тем больше он начинает говорить разумно.
Сначала ты молчишь, потому что придумал причину обидеться… Потом будет неловко нарушить молчание. А потом, когда уже всё уже забудется, мы просто забудем язык, на котором понимали друг друга…
У вас бесценный дар молчания! Он делает вас отличным напарником.
Я не могу сейчас говорить. Я веду собрание клуба гробового молчания.
Чаще всего гораздо проще никому не рассказывать, что у тебя проблемы.
Совсем не знак бездушья — молчаливость.
Гремит лишь то, что пусто изнутри.

Не верь тому, кто говорит красиво, в его словах всегда игра.
Поверь тому, кто молчаливо, творит красивые дела.
Кому язык послушен, тот часто молчит.
Тсс… Твои глаза лучше просят прощения.
Самая неприятная тишина там, где много людей молчат.
Молчание иногда сближает людей больше, чем разговоры.
Услышать молчание в ответ — самое болезненное для женщины. лучше пусть он скажет, что разлюбил. Лучше пусть оттолкнет обидным словом и прокричит: «Я устал от твоей любви!» Все что угодно, только не молчание. Оно убивает.
Я тихий человек. Я счастливее, когда молчу.
Признак человека, обретшего Себя, — исходящие из него тишина и покой.
Нет звука громче, чем молчание телефона.
Что если мне приоткрыть маленькую щелочку в двери, проскользнуть змеей в соседнюю комнату и там, с пола, попросить у моих сестер и их товарки немного тишины.
Иногда у человека не может быть лучшего друга, чем одиночество и лучшей подруги, чем тишина.
Когда я в тишине лечу души недуги, Ложится на меня печалей пыльный пласт. Едва — стряхнуть его — я выйду из лачуги, Как злобою людской стократ меня обдаст!
… Тихо бывает всегда только перед бурей.
― Так тихо. ― Да, пока не начались крики, погоня…
— Я облюю тебя. — По-моему, эти штуковины надежны. — Не лей бальзам на раны. Одна трещинка, и через тринадцать секунд вскипает кровь. А вдруг на Солнце вспышка? Нас в кресле живьём зажарит. А если случайно подхватишь андорианский лишай? Что ты начнешь говорить, когда из глаз потечет кровь? Космос – это риск и болезнь во мраке и тишине. — Нерадостные новости: Звёздный Флот действует именно в космосе. — У меня жена отобрала всё на этой проклятой планете после развода. Кости вот оставила. — Джим Кирк. — МакКой, Леонард МакКой.
А после бури настали покой и затишье. Они сводили людей с ума…
Обычно в тишине, в одинокой тишине, громче всего кричат наши мысли, которые мы так старательно пытаемся спрятать в шуме повседневности.
Я иногда в тиши мечтаю, Что мы сидим спина к спине.Тепло твое я ощущаю, Дыханье слышу в тишине. Твой голос, что всегда узнаю, Глубокий, нежный, манит ввысь. И может оттого желаю, Чтоб все мечты твои сбылись. А я в блаженстве утопаю,Тепло и радостно в душе.Нет лучше ничего, я знаю! Чем так сидеть спина к спине… О чем болтать с тобой неважно, А важно, чтоб болтать с тобой. И вдруг становится мне страшно, Жить вечно не смогу мечтой. И ты исчезнешь, мне приснившись.Мечта растаяла уже. Сижу я дома, прислонившись К холодной каменной стене…
Ночь расстелила полотно, А дочь луна достала лютню. В окно повеет тишиной, И улицы безлюдны.
Из глубины рождается любовь, на поверхность всплывают все скрытые чувства и самые тонкие грани эмоций — но все в этом мире рождается и умирает в тишине.
Наслаждайтесь тишиной — в ней эликсир божественного умиротворения.
Тишина, покой, гармония, И сладостно душе моей. Играет в ней симфония, Моих счастливых дней.
Я просто буду в тишине, Сидеть и думать о былом. Они со мной наедине, Они покрыты белым снегом. Там, за снегом, прячется душа, Но жить мне это помогает. «Хочу наружу» — прошептала она, Весною этот снег растает.
Иной раз легче добиться ответа молчанием, чем задавая вопросы.
— Иногда самое лучшее высказывание — молчание.
— А самый лучший для себя совет — свой.
Когда женщина, которой есть что сказать, молчит, тишина оглушает.
Шерлок: Да помолчите вы все! Ни звука, ни слова, ни единого вздоха! Я думаю! Андерсен, смотри в сторону — отвлекаешь!
Андерсен: Что? Мое лицо отвлекает?
Лестрейд: Всем замереть и тихо. Андерсен, отвернись.
Так больно слушать эту тишину,
Ты просто молчишь, а я чего-то жду.
Иногда, лучше молчать и казаться идиотом, чем открыть рот — и доказать это.
Печаль выходит молчанием и слезами.
Молчание — самый громкий звук.
Часто, когда два человека молчат, это молчание бывает гораздо значительнее, чем разговор.
Надо уметь молчать вообще обо всем, что имеет значение лишь для тебя одного.
Молчание — великий друг, который никогда не изменит.
… Я промолчала. Я умею глотать обиды и делать вид, что всё хорошо.
При разрыве ты можешь вынести любые жестокие слова, но ни что не уничтожает тебя больше, чем молчание. Молчание — это финиш. Молчание — это как выстрел в темноте, ты пытаешься определить — в кого, тешишь себя иллюзиями, что не в тебя. Спустя некоторое время начинаешь истекать кровью, ни разу, потихоньку, а в сердце всё ещё лелеешь надежду, что ещё можно попытаться что-то сделать.
Иногда надо замолчать, чтобы тебя выслушали.
Молчание – лучший способ ответа на бессмысленные вопросы.
Счастье любит тишину… В последнее время все чаще слышу это. При каждом удобном и не удобном случае мне это пытаются внедрить мол «Зачем выставляешь совместные фотографии, столько завистников» или « Зачем так открыто пишешь и говоришь о своих чувствах» И вот я пришла к мысли в итоге, которую ОЧЕНЬ хочу донести всем окружающим меня людям… Вы НЕВЕРНО трактуете данное высказывание! Да, счастье, несомненно, любит тишину, но не в том русле, о котором вы так мне пытаетесь донести. Выкладывая фотографии, говоря мужу о своих чувствах открыто, я ДЕЛЮСЬ своим счастьем, и мне от этого не убудет, как и вам поступи, вы так же. Любимых теряют не из-за этого. Вдумайтесь глубже в смысл фразы…Тишина – это значит не говорить с кем-то о ваших отношениях. Но не о позитивной стороне. А негативной. В любой семье есть ссоры и какие-то недомолвки и вообще у всех по-разному и всякое бывает. Так вот …
Отношения рушатся не из-за фотографий, а длинного языка. «Плачешься маме, какой он плохой.» Ты забыла, а мама нет и ее отношение начинает меняться к спутнику… Идет уже не та позитивная энергия… «Возмущаешься при встречах с подругами, какой он у тебя плохой и не делает так как ты хочешь! » Вместо того чтобы похвалить его или поделиться какими-то достижениями, а лучше вообще поговорить о нейтральном.
Бах… волна негатива еще больше и вот они уже обсасывают тему твоего «гавно мужика» с другими, а ты всего лишь разозлилась на него и уже давно все позабыла, но, увы …Чем больше мужчина или женщина делиться плохим с окружающими, чем больше втаптывает уважение к своему спутнику в глазах других в грязь тем вероятнее факт разрушения отношений. Думаю ход моих мыслей вам ясен. Счастье любит тишину, когда вы не выставляете на всеобщее обозрение то, что происходит за стенами вашего дома. ( Никакого негатива) А делиться любовью и позитивом можно с лихвой, и плевать на всех завистников и злоязычников. Если вы по-настоящему любите друг друга. Уважаете, личное пространство не вынося сор из избы и не упиваетесь негативом… отношения сохранят положительную энергетику, и вы будете светиться годами от счастья…
Помните, никто кроме вас самих не виноват в том, что отношения могут быть разрушены. Жизнь должна быть одинаково прекрасна как в реальности, так и в соц. сетях, без иллюзий и двойственности. И когда наступит этот внутренний баланс и гармония вас перестанут волновать все, кто шипит « Счастье любит тишину..» Ибо вы уже будете знать в чем истинный смысл данной фразы… Любите друг друга и цените ваше личное пространство. Вселенная все слышит и видит…Благодарите ее за каждый прожитый день наполненный жизнью.
Самое сложное – научиться молчать, хотя это предельно просто: на любое слово накладывается печать, особенно – на риторические вопросы. Тугой тишиной захлебнуться и утонуть, под веками красное станет белым. Представь: засыпаешь с трещиной во всю грудь, а просыпаешься – целым.
Только в абсолютной тишине можно разобрать свой шёпот.
Утонченность, прозрачность, свет и тепло. Тонкое восприятие мира, хрупкие настройки души. Пастельные оттенки звучания — от нежно охровых до бело-кобальтовых, цвета пульсирующей жилки на виске. Страшно разбить, страшно ранить. Есть ощущение, что сильные эмоции могут покачнуть хрупкость и красоту этого нежного мира. Хочется услышать, как преломляется большой и громкий мир в этом звучании, какая будет мелодия. Мне слышится, что это — стеклянное, нежное, переливчатое, с небольшими металлическими нотками звучание. Я пытаюсь услышать историю, но не слышу. Пытаюсь заглянуть за улыбку. Там, внутри, есть заветная дверца.
