Мудрые цитаты о величии со смыслом (272 цитаты)

Величие не заключается в том, чтобы быть лучше других, а в том, чтобы помогать им стать лучше. Настоящий великий человек не стремится к славе и богатству, он стремится к благотворительности и милосердию. Он понимает, что его успех и счастье зависят не только от него самого, но и от тех, кто его окружает. Именно поэтому он всегда готов помочь тем, кто в нужде, и делиться своими знаниями и опытом. Величие — это не привилегия немногих, это возможность каждого из нас стать лучше и сделать мир вокруг нас лучше. Мудрые цитаты о величии со смыслом собраны в данной подборке.

Избегайте тех, кто старается подорвать вашу веру в себя. Великий человек, наоборот, внушает чувство, что вы можете стать великим.
Эйнштейн однажды написал Чарли Чаплину:
«Ваш фильм «Золотая лихорадка» понятен во всем мире, и Вы непременно станете великим человеком.»
На что Чаплин ответил:
«Я Вами восхищаюсь еще больше. Вашу теорию относительности никто в мире не понимает, а Вы все-таки стали великим человеком».
К величию есть только один путь, и этот путь проходит через страдания.
Иной раз я ловлю себя на том, что вовлекаюсь в чуждую мне погоню за чем-либо новым. Я останавливаю себя. Я прекрасно знаю, что рынок производства новинок рассчитан на кратковременность, чтобы товар быстро изнашивался или ломался, и люди были вынуждены покупать подобное снова. Я люблю реликвии. Раритетные вещи хранят в себе отблеск исторических событий, магию вековой важности, они — говорящи!
Современный человек не знает, что делать со временем и силами, которые он выпустил из своих рук.
Ещё одно определение современной цивилизации: разговоры можно всё полнее воссоздавать с помощью кусков других разговоров, одновременно ведущихся на планете.
Человек Средневековья был зубчиком колеса, которого не понимал; современный же человек – зубчик в сложной системе, которую он, по его мнению, понимает.
Современная цивилизация: мы создали юность без героизма, старость без мудрости, жизнь без величия.
Видимо, самая большая сложность в моих отношениях с современной цивилизацией – увеличивающийся в ней разрыв между нравственным и законным.
Я живу, так сказать, не отстаю.
Больше всего замученных — собственными комплексами.
Человеческая жизнь — извечный поединок с собственными пороками.
Заниженная самооценка и неуверенность в себе порождают в человеке чувство беспомощности и развивают комплекс неполноценности.
Довольно часто комплексы у человека бывают не основаны абсолютно не на чём.
Я всегда чувствовал себя немного закомплексованным и полагал, что именно в этом и кроется причина моей тоски.
Комплекс неполноценности напоминает инфекционный лишай — всё начинается с крохотного пятнышка, а потом в считанные дни всё тело запаршивливает.
Самое скверное в комплексе неполноценности то, что обладают им отнюдь не те, кому следовало бы.
Величие народа не измеряется его численностью, как величие человека не измеряется его ростом; единственной мерой служит его умственное развитие и его нравственный уровень.
От величественного до смешного только один шаг.
И нет величия там, где нет простоты, добра и правды.
Сегодня я видела раба более могущественного, чем император Рима.
Не считай себя великим человеком по величине твоей тени при заходе солнца.
Величие великого человека состоит в том, как он обращается с маленькими людьми.
Истинное величие начинается с понимания собственного ничтожества.
В погоне за величием, мы разучились делать добро.
Более велик тот человек, который делает что-либо из любви, а не из-за страха.
В три с половиной года я хотел стать кухаркой, заметьте, кухаркой, а не поваром. В семь лет я возжелал стать Наполеоном, и претензии мои с тех пор стали неуклонно возрастать.
Величие души должно быть свойством всех людей.
Современный подход? Почему бы и нет!
На дворе конец XX столетия, и, безусловно, священник — это не реликт из лавки древностей из паноптикума. Священники тоже люди современные.
Щас все бегом. И на работу, и за стол — никуды время нету. Это че на белом свете деется! Ребятенка и того бегом рожают. А он, ребятенок, не успел родиться, ишо на ноги не встал, одного слова не сказал, а уж запыхался.
Государство дает только беспокойство за свое будущее и неприятие настоящего.
Пьяный мужик затесывал вязок, разрубил нос. Лечили в больнице 22 дня, залежал 5 р. 50 к. Не мог отдать. «Пойдем в полицейское управление». — Пошел, ввели в комнату, заперли: «Когда принесешь, тогда выпустим».
Не лучше, не хуже, а просто иначе, а по правде говоря, во многом все-таки лучше. Люди уже не тратят время на глупости, всем некогда, да и священники не в таком почете, так что стало значительно проще оказаться в постели, не так ли?
Массе очень легко впихнуть хлам. Вернее так — она только на хлам и согласна. Хлам ей понятен. Все эти плюшевые олени для сушилки посуды, вешалки в форме пупырышек и пупырышки в форме вешалок, сайты с картинками, группы с цитатками… Нет? Вы не такой? Бессмысленные книги, бессодержательные event’ы, яркие, как фантики, и, как фантики, бесполезные. Миллионер — это очень настойчивый человек, который может продать всякую гадость — от подогреваемых носков до каучукового лося в туалете. И знайте, вы это можете. Кто бы вы ни были, с образованием, без, тут главное — настойчивость и четкое видение цели. Просто последнее — редкость. Да, пожалуй, еще выносливость, как у вола, чтоб долго, нудно, грязно, а ему все равно — вол. Миллиардер — это человек, который придумал, как заставить толпу принять что-то лучшее, чем хлам.
Сегодня, по мнению экономистов Бетси Стивенсон и Джастина Уолферса, [семаья] стала постепенно превращаться «из союза для совместного производства в союз ради совместного потребления».
