Трусость — это характеристика человека, который испытывает страх и не решается на действия, которые могут принести риск или неизвестность. Трусость проявляется в избегании ответственности, отказе от риска и стремлении к безопасности. Это состояние может привести к упущению возможностей, ограничению личного и профессионального роста, а также к проблемам в отношениях с окружающими. В данной подборке представлены цитаты известных людей о трусости.

Кто напуган — наполовину побит.
Трусость — втом, чтобы знать, что должно делать, и не делать этого.
Кто боязливо заботится о том, как бы не потерять жизнь, никогда не будет радоваться ей.
Тюрьма, конечно, — дно и пропасть, Но даже здесь, в земном аду, Страх — неизменно верный компас, Ведущий в худшую беду.
Страх — наследственное, основное чувство человека, страхом объясняется все: наследственный грех и наследственная добродетель.
Пусть будет страх — некоторого рода неприятное ощущение или смущение, возникающее из представления о предстоящем зле, которое может погубить нас или причинить нам неприятность, люди ведь боятся не всех зол но лишьтех, что могут причинить страдание, сильно огорчить или погубить.
Боязливая собака сильнее лает, чем кусает.

Труслив и тот, кто не хочет умереть, когда нужно, и тот, кто хочет умереть, когда не нужно.
Я жил. Ел свои торты. Вел мессы. И было это все пресно и трусливо, как Моисей, сбежавший от куста, едва тот загорелся.
Главная черта быдла вовсе не неотесанность и безграмотность, а трусость. Вопиющая трусость, что выливается в воинствующую глупость, поиск себе в жизни жоп и закономерную нищету, финансовую, моральную – какую угодно.
Трус, знающий, что в случае дезертирства его ждет смерть, пойдет на риск в бою.
Моясь однажды в бане, Демонакт никак не мог решиться зайти в горячую воду. Кто-то стал yпрекать его в трусости. — Скажи, ради отечества, что ли, должен я сделать это? — возразил Демонакт.
Два пса борзых охотились на льва. По силе нет, как будто, в них различии, Но пес один, принюхиваясь, ждет, Другой — бежит, не дожидаясь кличей. Растерзан пес, смертельно ранен лев,— Он стал тому, трусливому, добычей!
Случалось мне порой, бледнея от стыда, Считать себя глупцом, но трусом — никогда.
Зачем ты это сделал? — Я не мог быть трусом… Я не трус.
Время вышло, Уэллс. Твой так называемый друг оказался трусом. — Он не трус. Он один из лучших людей, кого я знаю. — А он дело говорит. Я вообще молодец.
Адам?! — Здравствуй, дорогуша. Что, снова убежишь? Вот, кем ты стала — трусихой? — Зачем ты всё это делаешь? — Мы с тобой собирались изменить мир, забыла? Нам с тобой было суждено разжечь пламя революции! Можешь считать это первой искрой… Но сначала ты будешь наказана за своё предательство.
Руби? — Как же я рада видеть, что ты в порядке!.. — Я не в порядке. Их больше нет… Пенни… Пирры… — А Вайсс и Блэйк? — Вайсс забрал её отец. — Что? Ты о чём? — Никто за пределами Вэйла не знает, что случилось со школой. Перед тем, как пала башня, последнее, что все видели — это кака роботы Атласа стреляли по беззащитным людям, пока Гримм громили город. Все напуганы. Никто не знает, кому теперь можно верить. Поэтому отец Вайсс и забрал её в Атлас, где она, по его мнению, будет в безопасности. — А Блэйк? — Сбежала. Сан её видел. Только мы добрались до города, она тут же удрала. — Но… почему? — Не знаю. Да и мне просто плевать. — Должна быть причина всему этому… — Её нет! Иногда плохие вещи просто случаются, Руби. — И что же теперь делать? — Делай, что хочешь. Я остаюсь здесь. — Янг… — Просто оставь меня. — Я люблю тебя, сестрёнка.
Я никогда не считал себя трусом. Только дураком, а это разные вещи.
Благодаря моим качествам лидера: паранойе, трусости и готовности сделать ноги — мы опять спаслись от Горгов!
Я знаю, как проникнуть в замок. — Кажется, у него есть план. — И ты пойдешь первым! — Да! … Я? — Ну да! — Я-я-я-я… Я её оттуда выведу! — Вот именно. — Ну ладно, только ради Дороти. Я их всех на кусочки разорву, кто бы это ни был — ведьма или её люди! Даже если я погибну, всё равно я туда пойду… Я только хочу, чтобы вы выполнили мою просьбу… — Какую? — Отговорите меня!
Если нападут рейдеры, мы можем на тебя рассчитывать? — Разумеется. Я буду рядом с тобой. Ну, может, чуть позади…
Это ты делал своими руками, Это ты думал своей головой, Это ты прятался за кустами, И бесстыдно покинул бой.
Ты никогда не думала, что Гриффиндор – факультет отбросов, которых не знают, на куда засунуть? В Рейвенкло – самые умные, это признанный факт. В Хаффлпаффе – честные и рассудительные, судьи. Слизерин славится хитростью. А на Гриффиндоре учатся те, кто думает задним местом. – Малфой хмыкнул. – Обозвали глупость отвагой и поют дифирамбы. Гермиона пожала плечами. — Хитрость продиктована трусостью. Хитростью идут только те, кто боится идти в открытую. — В открытую прут только те, кто торопится на тот свет, – равнодушно парировал Малфой. – Мне и на этом неплохо.
Трусость — делать, не как правильно, а для вида.
Обычно люди тщательно избирательны в выборе противников, не понимая, что победа над слабым противником, чести и славы не прибавляет.
Нет сил и мыслей, лень и вялость, А мир темнее и тесней, И старит нас не столько старость, Как наши страхи перед ней.
Кто в страхе живет, тот и гибнет от страха.
Трус намного чаше втягивается в ссоры, чем мужественный человек.
Трусливый друг страшнее врага, ибо врага опасаешься, а на друга надеешься.
Есть два рычага, которыми можно двигать людей, — страх и личный интерес.
Безобразен единственно лишь страх души перед лицом ее собственной памяти.
Бесстрашие обязательно для развития других благородных качеств. Разве можно без мужества искать истину или заботливо хранить любовь?
Самое скверное в порядочных людях — трусость. Они бранятся, возмущаясь несправедливостью, потом умолкают, садятся ужинать, ложатся спать и все забывают.
