«Доктор Хаус» — американский телесериал о выдающемся враче-диагносте Грегори Хаусе (англ. Gregory House) и его команде. По жанру представляет собой медицинский детектив, но в сюжетах серий использованы также элементы драмы. Сериал пользуется огромной популярностью в мире и был неоднократно отмечен престижными теленаградами — «Пибоди» и «Эмми». Телесериал «Доктор Хаус» — это медицинская драма, содержащая элементы детектива и рассказывающая о практикующем враче-диагносте, Грегори Хаусе. Хью Лори, исполняющий роль Хауса, был неоднократно номинирован и награжден престижными кинонаградами, впрочем, как и сам сериал. Хаус — настоящий профессионал в области диагностики и замечает симптомы, которые бы остались бы незамеченными, возьмись за дело любой другой врач. Мы представляем вам лучшие цитаты Доктора Хауса.

Здравствуйте, меня зовут доктор Хаус! И давно вы уже психопатка?

Я люблю одиночество. Но… или я убедил себя, что мне так лучше.

Все люди врут.

Вы всегда так глупы, или сегодня особый случай?

Болит меньше, когда тебе просто безразлично.

Вы можете жить с достоинством, но вы не можете с ним умереть.

Игнорируете меня? Или молча наслаждаетесь моим обаянием?

Нет ничего хуже, чем любить кого-то, кто никогда не перестанет тебя разочаровывать.

Не грози, если не можешь исполнить — это демонстрация слабости.

Вы немного полноваты. Под словом «немного» я подразумеваю, что вы разъелись до полусмерти.

Я бы с радостью послушал еще, но мне как-то пофиг.

Ни один вид на свете не создает пары на всю жизнь. И не надо про лебедей, они изменяют как и все, просто у них пиар лучше, чем у кроликов.

Соболезную. Жить он будет долго и достанет вас по полной.

Я знаю боль. Сначала тебе кажется, что сможешь вынести её, а на деле оказывается, что не можешь. И когда это происходит, ты либо находишь причины жить дальше, либо… Итак, когда вы перестанете испытывать боль, у вас появится желание жить.

Ты разговариваешь с Богом — ты верующий, Бог разговаривает с тобой — ты психически больной.

Мне пора… куча больных. Вот потороплюсь… и, может, удастся их избежать.

У вас двоих много общего — вы оба идиоты.

.

У всех детей есть одна общая черта — они все кретины.

Совесть? Это ты про ту штуку, которая дает о себе знать, когда нет логичных причин вести себя так, как от тебя требуют?

Не нравится ответ — не задавай вопрос.

Сразу он не умрёт, но будет об этом мечтать

Пациент умер? Или мне надо работать?

Если не хотите портить с человеком отношения – не мешайте ему врать.

Нет, между любовью и ненавистью не один шаг. На самом деле, между любовью и ненавистью Великая Китайская Стена, и каждые двадцать шагов стоят охранники с оружием в руках.

Я хотел бы вас ударить в зубы, но почему я должен улучшать ваш внешний вид.

Хотите изменить свою жизнь!? Так действуйте, вместо того, чтобы искать оправдания, запираться и притворяться счастливым…

Если бы в её ДНК отклонение было бы на один процент, она была бы дельфином

Хорошо быть взрослым. Никому ничего не должен.

Все паршиво… но нужно иногда находить повод для улыбки!

Если я наслаждаюсь ненавистью к жизни, я не ненавижу жизнь. Я ею наслаждаюсь.

У вас поврежден мозг… Вы обречены на пожизненное счастье.

Беда в том, что если я тебе не верю, то я не могу верить твоим словам о том, что тебе можно верить.

Является ли ложь ложью, если все знают, что это ложь?

Врать родителям — это, конечно, правильно, но перед лицом смерти можно и отступить.

У Вас повреждён мозг… Вы обречены на пожизненное счастье.

Правда начинается со лжи.

Я прав или… я прав?

И ты, очевидно, не так меня понял, раз так быстро согласился.