– Это точно Ад, – обреченно бормотал Нэд, почти не обращая внимания на щебет своей спутницы. – Светлый мир, созданный Господом по его божественной мудрости и находящийся в дивной гармонии, уничтожен! Воздух пахнет нефтью и серой; дети изрыгают хулу и десять лет томятся в тюрьмах, люди одеваются, как портовые нищие в Аравии, даже юные леди выглядят словно последние…
– Э, э, э! Моралист костюмированный, не надо переходить на личности. Я только-только тебя извинила, а ты снова начинаешь!
Горький в разы более поэтичен, Рэнд математична. Но у обоих есть элемент гения и неблагодарности черни, неумения понять, что без Данко, без атлантов, мир черни — анус. Неумение и нежелание это признавать, поддерживать «атлантов», чтоб тем не хотелось «расправить плечи» с мыслью — «сдохните, твари». Тут даже Ветхий Завет где-то маячит, когда люди обезьянством своим так бога утомляли, что он им то Содом, то Потоп, бедняга.
Современное всегда на пути из прошлого в будущее. Почему же я должен презирать все прошлое? Неужели для того, чтобы научить внуков ненавидеть когда-то дорогое и святое мое современное…
Каждый момент есть момент современности и момент вечности. Задача художника открыть в современности этот момент вечности.
Современная музыка похожа на Макдоналдс: сходил в туалет, и ничего не осталось.
Патриотизм – удел бедных. У аристократов XXI века в моде космополитизм.
Мир катится к чертовой бабушке. Просто все сошли с ума. Съехали всей планетой! И я не могу ничего с этим сделать. Все обижаются на все, что можно. Подают друг на друга в суд. Я далек от мысли, что все правы или все не правы, но какой-то слом произошел. Ведь возможность посмеяться над собой, над чувством юмора, над отсутствием чувства юмора, над национальностью, над расой, над ростом, над весом, — спасает, делает нас сильными, неуязвимыми и духовно обогащенными. Сейчас это все несколько притупляется. Может, это на время ушло, скоро вернется. Все равно для меня нет ничего смешнее шуток про Гитлера.
Когда в кинотеатрах появился попкорн, я всё понял. Вместо того чтобы звать зрителя: «Иди ко мне, я тебе сейчас покажу…», нынешние кинодеятели говорят: «Сиди и жуй там».
Всё-таки раньше секс был чем-то сакральным: «дать» не значило, конечно, полюбить, но как-то впустить в себя, соотнести с собой, что ли. Внутренний мир был не так оторван от внешнего. У сегодняшней же девушки он компактно помещается внутри, как один корпус подлодки в другом, и «дают» они чаще всего вот этим внешним корпусом, который очень мало влияет на самоощущение.
Прошлые тенденции будут делать вас старше. Идите в ногу со временем, покупайте новые вещи, которые вам идут, и вы будете чувствовать себя моложе.
Двойное проклятие современной цивилизации: она заставляет нас раньше стариться и дольше жить.
Чтение книг исцеляет от одной из самых страшных болезней современности — невежества.
Современная девушка прежде всего должна выучиться трем наукам: шитью, кулинарии и парикмахерству… чтобы потом, выйдя замуж за крупного бизнесмена, со знанием дела гонять своих портних, поварих и парикмахерш.
Не будешь развиваться сам — будут развиваться комплексы.
Скажу для куражу: «На стесненья положу!»
Cпасти мужчину от комплекса неполноценности может любовь мудрой женщины.
Великие свершения достигаются не силой, а упорством.
Мы не можем творить Великие Дела — а только маленькие дела с большой любовью.
Истинное величие судьи в способности покарать себя!
Следуй за своими мечтами и, возможно, однажды ты достигнешь одной десятой части моего величия!
Не бойтесь отказываться от хорошего в пользу отличного.
Величие искусства яснее всего проявляется в музыке.
Они полны величия, ибо они мыслят.
Никто еще не достиг величия, следуя школьным правилам.
Величие человека в его способности мыслить.
Величие некоторых дел состоит не столько в размерах, сколько в своевременности их.
Я не знаю другого признака величия, как доброта.
Нам, великим, не пристало мыслить мелко.
Велик тот артист, который заставляет публику забыть о деталях.
Казнит и сажает в тюрьмы неуверенный в себе. Он уничтожает свидетелей и судей. Но для того чтобы обрести величие, недостаточно истребить свидетелей собственной низости.
Однажды вы поймёте, что ваше истинное величие начинается там, где заканчивается ваша гордыня.
Быть современным – значит опережать свое время ровно настолько, чтобы позволить ему догнать тебя без труда.
Современная литература такова, какова современность, — ни больше ни меньше.
В прежние дни часто писали о том, как сладко и прекрасно умереть за родину. Но в современных войнах нет ничего сладкого и прекрасного. Ты умрешь как собака, безо всякой на то причины.
Порой технологии меня пугают, но в то же время я люблю их. Благодаря им можно поддерживать связь с людьми лучше, чем когда-либо. Сейчас все жалуются, мол, общение умирает, люди уткнулись в свои телефоны и не разговаривают. Но я болтаю всё время. Соцсети позволяют мне общаться с роднёй и одноклассниками одним нажатием кнопки. Я могу связаться по Facetime с ребёнком, где бы он ни был, и пожелать ему спокойной ночи.
Скоро если мужчина признается, что он христианин и женат на женщине, его будут подвергать обструкции. Обвинять в том, что он тупой гомофоб.
Большинство современных книг — лишь мерцающие отражения сегодняшнего дня. Они очень быстро гаснут. Старое же обнаруживает свою сокровеннейшую ценность — долговечность. Лишь бы новое — это сама преходящность. Сегодня оно кажется прекрасным, а завтра предстает во всей своей нелепости. Таков путь литературы.
В современном мире очень тяжело поверить в свет в конце тоннеля. Слава Богу, у нас есть старый добрый рок!
Я вовсе не предполагаю, что отлично разбираюсь в современности. Современность — вещь устанавливаемая только будущим и достоверная только в прошлом.
И если в наши дни трезво посмотреть на все, происходящее в мире, то нечего будет возразить верующему, убежденному, что Антихрист уже пришел.