Самые трусливые, неспособные к сопротивлению люди становятся неумолимыми там, где они могут проявить абсолютный родительский авторитет.
Как в больном теле расслаблены все члены, так и в трусливой душе парализована энергия.
Страшась попытаться, мы многое упускаем.
Страх определяют как ожидание зла. Конечно, мы страшимся всяких зол, например, бесславия, бедности, неприязни, смерти иного следует страшиться, и, если страшатся, скажем, бесславия, это прекрасно, а если нет, то постыдно, и, кто этого страшится, тот добрый и стыдливый, а кто не страшится — беззастенчивый.
Наш страх — это источник храбрости для наших врагов.
Столько же создать может слово, сколько разрушить страх.
Страх то придает крылья ногам, то приковывает их к земле.
Кто громоздит злодейство на злодейство, свой множит страх.
Трус неспособен проявлять любовь, это прерогатива храброго.
В душах трусливых нет места для счастья.
Кто боится других, тот раб, хотя он этого и не замечает.
Страх есть беспокойство души при мысли о будущем зле, которое, вероятно, на нас обрушится.
Трусость — мать жестокости.
Страх перед невидимой силой, придуманной умом или воображаемой на основании выдумок называется религией.
Страх опасности всегда страшнее опасности, уже наступившей, и ожидание зла в десять тысяч раз хуже самого зла.
Напрасно трус бьет себя кулаком в грудь, чтобы набраться храбрости, ее нужно иметь прежде того и лишь укреплять в общении с теми, кто ею обладает.
Мы всего боимся, как и положено смертным, и всего хотим, как будто награждены бессмертием.
Не видно даже, чтобы страх перед нищетою делал когда-либо бездельников трудолюбивыми. Вот почему для того, чтобы возбудить среди людей настоящее соревнование в труде, следует показывать им, что труд — это не средство избежать голода, а способ достигнуть благосостояния.
Страх возникает вследствие бессилия духа.
Крайняя степень страха выражается в том, что, поддаваясь ему, мы даже проникаемся той самой храбростью, которой он нас лишил в минуту, когда требовалось исполнить свой долг и защитить свою честь. Вот чего я страшусь больше самого страха.
Тому, кто боится даже собственной тени, место под солнцем противопоказано.
Пусть страх сопровождает тебя в опасности, но пусть он остается в такой степени, чтобы, когда необходимо было его превозмочь, разум побеждал бы и преодолевал бы этот страх.
Трусость очень вредна, потому что она удерживает волю от полезных действий.
Насколько человек побеждает страх, настолько он — человек.
Робкий человек пугается перед тем, как наступит опасность, трус — во время ее, а храбрец — после того, как она миновала.
Страх — плохой наставник в вопросах о должном.
Мы должны бояться единственной вещи — это самого страха.
Двоих надо страшиться: один — это сильный враг, а другой — коварный друг.
Бесстрашие — это глаза человеческого благородства. Бесстрашный человек видит добро и зло не только глазами, но и сердцем.
Первая обязанность человека — преодолевать страх. Пока у человека трясутся поджилки, его действия останутся рабскими.
Трусость происходит только от отсутствия определенной надежды или желания.
Страх есть отношение свободы к вине.
Лишь трус свою судьбу В бою ногам, а не мечу вверяет.
Никогда нельзя жить счастливо, когда все время дрожишь от страха.
Чем меньше испытываешь страх, тем меньше опасность.
Боится презрения лишь тот, кто его заслуживает.
Страх перед возможностью ошибки не должен нас удерживать от поисков истины.
Признак великой трусости — нападать на наиболее слабых: вредные мухи кусают всегда худых и слабых быков, шавки яростно лают на несчастных бродяг.
Страх есть причина заблуждений. Лень — источник заблуждения. Желание знать — одна из причин заблуждения.
Страшна, главным образом, обыденщина, от которой никто из нас не может спрятаться. Трусливость самих народов — вот что дает возможность ковать для них цепи.
Есть много жестоких людей, которые лишь чересчур трусливы для жестокости.
Тревога, страх, уныние не избавляют от смерти, а, напротив, ускоряют ее, тем не менее я полагаю, что излишняя веселость тоже не к лицу людям, поскольку они смертны.
Под влиянием трусости ни одно качество человека так не увеличивается, как глупость.
Неразумно бояться того, что неизбежно.
Страх перед проступком низким и недостойным есть мужество.
Страх есть причина, благодаря которой суеверие возникает, сохраняется и поддерживается.
Когда малодушный трус попадает в фавор, он наглеет и не боится оскорблять людей более значительных, чем он сам.
Страху свойственно преувеличивать истинное значение факта.
Трусость в своем расцвете обращается в жестокость.
Страх делает умных глупцами и сильных слабыми.
Трусы обычно не сознают всей силы своего страха.
Страх и надежда могут убедить человека в чем угодно.
Трусу приходится глотать меньше оскорблений, нежели тому, кто честолюбив.
Страх в большинстве случаев разбивает все защитные барьеры, даже тщеславие перед ним пасует.
Трусость и фальшь — отличительный признак слабого характера, который боится и бежит правды, а в лучшем случае скрывает ее от себя.
Страх не научит детей отличать добро от зла, кто боится боли, тот всегда поддастся злу.
В вечном страхе живущего не назову я свободным.
Кто робок от природы, тот не только сам не совершит каких-либо храбрых подвигов, но внушитеще страх товарищам.
Страх — болезнь, расслабляющая душу, как расслабляет тело физический недуг.
Вседневный страх есть та же казнь вседневная.
Нет ничего страшнее самого страха.
К каким только нелепым решениям не приходит человек под влиянием страха! Страх отнимает у нас способность распоряжаться теми средствами, какие разум предлагает нам в помощь.
Волнение, вызываемое страхом, пропорционально не опасности, а нашему предчувствию беды, которой мы опасаемся, будь она реальна или воображаема.
Наши страхи наполовину лишены всяких оснований, наполовину же просто постыдны.
Бояться надо не смерти, а пустой жизни.
Трус — тот, кто в минуты опасности думает ногами.
Трусость одних нередко является причиной трагедии других.
Страх всегда был и будет самым верным средством обмана и порабощения людей.
Страх порождает лесть, доброжелательства же он не имеет.
Многих должен бояться тот, кого многие боятся.
Страх — душевное потрясение, вызванное ожиданием беды.
Источник страха — в вашем сердце, а не в руках устрашающего.
Кто боится страданий, тот страдает уже от самого страха.