Ты любишь всех — это твоя патология.

Ты же давал клятву быть крутым? По крайней мере, я такую давал, пока все давали клятву Гиппократа.

Не нравится? Выходы есть на всех этажах.

Симптом — это смерть?

У тебя 2 варианта: еще поспорить и сделать, что я сказал, или сделать, что я сказал.

Нельзя всегда получать всё, что хочешь, но если попробовать, то окажется, что иногда можно.

Только поступки что-то меняют. Если нет поступков, то все остается прежним.

Неужели это волчанка? Мечты сбылись!

Он вас уже бросил однажды и бросит снова. Нельзя зависеть от людей, которые вас подводят.

Если достаточно долго ждать, кто-то обязательно заболеет.

Чейз: Ей осталось всего 2-3 месяца.
Хаус: Есть и хорошая новость: это значит, что я опять прав.

Другого меня у тебя не будет.

 

То, что он оказался прав, не значит, что он не ошибался.

Хаус: Миссис Адамс, не могли бы вы выйти на минуту?
Миссис Адамс: Зачем?
Хаус: Затем, что вы меня раздражаете.

Ни один вид на свете не создает пары на всю жизнь. И не надо про лебедей, они изменяют, как и все, просто у них пиар лучше, чем у кроликов.

Доверие нужно нам для того, чтобы манипулировать людьми.

Чейз: Вы шутите!
Хаус: Ну это не трудно… Что может быть смешнее рака?

— Знаешь, почему ты черный?
— Потому что солнышко любит меня больше Вас.

Не нравится ответ — не задавай вопрос.

Уилсон: Черт, пациентка с терминальной стадией почечной недостаточности. Сердце не выдерживает диализа, нужна трансплантация, а… Когда разговор не о тебе, ты отключаешься, так?
Хаус: Что?

— У меня опять с сердцем что-то странное.
— Бьётся? Для людей это нормально.

— У нас ректальное кровотечение.
— Что, у всех сразу?

Уилсон: Эта женщина…
Хаус: Та, что не говорит? Мне понравилась.

Твоему эгоизму давно пора ставить памятник.

— Мама, кто эти люди?
— Это два высокомерных ублюдка, которые спасли тебе жизнь.

Уилсон: Хватит менять тему!
Хаус: Сказал любитель менять тему.

Это припадок или он так танцует?

— Вселенная всегда платит по счетам.
— Правда?
— Нет. Хотя должна бы.

Уилсон: Хаус, какого черта твой нестабильный пациент разгуливает по коридору?
Хаус: Порвал поводок.

— Помоги мне избежать этого ужина, и я расскажу, кто пустил слух, что ты транссексуал!
— Нет такого слуха!
— Будет, если не поможешь избежать ужина!

— Как я могу с тобой работать, если ты обращаешься со мной, как с дерьмом?
— Дерьмо — понятие растяжимое.

Начальник тюрьмы: Ваш пациент пырнул ножом своего сокамерника, другому сломал шею, чуть не обезглавил одного из охранников.
Хаус: Не бойтесь, я его не обижу.

— Хорошо, я понял, это твоя жизнь, гробь её дальше. Я подожду.
— Чего?
— Чтобы сказать: «Я же говорил»!

— Опухоль мозга. Она умрет. Скукота.

Уилсон: Если ты хотел поработать в одиночестве, мог бы просто сказать. Зачем врать?
Хаус: Врать интереснее.

Боль всегда идет рядом с любовью. Невозможно любить и не делить с любимым его проблемы, его страхи.

Люди получают не то, что заслужили, а просто что попало. И с этим ничего нельзя сделать.

Тринадцатая: Друзья уважают решения друг друга, даже если не согласны с ними. Это называется преданность.

Хаус: Преданность — способ заставить поступить кого-то так, как тебе нужно.

Я тебя не слушаю — ты меня в тоску вгоняешь.

Именно уродство делает нас сильнее.

Мать пациента: Как вы можете просто сидеть здесь?
Хаус: Если я буду есть стоя, я подавлюсь.