Быть человеком — значит обладать чувством неполноценности.
С тех пор, как свиньи узнали про Фрейда, они всякое свинство объясняют комплексом.
И у толпы бывают свои унаследованные фрейдистские комплексы.
У фальшивой банкноты, которую все принимают за настоящую, неизбежно должен появиться комплекс: ну почему никто не восхищается мастерством подделки?!
Истинное величие состоит в том, чтобы владеть собою.
От величия он пал к высокомерию, а от него — к презрению ко всем, кроме себя самого, и стал духом расточительным и безжалостным.
Ближе всего к великому стоит честность.
Перед тем, как победить, нужно пройти фазу непонимания.
Аве мне!
Кто, злом владея, зла не причинит,
Не пользуясь всей мощью этой власти,
Кто двигает других, но, как гранит,
Неколебим и не подвержен страсти.
В человеке, ищущем величия, величия нет. Оно может быть лишь в человеке, не думающем о нем.
Я даже не знаю, хочу ли я вообще величия как такового. Это всё равно, что стремиться быть изобретателем вместо того, чтобы на самом деле изобретать что-то, или быть писателем вместо того, чтобы писать. Также и с величием – оно побочный продукт, а не вещь в себе. Тот, кто думает иначе – просто самовлюблённый эгоист или жуткий дурак, что, впрочем, одно и то же.
Величие человека тем и велико, что он сознает свое ничтожество.
Он вдруг подумал, что обладание могуществом, как бы ни было оно безгранично, не научает пользоваться им. Власть оставляет нас такими же, каковы мы по своей природе, и возвеличивает лишь великих.
Только тот народ, который чтит своих героев, может считаться великим.
Если твой день не изменил тебя — не ожидай перемены к лучшему. Если в тебе нет дисциплины сегодня — ты никогда не построишь великое будущее. Я не надеюсь, что это будет легко. Я надеюсь, что это будет настолько сложно, что никто этого не сможет сделать, но… я смогу.
Это одиноко — быть самым могущественным из всех, кого ты знал, и быть вынужденным жить в тени.
Великие души переносят страдания молча.
Порой жестокость — цена величия.
У меня нет мании величия, у меня есть действующий рецепт величия.
Парадокс современности в том, что мы боимся смерти, но каждый день убиваем жизнь, тратя ее на ненужную суету, избыточную информацию, страхи о будущем, пережевывание прошлого.
Какой толк от силы в современном обществе? Нужно быть умнее.
На телевидении меня сначала гримировали — пудрили лицо, распыляли на волосы лак из железной банки. В моё время это называли пульверизатором, а сейчас — спреем. Спрей, конечно, короче. В английском много таких словечек — маленьких, звонких, как шарик для пинг-понга, — удобных, в общем и экономных. Только вот раньше на речи не экономили.
Наш век быстродействующих средств массовой коммуникации порождает непрерывные эпидемии модных слов и фраз. Эти модные словечки появляются на свет благодаря массовым увлечениям, событиям и отдельным людям и мгновенно превращается в затертые штампы. Иногда с их помощью вы легко сможете войти в контакт с собеседником, но если вы будете часто её повторять, то вас сочтут недалеким человеком, который не умеет выразить свои мысли.
Ты аналоговый парень в цифровом мире, верно?
В 90-е годы Страна Дураков из «Золотого Ключика» стала самой востребованной метафорой жизни в России. На авансцену вышли Коты Базилио и Лисы Алисы различных мастей, население делилось на лохов и жуликов, тех кто смог одурачить, и тех, кто не смог быть одураченными. Спустя многие годы совершенно ясно, что Буратино и его друзья победили, наша реальность — больше не Страна Дураков, мы нашли золотой ключик и попали в нарисованный театр в каморке папы Карло. Нарисованный инстаграмовскими фильтрами и губной помадой, историями о красивой жизни и сладких мечтаниях. Символизм обрел реальность. Теперь он у каждого в инстаграме. Нарисованный успех, нарисованный смоки-айс макияж, нарисованный размер груди. Театр Артемонов, Мальвин и Пьеро без Карабаса-Барабаса. Собственный прекрасный театр.
Застрелил бы на месте любого, кто иронизировал бы по поводу моей любви, моей веры или моего патриотизма! Но, к счастью, времена меняются. Нынче дуэли не в ходу. И вообще всё стало «лайт». Любовь-лайт, вера-лайт, патриотизм-лайт. А я вовсе не ропщу!.. Всё идёт своим чередом! Всё к лучшему в этом лучшем из миров, как говорил мудрец Вольтер.
Постиндустриальное общество, информационное общество – это совсем не свобода человека в информационном пространстве и не безграничность его новых возможностей, а царство манипулятивных технологий, где власть сосредоточена в руках узких групп людей. И роль государственного управления становится здесь ключевой, его качество – решающим.
Кругом бутики пооткрывали, мюзиклы ставим. Во всем на российскую действительность нанизана западная вторичность. И чем дороже, тем вторичнее.
Я — последний и единственный диктатор в Европе, и более того… где-либо ещё в мире. Вы пришли сюда и увидели живого диктатора.
Увидев свое отражение в других, я почувствовала презрение к СЕБЕ САМОЙ. И это мне НЕ нравится. Почему я должна превращаться в МИФ? Единственное, к чему я стремилась, — это хорошенько заработать и быть счастливой, и тем не менее теперь, каждую ночь, просто потому, что я рассказываю о себе невероятно умно и талантливо, я превращаюсь в образец для подражания, хотя должно бы быть наоборот. Что происходит в Испании? Почему такую ***Ь, как Я, почитают не меньше королевы Софии, а восхищаются, пожалуй, и больше?
Это не моя эра. Я думаю, что люди очень современны, они ужасно одеваются. Мы потеряли мечту.
Что такое популярная музыка сегодня? Там нет ни слов, ни музыки. Только шум.
Современной поп-музыке не хватает опасности, какого-то волнения или тайны.
