География — это наука, изучающая Землю и все ее компоненты, включая ее физическую структуру, климат, рельеф, водные ресурсы, растительность, животный мир, а также взаимодействие между людьми и окружающей средой. География имеет множество практических применений, включая планирование городов, разработку экологически устойчивых политик, изучение климатических изменений и предсказание естественных бедствий. В целом, география помогает лучше понять планету, ее разнообразие и сложные взаимосвязи между людьми и окружающей средой. В данной подборке представлены цитаты и афоризмы о географии.

— Как Вы находите Америку?
— За Гренландией поворачиваю налево.
География — это судьба.
На уроке географии двоечник Сидоров пытался папиными словами объяснить, где находится Ванкувер со своей Олимпиадой.
— Не понимаю, как отношения могут включать в себя географические понятия?
— Ну тут всё просто — Леонард застрял в городишке «Умоляю тебя, не уходи от меня», ну а Пенни переехала на остров Чао.
Ничто так не помогает повторять географию, как извержения вулканов и землетрясения.
— Нет ли у тебя какого-нибудь горя, о Волька ибн Алеша? Скажи, и я помогу тебе. Не гложет ли тебя тоска?
— Гложет, — застенчиво отвечал Волька. — у меня сегодня экзамен по географии.
Женщины — это учебник географии. С 16 до 22 она подобна Африке: местами девственна, местами открыта. От 22 до 35 подобна Азии: горяча и таинственна. От 35 до 45 — США: бодра и технична. От 45 до 55 подобна Европе: сплошные руины, но местами любопытно. А после 60 — Австралия: все о ней знают, но никто не хочет туда соваться.
Многое
Наша Земля повидала,
Но не видала
Такого скандала!
Неузнаваема
Стала планета.
Все перепуталось:
Части света,
Материки,
Острова,
Океаны,
Все параллели и меридианы.
История и география — это больше чем школьные предметы. Это тот культурный код, который формирует человека и общество в целом.
География говорит нам о земле как о жилище; история же — о ней же как о кладбище.
География — это ведь такой предмет, который никогда в жизни не понадобится тебе спонтанно. Чтобы можно было упрекнуть: «А надо было учить!» Какие облака: перистые или кучевые? А-а… Другие предметы, да. Математика. Тебе дают сдачу, там сто рублей, двести… Не знаешь что — придурок, надо было учить! Физкультура. Прибавил шаг, сел на поезд, усвистел. Биология. Учил биологию и ты знаешь, что это рука, например. Физика. «Летит — отойдём». Живой и здоровый, всё нормально. Ну вот обоссаться ты знаешь географию, лучше всех! И что? Все бабы твои? Выигрываешь города! Все бабы твои, будешь драть их под перистыми облаками потом! Задумайтесь: 2018 год, Google-карты, ты можешь улететь, куда ты хочешь и тебе даже необязательно знать, где это. Ты просто приходишь в турагентство и говоришь: «Я хочу в Индонезию». И тебя отправят. Не будет такого, что тебе скажут: «Да?… Ну давай, покажи мне, где это!»
Долго выбирали с женой, куда поехать отдохнуть на море. В результате выбрали Словакию. Учите географию, если не хотите так облажаться.
Я убежден, что мы наблюдаем кончину последней большой сухопутной империи в мире уже примерно 120 лет. Начало российской дезинтеграции я бы датировал 1901 годом, когда произошла последняя аннексия царем [Российской империи] территорий в Центральной Азии. Думаю, нам следует рассматривать то, что произошло в течение последнего столетия, как серию фрагментаций и затем попыток восстановить прежнее положение дел. Полагаю, 1917 год стал причиной того, что Россия потеряла существенную часть империи. 1991-й привел к новым известным потерям. Я считаю, что грядущие события приведут к возникновению определенного числа государств: может, целых двадцати, а может, только шести или семи. В большинстве из которых – это действительно очень важно – главенствовать будут этнические русские, а не меньшинства. Предполагаю, что будут и государства меньшинств: на Урале, в Среднем Поволжье. И я точно не верю, что Россия будет эффективно контролировать Северный Кавказ. Мы увидим полную перекройку карты Евразии. И, как я часто говорю людям: не покупайте карты, покупайте акции компаний, которые печатают карты, потому что грядут изменения.
Думаю, что судьба России больше зависит не от истории, а от географии, от геополитического положения. Скорее, география России определяет её историю, чем — наоборот.
Уэльс? А в которой это стране?
В итоге нас завезли на какой-то край географии…
Так мы извлекали из забвения, из невообразимой дали мельчайшие подробности, о которых понятия не имеет ни один географ. Ведь географов занимает только Эбро, чьи воды утоляют жажду больших городов. Но им нет дела до ручейка, что прячется в траве западнее Мотриля, — кормилец и поилец трех десятков полевых цветов.
География — это место. История — это время. Наука и культура — это заполнение места и времени.
География — это судьба.
Ничто так не помогает повторять географию, как извержения вулканов и землетрясения.
— Не понимаю, как отношения могут включать в себя географические понятия?
— Ну тут всё просто — Леонард застрял в городишке «Умоляю тебя, не уходи от меня», ну а Пенни переехала на остров Чао.