Я люблю тебя. Я бы хотела не любить. Но я не могу с этим ничего поделать.

— Будь собой. Холодным, безразличным и отстраненным.
— Пожалуйста, не сотвори из меня кумира.

Форман: Он, возможно, просто пошевелился, никто не остается идеально неподвижным во время томографии.
Хаус: Да, возможно, ему было неудобно, и он передвинул одно полушарие своего мозга в более удобное положение.

— Почему вы, врачи, считаете, что вы лучше остальных?
— Вероятно, из-за всякой фигни с вытаскиванием людей с того света, ну, мне так кажется.

Религия не опиум для народа. Религия — плацебо для народа.

Пациент: Это хорошая больница?
Хаус: Смотря что вы имеете в виду под словом «хорошая». Кресла у них удобные.

Сердце твердило: «Главное — правда», мозг понимал: «Кому это надо?».

— А я боюсь, что пойму на смертном одре, что не сделал в жизни ничего важного.
— На смертном одре вы пробудете один день. Лучше думайте об остальных 25 тысячах.

Кадди: Обрати на меня внимание!
Хаус: Прости, но тогда мне будет сложнее тебя игнорировать.

Жизнь — это боль. Я каждое утро просыпаюсь с болью, хожу на работу с болью! Сказать, сколько раз мне хотелось послать все к черту, свести счеты с жизнью?

Пытаться убедить безумца, не делать безумных поступков, само по себе безумство.

— Извините, доктор Хаус, я работаю вместе с Венди Ли, а еще я ее парень.
— Супер, а я тот, кому плевать.

Ложь — это очень творческий процесс, правда гораздо примитивнее.

Легко быть милым с теми, кого любишь, а вот быть милым с теми, кого ненавидишь, — это наука.

— Вы не видели мой деревянный ящик?
— Какой ящик?
— Деревянный, в форме ящика.

— Как ты меня нашла?
— Я просто шла на запах высокомерия!

— Люди терпеть не могут тех, кто строит теории о людях.

— Помоги мне избежать этого ужина, и я расскажу, кто пустил слух, что ты транссексуал!
— Нет такого слуха!
— Будет, если не поможешь избежать ужина!

Хаус не нарушает правила, он их игнорирует.

— Религия — это симптом иррациональной веры и беспочвенной надежды.

— Как вы проверите реакцию кого-либо на боль?
— Просто. Сделаю им больно.

Пытаться убедить безумца не делать безумных поступков — само по себе безумие.

— Хочешь, чтобы народ нормально ездил? Убери подушки безопасности, прикрепи мачете на уровне шеи, и все будут ездить со скоростью 3 мили/час.

— Я два часа прождал в холле.
— Увлекательно. Мемуары писать не думали?

Всё меняется, но не обязательно к лучшему. Надо все менять к лучшему. Нельзя просто говорить и надеяться на лучшее.

— Хаус! Пришла выпустить тебе кишки, есть минутка?

— Думаешь, я хочу, чтобы весь мир видел, как ты пялишься на мою задницу и критикуешь мой гардероб?
— А было бы лучше если бы я пялился на твой гардероб и критиковал твою задницу?

Если ничего не знаешь, ничего и не болит…

Людям нравится обсуждать людей. Это дает нам чувство превосходства, дает нам чувство контроля, и иногда знания делают людей небезразличными.

— Нужен адвокат!
— Вы кого-то убили?
— Никого. Но еще не вечер.

Является ли ложь ложью, если все знают, что это ложь?

Люди выбирают те пути, которые дают им наибольшую награду за наименьший труд, — это закон природы.

— Все лгут.
— А вы?
— А я нет.

«Говорю то, что думаю» и «сволочь» — это синонимы.

Я всегда говорил, если хочешь застрелиться, делай это в госпитале.

Нет, между любовью и ненавистью не один шаг. На самом деле, между любовью и ненавистью Великая Китайская Стена, и каждые двадцать шагов стоят охранники с оружием в руках.(Нет, между любовью и ненавистью нет тонкой грани. Между ними Большая Китайская Стена с вооруженным караулом, выставляемым каждые 20 секунд.)