Жизнь в современном мире – это череда непрерывных стрессовых ситуаций. От того насколько быстро вы научитесь выходить из них с наименьшими потерями для психического здоровья, зависит ваше будущее.
Нынешние дети другие. Наш мир был миром воображения. Их мир — мир реальности. Они всё видят в истинном свете. Для современного ребёнка кресло — всегда кресло, а не корабль на необитаемом острове. Узоры на стене — всего лишь узоры; не образы, чьи лица изменяются с наступлением сумерек. Игра в шашки или фишки — не более чем состязание в мастерстве и везении, как бридж для взрослого. Для нас фишки были солдатами, безжалостные и злые, а король с короной на голове — надменный властелин. К сожалению современные дети лишены воображения. Они милы, у них беззаботные, честные глаза, но в них нет волшебства, нет очарования. Очарование ушло и едва ли вернётся…
Джинн ты, конечно, в высшей степени могущественный. Но в современной жизни ты разбираешься хуже младенца.
Величие нации должно уместиться в каждом ее представителе.
Иногда быть частью великого лучше, чем просто быть великим.
И каждая пылинка ничтожная может стать центром вселенной…
Кто не любит свободы и истины, может быть могущественным человеком, но никогда не будет великим человеком.
Я схожу с ума, когда думаю о перспективах России, мы станем самым великим народом, самым великим государством, всё в мире будет делаться с нашего разрешения.
Одни рождаются великими, другие достигают величия, третьи его навязывают…
Человек по-настоящему велик только в глазах своих детей.
У тебя уже есть всё необходимое, чтобы стать великим.
Я шёл через раздор и хаос: всё, что оставляет от величия время.
Мания величия имеет кучу минусов и лишь один большой плюс. Тех, кто ею страдает, невозможно удивить.
Решительного человека невозможно не допустить до успеха. Поставьте на пути его камни преткновения, и он обратит их в ступени, по которым будет подниматься к величию.
Кто хочет достигнуть великого, тот должен уметь ограничивать себя. Кто же, напротив, хочет всего, тот на самом деле ничего не хочет и ничего не достигнет.
Если гениальность — величие ума, то великодушие — гениальность души.
Великими людей делает не политика. Не благоразумие и не приличие. Все они, все до одного, стали великими благодаря одной только вещи — неутомимой борьбе за улучшение мира.
Люди всегда ждут идеальных обстоятельств, чтобы начать что-то делать, будь то учеба, бизнес или тренировки. Пойми ты наконец: идеальной ситуации не существует! На тебя не свалится из ниоткуда куча возможностей, после чего ты скажешь: вот оно — мое время. Началом всего может быть только одно — твой первый шаг, час боли, дающий величие длиною в жизнь.
Безумие и величие — это две стороны одной монеты.
Только через боль можно прийти к величию.
Тот, кто говорит, что не верит в прогресс, должен хотя бы бегло ознакомиться с историей средних веков. Это ободрит его, поднимет его дух точно так же, как экзамены поднимают дух студентов. Водородная бомба, правительство Южной Африки, Чан Кайши, даже сам сенатор Маккарти — всё это покажется очень дешевой платой за то, что средние века остались далеко позади.
Примета времени: постоянное желание быть в курсе всего, что творится в мире, слиться в едином порыве с беспокойными зрительскими массами.
Книжные магазины все так же закрываются один за другим, понятие «библиотека» окончательно вышло из употребления, апломб и безапелляционность успешно выдают себя за высокое искусство, кулинары по-прежнему ценятся выше писателей, мелкое продолжает мельчать.
Современная жизнь склонна к крайностям и диктует очень жёсткие условия. Стоит хоть на миг остановиться или даже просто сбавить темп — и всё, пиши пропало. В один момент можно потерять всё, что кровью и потом заработал за много лет непрестанного труда.
Я влюбился в мальчика, а он оказался девушкой, изображающей мальчика. Как современно!
Современность — это способность быть вовремя.
— Знаешь, мне просто любопытно. Ты привлекательная, совершенно необычная, вращаешься в международных кругах, где доминируют тысячи мужчин, каждый из которых явно успешен. Не меньше половины из них сходят по тебе с ума. Почему я тебе интересен? Я, конечно, знаю себе цену, но по сравнению с ними я достаточно ординарен и к тому же женат. Разве ты не можешь найти себе кого-нибудь получше?
— Я никого не ищу. Так получилось…
— А ты никогда не думала, почему я вообще оказался в «Харви Нике»? Я случайно зашел, вообще не хотел ни с кем общаться. Всё что случилось, вообще для меня не типично. Мне не нужны были новые знакомства.
— Это не отношения, Джон. Это просто роман, affair.
Наша мысль должна работать не в духе летаргической ментальности прошлых веков, а в соответствии с представлениями о скорости и действии нашего века.
Сегодня мы живем в мире, где лимонад делают из искусственных добавок, а полировку для мебели из настоящих лимонов.
Путь воина являет собой противоположность образу жизни современного человека, и в этом — главная опасность этого пути. Современный человек покинул пределы неизвестного и таинственного, утвердившись в функциональном. Повернувшись спиной к миру предчувствия и торжества достижения, он с головой погрузился в мир тоскливой повседневности.
Проблема в том, чтобы зарабатывать деньги — много денег! Нам не нужна великая, безупречная литература. Нам нужна посредственность. Барахло, хлам, массовый товар. Все больше и больше. Все более толстые книги ни о чём. В счёт идёт лишь проданная бумага, а не слова, которые на ней напечатаны.
В наше время люди ничему не учатся, они слабы, мелочны, равнодушны к дивному дару жизни, будто это реклама пепси какая. … Мы живем дольше, общаемся в соцсетях наедине с экраном, а глубина чувства мельчает. Скоро останется жалкая приливная лужица, потом воды с наперсток, потом микрокапелька. Говорят, в ближайшие двадцать лет мы вживим себе компьютерные чипы, вылечим старость и станем бессмертными.