Там свет, теплый и светло-золотистый, и в нем хорошо видны небольшие и красивые предметы и явления: колышется ковыль (белесая трава, похожая на пушок младенца), теплится закат, небольшие травки, покоряющие своей красотой, клонятся на невидимом ветерке, тихие птицы сидят на ветвях и изредка поют свою ласковую летнюю песню. Все это словно ждет чего-то, или кого-то. Ждет момента, чтобы ожить, расправится. Чтобы сказать или спеть какую-то другую мелодию. Но пока что это безмолвие (которое вовсе не молчание, но скорее песня без слов) — оно разлито в этом мире, и нотка ожидания (чего или кого — не знаю) звучит аккордом, с нарастанием, в ожидании вступления мелодии…
Язык больше не нужен. Тишина слушает молча, а понять, что она говорит, можно лишь отключив все ненужное, выбросив трапезу ежедневных событий.
Тишина — это возникающая необходимость, которою необходимо утолять. Только находясь в ней, возможно ясно соображать, обдумывать совершившие ошибки и проверить себя на трусость. Она, как берег, к которому мы иногда причаливаем, чтобы понять себя и скинуть тяжкий, накопившейся за время плаванья груз, и перед тем как, снова отправиться в океан житейской суматохи.
Чарует вечер вечный странник,Закат алеет вдалеке. Он тёмной ночи вестник верный, Он стражник луной тишине. Пленяет сумрак чёрно-синий, Холодных звёзд горят цветки. Минуты тают и всё ярче Чужих галактик маяки…
Тишина — лучшая мелодия во всей вселенной. Но на Земле для нее больше нет места.
В поисках тишины, мы никогда не задумываемся о том, как безжалостно она будет резать наш слух.
Мелисса никогда не задумывалась, и даже не хотела задумываться, почему дома вдруг стало так тихо и пусто. Её это ни капли не смущало — она любила тишину. Просто чего-то не хватало, словно часть пазла никак не хотела стать на своё место. Её маленький, детский мозг не мог справиться с этой задачей. А спрашивать она не хотела.
Музыка украшает тишину, но и тишина прекрасна для музыки.
Здесь же все говорит. Все трещит и воет, вздыхает и кричит. Не проходит и секунды, чтобы не раздался какой-нибудь стук, шум, лай. Каждое дерево — громкоговоритель, каждый дом — усилитель этих звуков. А в моих холмах есть тайна — это безмолвие. Я знаю, ты мне говорила, что боишься абсолютной тишины. Но это не пустота, как ты думаешь. Нет, она давит и угнетает, ибо не слышится ни пения птиц, ни звука шагов, ни музыки, ни слов, ничто не отвлекает нас от самих себя. Ты права, тишина страшна, потому что в тишине невозможно лгать.
Горы научили нас разговаривать молча.
… Бродить по лесам, уходить далеко и надолго, учась быть молчаливым.
Сомнения одолевают тебя. Замешательство царствует. Ты не отличаешь вчерашнего дня от завтрашнего. Прислушайся к своему сердцу, найди в нем указания. Удары, подобные барабанным. Грохот, подобный реву речной стремнины зимой. В конце концов, звук и тишина неотличимы друг от друга. Слушай. Слушай. Слушай.Кровь — не воду. Свою кровь.
Необычная это штука – чрезмерная тишина в доме рядом с автомагистралью.
Поднятый вокруг меня шум рождает во мне глубокую внутреннюю тишину.
Огромна ваша роль [зрителей] в окончательном формировании спектакля — ведь с вашим приходом в зрительный зал начинается новый, главнейший этап в жизни спектакля — его дозревание, так сказать, на зрителе; он корректируется с учетом тех видимых и невидимых сигналов, токов, что идут от вас на сцену. Ведь не только смех и аплодисменты — зрительская реакция. А тишина? Да одной тишины можно насчитать несколько вариантов, ибо есть тишина зрительской заинтересованности. Увы, есть тишина от скуки. И, наконец, та волшебная тишина высшего порядка, которая возникает в зрительном зале в ответ на совершающееся на сцене чудо. В момент актерского преображения, потрясения, ради нескольких минут которого идет иногда трехчасовой спектакль. И это тоже магия театра!
Дурачок, если не хочешь себя выдать — дыши как можно ровнее и громче. Тишина настораживает куда больше.
Говори о том только, что тебе ясно, иначе молчи.
Он так молчит, что хочется раздеться.
Не болтай, а думай. Это хорошее жизненное правило.
Так чувственно молчать лишь ты умеешь…
Некто сказал:
— Я часто раскаивался в том, что говорил, но редко сожалел о том, что молчал.
Два года человек учится говорить, а потом всю оставшуюся жизнь – молчать.
Молчание рождает молчание, и чем дольше пауза в разговоре, тем труднее найти что сказать.
— Я не знаю, с чего начать…
— Тогда молчи.
Он продолжал молчать, и она замолчала тоже, и стала рыться в сумке, мучительно ища в ней тему для разговора.
Деньги покупают молчание лишь на время. Стрела в сердце покупает его навсегда.
Я не люблю громких слов. Пусть лучше тише, но ближе.
Не понимающий вашего молчания, вероятно, не поймет и ваших слов.
Их разделяли два ряда кирпичей, тонкий слой штукатурки и девять лет молчания.
Как многозначительно бывает молчание женщины и сколько чувств скрывается порой за пустым разговором.
— Друг мой, вспомни, что молчать хорошо, безопасно и красиво.
— Красиво?
— Конечно. Молчание всегда красиво, а молчаливый всегда красивее говорящего.
Его молчание давило меня; и поистине, вдвоем человек бывает более одиноким, чем наедине с собою.
Я не скажу ни слова. Ведь у меня немая роль.
Ведь я печальный клоун. И моя боль — смешная боль…
С чего кто взял, что молча любить нельзя?!
Мне хотелось бы, чтобы рядом со мной был человек, в присутствии которого мое сердце билось бы ровно и мерно, человек, рядом с которым мне было бы спокойно, потому что я не боялась бы на следующий день потерять его. И время бы тогда текло медленнее, и мы могли бы просто молчать, зная, что для разговоров у нас впереди еще целая жизнь. И мне не надо было бы принимать трудные решения, ломать голову над серьёзными вопросами, произносить жесткие слова.
Не постигаю! Сидели мирно, совершенно тихо, закусывали…
Любая речь соткана из тишины. Любой объект наполнен пустотой.
Обычно ему нравилась тишина; честно говоря, он бы предпочел зашить рот большинству знакомых. Но Инеж, если хотела, заставляла чувствовать свое молчание, и это действовало на нервы.
Тут только я понял, что никогда в жизни не слышал настоящей тишины. Всегда что-нибудь да звучало: в безмолвии летнего полдня застрекочет кузнечик или прошелестит листок. И даже глубокой ночью потрескивают, рассыхаясь, деревянные стены дома, тихонько бормочет огонь в очаге, чуть слышно причитает ветер под застрехами.
И лучше всего было — тишь, безлюдье; абсолютное одиночество. Я достаточно повзрослел, чтоб понимать, как хорошо порой остаться одному, да ещё и в глубине леса.
В тишине происходили все самые коварные преступления. В тишине произносились все самые трепетные признания.
Тиха украинская ночь. Прозрачно небо. Звезды блещут. Своей дремоты превозмочь Не хочет воздух. Чуть трепещут Сребристых тополей листы.Луна спокойно с высоты Над Белой-Церковью сияет И пышных гетманов сады И старый замок озаряет.
Подари мне немного тишины в этом городе, Где люди безумно зависимы и подавлены. В городе, где оставляют надежды разбитыми и неоправданными. Просто подари мне немного тишины.
Незрячие слушают звуки. И в каждом из них слышат Бога.
Один отшельник говаривал, что монах любит тишину своей кельи не потому, что он презирает людей, пренебрегает ими и удалился, дабы не встречаться с ними. Он делает это из-за сладких плодов, которые приносит уединение, а именно: он не должен утруждать свои руки работой, свои глаза — лицезрением людей и свои уши — их пустыми разговорами.
Лучшая музыка – это тишина.
Главное наше лекарство — тишина. Это она помогает оглядываться назад, осмыслить случившееся, признавать ошибки. Она заставляет нас думать, сомневаться. Она наш поводырь, она помогает справляться со страхами или же сеет в душе новые, избавляет от терзаний или доводит до безумия. Она же примеряет нас с самими собой, облегчает груз времени, стирает то, что мы хотели бы забыть.
Лежу в гробовой тишине, слышно лишь, как тикают часики на запястье под головой.
Живёт на свете человек среди других людей, И год за годом ширится круг коллег, друзей. А, если ты учитель, общенья, хошь-не-хошь, Ты в школе, после школы, по полной обретешь!Общение — общением, поверьте мне, друзья: Минуты одиночества ценить так стала я! Как хочется остаться с собой наедине, От мира отключившись, в уютной тишине! Не нужен телевизор, не нужен телефон, А нужен тишины лишь голубой вагон! И в ней я раствориться готова без следа! Не променяю это, друзья, я никогда, На место, где мне душно, где много суеты, Где лишней и ненужной себя считаешь ты! Теперь подругой верной мне стала тишина… Люблю, когда заходит на чай ко мне она….
В молодом человеке горит огонь, в старом человеке светит свет. Надо уметь, пока горит огонь, гореть, но когда прошло время горения – суметь быть светом. Надо в какой-то момент жизни быть силой, а в какой-то момент быть тишиной.
Прекраснее музыки только тишина.