Какие бы ни были перевороты в жизни человека, он не боится уже упасть, когда сидит на нижней ступеньке.
Со страху человек на все готов пойти.
Трусость никогда не может быть моральной.
Трусость отнимает разум.
Трусость почти всегда вознаграждается, храбрость же — добродетель, которая чаще всего наказывается смертью.
Трусость одних нередко является причиной трагедии других.
Жестокость характерна для законов, продиктованных трусостью, ибо трусость может быть энергична, только будучи жестокой.
Прятать истину есть подлость. Лгать из боязни есть трусость.
Сходить с ума от любви – это нормально.
Трус — тот, кто в минуты опасности думает ногами.
Из страха перед людьми трудно говорить правду, из страха перед совестью — ложь.
Кто боится других, тот раб, хотя он этого и не замечает.
Пусть будет страх — некоторого рода неприятное ощущение или смущение, возникающее из представления о предстоящем зле, которое может погубить нас или причинить нам неприятность; люди ведь боятся не всех зол… но лишьтех, что могут причинить страдание, сильно огорчить или погубить…
Страх определяют как ожидание зла. Конечно, мы страшимся всяких зол, например, бесславия, бедности, неприязни, смерти… иного следует страшиться, и, если страшатся, скажем, бесславия, это прекрасно, а если нет, то постыдно, и, кто этого страшится, тот добрый и стыдливый, а кто не страшится — беззастенчивый.
Какие бы ни были перевороты в жизни человека, он не боится уже упасть, когда сидит на нижней ступеньке.
Наши страхи наполовину лишены всяких оснований, наполовину же просто постыдны.
Бояться надо не смерти, а пустой жизни.
Пусть страх сопровождает тебя в опасности, но пусть он остается в такой степени, чтобы, когда необходимо было его превозмочь, разум побеждал бы и преодолевал бы этот страх.
Нет ничего страшнее самого страха.
Под влиянием трусости ни одно качество человека так не увеличивается, как глупость.
Страх и надежда могут убедить человека в чем угодно.
Трусу приходится глотать меньше оскорблений, нежели тому, кто честолюбив.
Плохой друг, как тень: когда солнце — он рядом, когда хмуро — исчезает.
Самое скверное в порядочных людях — трусость. Они бранятся, возмущаясь несправедливостью, потом умолкают, садятся ужинать, ложатся спать и все забывают.
Как в больном теле расслаблены все члены, так и в трусливой душе парализована энергия.
Бесстрашие обязательно для развития других благородных качеств. Разве можно без мужества искать истину или заботливо хранить любовь?
Страх есть причина заблуждений. Лень — источник заблуждения. Желание знать — одна из причин заблуждения.
Страх перед возможностью ошибки не должен нас удерживать от поисков истины.
Трус намного чаше втягивается в ссоры, чем мужественный человек.
Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать.
Трус неспособен проявлять любовь, это прерогатива храброго.
Трус посылает угрозы только тогда, когда он уверен в безопасности.
Страх перед невидимой силой, придуманной умом или воображаемой на основании выдумок… называется религией.
Никогда нельзя жить счастливо, когда все время дрожишь от страха.
Страх всегда был и будет самым верным средством обмана и порабощения людей.
В вечном страхе живущего не назову я свободным.
В семейной жизни самый важный винт — это любовь…
Страху свойственно преувеличивать истинное значение факта.
Трусость очень вредна, потому что она удерживает волю от полезных действий.
Трусость происходит только от отсутствия определенной надежды или желания…
Самый смелый человек становится трусом, когда у него нет установившихся взглядов.
Детство — когда все удивительно и ничто не вызывает удивления.
Страх порождает лесть, доброжелательства же он не имеет.
К каким только нелепым решениям не приходит человек под влиянием страха! Страх отнимает у нас способность распоряжаться теми средствами, какие разум предлагает нам в помощь.
Страх — болезнь, расслабляющая душу, как расслабляет тело физический недуг.
Страх опасности всегда страшнее опасности, уже наступившей, и ожидание зла в десять тысяч раз хуже самого зла.
Безобразен единственно лишь страх души перед лицом ее собственной памяти.
Источник страха — в вашем сердце, а не в руках устрашающего.
У женщины есть только одна возможность быть красивой, но быть привлекательной есть сто тысяч возможностей.
Лишь трус свою судьбу в бою ногам, а не мечу вверяет.
Напрасно трус бьет себя кулаком в грудь, чтобы набраться храбрости; ее нужно иметь прежде того и лишь укреплять в общении с теми, кто ею обладает.
Робкий человек пугается перед тем, как наступит опасность, трус — во время ее, а храбрец — после того, как она миновала.
Трусость в своем расцвете обращается в жестокость.
Столько же создать может слово, сколько разрушить страх.
Двоих надо страшиться: один — это сильный враг, а другой — коварный друг.
Кто боязливо заботится о том, как бы не потерять жизнь, никогда не будет радоваться ей.
Насколько человек побеждает страх, настолько он — человек.
Первая обязанность человека — преодолевать страх. Пока у человека трясутся поджилки, его действия останутся рабскими.
Трусость — в том, чтобы знать, что должно делать, и не делать этого.
Любовь – это клетка с прутьями из счастья.
Тому, кто боится даже собственной тени, место под солнцем противопоказано.
Страх делает умных глупцами и сильных слабыми.
Страх есть отношение свободы к вине.
Тревога, страх, уныние не избавляют от смерти, а, напротив, ускоряют ее; тем не менее я полагаю, что излишняя веселость тоже не к лицу людям, поскольку они смертны.
Мы всего боимся, как и положено смертным, и всего хотим, как будто награждены бессмертием.
Трусы обычно не сознают всей силы своего страха.
Кто в страхе живет, тот и гибнет от страха.
Чем меньше испытываешь страх, тем меньше опасность.
Страх есть беспокойство души при мысли о будущем зле, которое, вероятно, на нас обрушится.
Волнение, вызываемое страхом, пропорционально не опасности, а нашему предчувствию беды, которой мы опасаемся, будь она реальна или воображаема.
Трус тот, кто боится и бежит; а кто боится и не бежит, тот еще не трус
Трусливый друг страшнее врага, ибо врага опасаешься, а на друга надеешься.
Трус переживает тысячи смертей, храбрый же умирает лишь раз.
Трусость, несомненно, один из самых страшных пороков
Трусливое презренно там молчанье, где осуждения нужны слова
Трусы обычно не сознают всей силы своего страха.