Я бы Вас и без штанов уважал, потому что люблю интеллигентных людей.
— Может быть, ты предпочтешь салатик? — спрашивает он. — Спаржа весьма вредна для пьяниц.
— Нет, дай мне спаржи! Я человек современный, и меня тянет к саморазрушению.
А там у нас телевизор. В телевизоре все хорошо, все замечательно, смотри, слушай, молись рекламе. Мы ничего не производим, больше никому ничего не нужно, кругом машины, а мы на какой черт сдались, мы потребители. Все просто — покупай и ты хороший гражданин, а если ты много не покупаешь, не хочешь покупать, то, кто ты после этого? Кто? Псих ненормальный. Это факт, Джим.
Человек XXI века – это язычник: в нем нет внутреннего света, он много разрушает и мало создает, и, главное, он не чувствует в своей жизни присутствия Бога.
Я так завидую вашим стартовым возможностям. В юности, в ваши годы, я конспектировал историю КПСС, политэкономию — занимался всякой хренью…
Я такой же нормальный человек, как и все, то есть так же, как все, пребываю в растерянности перед современным миром.
Вот поколение пожимающих плечами… Он знает, что я слышала рассказы о нем, и показывает, что ему на это наплевать. Наша цивилизация вполне может умереть от безразличия, прежде чем падет жертвой внешнего нападения.
Примета времени — информация сужает интеллектуальную свободу, не оставляя простора для фантазии. Легкость мысли в последнее время куда-то подевалась.
— Я не знаю никого, кто ещё ходит в церковь. По воскресеньям мы ходим в супермаркет.
Играя в хипстера, правило №1: ни к чему не прикладывай усилий. Правило №2: ко всему относись с иронией — книгам, фильмам, сериалам, обстановке. Правило хипстера №3: никакого энтузиазма. И последнее правило: всё кругом — тупость. Кто-то сказал что-то непонятное, ты — «неинтересно».
Мы, то есть наше поколение, стали менеджерами и секретарями наших детей. <…> Все эти дни рождения друзей, внеклассные занятия и футбольные тренировки…
Нам тренер говорит перед каждой игрой: ты не страшись величия. Кто-то родится великим, кто достигает величия, а кому-то величие даруется.
Звёзды показывают нам Величие и красоту Вселенной, в которой, мы, вечные странники космоса, стремимся отыскать свою звезду.
Падение человека возможно лишь с высоты, и само падение человека есть знак его величия.
Не думай, что люди становятся великими, делая великие подвиги, он делают подвиги, потому что они являются великими людьми.
Опасное дело — убедить человека, что он во всем подобен животному, не показав ему одновременно и его величия. Не менее опасно — убедить в величии, умолчав о низменности. Еще опаснее — не открыть ему глаза на двойственность человеческой натуры. Но поистине благотворно показать обе стороны.
Каждый злодей велик настолько, насколько велик его герой.
Величие в юности не ценят, в зрелости зовут гордыней, гонят в старости и осознают лишь после смерти. Величие нестерпимо рядом, его стремятся изжить.

Горы кажутся тем больше, чем ближе к ним приближаешься, но великие люди в этом отношении не похожи на горы.
Я стараюсь жить, как живут обычные люди. Как только боец посчитает себя великим, он проиграет.
Это лучший дар гения. Не хвастаться собственным величием.
Безграничен свет, а величием своим гордятся тени.
Тем, кто поистине силен и поистине велик, всегда подобало заботиться о слабых и малых.
Великий человек идет впереди своего времени, умный идет рядом с ним, хитрый старается использовать его, глупый становится ему поперек дороги.
Одиночество – это продолжение величия. Величие — это продолжение одиночества.
Тут вопрос вот в чем: быть России великой державой или нет. А страна у нас такая, что если у нее величие отобрать, то и России не останется. Прах один. Мы — не государство, мы идея.
Такие, как он, на войне сражались, в плотном строю, на пузе ползли по грязи, крови и страху. И за что, а? За пацанов с щипцами для волос? За девок, у которых жопы из леггинсов свисают?
— Прошу, проходите.
— Это что, какой-то лофт? Ты что, хипстер?
— Нет, не хипстер, не получается отрастить бороду.
Человеческая раса вот-вот умрет, а люди снимают это на мобильные телефоны.
Не признаю я никаких «женщина любит ушами». Не надо лишних слов. Ни к чему. Считаю, что злой рок нашей современной жизни — это обилие слов и минимум поступков. Дефицит. Что в понятии современной женщины поступок со стороны мужчины? Ну, букет преподнёс, ну, колечко купил, ну, шубку подарил, ну, в Турцию свозил… Это всё хорошо, конечно, но разве же это поступки? По мне поступок — это желание сотворить какое-то безумство. Да хотя бы остановить поток машин, перекрыв движение на проспекте. Или забраться на самое высокое здание и прокричать оттуда: «Я тебя люблю!». Кто-то возмутится: «Ну что за идиотизм?! Бред какой-то, клоунада». Наплевать. Пусть думают так. Главное, в ответ ты видишь её восторженно-недоумённую улыбку, глаза, сияющие счастьем. И это тоже чудо… Сексуальные отношения, бесспорно, — это здорово, замечательно, но женщина ведь ждёт от мужчины и ещё каких-то мужских проявлений. А мы почему-то в подавляющем большинстве своём лишаем их чудес. И себя, кстати, тоже. Поставили счастье на поток и прозябаем. Но так, мне кажется, неинтересно. Скучно. О чём вспоминать будем в старости?…
— Времена меняются. И нам тоже надо меняться вместе со временем.
— Может нам еще и страницу открыть в этом долбаном интернете?
— Увы, в нынешней жизни мы все существуем сами по себе. А что, по-вашему, способно вернуть нашему народу изначально присущее ему единение? Так все-таки хочется видеть в ближнем тот душевный отклик, о котором вы говорили, вспоминая 60-е.