Научись видеть, где всё темно, и слышать, где всё тихо. Во тьме увидишь свет, в тишине услышишь гармонию.
Удивительно хороша лунная ночь в пустыне! Испытываешь непередаваемое чувство душевного спокойствия и умиротворения. Абсолютно не ощущаешь никакой тревоги или страха. Это вам не в ночном лесу, где вдруг неожиданно сучок треснет, или зашумит ветер в ветвях деревьев. В пустыне ночью звуков мало, по большей части — тишина, которую нарушают только трели цикад. Конечно, насладиться настоящей тишиной можно лишь в том случае, если отойти от буровой на приличное расстояние, чтобы не слышать рокота дизеля. Звезды в пустыне очень большие, мохнатые и висят так низко, что кажется, если найти достаточно высокий бархан и хорошенько подпрыгнуть, то можно вполне звезду достать… Вот такие мысли навевает ночь в пустыне.
Тишина — если не мать, то нянька мысли.
Тишина — это тоже звук.
Мне хотелось бы, чтобы рядом со мной был человек, в присутствии которого мое сердце билось бы ровно и мерно, человек, рядом с которым мне было бы спокойно, потому что я не боялась бы на следующий день потерять его. И время бы тогда текло медленнее, и мы могли бы просто молчать, зная, что для разговоров у нас впереди еще целая жизнь. И мне не надо было бы принимать трудные решения, ломать голову над серьёзными вопросами, произносить жесткие слова.
Мы молчим — и это многое значит…
Если бы вы знали, как редко нас понимают правильно, вы бы чаще молчали.
Где мало слов, там вес они имеют.
В любви молчание дороже слов. Хорошо, когда смущение сковывает нам язык: в молчании есть своё красноречие, которое доходит до сердца лучше, чем любые слова. Как много может сказать влюблённый своей возлюбленной, когда он в смятении молчит, и сколько он при этом обнаруживает ума.
Королева… ухо вспухнет… Зачем же портить бал вспухшим ухом?… Я говорил юридически… с юридической точки… Молчу, молчу… Считайте, что я не кот, а рыба, только оставьте ухо.
Человек, чье сердце полно молчания, совсем не таков, как тот, чье сердце полно тишины.
Почему не помолчать, когда все ясно без слов?
Покойнее всего было бы любить молча. Но в дело вступают сознание и личность; приходится разговаривать. И любовь превращается в ад.
— Вы улыбаетесь, — сказал он, — И вы так спокойны? Почему вы не кричите?
— Я кричу, — возразил Гребер, — только вы не слышите.
Пусть порицают тебя за молчание — не бранили бы только за говорливость.
Ужасно. Мы столько всего не смогли друг другу сказать. Комната пропиталась нашим неразговором.
Иногда остаться в тишине — единственный способ сказать о чём-то.
Моя позиция такова — когда тебе есть, что сказать, — говоришь, если нет — тихонечко отходишь и ждешь…
Все слова переврутся сплошь,
А тебе за них отвечать.
Постарайся не множить ложь
И учись молчать.
Обожание, молчание, красота — вот твоё оружие.
Мы умеем играть в «молчанку»,
Чтоб казаться друг другу хуже.
Я леплю из себя «засранку»,
Типа: «Ты мне совсем не нужен…»
На твоих мыслях три печати,
Гриф «секретно» и семь паролей,
И ты явно не хочешь, кстати»,
Чтобы я была в главной роли.
Выключили электричество, и в городе воцарилась полная тишина. Оказывается, звуки исходят не от людей. Они уже давно-давно молчат.
Уметь слушать тишину — значит быть способным услышать бесконечность.
Как при свечах, при молодой луне Стоит Земля в сиреневом убранстве. И вечность зарождается в пространстве — И потонуло время в тишине…
Лучший мой друг — эхо, а почему? — Потому, что я люблю свою грусть, а оно не отнимает её у меня. У меня лишь один поверенный — ночная тишина… Почему? — Потому что она нема…
Представьте себе, какая была бы тишина, если бы люди говорили только то, что знают.
Когда вещи очевидны, нужно позволить говорить тишине. Тот, кто умеет слушать тишину, получает правильный ответ.
Мне плохо с людьми, потому что они мешают мне слушать мою душу или просто тишину.
Люблю тишину. Тишина — это особое состояние мира и души. Вне тишины нельзя понять красоту. Всё великое совершалось в тишине.
Помните, тишина — иногда самый лучший ответ на вопросы.
Только в одиночестве и тишине должно искать, трудиться и мочь.
В больном государстве шёпот разума всё тише, а крик безумия всё громче. И лишь с приходом абсолютной тишины наступит выздоровление.
Тишина — это лучший друг. Проверенный. Ей от тебя ничего не нужно. Она просто сидит рядом и не мешает.
Тьма наступает со смертью тишины.
Шум, ещё так недавно нарушивший покой долины, сменился мёртвой тишиной.
Всю жизнь я хотел быть ближе к Богу, а приблизился я только к тишине.
У вас, кажется все тихо, о холере не слыхать, бунтов нет, лекарей и полковников не убивают.
Тишина есть величайшая музыка жизни.
Я люблю темноту… Люблю ночь, полную далеких звезд, люблю тени, в которых так легко прятаться от нежелательных взоров, люблю лежать в тишине, не зажигая лампу, и мечтать. Да, я люблю темноту, но не когда она возникает черным пятном на залитом светом пространстве, налетая мрачной тучей откуда-то сверху.
Надежда — это птица, На веточке души Сидит и распевает, До вечной тишины.
Я крепка как скала, но рушусь об слово. Что я? Тишина, она молчит.
Часто нежная мысль передается без слов. Язык порой приносит нам горькое разочарование.
Вряд ли человек, который на редкость мало говорит, может быть настолько прост, насколько это кажется окружающим. Кое-чего набираешься, пока молчишь, потому что, когда молчишь, много думаешь.
Найти человека, с которым интересно поговорить иногда сложно, но вполне можно. А вот найти человека, с которым интересно молчать — зачастую настоящая проблема.
Во взаимоотношениях трагедия начинается не тогда, когда есть непонимание слов, но когда молчание непонятно.
Молчание — один из наиболее трудно опровергаемых аргументов.
Я не говорил ничего — и поэтому люди считали, что у меня все совсем плохо. Они плакали громче. Громче плакал и я.
Нет ответа более унижающего, чем презрительное молчание.
Вы наделены великим талантом. Вы умеете молчать. Благодаря этой способности вы незаменимый товарищ.
(Человек с рассеченной губой).
Молчание она любила куда больше, чем все слова в мире. В нём она находила покой и ясность. Но не по ночам, когда беспорядочные мысли не давали ей заснуть, будто тысяча голосов в её сознании вдруг принимались говорить наперебой, замолкали, перебивали друг друга, так что ей едва удавалось сомкнуть глаза.
Лучше хранить молчание до тех пор, пока не спросят, чем говорить до тех пор, пока не попросят замолчать.
Здесь так мало тех, с кем легко говорить,
И еще меньше тех, с кем не страшно молчать.
Молчание — не всегда признак спокойствия. Иной раз оно означает смятение духа.
Как говорится, трепать языком все горазды, так что, если не можете сказать ничего стоящего, может, стоит просто помолчать?
Если твои слова не важнее тишины, то молчи.
И я умолк подобно соловью:
Своё пропел и больше не пою.
Иногда нужна тишина, даже если ты один.
Тихо, граждане! Чапай думать будет!
Музыка тишины? Лучшее на свете. Слушайте, слушайте лес! Слушайте, слушайте поле… Слушайте землю. Слушайте Небо. Больше всего: слушайте свою душу.
Есть у меня дурацкая привычка: работать при шумовом фоне — вечно радио включено или ТВ. Это я на кораблях от тишины отвык, тишина на нервы действует — в морях или главный двигатель молотит, или какая-нибудь динамка, или голоса за переборкой. Вот и не могу в тиши.
Над ледяным простором озера стояла глубокая тишина. В этом молчании таилась какая-то угроза человеку.
Я люблю безнадёжный покой, В октябре — хризантемы в цвету, Огоньки за туманной рекой, Догоревшей зари нищету… Тишину безымянных могил, Все банальности «Песен без слов», То, что Анненский жадно любил, То, чего не терпел Гумилёв.
Космос — неподходящее место для разговоров о любви. Как, впрочем, для любых разговоров. Это всё равно что громко смеяться в огромном соборе или пытаться вальсировать под гимны.
Жаворонки умолкли, и наступила оглушительная тишина. Тиффани совсем не обращала внимания на их пение, но ничего не может быть громче молчания, оборвавшего песню, которая звучала всегда.
Когда бы вокруг тебя хоть ненадолго ни воцарилась тишина — слушай ее. Это значит, просто заметь ее. Обрати на нее внимание. Слушание тишины пробуждает внутри тебя измерение покоя, потому что осознавать тишину ты можешь только через покой. Заметь, что в момент, когда ты замечаешь окружающую тишину, ты не думаешь. Ты осознаешь, но не думаешь.
Если Вы сидите где-нибудь в Гималаях и тишина окружает Вас – это тишина Гималаев, но не Ваша. Вы должны найти собственные Гималаи внутри себя.
Мы сидим и молчим, а тишина сгущается вокруг душным облаком.
В тот день я узнал, что тишина бывает громкой. В тишине трудно ни о чем не думать.
Тишина — лучший учитель.Умение слушать — высшее из искусств.
Без терпения и внутренней тишины не построить галактик. Не услышать другие миры.