Под влиянием трусости ни одно качество человека так не увеличивается, как глупость.
Человек чувствует себя одиноким, когда он окружен трусами.
Война щадит не храбрых, а трусливых.
Трусость еще никого не сделала бессмертным
Трус грозит, когда он в безопасности.
Извечная мечта труса — сделать что-нибудь героическое и не пострадать.
Как ты ни будь труслив, найдется, наконец, Тот, перед кем и ты окажешься храбрец
Трус намного чаще втягивается в ссоры, чем мужественный человек.
Трус всегда воображает, что наступил конец света, когда случается что-то за пределами его маленького мирка.
Боязливая собака сильнее лает, чем кусает.
Если падаешь с высоты, схватиться за веревку — не трусость
Мы никогда не узнаем, сколько проявлений трусости было мотивировано страхом показаться недостаточно прогрессивным.
Наверное, ничто так не отвращает женщину от мужчины, как трусость.
В душах трусливых нет места для счастья.
Что проку клеймить трусов позором — ведь, страшись они позора, они не были бы трусами; смерть — вот достойная казнь, ее они боятся больше всего
Чем мельче душа, тем легче ей уйти в пятки
Трус — почти предатель сегодня и, безусловно, изменник в борьбе.
Малый страх делает нас осторожными, большой страх делает нас раскованными.
Трус – это герой, у которого есть жена, дети и заложенный дом.
Трусы всегда способны нагнать страху на других.
Трус умирает при каждой опасности, грозящей ему, храброго же только раз постигает смерть.
Чувство тревоги несовместимо с чувством свободы.
Пряча голову в песок, не забудь зажмурить глаза.
Есть вещи и хуже войны. Трусость хуже, предательство хуже, эгоизм хуже.
Никакое горе так не велико, как велик страх перед ним.
Иногда корабль перестает тонуть, как только его покидают крысы.
Трусливый заяц смешон, храбрый заяц – еще смешнее. Достоинство сохраняет только заяц, запеченный в сметане.
Трусость – мать жестокости.
Все призваны к борьбе и должны умереть, но трусы умирают бесплодно. Ничто не отбирает больше духа у человека, чем трусость и страх перед опасностью.
Лучше минуту быть трусом, чем всю остальную жизнь мертвецом.
Сознание неизбежности даже трусов делает храбрыми.
Каждый однажды встает перед выбором: пройти мимо или убежать.
Труслив и тот, кто не хочет умереть, когда нужно, и тот, кто хочет умереть, когда не нужно.
Опасность всегда существует для тех, кто ее боится.
Страх телесного наказания не сделает злого сердца добрым, а смешение страха со злостью — самое отвратительное явление в человеке.
Трусость отнимает разум.
Ничто не отбирает больше духа у человека, чем трусость и страх.
Страус вовсе не прячет голову в песок – он показывает нам задницу.
Страх — всегдашний спутник неправды.
Невозможно себе представить, чтобы те, которые стараются внушить страх, сами не боялись тех, в которых они желают вселить страх.
Вещи невиданные, скрытые и непознанные порождают в нас и больше веры, и больше страха.
Крысы, бежавшие с корабля, в обиде на него за то, что он не тонет.
Кто уверен в себе, тому чуждо чувство страха. А так как предающийся печали испытывает также страх, то отсюда следует, что храбрость с печалью несовместима.
Из всех низких чувств страх — самое низкое.
Страх, не умеряемый смелостью, делает человека трусом; смелость же, не умеряемая страхом, производит гибельную дерзость и буйство.
В самом ли деле я робок? Мне не хватает смелости ответить на этот вопрос.
Быть рабом страха — самый худший вид рабства.
Робкий, но не трусливый.
Храбрый не живет вечно, но трус не живет вовсе.
Многие были бы трусами, будь у них достаточно смелости.
Трус — это человек, который в минуту опасности думает ногами.
Трусость есть косность, мешаюшая нам утверждать нашу свободу и самостоятельность в отношениях с другими.
Страх есть самый обильный источник пороков.
Страх перед запущенной простудой — такая же золотая жила для врача, как страх перед чистилищем — для священника.
Смелый убежит, но не уступит.
В то, чего мы боимся, мы верим еще больше, чем в то, чего жаждем.
Трусливый борец, осыпаемый ударами противника, закричат: «Все приму, все, только не сразу!»
Храбрый не тот, который не боится, а тот, который умеет подавить свою трусость.
Трусливый друг страшнее врага, ибо врага опасаешься, а на друга надеешься.
Никто с таким жаром не доказывает свою правдивость, как лжец, свою храбрость – как трус, свою учтивость – как дурно воспитанный человек, свою незапятнанную честь – как подонок.
Трус тот, кто боится и бежит; а кто боится и не бежит, тот ещё не трус.
Есть вещи и хуже войны: трусость хуже, предательство хуже, эгоизм хуже.
Совесть и трусость, в сущности, одно и то же, Бэзил. «Совесть» – официальное название трусости, вот и все.
Как хотелось бы многим покинуть самих себя в минуту опасности!
Наверное, ничто так не отвращает женщину от мужчины, как трусость.
Трусы мечты не создают.
Когда все мечтают о якобы запретном и лишь немногие осуществляют эти мечты, все остальные чувствуют себя трусами.
Любовь труса позорит женщину, как бы благородна она ни была.
Довольно странная разновидность отваги — признаваться в своей трусости.
Мир полон трусов, которые хотели бы выглядеть героями.
Глупцы говорят, трусы молчат, мудрецы слушают.
Страх — это возможность для смелости, а не доказательство трусости.
По-настоящему храбрым людям незачем драться на дуэли, но это постоянно делают многие трусы, чтобы уверить себя в собственной храбрости.
Ты так и не узнаешь, на что способен, если струсишь.
Крайняя жестокость — обратная сторона трусости.
Tрусость — мать жестокости.
Трусы должны иметь власть, иначе им боязно.
Не побояться выглядеть трусом в чьих-то глазах — на это тоже нужно мужество.
Никогда не советуйся с трусом, ибо трус ослабит в тебе решимость, малое и ничтожное он выставит в твоих глазах большим и значимым.
Ты плюешь на себе подобных потому, что не можешь их понять. Ты просто трус.
Видеть несправедливость, и ничего не делать — означает трусость.
Некоторые выглядят храбрыми, потому что боятся убежать.
Человек чувствует себя одиноким, когда он окружён трусами.