— Я по-прежнему дышу воздухом тех лет. Ну не вписываюсь я в эти интернеты, 3D, айфоны… Ну, и ладно… Но больше всего меня ранит воспитывающая нас с экранов жестокость, которая и способствует нашему разъединению. Думаю, чтобы сегодня сблизить, объединить людей, надо прекратить воспитывать в них жестокость. Вернуть их к изначальным человеческим истинным, библейским заповедям. Нашим политикам нужно прежде всего озаботиться нравственным, духовном возрождением общества, пробуждением в нем чувств добра и сострадания.
Телевидение, друг Даниель, это Антихрист, и, поверьте, через три-четыре поколения люди уже и пукнуть не смогут самостоятельно, человек вернется в пещеру, к средневековому варварству и примитивным государствам, а по интеллекту ему далеко будет до моллюсков эпохи плейстоцена. Этот мир сгинет не от атомной бомбы, как пишут в газетах, он умрет от хохота, банальных шуток и привычки превращать все в анекдот, причем пошлый.
Половина человеческих проблем от головы и ничего общего с действительностью не имеет. Теперешняя молодёжь вообще любит пострадать. Это сейчас в моде.
Как скачущая лошадь, набирающая скорость, темпы перемен, переживаемые нами и нашими семьями, постоянно возрастают.
Современность всегда страшно мешает вечности.
Люди в общем и целом переживают свою современность как бы наивно, не отдавая должное её глубинному содержанию.
Красивые обертки и гниль в начинке — десерт современного общества.
Современные тенденции: кофе без кофеина, сигареты без никотина, вино без алкоголя, секс без партнера… человек без души.
Атомная бомба, одеколон Гуччи, презерватив с ребристой насечкой, новости CNN, полеты на Марс — все эти пестрые чудеса даже не коснулись тех весов, на которых взвешивается суть мира.
Соратники! Положение современного человека не просто плачевно – оно, можно сказать, отсутствует, потому что человека почти нет. Не существует ничего, на что можно было бы указать, сказав: «Вот, это и есть Homo Zapiens». ХЗ – это просто остаточное свечение люминофора уснувшей души; это фильм про съемки другого фильма, показанный по телевизору в пустом доме.
Современных девушек интересуют только мачо или реальщики, с коими они и стремятся общаться (а то и вступить в беспорядочные отношения) и среди которых чувствуют себя лучше всего. Аж смешно становится. Короче, они мои враги.
Знаете, Андрей, чем больше я погружаюсь в реали современной Земли, тем меньше мне хочется захватывать эту прогнившую планету. Где огонь? Где ярость? Где та жемчужина, которую первые дети Спящего назвали раем? Где та Земля, из-за которой мы вели с асурами войну на взаимное уничтожение? Где мы? Где враги? Почему я могу купить едва ли не всех? Где принципы? Героев сменили бухгалтеры, а мне противно и скучно быть императором бухгалтеров, но я могу попробовать. Сколько ты хочешь за операцию? Такой язык тебе понятен?
Что скажут соседи? — вот начало и конец современной психологии.
В трудных обстоятельствах народ может спасти героизм, но только совокупность маленьких повседневных добродетелей определяет его величие.
Хорошие игроки создают возможности. Великие игроки и великие люди их используют.
О величии эпохи спросите у раздавленных ею.
Величие лежит не в силе, а в том, чтобы верно её применить. Велик тот человек, чья сила своими поступками вдохновила больше сердец.
Как ничтожен ты, человек, при всём величии твоём, в сравнении со Вселенной! Как велик ты: при всей твоей ничтожности, ты — частица Вселенной.
Величайшие истины — самые простые.
Истинное величие души, дающее человеку право уважать себя, больше всего заключается в его сознании того, что нет ничего другого, что ему принадлежало бы по большому праву, чем распоряжение своими собственными желаниями.
Не думай, как бы ни был ты велик, что ты всего достиг и все постиг.
Великих людей не пугает смерть – они уходят в бессмертие.
Критерий, по которому я измеряю величие человека, заключается в следующем: на скольких людей ты оказал влияние? На скольких ты еще сможешь оказать влияние за оставшийся срок жизни? Сколько людей под твоим влиянием захотели измениться к лучшему? Скольких людей ты вдохновил на дела?
Величие — и в смерти деликатно.
Смысл. Оставить след во Вселенной. Но не безмолвный памятник былого величия. Не бесполезный монумент мёртвого тщеславия. Быть полезными кому-то ещё, кто будет жить тысячелетия после нас.
Малые умы интересуются необычайным; великие — самым обычным.
Новизна восхищает часто больше, чем величие.
Часто не входить в число великих — доказательство исключительного величия!
Серьёзность — потуги маленького человека на величие.
Ваше душевное состояние и образ мыслей должны идти в ногу со временем, даже если время оскорбляет ваши чувства.
— Эпоха постпостмодернизма самая ленивая из всех. Делай перепосты – и ты уже будешь модерновым, современным.
— Мне больше по душе модернизм. Открытый взгляд на мир.
Времена, когда настоящий мужчина должен был выглядеть чуть лучше обезьяны, бесследно прошли.
В современном мире искренность и непосредственность так же редки, как лицо без маски во время карнавала.
Хотя мы и понимаем, что материальные достижения не несут богатства духовного, но в современном мире нам все ещё нужно напоминать, что самореализация — это вовсе не накопление богатства.
Поведение и слова людей становятся искусственными, жизнь превращается в муку, они с утра до вечера живут с таким ощущением, словно на смотринах. Слова «спокойствие» и «умиротворенность» стали пустыми звуками, лишенными всякого смысла. Вот почему я говорю, что современный человек детективен. Он все время высматривает и вынюхивает. Он вороват. Он скрывается от других и во всем ищет выгоду. Самосознание его обостряется. Он все время беспокоится, удастся ли ему поймать вора. Он думает о выгоде во сне и наяву и становится похож на вора и на сыщика. Все время оглядываться и копошиться, не иметь до самой могилы ни минуты покоя — вот удел современного человека. Это и есть проклятие цивилизации. Ужасно глупо.