Женщины — это учебник географии. С 16 до 22 она подобна Африке: местами девственна, местами открыта. От 22 до 35 подобна Азии: горяча и таинственна. От 35 до 45 — США: бодра и технична. От 45 до 55 подобна Европе: сплошные руины, но местами любопытно. А после 60 — Австралия: все о ней знают, но никто не хочет туда соваться.
Так мы извлекали из забвения, из невообразимой дали мельчайшие подробности, о которых понятия не имеет ни один географ. Ведь географов занимает только Эбро, чьи воды утоляют жажду больших городов. Но им нет дела до ручейка, что прячется в траве западнее Мотриля, — кормилец и поилец трех десятков полевых цветов.
География — слабое средство против того, что тебя гложет.
Эту умственную заразу усугубило то, что Роберт Фиск называет «гостиничной журналистикой». Если в прежней журналистике Ливан был частью Леванта, то есть Восточного Средиземноморья, то теперь он внезапно стал частью Ближнего Востока, как будто кто-то умудрился перенести его поближе к пескам Саудовской Аравии. Остров Кипр, расположенный примерно в шестидесяти милях от моей деревни на севере Ливана, с почти идентичной кухней, верой и обычаями, внезапно сделался частью Европы (конечно, местные жители с обеих сторон подверглись соответствующей психологической обработке). Прежде черта проводилась между Средиземноморьем и не-Средиземноморьем (то есть между оливковым и сливочным маслом), а в 1970-е годы она вдруг разделила мир на Европу и не-Европу. Поскольку границу между ними обозначил ислам, никто не знал, куда отнести арабов христианского (и иудейского) вероисповедания.
— Вы заблудились.
— Это я блужу?! Я никогда не блужу! Следи за пальцем. Видишь где он? На Гавайях!
— Ваш палец может быть и «на Гавайях», но ваш жирный зад здесь! В Китае!!!
География — это место. История — это время. Наука и культура — это заполнение места и времени.
В итоге нас завезли на какой-то край географии…
Польза от географии многообразна: она применима не только для деятельности государственных людей или властителей, но и для науки о небесных явлениях, о явлениях на земле и на море, о животных, растениях, плодах и о всём прочем, что можно встретить в разных странах. Полезность географии предполагает в географе также философа – человека, который посвятил себя изучению искусства жить, т. е. счастья.
У меня за спиной висела школьная карта Видаль-Лаблаша — она устарела еще в ту пору, когда я здесь учился, на которой был изображен мир 50-х годов и страны, которых больше нет: СССР, ГДР, Югославия, Чехословакия…
География — слабое средство против того, что тебя гложет.
Во всех частях земного шара имеются свои, даже иногда очень любопытные, другие части.
Европа – всего лишь маленький мыс Азиатского континента.
Когда я был маленьким, Мертвое море было всего лишь больным.
Сидя в ясный день на террасе, нельзя увидеть весь Люксембург: мешают деревья.
Швейцария на то и есть, чтобы подчеркнуть масштаб Тюменской области.
Калифорния – чудесное место для жизни, если вы родились апельсином.
Озеро – остров из воды.
Тундра – это тайга без деревьев.
История есть география во времени, а география — история в пространстве.
Ничто так не помогает повторять географию, как извержения вулканов и землетрясения.
Самый отдаленный пункт земного шара к чему-нибудь да близок, а самый близкий от чего-нибудь да отдален.
Всякая параллель уверена, что могла бы стать экватором. если б ее не ущемляли в правах.
Карты мира меняют первопроходцы и плохие типографы.
Во время гражданской войны история сводится к нулю, а география – к подворотне.
Это не Россия находится между Западом и Востоком. Это Запад и Восток находятся слева и справа от России.
Разобщенность человечества угрожает ему гибелью… Перед лицом опасности любое действие, увеличивающее разобщенность человечества, любая проповедь несовместимости мировых идеологий и наций — безумие, преступление.
Европа, объединённая в материальном, моральном, военном и дипломатическом ключе, и сильная сопряжением трёх элементов – западной цивилизации, германского мотора и славянских человеческих ресурсов – возродится на новом качественном уровне. И её не смогут остановить, как в 1945-м… Думая о единой Европе, я никогда не видел вне её народов России, будущих членов нашей общей команды. И вот почему. Убеждён, что советский режим провалится, так как противоречит здравому смыслу, интеллекту и экономическому равновесию. Вся эта система рано или поздно взорвётся. Кто знает, быть может, в то время как наша мечта рухнула в одночасье, завтра появится молодой русский Бонапарт из Москвы или Ленинграда, который, преодолевая славянский национализм, такой же узкий, как и другие, приблизится к нам с востока и создаст то европейское единство, которого не добились Карл V, Наполеон и Гитлер, а также западноевропейцы, сражавшиеся вместе со мной.
Одно из золотых правил мировой политики — предсказуемый враг лучше непредсказуемого друга.
Четыре основы: манипуляция, навык, работа, цель. Манипуляция — это игра на опережение. Навык — умение предугадывать ходы оппонента и принимать контрмеры. Моя работа — побеждать, для этого я использую все ресурсы. Победитель всегда на шаг впереди оппонента. Цель — застать их врасплох и быть готовым ко всему.