Когда храбрый молчит, трусливый помалкивает.
Ничто так не подбадривает струсившего, как трусость другого человека.
Звери благороднее людей, они не снисходят до трусливых интриг.
Меньше греха следовать злу, которое признаешь добром, чем не сметь защищать того, что верно знаешь за добро.
Совершеннолетних, ищущих указки, следует всячески клеймить и порицать. В них говорит лень и трусость.
Зачем оставаться в мире, где коварство вечно торжествует над правдой, где справедливость — ложь, где самые низкие страсти и позорная трусость занимают место священных интересов человечества…
Только трусы жестокосердны.
Цинизм — это заносчивость труса.
Мужество – это постоянство. Трус бежит в первую очередь от самого себя. После этого все прочие измены и предательства даются легко.
Всегда будут те, кто преодолевает страх, и те, кто убегает.
Герой ставит на карту свою жизнь, трус – чужую.
Только трусы лживы. Сильные и благородные натуры вытравляют ложь, как ржавчину, всемогущей правдой. Все великое всегда правдиво.
Стыд и позор трусливой душе, у которой не хватает отваги быть либо верным другом, либо честным врагом!
В жизни вообще часто одно не вытекает из другого и не сходятся концы с концами. Логике не все подчиняется в мире человеческих поступков, и еще не раз я увижу, как тот, кто считался всеми героем, оказывается трусом, а тот, кто считался слабым, был очень сильным.
Трусость – самая лучшая политика для того, кто хочет выжить. Человек, у которого сильнее всего развита жажда жизни, – первый трус.
А почему я должен быть лучше других? – Не знаю. Это вроде бы каждый обязан. Но если человек решился жить по мечте, то он обязан вдвойне. Потому что большинство по мечте жить трусит… Или благоразумие мешает. А те, кто живет по мечте, – они вроде примера. Или укора.
Мне не нужны друзья, которые приветливы, хотя им нет до тебя дела и они просто боятся выглядеть нелюбезными. И трусливые друзья мне не нужны. Я хочу быть с тем, кто никогда ничего не боится, с тем, кто бы меня любил…
Убивает не только пуля, не только клинок или осколок — убивает дурное слово и скверное дело, убивает равнодушие и казенщина, убивает трусость и подлость.
Человеческие предрассудки подобны тем кусачим собакам, которые нападают только на трусливых.
Ты говоришь из вежливости или из трусости?
По теории, нужно бы было сейчас же дать в ухо собеседнику, но русский человек не только нагловат, но и трусоват.
Я умру, а они, — сказал с завистью, — останутся и будут без меня радоваться жизни.
А мысль-то, в общем, простая. Впору смеяться. Хоть глупо звучит, но любви так страстно желая, на самом же деле люди её боятся. Чем ближе она, тем больше её отдаляют. Чем глубже она, тем сложнее её заметить: она не шумит, не вешается на шею. Она где-то рядом, как ласковый вольный ветер. Но ветер в ладони поймать не каждый умеет.
Живые трусы радуются, что мертвые стали героями.
Сильные и суровые чаще плачут, чем слабые и трусливые.
Ната глубоко вздохнула, трансформировалась в пантеру и, сверкнув глазами напоследок, погрузилась в туман со словами: — Мальчишки обычно прикрывают показной галантностью свою трусость и пропускают вперёд девушек. Зато вся слава наша! — Истинный паладин не ведает страха! — едва ли не взревел Алард и рванул вслед за Натой…
Пример трусливых заразителен…
Какова трусость человека, можно узнать по его храбрости.
Я не трус, но я боюсь; все верно. Грань между страхом и инстинктом самосохранения очень тонка, знаете ли.
Ты прав, Мрак. Ты недостоин, и это лучшая отговорка. Никто не посмеет тебя переубеждать, ибо эта тема не подлежит обсуждению. Никто не сможет обвинить тебя в трусости, потому что ты уже вроде как сам себя обвиняешь, и добавить к этому нечего. Что ж, гхыр с тобой, поищем достойного. Эй! Достойные! Ау! А что, если никто не откликнется, а, Мрак? Покивают друг на друга, зажмурят глаза и, затаив дыхание, будут ждать Великого Героя, который совершит искомый подвиг одной левой. А когда откроют, вокруг окажется выжженная земля, запах падали и кружащее в небе воронье. Потому что кто-то менее достойный точно так же понадеялся на них…
… Виктор знал, что человек не может быть героем по пять минут в день. Есть, конечно, такая штука, как запас прочности, но иногда ломаются и крутые ребята. Но, как правило, если ты один раз дал пинка плохому парню, то в следующий раз скорее повторишь этот трюк, чем сам подставишь задницу. По его убеждению, люди сильно преувеличивают роль обстоятельств. По-настоящему важны личностные характеристики, то есть те тактико-технические параметры, которые заложены природой. Под влиянием обстоятельств они просто ярче проявляются, вот и все.
Вы знаете, как нас бросили на произвол судьбы и только Тысяча осталась в живых. Когда они проявляли слабость, они умирали. Когда они боялись, они умирали. Когда они позволяли эмоциям брать верх над разумом, они умирали. Сегодня вы здесь лишь потому, что они выжили.
У каждого – своя трусость.
Стыдитесь! Пусть даже храбрость вам изменяет, но как же можно вот так, на глазах у всех труса праздновать?
Бывают минуты, когда ружья в руках трусов стреляют сами собой.
… гораздо выгоднее будет заключить союз с уже избранным конунгом Западного Ётланда, чем с бродягой, у которого нет ничего, кроме меча и нахальства. — Меч и нахальство гораздо больше, чем меч и рабская трусость!
Ваш кхал скажет, что только трус прячется за каменной стеной, вместо того, чтобы встретить врага с клинком в руке. Король не станет оспаривать эту мысль.
Похвальбой и жестокостью любовь своего народа не завоюешь… как и любовь своей королевы. — Мать говорит, что страх лучше любви. А она [Санса] меня боится. — Вижу. Жаль, что Станнис с Ренли не двенадцатилетние девочки.
Лучше быть невежей, чем трусом.
Трусость — страшный порок, Серёжа.
Трус умирает тысячу раз, герой — лишь однажды.
Время делает нас мудрее. И трусливее.
Глупцы говорят, трусы молчат, мудрецы слушают.
Жестокость — это храбрость трусов.
К сожалению, смелость слишком часто бывает следствием чувства обесцененности жизни, тогда как трусость всегда следствие ложного преувеличения ее ценности.