Темная тишина ночи — добрая тишина. Она точно прячет, защищает человека, касается его тысячами неосязаемых прикосновений. Но яркое Белое Безмолвие, прозрачное и холодное, под тяжестью свинцового неба, — оно безжалостно.
Как приятно дремать в тишине, когда мысли уже не шуршат по коре головного мозга…
О как хорошо, как тихо, Как славно, что я одна. И шум и неразбериха Ушли, и пришла тишина. Но в сердце виденья теснятся, И надобно в них разобраться Теперь, до последнего сна. Я знаю, что не успеть. Я знаю — напрасно стараться Сказать обо всем даже вкратце, Но душу мне некуда деть.Нет сил. Я больна. Я в жару. Как знать, может, нынче умру… Одно мне успеть, одно бы — Без этого как умереть?— Об Анне.. Но жар, но ознобы, И поздно. Прости меня. Встреть.
Когда за окном поют птицы, это нормально. Когда Патси Клайн — уже нет.Шум машин за окном — это уже неприятно. И от концерта в ре-миноре для фортепьяно Шопена легче не станет.
Я буду тишиной и ждать тебя. Однажды ты придешь ко мне. Рано или поздно все настигают себя настоящих. Тишину ищут, глубоко и осторожно, нуждаясь в ней еще сильнее, чем в любви…
У тишины есть голос.
Странно, мы сидели молча, лицом друг к другу, и у меня возникло ощущение, уже не в первый раз, какой-то необъяснимой близости, не любви, не симпатии, нет. Но соединённости судеб. Словно потерпевшие кораблекрушение на клочке земли… нет, на плоту… вдвоём. Против собственной воли, но — вдвоём. Вместе.
Учись слушать, если не умеешь говорить.
Иногда молчание гораздо красноречивее слов. Когда есть с кем помолчать…
Твое молчание оглушает…
Учи своих детей молчать. Говорить они научатся сами.
Молчание не всегда доказывает присутствие ума, зато всегда доказывает отсутствие глупости.
Молчи или говори что-нибудь получше молчания.
Что может быть красноречивее прикосновения? Ах, ну да, ещё помолчать вместе. Это тоже не менее важно.
Если женщина молчит — слушай внимательно.
Не оскорбляйте словом тишину,
Когда она заходит к вам погреться
И открывает новую страну,
Легко соединяя сердце с сердцем.
Молчите. Не от «нечего сказать»:
Любой из нас — философ божьей данью.
Но чувства больше донесут глаза,
Чем водопады словоизлияний.
А невысказанное меня душит.
Из всех усилий самое трудное — воздержание языка. Оно же — самое необходимое.
И не надо никому ничего рассказывать: тебе все равно не поверят, а чужие сомнения всегда мешают любой магии.
Моррис: Против меня существует заговор – заговор молчания. Так что же мне делать? Уайльд: Присоединяйтесь!
Пусть услышат моё молчание.
Тот, кто знает — не говорит. Тот, кто говорит — не знает.
Молчание человека, желающего остаться неуслышанным, совсем не такое, как молчание пустоты. Когда человек изо всех сил старается не издать ни звука, воздух буквально наполнен молчанием первого типа.
В молчании обретёшь выгоду, а в тишине мудрость.
А самый дорогой из даров Господа, который ты теряешь – это тишина.
Вот новая тишина, которой я научился: их шум вокруг меня накидывает покрывало на мои мысли.
… Из-за тишины, да? Вот ради чего вы ходите в горы?! Ни насекомых, ни птиц, полная тишина, да? И одиночество… Наверное, вы любите одиночество?.. Я тоже. Тишину и одиночество.
Глядя на её опущенную голову, я понял, что у тишины есть голос.
Не важно, как мы живем и умираем, конец у всех один — тишина. Все наши надежды, мечтания, становятся эхом недосказанной истории. Но если повезет, наши истории будут жить. Наша песня будет играть в сердцах тех, кто нас любил и помнит.
Я никогда не сочиняю, сидя за фортепиано, я пишу в тишине за столом. За инструментом у тебя только десять пальцев, а в воображении у тебя – бесконечность. Я слышу музыку в тишине. Есть музыка разума и музыка сердца. Я пишу музыку сердца. И создаю ее для тишины, а зрительный зал служит для того, чтобы сделать эту тишину более глубокой. Я всегда работаю с пристрастием.
Тишина украшает трапезу.
Люди привыкли разговаривать друг с другом, потому что им сложно выдержать интимность тишины – не той, которая рождается равнодушием, а той, в которой происходит соприкосновение душ.
Кругом очень тихо, слышно, кажется, как пролетают пылинки.
… Ей удавалось создать посреди шума повседневности собственную область тишины.
В тишине они постигли еще одну степень близости — общение без помощи слов.
Когда пытаешься быть бесшумным, обнаруживаешь, что всему на свете до смерти хочется шуметь.
Нужен шум, чтобы услышать тишину.
Почему люди не могут принять, что иногда жизнь просто отстой? Разве они не понимают, что иногда тишина утешительнее самого искреннего выражения симпатии или попытки показать более глубокую значимость произошедшего?
Но она молчала; я тоже молчал. И в целом всё это складывалось в нечто большее, чем обычное неловкое молчание — затянувшуюся паузу в разговоре. Это было молчание по обоюдному согласию в сочетании с предельной сосредоточенностью на другом человеке; я даже не подозревал, что молчание может быть таким чувственным. Сила этого молчания исходила из его непосредственности. Всякий раз, когда я впоследствии пытался воссоздать эту почти эротическую тишину, у меня ничего не получалось.
На улице было очень тихо: только когда выходишь из шумного места, понимаешь, насколько тебе не хватало отсутствия каких-либо звуков.
… Только прожив большую половину жизни, понимаешь, что не стоит рассказывать всем подряд о своих бедах, ведь злорадствующих обычно куда больше, чем сочувствующих. Но еще реже стоит рассказывать о своем счастье, потому что число завистников всегда будет преобладать над числом тех, кто готов искренне за тебя порадоваться. А значит, пусть лучшим другом моего счастья будет тишина!
Тот, кто находит истину в чувстве и хранит его бережно, как реликвию жизни, любой опасный поворот событий перенесет без травм, потому что невидимый ремень безопасности (вера) всегда выручит его в чрезвычайных моментах. Да, иногда такие люди слышат тишину, тиканье часов и поскрипывание старинной мебели, но все это происходит под бой сердца. Тот, кто проклинает любовь и начинает командовать временем, никогда не услышит тишину, потому что вся жизнь оказывается в ловушке пустоты.
Тишина. Вот к чему мы стремимся. Люди разучились молчать. Возникает пауза, и становится неловко. Пытаются чем-то её заполнить.
Родственные души разговаривают молча. Чужие, даже произнося слова, молчат.
Будь первым, когда надо слушать, и последним, когда надо говорить.
Только редко высказывающиеся люди умеют произносить такие убийственные в своей простоте фразы.
Секрет любви в том, как один человек смотрит на другого, как общаются между собой глаза, когда губы молчат.
Молчи, пока ты не в состоянии сказать нечто такое, что полезнее твоего молчания.
Человек уходит в шум толпы, чтобы утопить в нем свой собственный вопль о молчании.
Держи язык за зубами, если не можешь предложить что-то взамен того, что тебе не нравится.
Молчание всегда наполнено словами.
Просьба молчать — слишком слабое средство, чтобы добиться молчания.
Когда мужчина молчит, женщине проще простого вообразить себе самое плохое.
У меня никогда не бывает ничего интересного. Вот я и молчу.
— Что ты ему вколол?
— Паралитическое.
— Зачем ты это сделал?
— Кто-то же должен был остановить этот крик.
— Но он продолжает мучаться от боли!
— Да, зато молча.
Не говорите, если это не изменяет тишину к лучшему.
Кажется, мы молчали целую вечность. Но потом она внезапно закончилась, а еще одной вечности у нас в запасе не оказалось, поэтому я все-таки заговорил.
Настоящая дружба — это когда молчание между людьми не создаёт дискомфорта.
Иногда молчание в комнате — как гром.
Разочарование будет лишь началом, если ты промолчишь.
Редкое для женщины качество — умение молчать, когда нечего говорить.
Давай позволим себе роскошь помолчать.
Лучший ответ дураку – молчание.
У человека, который так долго молчал, наверняка найдётся о чем поговорить.
Трудно понять человека, если он ни о чем не говорит. И совсем невозможно, если он говорит ни о чем.
От всякой беды есть два лекарства — время и молчание.
Я умею так же хорошо молчать, когда со мной справедливы, как и отвечать, когда меня оскорбляют.
В каждом молчании своя истерика.
Он купил целую дюжину рыб – сказал, ему в последнее время приходится молчать о таком количестве разных вещей, что пора бы уже обзавестись помощниками.
Я хочу, чтобы человек молчал, когда он перестает чувствовать.
Любовь… Истинная любовь, как и истинное отчаяние — безмолвно. Оно не нуждается в словах. Отчаяние читается так же как и любовь, по глазам. Я не люблю, вот эти знаешь, письма-признания. Я никогда не пишу признания в любви. Я показываю это поступками. Ты знаешь, в любви самые красноречивые это не слова, это прикосновения.
Слово, которое ты не сказал, — твой раб, а высказанное — становится твоим господином.
— Леша, я иду!
— Я молчал!
— Ты громко думал!
Кто действительно пропал, тот молчит.
Меня разбудила тишина. Тишина, которая давила на ушные перепонки и материализовалась, превратившись в сгусток серого полотна, как дым заполняющая мои легкие, как туман скрывающая комнату от моих глаз, как бетонная плита, придавливающая к постели.