Цифровые технологии, Интернет! Даёшь интервью — и уже через несколько часов красуешься на первой странице газеты. На следующий день в тебя благополучно заворачивают рыбу.
В наши дни, дети не любят историй, начинающихся словами: «Когда я был молодым».
Современный мир избавляет человека от необходимости мыслить. Глаза нам заменяет воспитание, мысли – правила, собственное мнение – стереотипы, желания – рекламные ролики. Все уже придумано, зафиксировано, разложено по своим местам… Не думай, а слушай, смотри и запоминай. О тебе уже позаботились. Мой голову этим шампунем, спи на этих кроватях, носи эти джинсы. Да, конечно, у тебя есть право выбора, но к чему оно? Пока ты будешь выбирать, размышлять, анализировать, время уйдет. Вот и не забивай голову всякой ерундой. Живи комфортно, пусть каждый твой день будет праздником безграничного потребления.
Костюмы французские, мысли французские, чувства французские! Вы вот Метивье в зашей выгнали, потому что он француз и негодяй, а наши барыни за ним ползком ползают. Вчера я на вечере был, так из пяти барынь три католички и, по разрешенью папы, в воскресенье по канве шьют. А сами чуть не голые сидят, как вывески торговых бань, с позволенья сказать. Эх, поглядишь на нашу молодежь, князь, взял бы старую дубину Петра Великого из кунсткамеры, да по-русски бы обломал бока, вся бы дурь соскочила!
Трудно быть женщиной в ХХI веке – все время приходится крепиться и мужаться.
Клаудия, Современная культура учит нас тому, что: … воровать плохо.
… работать хорошо.
… много зарабатывать лучше всего.
… секс — это плохо (по крайней мере если он «не по любви»).
… подчиняться хорошо (лучше не раздумывая)
… коммунисты (фашисты, арабы, негры) плохие (или самые лучшие, если сам я коммунист, фашист, араб или негр).
… быть материалистом плохо.
… быть идеалистом еще хуже.
… смотреть в будующее без надежды плохо.
… быть добрым хорошо.
… бездельничать плохо.
… змеи плохие (ядовитые и опасные).
… порядок лучше всего.
… быть агрессивным плохо.
… человек — царь зверей.
… владеть собой очень хорошо.
… иметь ясные цели хорошо.
… подчиняться импульсу куда хуже.
… планировать лучше всего.
… голуби хорошие, а вороны плохие.
… быть эгоистом плохо.
… любить лучше, чем ненавидеть.
… грустить плохо.
… смерть — это плохо.
… самое простое решение никогда не бывает лучшим.
… вера — это хорошо.
… безумие — это плохо.
… кидаться в крайности плохо.
… быть профессионалом лучше всего.
… непременно надо, чтобы тебя любили.
В условиях современной цивилизации неизбежно вырабатывается средний тип людей, у которых нет резко выраженной индивидуальности, которым поэтому закрыт путь к известности и которые всегда остаются на своих скромных местах — рабочие, служащие, мелкие коммерсанты. Разница в их происхождении, наследственности, их личных особенностях мало-помалу стирается жизнью, которую они ведут и в которой фактически нет возможности выделиться. Сам по себе этот стимул выдвижения в их существовании постоянно отмирает, и в результате в современном обществе формируется именно тот тип среднего человека, на который так часто ссылаются и которому одинаково чужды и непонятны и подвиг, и преступление, и душевное благородство, и крайняя душевная низость. Современный мир характеризуется все возрастающим числом именно таких людей, общественных животных, если пользоваться терминологией Аристотеля.
Современному миру нет альтернативы.
Виктория курила «Мальборо лайт», пила кока-колу «лайт» и трахалась тоже по облегченной программе (парадоксально, но она всегда выключала при этом свет).
Я все меньше и меньше понимал, что вокруг творится. Неужели современное общество превратилось в широкоформатный порнофильм под открытым небом? А может, я просто стал прекрасен собой?
Мне так нравилась вся эта ничтожная, ничего не стоящая игра в наше убогое, гнусное и жестокое время…
Честность не только первый шаг к величию, она — само величие.
Всего две вещи определяют величие страны: красота её женщин и вкус её вина.
— Горькая вещь — власть, — произнёс он.
— В любом величье есть своя доля желчи, — возразил Мариньи, — и Иисус Христос знал это.
Мое величие в том, что я ещё хочу, а ты уже смирился.
Похоже, великим людям нравится выступать в окружении уродов. Я полагаю по этому же принципу короли в старину держали при себе для забавы шутов и карликов. «Одни рождаются великими, другие достигают величия, третьим его навязывают». Как бы то ни было, его бремя обычно оказывается слишком тяжким для их плеч.
Через осуществление великих целей человек обнаруживает в себе и великий характер, делающий его маяком для других.
Простота всегда бывает следствием возвышенности чувств.
— Разрушить ощущение целостности. Разрушить способность различать величие и достигать его. Великим человеком нельзя управлять. Нам не нужны великие люди. Не отрицай понятие величия. Разрушай его изнутри. Великое редко, трудно, оно — исключение. Установи планку на уровне, доступном для всех и каждого, вплоть до самого ничтожного, самого глупого, — и убьёшь желание стараться у всех людей, маленьких и больших. Ты уничтожишь мотив к совершенствованию.
– Давай скорее, а то поздно будет.
– Так уже поздно. Серьёзно, Кроули? Хочешь вернуть меня в клетку? А я вот никуда не пойду. И ты тоже. <…> Ты младший помощник… старшего дворника. <…> Ты хотел мой трон. Планировал меня свергнуть. <…> Как будто амбиции и позёрство равны королевскому величию. <…> В Аду тебя все презирают. Считаю тебя тем, кем ты и являешься. Никем.
Не просто так некоторые достигают величия, а некоторые, вроде тебя, служат этим великим.
— Война отца против варваров, как он признал, ни к чему не привела. Но люди его любили.