Депрессия проявляется по-разному: одни весь день валяются в постели, у других один брак за другим и они становятся онкологами…

Либо помогай жить, либо умереть — нельзя все сразу.

Я люблю одиночество. Но… или я убедил себя, что мне так лучше.

Если я наслаждаюсь ненавистью к жизни, я не ненавижу жизнь. Я ею наслаждаюсь.

Знаешь, что в тебе хорошего — ты всегда считаешь, что ты прав. Но вот, что расстраивает — ты действительно почти всегда прав.

— Мальчик просто сдавал экзамен по математике, а затем внезапно его начало тошнить и он перестал понимать, где он.
— Вот до чего доводит математика.

Подарки всегда демонстрируют, как мало друг о друге знаем. И сильнее всего людей раздражает, когда их принимают не за тех, кто они есть.

— Я 2 часа прождал в холле.
— Увлекательно. Мемуары писать не думали?

Нет ничего хуже, чем любить кого-то, кто никогда не перестанет тебя разочаровывать.

Да здравствует мыслительный процесс!

— Ее губы говорят «нет», ее туфли говорят «да».
— Они французские — нельзя верить ни одному их слову.

— А как же ваш постоянный тезис, что все лгут?
— Я солгал.

Серьезность ошибки зависит от ее последствий.

— Как вы проверите реакцию кого-либо на боль?
— Просто. Сделаю им больно.

Если я наслаждаюсь ненавистью к жизни, я не ненавижу жизнь. Я ею наслаждаюсь.

Вы либо идеальны, либо больны, но второе бывает чаще.

— Думаешь, я хочу, чтобы весь мир видел, как ты пялишься на мою задницу и критикуешь мой гардероб?
— А было бы лучше если бы я пялился на твой гардероб и критиковал твою задницу?

Я бы с радостью послушал еще, но мне как-то пофиг.

Это я задаю вопросы. Я выяснил, что задавая вопросы, выглядишь умнее, чем тупо не отвечая на них.

— Нужен адвокат!
— Вы кого-то убили?
— Никого. Но еще не вечер.

Я знаю боль. Сначала тебе кажется, что сможешь вынести её, а на деле оказывается, что не можешь. И когда это происходит, ты либо находишь причины жить дальше, либо… Итак, когда вы перестанете испытывать боль, у вас появится желание жить.

Просто когда уже изменился, довольно сложно стать прежним…

— У них там секретный клуб.
— А секрет в чём? В том, что они все идиоты?

Люди терпеть не могут тех, кто строит теории о людях.

Да, я идиот. Но это не значит, что мне на тебя плевать, что я о тебе не думаю и не хочу тебе счастья.

Знаете, есть такое выражение, что любовь нужна как воздух? Так вот, воздух, все-таки, важнее.

— Но у меня же ничего не болит!
— Иногда это первый симптом.

— У вас талант к вранью, но для победы не хватает мозгов.

Ничто не делается просто так. Просто нам не всегда известны мотивы.

Является ли ложь ложью, если все знают, что это ложь?

Хочешь остаться в команде — имей свое мнение.

Мы мелочные, невоспитанные люди… но благодаря крошечному мозгу изредка можем превращаться в людей.

Хотите изменить свою жизнь!? Так действуйте, вместо того, чтобы искать оправдания, запираться и притворяться счастливым…

А ведь именно ошибки делают нас интересными.

Таких собеседований, как со мной, у вас больше не будет никогда. Вам будет казаться, что вас унижают, обижают, издеваются и смеются над вами. И знаете что? Вы будете абсолютно правы…

Хаус, убирайтесь из моей височной доли!

Ничто не делается просто так. Просто нам не всегда известны мотивы.

Уже поздно обсуждать симптомы. Потому что я наблюдаю последний симптом – смерть. И можете поверить врачу с моим опытом – вы вряд ли сможете сделать хоть что-то с этим.