Самая странная запись в моей коллекции — это пластинка «Лучшее от Марселя Марсо», выпущенная в семидесятые одной лос-анджелесской конторой. Там было сорок минут тишины, а потом аплодисменты. Продавалась она превосходно, и, естественно, я ее себе тут же купил. Я люблю ее ставить, когда приходят гости, и меня безумно раздражает, когда кто-то начинает разговаривать во время прослушивания.
Тишина — это единственное во всей вселенной, что не имеет формы. Это ничто и оно не от мира сего.
Одиночество — это почти всегда тишина, а тишина — это лучший момент, чтобы прислушаться к себе.
С летами странно развивается потребность одиночества и, главное, тишины…
Различные формы нервозности. Мне кажется, шум уже не будет мешать мне. Правда, я сейчас не работаю. Правда, чем глубже копаешь себе яму, тем тише становится, чем менее пугливым становишься, тем тише становится.
Сегодня в гостиной я слушала диалоги из фильма, который передавали по телевизору: «Я не могу принадлежать тебе, Джим!» И вдруг я услышала, как вдалеке лает собака. Я тут же забыла обо всем и обо всех этих переживаниях. Потом я услышала шум самолета, а потом воцарилось молчание. И ничего прекрасней я никогда не чувствовала. Островок тишины посреди суеты. Приложи ухо к стволу дерева и перестанешь слышать шум. Если бы мы могли выбирать, я хотела бы стать таким деревом… Но это молчание странным образом оттенило шумный мир, окружающий меня. Я не хотела слушать, я закрыла окно, но это продолжалось. Мне казалось, я схожу с ума. Я не хотела слушать бесполезные звуки. Я хотела бы выбирать, что мне слушать в течение дня – голоса, слова. Но это не в нашей власти. Мы не можем выбирать, мы слышим то, что нам дается. Как слышим шум моря, когда к нам приходит вечный покой.
Даже ночной мотылёк, бедное насекомое, ищет при наступлении дня тихий уголок, расплывается там, больше всего желая исчезнуть и страдая оттого, что это недостижимо.
Я бы предпочел умереть в тишине. Все остальные обстоятельства смерти меня волнуют значительно меньше.
Минуту в комнате стояла такая тишина, что, казалось, было слышно, как за окнами падают снежинки и ложатся на землю с тихим звоном, будто крохотные осколки хрусталя.
Я домой не вернусь — решено! Это небо дрожит как вода… Сколько тысяч шагов от болотных низин до холодной как руки луны? Гнутся голые ветви под тяжестью птиц. Разум птицей кричит — не беда. Пусть кричит. У меня есть в запасе последний глоток тишины. Я домой не вернусь никогда, но зато доживу до утра. Темный ветер и вечер холодный, луны поворот на ущерб — ничего! Знаешь, птица, во мне не осталось ни капли раба, и ни капли добра, и ни капли любви, и ни капли меня самого.
И тишина на самом деле была немым криком…
Существует, как заметил однажды Толстяк Чарли, множество видов тишины. У могил своя тишина. У космоса — своя. У горных вершин — своя. Есть тишина охоты. Это тишина выслеживания. В такой тишине нечто мягко ступает на когтистых лапах, а под пушистой шкурой перекатываются стальные мускулы. Нечто цвета теней в высокой траве. Нечто, готовое позаботиться, чтобы ты не услышал ничего, что оно не пожелало бы выдать.
Завтра — это поцелуй в шею. Капля дождичка на лбу. Завтра — это поехавший чулок и упавшая с плеча бретелька. Завтра — день вечного Великого поста. Завтра ночь пройдет в тишине.
Надо бы, конечно, в поселок сходить, посмотреть, что там. Но не хочется идти в поселок. А хочется еще посидеть на остановке. А потом пойти обратно на станцию и посидеть на станции, на скамеечке. Хорошо ведь тихим весенним вечером сидеть на железнодорожной платформе на скамеечке, особенно если станция маленькая и тихая, а поезда редки и малы, просто сидеть, наслаждаясь железнодорожной тишиной и собственным сосредоточенным оцепенением.
Полная тишина может заставить человека разговориться.
Чего мне не хватает здесь, так это тихого местечка, где можно было бы насладиться одиночеством, даже поплакать или просто побыть самим собой.
Тот, кому есть что сказать, всегда молчит.
Не устраивайте преждевременной истерики. Если вы уже не можете не переживать, то переживайте молча.
— Знаешь, ты такой молчаливый… Мне нравится!
Нередко сетуют, что люди стали забывать цену словам. Но часто они забывают и то, как много безумства и абсурда может заключать молчание.
Мощные голоса исполняли «Лесное молчание». Это было чертовски громкое молчание.
Ты прячешься за редутами ничего не значащих фраз, придумываешь поводы не продолжать то, что ещё толком не началось, сохраняешь полное радио-молчание и к вечеру сходишь с ума от того, что она тебе не написала.
Заслушался, мадам, как вы молчите…
Черт побери, сколько, оказывается, боли может таить молчание. Но терпение, не все еще потеряно: камни не испытывают боли — почему бы и мне не стать камнем?
Если твой друг выбалтывает тебе секреты других своих друзей, значит, и твои секреты разбалтывает им. А раз так, может, не стоит выводить язычок на прогулку из-за зубного забора?
Большинство проблем человечества вырастают из взаимного недопонимания. Нельзя воспринимать слова прямолинейно. Когда мы вступаем в зону любви, язык не годен к употреблению. Любовь нельзя втиснуть в слова, её можно передать лишь в молчании.
Молчать — большой талант.
Вначале было Слово. Только потом наступило Молчание.
Рыба с закрытым ртом никогда не попадается на крючок.
Для того, чтоб услышать себя, нужны молчаливые дни.
Чтобы услышать — надо молчать.
Садись немедленно и прекрати эту словесную пачкотню.
Ты молчишь. Я тоже буду молчать.
… Лучше сидеть в одиночестве в тихой комнате, где можно думать.
Мадемуазель Алиса, нельзя ли кричать потише?
Бывает тишина, буквально напоенная огромным желанием ее не нарушить.
По-моему, самая пронзительная тишина — та, что заполнена сказанным сгоряча, зря произнесенным 300 раз…
Здесь было так тихо, что я даже слышал, как размножаются мои клетки!
Люди очень боятся тишины. До усрачки боятся, потому что не знают, что она означает. А я люблю тишину. Она идет людям на пользу.
В тебе самом есть тишина, есть святилище, куда ты в любое время можешь удалиться, чтобы побыть самим собой.
У всякой вещи свой цвет. У каждого чувства тоже. Тишина — белого цвета.
— А ты, Фиби, наверняка хочешь попробовать? — Знаешь, чего я хочу? Тишины. Я должна закончить колонку сегодня. — Никаких блинчиков? — Никаких блинчиков! Тишина с сиропом — это то, что нужно.
— Стой, ты ничего не слышишь? — Эм, если только… тишина? — Вот именно…
Лучший ответ, который ты можешь получить на глупый вопрос, — это тишина.
— Спите прямо на полу? — Тише! — Дать вам подушку? — Не мягче, а тише!
Больше всего я обожал тишину за миг до начала.
Самое важное под водой – не бояться себя. Там ты наедине с тишиной, без людей. Какой настоящий – вот тем и будешь. А это может испугать.
Во мне теперь очень тихо и пусто — как в доме, когда все ушли и лежишь один, больной, и так ясно слышишь отчетливое металлическое постукивание мыслей.
Люди всегда говорят о затишье перед бурей, но никто не говорит о тишине, которая наступает потом. По крайней мере, после бури ты точно знаешь, что она кончилась.
Иногда ты говоришь, просто чтобы не было тишины.

Если твои слова не важнее тишины, то молчи.
Фут бетонной стены радует, когда твоему соседу надоедает пользоваться слуховым аппаратом, и он включает телевизор на полную громкость.
Кто молчать не умеет, тот и говорить не способен.
Умением говорить выделяются люди из мира животных; умением молчать выделяется человек из мира людей.
Тот, кто молчит, знает в два раза больше, чем болтун.
Одна из самых трудных в жизни вещей — хранить в сердце слова, которые нельзя произносить.
С ее стороны было очень разумно, что она по большей части молчала. В молчании заключено столько же потенциальной мудрости и остроумия, сколько гениальных статуй — в неотесанной глыбе мрамора. Молчаливый не свидетельствует против себя.
Молчание порой красноречивей, чем выкрик.
Пыль мертвых слов пристала к тебе: омой свою душу молчанием.
— Лучше молчите, Холмс! Скажите, что моя жена жива!
— Так молчать или говорить?
Молчи, коли уж лучше ничего не умеешь.
Говорить всего труднее как раз тогда, когда стыдно молчать.
Молчание было мне ответом на мое молчание.
Этой стране жилось бы намного лучше, если бы люди научились страдать молча.
Разве не зависит все на свете от нашей интерпретации царящего вокруг нас молчания?
На всякий случай я помолчал — лжецы молчания не выносят.
Отсутствие ответа – тоже ответ.
Молчание молчанию рознь: одни молчат от непонимания, другие — слишком хорошо все понимают, и потому молчат.
— Что я могу для вас сделать? В смысле, чем я могу еще помочь? — Было бы чудесно послушать тишину. (— Что-нибудь еще? Содействие, может? — Тишина не помешает, пожалуй.)