— Люди любят победы.
— Почему? Они не видят сражений. И что им Германия?
— Им важно величие Рима.
Величие можно найти лишь в прошлом и будущем, а искать величие в современности не стоит. Современность нужно строить, а не восхищаться ею.
Великие дела требуют великого труда!
Истинное величие зиждется на сознании собственной своей силы, ложное же — на сознании слабости других.
Чтобы начать, не нужно быть великим, но чтобы стать великим, необходимо начать.
Покорение вершины – большая радость, но близость неба величественнее.
Нужно «уметь быть великим и в малом».
Наше время частенько выводит меня из себя, это правда.
Современные люди смущение скрывают под водостойкими тональными кремами, а пятна стыда — под шоколадным загаром солярия.
Люди закупорены в меблированных комнатах перенаселенных городов, потому что им некуда пойти и не с кем поговорить. Они заходят в бары только для того, чтобы открыть для себя простую истину: они не умеют начать разговор, и у них не хватит храбрости сделать это, даже если бы они знали как.
Как-то во время индивидуальной беседы она втолковывала одной ученице, что внешность не имеет значение — куда важнее твоя личность. «Какую только чушь не приходится вдалбливать в детские головы», — думала Тесса листая журнал.
— Главное в современном браке – это любовь и товарищество, – пишут Стивенсон и Уолферс. – Большинство занятий, составляющих нашу жизнь, кажутся нам ярче и интереснее, если мы делим их с кем-то еще, – это касается и таких простых удовольствий, как совместный поход в кино или общее хобби, и социальных контактов, например посещения одной и той же церкви, и наконец совместного воспитания детей.
Возвращаясь к экономической терминологии, скажем: главное в семье сегодня – взаимодополняемость потребления.
Он считал себя абсолютно современным человеком, который не верит ни в Бога, ни в черта, ни в себя самого.
Если бы наше общество было устроено правильным образом, то важнейшей из наук являлась бы педагогика, и назначение её заключалось бы в том, чтобы нащупать и развить в каждом ребенке присущий ему и только ему драгоценный талант.
Я был поражён, сколько классической литературы может быть прочитано так, будто всё было написано сегодня, а тому, кто не знает истории, события прежних времен могут показаться событиями нынешними, только происходящими где-то в других странах.
Величие можно найти лишь в прошлом и будущем, а искать величие в современности не стоит. Современность нужно строить, а не восхищаться ею.
Дефолт наших душ страшнее любого финансового коллапса.
В наши дни никак не угадаешь, кто леди, а кто нет.
Реальность своей бесчеловечностью подчеркивает величие человека.
Великие мысли обычно противоречат азбучным истинам. Чаще всего, именно в этом и состоит их величие.
Разница между величием и высокомерием – в том, чем вы занимаетесь, когда никто не смотрит.
По-настоящему велик не тот, кто ищет славы, не тот, чьи деяния поражают масштабностью, а тот, кто делится частицей себя с другими.
Как же ты мал для такой великой судьбы.
Великие танцоры велики не из-за их техники, они велики из-за их страсти.
Стремление к величию выдает с головой — кто обладает величием, тот стремится к доброте.
Ржевский вернулся! Сегодня утром это подтвердили: ректор школы благородных девиц, цыганки Аза и Сара одновременно! Вот это – слава! А я? Что я, по-вашему? Просто тупорылый вояка? Я… я просто хочу быть в списке великих любовников!
Ни один человек не рождается великим. Великим его делают обстоятельства. Когда обычный человек не дает им сломать себя, он становится великим!
У вас есть величие и благородство, так испытайте же на себе бремя этих достоинств — оно подчас тяготит.
Пафос позы не служит признаком величия; тот, кто нуждается в позах, обманчив. Будьте осторожны с живописными людьми.
Чтоб одного возвеличить, борьба
Тысячи слабых уносит —
Даром ничто не дается: судьба
Жертв искупительных просит.
Когда мы соприкасаемся с величием, смирение естественным образом рождается в нас. Что уж говорить о том, когда величие бесконечно.
Величие всегда опирается на одно и то же — на способность выступать, говорить и действовать, как самые обычные люди.
От ярости кровь закипела у него в жилах, ему хотелось закричать; но короли, скованные собственным величием, не могут поддаваться первому порыву, которым руководится обычный человек в своих страстях или в случае самозащиты.
Величие начинается с замены ненависти вежливым презрением.
Никто не способен остановить тикающие часы, но самые сильные всегда находят путь замедлить их ход.
— Наверно, разные бывают степени величия, — проговорил Адам.
— Не думаю. Маленького величия не бывает. Нет уж. По-моему, перед лицом жизненной ответственности ты один наедине с этой громадой и выбор у тебя таков: либо тепло и дружество и ласковое пониманье, либо же холод и одинокость величия. Вот и выбираешь. Я рад, что выбрал заурядность, но откуда мне знать, какую награду принесло бы величие?
Умение владеть собой — признак величия. Достойный не поддается гневу.
Не тот достигает величия, кто встает на цыпочки, надеясь достать до звезд, или раз за разом, как собака, прыгает вверх, пытаясь поймать в прыжке кость в руке хозяина, а тот, кто неуклонно выполняет свой долг.
Однажды, услышав сказанное себе вслед: «Великая старуха», Раневская резво (насколько возможно) обернулась и поправила говорившую:
– С первым согласна. Со вторым нет!
Чуть подумала и вздохнула:
– Впрочем, и с первым тоже… До величия мне еще играть и играть.
Выдающийся человек. Вне зависимости от обстоятельств.
Всемогущим может быть только вселюбящий.
— Кто-то однажды сказал: «Не стремись быть великим человеком. Будь просто — человеком».
— Какая чушь!… И кто это был?
— Вы. Десять лет спустя.
Себя не возвеличивай, других не унижай.

Цитатница - статусы,фразы,цитаты
0 0 голоса
Ставь оценку!
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Как цитаты? Комментируй!x