Вы всё равно не станете Президентом, Белый Дом называется белым не из-за цвета стен.

— Просишь меня помочь отношениям основанным на лжи и недоверии?
— Да.
— Когда и где?

Единственное, что сейчас нужно – стань бесчувственным. Стань собой. – Вот только не делай из меня звезду.

Только ты можешь чувствовать себя дерьмом, делая что-то хорошее

— Миссис Адамс, не могли бы вы выйти на минуту?
— Зачем?
— За тем, что вы меня раздражаете.

А уже разрешили делать вскрытие живому человеку? – Ты накуренный? – Не, по вторникам я принимаю алкоголь. – Интересно! Вот только сегодня среда!

— Знаешь, почему ты черный?
— Потому что солнышко любит меня больше Вас.

Все постоянно меняется… И это хреново.

У кого деньги — у того и правила. А в нашем случае у кого друг, у кого деньги, — у того и правила.

Я не грустный, я сложный. Девчонкам такие нравятся.

Не грози, если не можешь исполнить — это демонстрация слабости.

— У меня ничего не болит! — Иногда это первый симптом.

Религиозность и безумие так похожи, как же разобраться?

Когда ты не такой, как все — привыкаешь к людскому идиотизму.

Только на Рождество и Пасху. В остальные дни это не важно.

— У меня опять с сердцем что-то странное.
— Бьётся? Для людей это нормально. 

Я все сделал правильно, а она умерла! С какой стати мне от этого будет легче?!

Сразу он не умрёт, но будет об этом мечтать.

Хотите изменить свою жизнь!? Так действуйте, вместо того, чтобы искать оправдания, запираться и притворяться счастливым…

Если хочешь что-то делать — делай, а не сотрясай воздух!

Это не то, что ты подумал. Я знаю, это выглядит так, будто мы мыли посуду, но на самом деле мы занимались сексом!

Все паршиво… но нужно иногда находить повод для улыбки!

Легко быть милым с теми, кого любишь, а вот быть милым с теми, кого ненавидишь, — это наука.

Святая троица: сердце, руки, член.

Знаешь, у некоторых врачей есть комплекс мессии — им необходимо спасать мир. А у тебя комплекс Рубика — тебе необходимо решать головоломки.

Успех длится, пока кто-нибудь всё не испортит, а неудачи вечны.

Мне нравится моя нога. Она у меня была, сколько я себя помню.

Он вас уже бросил однажды и бросит снова. Нельзя зависеть от людей, которые вас подводят.

Не под кайфом, трезва и сексуальна.

Я ищу невозможное, потому что возможное исключат другие.

У кого деньги — у того и правила. А в нашем случае у кого друг, у кого деньги, — у того и правила.

Цель жизни — не сделать всех счастливыми, а свести уровень несчастья к минимуму.

Вы можете жить с достоинством, но вы не можете с ним умереть.

Только на Рождество и Пасху. В остальные дни это не важно.

В этом и заключаются отношения — трудности делятся на двоих.

Мальчик просто сдавал экзамен по математике, а затем его внезапно начало тошнить и он перестал осознавать, где он. — Да, так проявляется математика. 

Лучший способ оставить всё в прошлом — это выстрелить ему в голову и похоронить в яме поглубже, щедро засыпав ложью.

Ты, со своей любвеобильностью можешь делать, что хочешь. Я, со своей циничностью, могу говорить, что хочу. Мы можем всё! Мы можем захватить мир!

Иногда лучший подарок, это если я вас никогда не буду видеть снова.

Мне нравится моя нога. Она у меня была, сколько я себя помню.

Вы всегда так глупы или сегодня особый случай?

Симптом — это смерть?

Дерьмо — понятие растяжимое.

Многие живут без секса, но не хотят его только больные, мертвые и вруны.

Обезьянка видит — обезьянка делает.

Я ищу невозможное, потому что возможное исключат другие.

— Кого-то убили?
— Нет, но день только начался…