Если на душе у человека покойно, он тишину слышит и радуется, а если волнение в нем, то тишина его только усиливает. Расселось мое беспокойство передо мной в кресле: давай, говорит, поволнуемся вместе, чего уж тут прятаться, от него не уйдешь.
Тишина, которая возникает во мне, в тебе, в нас, когда не слышишь шума, сидишь, думаешь, погружаешься в себя — это внутренняя тишина, она не связана с шумом на улице, она в самом себе. Только очень редкие, очень развитые люди способны организовать такую свою тишину. Но для этого тоже надо сначала научиться слышать, видеть тишину, чувствовать.
Виноват я перед тобой, милый Герцен, давно к тебе не писал, хотя часто вспоминал о тебе; но я всё это время провел в деревне, в совершенном уединении — а уединение производит во мне всякий раз невыразимую лень, которую на поэтическом языке называют тишиной, погружением в тишину и т. д.
Да, всё, что есть в мире великого, живет в молчании. И говорит тишиною.
Даже слово «тишина» производит шум.
Тишина так точна.
Если говорят, что темнота — друг молодёжи, то тишина — друг всех, у кого есть дети.
Если говорят, что темнота — друг молодёжи, то тишина — друг всех, у кого есть дети.
Говорят, что мир — это просто нажатие на клавишу. Но это еще и тишина.
Никто не понимает, чего стоит тишина, пока не испытает ее на себе.
Я хочу сказать, что рано или поздно он перестанет доставать меня всюду, куда бы я ни пошёл, и я почувствую облегчение, как будто в комнате работал холодильник и вдруг заглох; но и тут же неизбежную растерянность – вам, наверное, такое чувство знакомо, когда вы не уверены, что справитесь с наступившей внезапно тишиной, и, скорее всего, не достигнете её высоты.
Лекарством от любых сложностей, от любых тревог может стать тишина ночи.
Ведь сколько всего можно услышать, если уметь по-настоящему хранить тишину.
— Ты когда-нибудь слушал тишину, Ежик? — Слушал. — И что? — А ничего. Тихо. — А я люблю, когда в тишине что-нибудь шевелится. — Приведи пример, — попросил Ежик. — Ну, например, гром, — сказал Медвежонок.
Всегда устраиваете вечеринки, чтобы вкусить тишину?..
Самая неприятная тишина там, где много людей молчат.
Тихие городки часто полны сюрпризов.
Голос, которому нечего говорить, мало-помалу забывает о том, что можно петь.
Тишина — дурной знак. Моя бабушка — упокой её Господь — всегда так говорила. Тишина означает, что Бог переводит дыхание и набирается сил для нового крика.
Как часто уменье молчать бывает вершиною мысли.
— Мне хоть и неприятно это говорить, но…
— Ну вот и закрой варежку!
Те, кто говорят, не знают, а те, кто знают, никогда не скажут. Так вот все и вертится.
— Молчи! Мне больше нравится, когда ты молчишь. Тогда создаётся впечатление, что ты думаешь о чем-то возвышенном.
Я почти не сплю больше. Уже не пять часов в сутки, а разнесчастных три. В небесной канцелярии урезали мой паек. Конец какого-то небесного квартала, не иначе.
Вероятно поэтому у меня иссякли слова. Зато если я однажды заплачу, этот серно-кислотный дождь сотрет наконец все, на что утомились пялиться близорукие глаза. Видимое внутреннему взору, вероятно, все же останется, но обольщаться по этому поводу не станем.
Ни одно произнесённое слово не принесло столько пользы, сколько множество непроизнесённых.
То, что женщина некоторое время ничего не говорит, обозначает, как правило, одно — она злится. Скорее всего, на мужчину, который рядом.
Когда на вопрос не существует правильного ответа, есть только один честный выход из ситуации.
Ни да, ни нет.
Молчание.
Лучше говорить с набитым ртом, чем молчать с набитой мордой.
Дружба — это умение молчать вдвоём.
Потоки слов дрожали на моём языке, в моём сердце; и умирали невысказанными.
С молчанием живых смириться труднее, чем с молчанием мертвых.
Прощаться тяжело, молча уходить проще.
— О чём молчим?
— О народной мудрости.
— Не поняла.
— Когда я ем, я глух и нем.
— Вы так загадочно молчите о ней.
— Я надеялся, что обо всём молчу загадочно.
Молчание — вот великое искусство ведения разговора.
Сейчас слишком долгая тишина пугает меня. Она ассоциируется с печалью.
Её разбудила тишина. Не открывая глаз, она скользнула рукой под свитер. Сердце бешено колотилось. Она закусила губы. Сильнее. Еще сильнее. Открыла глаза только когда почувствовала соленый вкус крови. Жива…
Тишины не существует. Где нет пустоты, то есть всюду там, где можно дышать и есть движение, тишины нет.
Всё было тихо, выжидательно тихо, казалось, что тишина не выдержит и вот-вот рассмеется.
Тихо до жути. Хоть ухо выколи. Но уши слушали. Уши привыкли.
Тому, кого удручает безмолвие, приятно даже рычание.
Чтобы слышать других, самому нужно молчать.
Чтобы слово прозвучало, должна быть тишина. До слова и после него.
Отдых, покой, тишина, одиночество. Похоже, такую роскошь могут себе позволить только очень богатые, а ведь это ничего не стоит. Странно, что так трудно этого достичь.
Если кто-то не знает, что такое «выйти на пенсию», то можно пояснить, что это значит: делать в тишине и спокойствии лишь то, что тебе хочется, но только для этого надо стать достаточно старым.
Никто не сказал — я знаю тебя. Никто не сказал — я здесь.
Тишина стала громче.
Домa тишь дa блaгодaть, родители друг с другом не рaзговaривaют.
У тишины есть странный, вязкий звук, от которого могут полопаться барабанные перепонки.
Пошел к себе в комнату, дверь затворил поплотнее, голову подушкой накрыл и стал ждать, когда тишина расставит все по местам.
Я развернулся и ушел в свою комнату, запер дверь и опустил голову на подушку, позволив тишине расставить все по своим местам.
Я был один, как водолаз в батисфере, погруженный в чёрный океан безмолвия и притом смутно сознающий, что спасительный канат оборван и что его никогда не извлекут из этой безмолвной тишины…
Порой бывает такая тишина, что вокруг можно услышать внутренние голоса людей.
Тишина угнетала меня. Тишина и безмолвие. И это не было безмолвие окружающего. Это было мое собственное безмолвие.
Молчание она любила куда больше, чем все слова в мире. В нём она находила покой и ясность. Но не по ночам, когда беспорядочные мысли не давали ей заснуть, будто тысяча голосов в её сознании вдруг принимались говорить наперебой, замолкали, перебивали друг друга, так что ей едва удавалось сомкнуть глаза.
Я была рада тишине — даже если она стала моей ношей, даже если она заполняла мою голову, до тех пор, пока ничего не было, за исключением… пустоты.
Молчание — прибежище простой души, испытавшей всю глубину человеческой скорби.
Если бы ей довелось когда-нибудь действительно заглянуть мне в душу, она бы поняла, что для тех из нас, кто способен глубоко чувствовать и кто осознал неизбежную ограниченность человеческой мысли, существует только один вариант ответа — ироническая нежность и молчание.
Моё молчанье слышится повсюду,
Оно судебный наполняет зал,
И самый гул молвы перекричать
Оно могло бы, и подобно чуду
Оно на всё кладет свою печать.
Оно мою почти сожрало душу,
Оно мою уродует судьбу,
Но я его когда-нибудь нарушу,
Чтоб смерть позвать к позорному столбу.
Человеку нужно два года, чтобы научиться говорить, и шестьдесят лет, чтобы научиться держать язык за зубами.
Музыка стоит на втором месте после молчания, когда речь идет о том, чтобы выразить невыразимое.
Их молчание — громкий крик.
Удивительно, что люди могут выболтать, если просто молчать и притворяться более знающим, чем ты являешься на самом деле.
О чем говорить с человеком, с которым не о чем помолчать?!
Нет, я к тебе не остыла… остыть – невозможно,
как там обычно твердят – ты введен мне подкожно?
Знаю, звучит слишком пафосно, только на деле:
я без тебя – не хочу, не могу, не умею…
Тишина. Вот к чему мы стремимся. Люди разучились молчать. Возникает пауза, и становится неловко. Пытаются чем-то её заполнить.
Не могу молчать, когда меня не слушают!
Молчать с умным видом не трудно. Трудно сделать так, чтобы это заметили и оценили.
Слова любви немеют при разлуке.
Подлинная суть другого не в том, что он открывает тебе, но в том, чего он открыть не может. Поэтому, когда хочешь понять его, вслушивайся лучше не в то, что он говорит, а в то, чего он не говорит.
— А почему ты уверена, что она тебе откажет? А вдруг нет?
— Я боюсь правды. А молчание всегда оставляет мне надежду и возможность выбора.
У каждого, будь он психически больным, маньяком или нормальным человеком, есть своя собственная индивидуальная тишина.
Знаете, так однажды случается с каждым. В жизни появляется слишком много тишины, так много, что кажется, будто ничего уже не изменить, и это не пугает, это почти устраивает, становится привычным, более того, единственно возможным — появляется идиотское убеждение, что ты касаешься кончиками пальцев вечности и ничего никогда не изменится.
Тишина здесь звучала на разные голоса: это под ногами пружинил мох, от деревьев — от каждого по-особому — падали тени, а родники, разбегаясь в разные стороны, спешили захватить новые владения.