Никогда не советуйся с трусом, ибо трус ослабит в тебе решимость, малое и ничтожное он выставит в твоих глазах большим и значимым.
Изменник гораздо хуже труса.
Знай работай да не трусь…
Трус теряет больше, чем собственную жизнь.
Поведение, в основе которого страх перед божественным наказанием — это нравственность или просто трусость?
Трусость – это коленопреклонение души.
Заяц, повстречавшийся с ружьем, становится еще трусливее. Леопард, повстречавшийся с ружьем, становится еще свирепее.
Злость — трусливое продолжение грусти, на мой взгляд; намного проще злиться на кого-то, чем сказать ему, что ты чем-то расстроен.
Когда война кончается, из укрытий вылезают герои.
Наконец он всё же набрался храбрости настолько, что решился признаться в собственной трусости.
На земле есть только один вид трусости, и трусость эта состоит в том, чтобы не осмеливаться знать.
Жизнь требует великой смелости. Трусливые только прозябают, они не живут, потому что вся их жизнь пропитана страхом, а жизнь, в которой так много страха, хуже, чем смерть.
Откровенно признаться в трусости может лишь тот, кто обычно страха не знает. У человека боязливого, не уверенного в себе недостанет мужества так чудовищно обнажиться, показать всему свету — и самому себе — главное свойство своей натуры.
Воистину — не тот плох, кто грешен, но тот, кто труслив.
Целомудрие для женщины то же, что храбрость для мужчины. Я презираю труса и бесстыдную женщину.
Я никогда не отрицаю произошедшее, так делают только трусы. Даже если я не права, я не буду от этого отворачиваться. Я просто сделаю вывод и поблагодарю человека за данный мне опыт.
Трусы обычно не сознают всей силы своего страха.
Труслив, по-настоящему труслив лишь тот, кто страшится своих воспоминаний.
Угрозам подчиняются только трусы. И сдаются трусы. Такие, как вы…
Грех молчания делает людей трусами.
Трус, по моему мнению, подобен больному чахоткой, он кашляет вокруг своей трусостью и все вокруг начинают бояться.
Махровый пессимизм меня огорчает. А так хочется, чтобы все последующее было лучше предыдущего. Один умный человек сказал, что пессимизм — это трусость перед жизнью. Я с ним полностью согласен.
Только болван может воображать, будто если в мирное время приучить человека быть трусом, так тот на войне станет вести себя как лев.
Если у тебя нет хребта, не лезь вон из кожи.
Ненасилие — не удел трусости, оно всегда героизм.
Трусость отнимает разум.
Смелость сталкивается со страхом и берет над ним верх. Трусость сталкивается со страхом — и проигрывает.
Трусость спрашивает — безопасно ли это? Целесообразность спрашивает — благоразумно ли это? Тщеславие спрашивает — популярно ли это? Но совесть спрашивает — правильно ли это? И приходит время, когда нужно занять позицию, которая не является ни безопасной, ни благоразумной, ни популярной, но ее нужно занять, потому что она правильная.
Я презираю людей, держащих собак. Они — трусы, у которых не хватает духа кусать лично.
Есть вещи и хуже войны: трусость хуже, предательство хуже, эгоизм хуже.
Эта болезнь имеет три симптома: трусость, приводящая к панике, бездействию и параличу ума. Гордыня, не позволяющая заметить трусость и проявляющаяся в эгоистическом стремлении манипулировать окружающими людьми, чтобы иметь информационную или харизматическую власть.
Мужчина, прячущийся за женские спины, не привык сам отвечать за свои слова и проступки. Он труслив, как заяц, и представляет собой лишь жалкое подобие человека…
Тот, кто в себе не способен признавать недостатки, никогда не осмелится признать и достоинства в других.
Из страха смотреть правде в глаза, многие предпочитают пудрить себе мозги, водить себя за нос, обводить самих себя вокруг пальца, вешать себе лапшу на уши, накалывать и темнить, задуривать себе голову, замазывать себе глаза и втирать очки, и совсем не замечают, как оставляют себя самих же в дураках.
Мужество — это часто терпение. Как ни странно, трусость — тоже. Разница в том, что терпеть и ради чего.
Трус боится смотреть прямо в глаза, лишь способен говорить за глаза…
Недалеко от Клеветы прогуливается Трусость, а из-за плеча выглядывает Подлость.
Беда человека в одном — в том, что он боится заглянуть внутрь себя, отсюда и все другие беды человеческие.
Страх — это оправдание собственной трусости.
Самая большая трусость — видеть мир таким, каким бы тебе хотелось его видеть, а не таким, какой он есть на самом деле.
Воистину — не тот плох, кто грешен, но тот, кто труслив.
Иногда бывает трудно отличить толерантность от трусости.
Часто за смирением прячется трусость. А трусость — родня предательству.
По-настоящему храбрым людям незачем драться на дуэли, но это постоянно делают многие трусы, чтобы уверить себя в собственной храбрости.
Жалуется на судьбу тот, кто просто боится взять ответственность на себя.
Трусость тоже может быть положительной.
Когда ты боишься совершать плохие поступки — это трусость. Но фундамент ее — благородство.
Не с молчаливого согласия равнодушных творится всё непотребство на планете, а по вине тех, кто отмалчивается… из-за трусости своей!
Трусы не были бы трусами, если бы осмеливались признать в себе страх.
Слепота в нашем мире настолько распространённое явление, что её почти никто не замечает.
Если бы люди научились смотреть правде в глаза, вероятно они увидели бы вещи, к которым на протяжении многих веков остаются слепы.
Трусость недалёкого ума. но польза для селости однозначная.
Трусость под смелостью яму роет.
Трусость — один из самых страшных человеческих пороков. — Осмелюсь вам возразить. Трусость — самый страшный человеческий порок.
Люди страдают от хронической неспособности принять данность, такой, какая она есть. Что не льстит самолюбию — то и не правда.
Тот, кто не может изменить своё мнение, не может изменить ничего.
Трусость — якорь на шее благородства.
Подлость- удел трусливых. Укусил- и в кусты.
Безволие создает почву подлости, а трусость — предательству.
Признание своей трусости — первый шаг на пути к победе над собой.