О, тишина бывает самых разных оттенков. Есть тишина летних ночей. Строго говоря, это не тишина, а наслоение арий насекомых, скрип лампочек в уличных фонарях, шелеста листьев. Такая тишина делает слушателя вялым и расслабленным. Нет, это не тишина! А вот зимняя тишина — гробовое безмолвие. Но она преходяща, готова исчезнуть по первому знаку весны. И потом — она как бы звучит внутри самой себя. Мороз заставляет позвякивать ветки деревьев и эхом разносит дыхание или слово, сказанное глубокой ночью. Нет. об этой тишине тоже не стоит говорить! Есть и другие виды тишины. Например, молчание между двумя влюбленными, когда слова уже не нужны… <…> Это наиболее приятный вид тишины, правда тоже не совсем полный, потому что женщины всегда все портят: просят прижаться посильнее или наоборот, не давить так сильно. <…> Лучший вид тишины постигаешь в себе самом. Там не может быть хрустального позвякивания мороза или электрическою жужжания насекомых. Мозг отрешается от всех внешних звуков, и ты начинаешь слышать, как кровь пульсирует в твоем теле.
Он и не знал, что бывает такая тишина. Беспредельная, бездыханная тишина. Отчего замолчали сверчки? Отчего? Какая этому причина? Прежде они никогда не умолкали. Никогда.
Хорошо при случае послушать тишину, — говорил он, — потому что тогда удается услышать, как носится в воздухе пыльца полевых цветов, а воздух так и гудит пчелами…
Самые выдающиеся, самые значительные перевороты часто начинаются очень тихо, до поры до времени прячась в тени.
Я ничего не просил. Прежде всего, слова. Скорее уж тишины. Продолжайте говорить друг с другом… А мне нечего сказать.
— Ты что-нибудь слышишь? — Нет. Ничего. Только тишину. — Дай нам Бог просветиться настолько, чтобы слышать тишину. Не обольщайся — мы с тобой всего лишь люди и не научились еще слышать даже собственную болтовню.
Иногда остаться в тишине — единственный способ сказать о чём-то.
Только те люди, что подходят друг другу, не скучают в тишине. Такой вот парадокс.
Если бы не тишина, то как бы мы поняли звук? Если бы не тьма, то как бы мы поняли свет?
Вряд ли она способна понять, что тишина помогает погрузиться в себя, что она необходима тем, кого интересует не только внешняя сторона жизни, — ведь её собственный внутренний мир — сплошной шум и хаос, как улица в час пик. Так или иначе, но теперь она знает, что я люблю тишину, а мы с ней, к сожалению, живём в соседних комнатах. И вот она целыми днями шумит и грохочет. Орёт в телефон, запускает музыку на всю катушку (а это меня просто убивает), хлопает дверью, громко комментирует каждое своё действие, включая такие важные вещи, как причёсывание или поиски карандаша в ящике стола. В общем, поскольку потеснить меня по-другому не получается — ведь залезть мне в душу сестрица не может, — она затеяла эту звуковую интервенцию и с утра до ночи отравляет мне жизнь. Заметьте, чтобы додуматься до такой тактики, надо иметь самое примитивное представление о жизненном пространстве; мне-то совершенно не важно, где я нахожусь, раз я свободна мысленно перенестись куда угодно. Для Коломбы это непостижимо, зато она придумала целую теорию: «Моя сестра — зануда, вредина и неврастеничка, она ненавидит всех вокруг и предпочла бы жить на кладбище среди покойников. Другое дело я — натура открытая, полная жизни и радости». Если уж я действительно что-то ненавижу, так это когда люди возводят свои дефекты или мании в принципы. Коломба — как раз такой случай.
Тишина помогает погрузиться в себя, она необходима тем, кого интересует не только внешняя сторона жизни, — ведь её собственный внутренний мир — сплошной шум и хаос, как улица в час пик.
Из кельи была прекрасно видна середина октября и в ней тишина длиной в час ходьбы и шириной в два.
Человек, чье сердце полно молчания, совсем не таков, как тот, чье сердце полно тишины.
Когда вот так остаешься один, то замечаешь: то, что казалось тебе тишиной, на самом деле — джунгли тихих звуков, приглушенных, непонятных, но различимых. Звуки деревьев, для описания которых не подберешь слов, шорох коры, трущейся о кору, шелест тварей, живущих в листве.
Слушай беззвучие, слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, — тишиной.
Тишина, словно бабочка, раскрыла свои большие хрупкие крылья.
Тебе столько раз за жизнь придётся соврать или промолчать. Так вот промолчи.
Когда нервы ни к черту, лучше стараться держать язык за зубами.
Повисло молчание. Как ни странно, всегда наступал момент, когда они не знали, что друг другу сказать. В таких случаях Шарль всегда предлагал ей чаю. Чай у них служил каким-то горючим для слов.
Я люблю гулять по кладбищам. Там, по крайней мере, встречаешь молчаливых людей, которые никому не перечат.
С ним так приятно молчать, он самый лучший молчун на свете!
Если я скрою свою тайну, она – моя пленница; если я её выпущу, я – её пленник.
В молчащем подозревают больше, чем он скрывает на самом деле.
Об одном следует говорить, о другом — молчать.
Тому, кто не доверяет себе, разумнее всего молчать.
Молчание творит легенды.
Остерегайся молчаливых людей.
Знающий молчит, незнающий бренчит.
Мудрой женщине всегда есть что сказать, но она чаще всего помалкивает.
Самое громкое эхо — у молчания.
Уменье что-то скрыть порой ценней уменья говорить.
Как трудно молчать, когда тебя не спрашивают.
Молчание нужно слышать в его контексте.
Молчание есть аутентичная форма слова. Молчит лишь тот, кто способен что-то сказать.
Всей музыки, и той не хватит
твоё молчанье заглушить.
Сначала трижды подумай, а потом промолчи.
Смущённое молчание, неизменно наступающее вслед за тем, как кто-то открыл душу и понял, что был слишком откровенен, воцарилось и теперь.
Ребенок говорит то, что думает…
Женщина говорит то, что пожелает…
Трезвый Мужчина говорит то, что успокоит ребенка и женщину…
Пьяный Мужчина говорит то, что думает и желает…
Мудрость говорит то, что много говорить вредно — надо желать, думать и делать…
Мы безмолвно общались в повисшей тишине. <…> Молчание, связывающее нас, заполняло собой все щели, все пустоты в наших душах.
Молчание — не выход.
Тому, кто перестанет много говорить, будет дарована мудрость, и тому, кто перестанет выискивать недостатки в других, представится возможность исправить свои.
Друг — это человек, чье молчание тебе необходимо более, нежели речи.
Молчание — это месть человека, которого истязают.
И глупец, когда молчит, может показаться мудрым.
Мы умолкаем обычно тогда, когда теряем надежду быть услышанными. Когда наш восторг объявят неразборчивостью. Высказанное неодобрение назовут злословием. Когда в ответ на вырвавшуюся шутку мы слышим «я не люблю иронии твоей».
Представьте себе, какая была бы тишина, если бы люди говорили только то, что знают.
Молчишь. Превращаешься в охотника.
Когда вот так остаешься один, то замечаешь: то, что казалось тебе тишиной, на самом деле — джунгли тихих звуков, приглушенных, непонятных, но различимых. Звуки деревьев, для описания которых не подберешь слов, шорох коры, трущейся о кору, шелест тварей, живущих в листве.
Слушай беззвучие, слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, — тишиной.
Тишина, словно бабочка, раскрыла свои большие хрупкие крылья.
Она знала, что настоящая тишина – она сейчас, когда собаки в будках ещё моргают в темноту. Потом покрывало ночи сползёт к кукурузным полям, а в окнах самых трудолюбивых зажжётся свет. За миг до того как запоёт первый петух, слышится настоящая тишина, цельная, звонкая, как арбуз.
— Утро никогда не начинается с тишины. Это может быть третий будильник, который ты завел в надежде услышать и не опрокинуть в спешке целительную смесь, кофе. Звонок телефона от человека, который безнадежно привязался к вашему эгоизму. Плач ребенка, который стал причиной разлада отношений. Крики супружеской пары, которые с течением времени превратились в узников своих амбиций. — На тебя действует осень. Это обычное дело. — Удивленно смотря в телефон и одновременно, пытаясь, чтобы Рима не заметила сообщение с тревожным сообщением. — Мне пора уходить.
Боязнь молчания, страх тишины. У современных людей свои фобии. Тишину нужно обязательно заполнить какими-нибудь звуками. Радио, магнитофон, телевизор, болтовня. Все это нужно не для получения информации. Все это нужно, чтобы убить тишину. Мы шумоголики. Без инъекции звука у нас начинается ломка. Когда-то деды могли в полной тишине созерцать цветущую сливу. Теперь мы запятнали честь древнего самурайского рода. Предки из дома Тайра заклеймили бы нас позором. Они были ближе к смерти. Они были ближе к истинному пониманию жизни. Мы не хотим этой близости. Она нам неприятна, как мысль о сексе со старухой. Мы просто болтаем или включаем на полную громкость радио. Это приносит нам успокоение.
Тишина начинает звенеть, когда умирает тот, кого ты любил.
А к вечеру где-нибудь около лесных вод человек садится у костра и рядом с ним садится тишина.
Я любила тишину, но когда её слишком много, начинаешь сходить с ума.
Вот день и прошел. И прошел он тихо и спокойно, у меня не было никаких неприятностей. В этом царстве великой тишины я живу один, других людей нет; это сознание возвышает меня в моих собственных глазах и делает меня значительным, как бы ближним самого Бога.