Жители одной деревни решили наказать своего сородича и бросили его в яму. Те, кому он навредил, решили, пусть каждый сам учинит суд над ним. Стоя на краю ямы, одни плевали на злодея, другие бросали в него комья грязи. Вдруг в несчастного полетел камень. Изумлённо посмотрел тот на бросавшего и спросил:
Оборотная сторона трусости-жестокость. Трус всегда безжалостен к другим, если это ничем не грозит ему.

В детстве были детишки, которые выбегут, начнут обзываться, камешками кидаться, а как ответишь, сразу к маме, за забор прячутся.
В душе это трусливые подлецы…
Рабы всегда боялись брать в свои руки то, что испокон веков в руках господ.
Как храбр и мужествен осел, когда пинает связанного льва
Ничто так не подбадривает струсившего, как трусость другого человека.
Под влиянием трусости ни одно качество человека так не увеличивается, как глупость.
Осторожность и трусость — понятия принципиально несовместимые.
Самое страшное на свете, несомненно — это умный и мстительный враг… — Нет, философ, я тебе возражаю: страшнее всего трусливый друг!
Трус — это человек, который в минуту опасности думает ногами.
Трусость — это порок, осторожность — достоинство.
Многие спешат сказать «нет», до того, как их о чем-либо попросили.
Признавшись в трусости, становишься храбрее.
Сколько ни открещивайся от того, что сеешь, а плоды пожнёшь.
Если ты прячешься за спины окружающих, но не хочешь прослыть трУсом, объяви всем, что ты прикрываешь их с тыла.
О какой всеобщей любви к правде можно говорить, если способных смотреть ей в глаза — единицы!
Ум и благородство на словах — дешевы. Ибо трусость — означает непригодность мужчины в борьбе, которая есть жизнь, добиваться своего, оставлять след в жизни. Трус слаб всегда, потому что трусость не дает ему возможность реализовать силу. Наверное, ничто так не отвращает женщину от мужчины, как трусость.
Видеть только то, что лестно/приятно видеть, поощрять только удобную тебе «правду» — всё равно что смотреть на мир через замочную скважину, никогда не увидишь всей картины.
Трусость — это та самая причина, по которой мы встречаем столько лицемерия.
Великодушие — малодушия извечный «дуэлянт»!
Жить в угоду другим — не иметь ничего настоящего.
Жизнь в угоду другим — это значит предать себя, свои мысли, взгляды, философию. Для того, чтобы угождать, надо быть не только трусом, но ещё и конченым дебилом, чтобы согласиться влачить такое жалкое существование.
Большинству считающих себя правильными, считать себя много лучше других, позволяет лишь неспособность признавать неприятную правду о самих себе.
Как в тесной пещере может жить лев и в огромном замке обитать мышь, так и трусливость человека не зависит от его размеров.
Смелые живут недолго… но трусы не живут вообще…
Если трусу случается торжествовать, он не способен к прощению мстя за свои унижения до жестокости.
Никто из нас не выглядит хорошо в трудные времена. Но именно эти времена показывают, кто мы такие на самом деле. Мы становимся сильнее — или трусливо прячемся. Мы выходим победителями, мы закаляемся во время невзгод или рассыпаемся отработанным шлаком.
Трусость — это такая слабость из-за которой люди утрачивают связь не только с самими собой, но и с реальностью.
Главная суть трусости — бояться показаться трусом.
Большинство многое не устраивает, но оно терпит… потому, что ему страшно и лениво, что-то предпринимать.
Человек который не идёт в боль, бежит от своего страха никогда не найдёт очага их возгорания, не познает их сущности, и не сумеет им противостоять, т. е. останется (а огромаднейшее количество людей именно в силу этого и остаётся) слабым и беззащитным мучеником перед «собственноручно» создаваемыми «стихиями»…
Гнев труса превращает в ничтожество.
Самый презренный вид малодушия — это жалость к самому себе.
Сильные жизненные потрясения исцеляют от мелких страхов.
Человек страшится только того, чего не знает, знани­ем побеждается всякий страх.
Трус опаснее всякого другого человека, его надо бо­яться более всего.
Когда поддаешься страху перед ужасом, начинаешь ощущать ужас страха.
Робким человеком помыкает любой проходимец.
Всякое предательство — это душевная смерть.
Наши страхи наполовину лишены всяких оснований, наполовину же просто постыдны.
Порою страх перед бедой к беде приводит худшей.
Нет ничего страшнее самого страха.
Как в больном теле расслаблены все члены, так и в трусливой душе парализована энергия.
Трусость никогда не может быть моральной.
Страх заражает так же, как насморк, и всякий раз делает из единственного числа множественное.
Трус посылает угрозы только тогда, когда он уверен в безопасности.
Надо жить смелее. Это только трусу всегда страшно да трудно, а смелому и трудное кажется легким.
Никогда нельзя жить счастливо, когда все время дро­жишь от страха.
В вечном страхе живущего не назову я свободным.
Страху свойственно преувеличить истинное значение факта.
Трусливый друг страшнее врага, ибо врага опасаешься, а на друга надеешься.
Почему те, кто убеждает, что в жизни есть место подвигу, это самое место обходят стороной?
По-настоящему храбрым людям незачем драться на дуэли, но это постоянно делают многие трусы, чтобы уверить себя в собственной храбрости.
Храбрый может умереть лишь однажды, трус же умирает целую жизнь.
Трусость — ещё не признак ума, а бесстрашие — уже признак его отсутствия.
Некоторые выглядят храбрыми, потому что боятся убежать.
Жестокость характерна для законов, продиктованных трусостью, ибо трусость может быть энергична, только будучи жестокой.
Оптимизм — это трусость…
Трус — это тот, кто боится быть или казаться трусом, когда это нужно.
Трусость — лучшее удобрение для преступлений.
Tрусость — мать жестокости.
Как хотелось бы многим покинуть самих себя в минуту опасности!
Трусы должны иметь власть, иначе им боязно.
Есть трусы мозга и трусы сердца.
Только трус обвиняет других в своих ошибках.
Друзья становятся хуже врагов, чтобы спасти свою шкуру. Печальная чарта человеческой природы — это трусость.
Честь — оправдание труса.
Он был трусом, и я рад его смерти.
Трусость всегда с нами и храбрость тоже — та, что побуждает поэтов слагать о нас песни. Храбрость — просто воля, преодолевающая страх
Настоящий мужчина ищет клады один, а тот, кто задерживает допоздна чью-то драгоценную дочь, просто трус.
А что до трусости, так её не было. Трусость, девчата, во втором бою только видно. А это растерянность просто. От неопытности.
Лесть и трусость — самые дурные пороки.