Музыка — самый надёжный спутник! В отличие от людей, музыке можно верить. Она всегда с тобой рядом. Нужно только прикоснуться к клавишам, и она тут же появляется. Стоит только пожелать, и она немедленно возникает из тишины.
Я почувствовал комок в груди. В моих ушах зазвенело, кислород, казалось, испарился в атмосфере. Все внешние звуки затихли…
Я всегда боготворил тишину и спокойствие, словно никогда не мог в полной мере насытиться ими, словно меня никогда надолго не оставляли в покое.
Ты когда-нибудь слышал, как грохочет лавина в горах? Как раз после того, как отгрохочет лавина, и приходит Абсолютная Тишина. Перестаешь понимать, где находишься, — такая она стопроцентная. Просто ОЧЕНЬ тихо…
В трубке повисла могильная тишина. Похоже, звонили из какого-то жутко тихого места. А может, сами чувства этого человека уже превратились в вакуум, который всасывал все окружающие звуки.
И нахлынула тишина, от которой заныло в ушах. Абсолютная тишина в идеальном мраке. Пострашнее любого самого ужасного звука на свете. Ибо к звуку, каким бы неприятным он ни был, мы можем как-нибудь относиться. Но тишина — это ноль. Великое «му», которое не окружает нас ничем, кроме отсутствия чего бы то ни было.
Голос полного безмолвия страшнее леденящего кровь вопля.
Тишина обрушилась на него со стен и с мебели; ударила его всей своей жуткой мощью, как будто нагнетаемая гигантским двигателем, вырабатывающим тишину. Она поднималась вверх от серой ковровой дорожки, закрывавшей — от стены до стены — весь пол. Тишина высвобождалась также из поломанных, полностью или частично, кухонных агрегатов, скончавшихся задолго до появления Изидора в квартире. Она вытекала наружу из бесполезных настенных светильников жилой комнаты и смешивалась с пустотой и бессловесными потоками самой себя, которые опускались с потолка, покрытого черными мушиными пятнышками. Короче говоря, тишина появлялась отовсюду, как будто являлась основной и единственной составляющей всех материальных предметов.
Он курил и слушал, как со стороны проспекта доносился ровный гул. Миша слушал его и думал, что так-то и звучит московская тишина.
Наши голоса будто пропадают, и мы все читаем по губам тишину. Она не такая, какой её себе представляют, не незаметная, не тихая, хрупкая и одинокая. Она такая громкая, падающая вниз, словно молния, ударяющая сразу всех. Сильнее всего тех, кто хранит морскую соль на своих щеках.
Иной раз, когда тишина кричит, приходится заглушать её самым громким, что у тебя есть.
Трудно говорить с человеком, которого давно не видел, но и молчать с ним нелегко. Особенно трудно, когда у тебя есть много чего ему сказать, и ты не имеешь ни малейшего представления, как это сделать.
Единственный способ для актера оставить за собой хоть какой-то кусочек личного пространства – молчать. Проблема в том, что по контракту я должен все время с кем-то говорить.
Нынче умные люди молчат, а не разговаривают.
У нас есть тема…
Отличная, важная тема — «О чём помолчать».
С этой минуты мне оставалось только молчать, не облекая свою любовь в никчемные и пустые слова.
Раз молчит, значит не хочет говорить об этом, значит, зачем же бередить душу расспросами.
Выжидая, Нед поглядел на мастера. Он давно обнаружил, что иногда молчание позволяет добиться большего, чем поток вопросов.
В ответ визгливым крикунам мы благородно промолчим.
Подсев к столу, он на минуту застыл, спрятав лицо в ладонях, потом решительно тряхнул головой <…> и, вскользь глянув на меня, заметил:
— И не надо на меня так сердито молчать!
Я замолчала ещё сердитее.
Где сильнее любовь, там меньше слов.
Молчание — самый надежный ответ на всякие противоречия, продиктованные дерзостью, вульгарностью или завистью.
Именно молчание, как ничто другое, помогает понять душу близкого человека, Если когда-нибудь меня спросят, с каким человеком я предпочту связать свою жизнь, то я искренне отвечу: не с тем, который умеет слушать, а с тем — кто умеет молчать рядом со мной.
Я не выношу сплетен и пересудов. Надо уметь держать язык за зубами. Не только не судачить, но иногда даже и не думать о других людях. Настоящие мысли рождаются из молчания.
Зачастую ваше беспечное щебетание — не что иное, как способ скрыть что-то важное, сокровенное. Кстати, ваши замечания бывают весьма остроумными. Продолжайте молчать таким же образом: это отличный способ вращаться в свете, но при этом надежно сохранять свои тайны.
Молчание — золото.
Покой, камин, книги, тишина… Прежде в этом видели одно мещанство. Теперь это мечты о потерянном рае.
Что сейчас могло казаться слишком громким? Только тишина. Тишина, в которой тебя разносит на куски, как в безвоздушном пространстве.
Это и есть счастье, — думала Лилиан. — Минута тишины перед тем, что тебя ждет.
Мастер сказал: — Когда ребенок находится в чреве матери, он молчит. Затем он появляется на свет — и говорит, говорит, говорит, пока однажды не оказывается в чреве земли. Тогда человек вновь умолкает. Поймай эту тишину — она была в материнском лоне, она будет в лоне земли, и даже сейчас она определяет тот шум, который именуется жизнью. Эта тишина — твое глубочайшее естество.
Молчание хочет говорить, а тишине это не нужно.
Я всегда стремлюсь к тишине. Если вокруг разрушается то, что казалось вечным, а надежда вяло трепыхается на иссохшей земле, мне хочется только туда – в тишину.
Тишина — это лучший друг. Проверенный. Ей от тебя ничего не нужно. Она просто сидит рядом, заряжает покоем. Только не перепутай тишину с молчанием.
Как это иногда бывает — время вдруг на миг остановилось, замерло. И звон смолк, и движение прервалось, и длилось это много, много долгих мгновений.
Только в тишине слышим мы неподкупный голос правды. Человеческие жилища и рынки день и ночь стонут от ошеломляющих выкриков наглой лжи, гнусного обмана и пустого хвастовства. В безмолвии ничего этого не может быть. Мы не можем заставить ложь держаться на лоне безмолвия. Она всегда выбрасывается на поверхность и поддерживается на ней суетою людей. Бросьте её на лоно тишины – она тут же потонет, между тем как правда держится в потоке безмолвия прямо и смело, подобно крепко построенному гордому кораблю над бездной океана. Безмолвие держит правду над собою, чтобы каждый мог ясно видеть её. Только тогда замыкаются над правдою воды безмолвия, когда она устарела, износилась, истрепалась, перестала быть самой собою.
Нельзя найти спокойное, тихое место — нет его на свете. Иногда подумаешь — а может, есть, но, пока ты туда доберешься, кто-нибудь прокрадется перед тобой и напишет похабщину прямо перед твоим носом. Проверьте сами. Мне иногда кажется — вот я умру, попаду на кладбище, поставят надо мной памятник, напишут «Холден Колфилд», и год рождения и год смерти, а под всем этим кто-нибудь нацарапает похабщину. Уверен, что так оно и будет.
Повисла тишина, сначала легкая и прозрачная, но постепенно загустевающая и делающаяся все громче и ощутимей.
В темноте и тишине, как известно, минуты растягиваются по крайней мере вдвое.
Ну и что? Человеку не должно быть скучно с самим собой. Если он боится тишины, что-то с ним не в порядке. Значит, он пытается нечто в себе растоптать, – сказал Матвей убежденно. Ирка быстро взглянула на него. Она всегда пугалась и одновременно радовалась, когда кто-то высказывал мысли, приходившие ей самой. Она и сама замечала, что многих людей буквально колбасит от тишины. Они физически не находят себе места, если случайно в ней оказываются. Начинают метаться. Пытаются включить телевизор, радио – все, что угодно. Должно быть, в эти минуты бедняги с ужасом обнаруживают, что они живые, реально существующие, а не только жующие, спящие или потребляющие, и попытаются поскорее заглушить в себе ужас самостоятельного бытия. Убейте меня кто-нибудь, бормочите, орите, рассказывайте мне ваши якобы последние и якобы важные новости – только чтобы я поскорее забыл, что я – это я, и поскорее вновь растворился бы в жвачном бытии!
Право, Сисксмит, тебе стоит попробовать заниматься любовью в полном молчании. Весь этот балаган оборачивается блаженством, стоит только запечатать уста.
… Пауза… имеет особое значение, выраженное в тишине; другими словами, когда перестаёт звучать голос, начинает играть музыка ритма…
Во внешнем мире, рассказывал он, нет подлинной тишины. Не искусственной тишины, когда ты затыкаешь уши и не слышишь вообще ничего, кроме ударов собственного сердца, а настоящей тишины снаружи.
Мне не нужны небеса. Тишина — вот желанная награда.
Внизу кто-то поет. То даже не поет, а выкрикивает слова песни. Все эти люди, которым необходимо, чтобы у них постоянно орал телевизор. Или радио, или проигрыватель. Все это люди, которых пугает тишина. Это мои соседи. Звуко-голики. Тишина-фобы.
Шум — это то, чем определяется тишина. Без шума мы не ценили бы тишину.
Если сказать слово кстати — большое искусство, то кстати промолчать — ещё большее.
Никому ничего не доказывай. Просто молча иди к своим целям. Твои поступки расскажут о тебе сами.
Когда человек задумывается, людям кажется, что он знает что-то, чего не знают другие.