Нужно сначала увидеть трусов, чтобы познать храбрость.
Тот, кто днём является трусом, ночью становится героем.
У того, кто свернёт с пути справедливости, нет смелости, но когда есть сильный лидер, трусости не остаётся места. Так сказал первый Хокаге.
Генерал, я ведь вдохновил миллионы вступить в вашу армию. И когда похоронные мешки отправят домой, и люди будут искать виноватых, как думаете, трудно мне будет убедить людей, что во всём виноваты вы, генерал? Я полагаю, что вы бы хотели этого избежать. — Вы что, шантажируете меня? — Ну я бы предпочёл не снимать завтра акты героизма и мужества на том пляже.
Чрезмерная осторожность становится трусостью.
В борьбе с трусостью можно тоже проявить чудеса героизма.
Храбрый не тот, который не боится, а тот, который умеет подавить свою трусость.
Трусость — в том, чтобы знать, что должно делать, и не делать этого.
Храбрец избегает опасности, а трус, безрассудный и беззащитный, устремляется к пропасти, которой не замечает из-за страха; таким образом, он спешит навстречу несчастью, которое, может быть, ему и не предназначено.
Когда на улице пара сопляков избивает женщину, здоровенные мужики трусливо проходят стороной и возмущаются про себя: ну где же милиция?
Нет, я не трус, это точно. Чувство страха мне не ведомо. Но, все равно, мчатся на мотоцикле вместе с кем-нибудь из связных вдоль длиннющих лесных массивов, которые еще предстоит зачистить, — удовольствие более чем сомнительное. За последние несколько дней красные застрелили несколько вестовых на мотоциклах, раненых они стаскивали с машин и подвергали ужасающим издевательствам, только потом уже добивали. Необдуманность, безрассудство русских видна на этом примере.
Кто однажды не переборол в себе трусости, будет умирать от страха до конца своих дней.
Он идиот. — Он трус. Это опаснее.
Если есть на свете дьявол, то он не козлоногий рогач, а он дракон о трёх головах, и головы эти — хитрость, жадность, предательство. И если одна прикусит человека, то две другие доедят его дотла.
Стойте! — У меня дети! — У Вас нет никаких детей! — Как это нет? — Если бы у Вас были дети, Вы бы не были трусом!
То, что упало, топтать — подлого труса почин.
Ежегодно ставятся менее важные опыты, иногда кончающиеся трагически. Наука — борьба за счастье человечества — также требует жертв, как и всякая другая борьба. Трусам, очень берегущим себя, не даются полнота и радость жизни, а ученым — крупные шаги вперед…
Он прикрыл глаза ладонью и попробовал удержать свой гнев, так как гнев придавал ему храбрости. Храбрец способен думать. А трус — нет.
Трусливый лидер — самый опасный человек.
Трусость есть косность, мешающая нам утверждать нашу свободу и самостоятельность в отношениях с другими.
Самое опасное создание на свете — слабый трус в выигрышном положении.
Как ты думаешь, Феденька, а добрый человек может быть плохим? Например, трусом? — Ну, трусость — область нравственная. Хороший человек преодолевает в себе чувство страха, свою физиологию, но может дрогнуть, если угроза очень страшная, и это уже будет не трусость, а… — Я с вами не согласна, всё равно это будет трусость…
Отравители трусливы, иначе они выбрали бы другой способ убийства.
У меня хватило смелости решиться на трусливый поступок…
Криминалистика полагает, что убийства чаще всего следствие алчности, ревности, пьянства, сведения счётов, и прочая, и прочая… Но это не так, такие убийства редки. Чаще всего мы казним близких тупым эгоизмом, бессмысленной суетой и подлой трусостью.
Я уезжаю. Мне тут делать нечего. <…> Нет времени изображать приличия. В этом веке нравы уже не те. Надо быть проще и делать то, что приносит пользу именно тебе, а не ещё кому-то. Что тогда, что сейчас, люди всё те же. От твоего геройства ничего не изменится.
Трус теряет больше, чем собственную жизнь.
Будь ты проклят, гад! Ты всех нас… и тех, которые умерли, но пули бандитской не испугались… всех нас продал! Из-за тебя бандиты будут думать, что они «муровца» могут напугать!
Не позвать замуж беременную девушку — трусость, а вот отказаться от потерявшей ребенка — это уже предательство. Данте оставил для таких последний круг. Я тебе не советую.
Мне повезло, что я трус: смельчак не смог бы стать мастером саспенса.
Просто я трус! И если уж я хотел пойти на этот ужас, надо было убедить самого себя, что не стану этого делать!
Лучше мне получить твоё тело, пробитое пулей, и известие, что ты пал с честью, Чем узнать, что ты струсил на поле битвы.
Мы не сдадимся! Американцы отрядили к нам своих ряженных клоунов. Мы вернём их назад в гробах! Только победа! [обращаясь к доктору Листу] Ладно, я пошёл сдаваться…
Похоже, он обречён стать героем, и все потому, что не захотел быть трусом.
Смерть не так уж страшна, это трусость делает ее страшной.
Ближе к окончанию школы острота честолюбия сгладилась, я принял, что есть и будут те, кто существует вне моей картины мира. Я мог считать их трусливыми, эгоистичными, злыми, но это не значило, что они должны измениться. Скорее, мне нужно было изменить свое отношение. Мне помогала мысль, что люди вокруг — это и есть я, только в других воплощениях. Стоило подумать об этом, и сразу легчало.
У тебя всего лишь одна жизнь, Майк. Один шанс прожить её, как ты хочешь. Не будь трусом!
Не забудь прикинуться трусом. — Русские так не поступают.
Преступники и террористы по определению трусливые люди. А вот главы таких организаций своей жизнью стараются не рисковать.
Люди так трусливы. Они всего боятся, ничего не видят и не понимают. Они находят причины, только чтобы чувствовать себя свободными.
Прозвища «кролики» и вправду подходят трусам.
Трусость — один из важнейших факторов, помогающих убийцам выживать.
Смелость всегда видно, а трусость всегда спрятана.
Трусость – это коленопреклонение души. Только душа не может стать на колени.
Заяц, встречавшийся с ружьем, становится еще трусливее. Леопард, встречавшийся с ружьем, становится еще свирепее.
Нет зрелища хуже, чем перетрусивший мужик.
Рожденный трусом боится всего.
Трусы не выходят на бой, они устраивают засады.
Хватит прятать голову в песок при опасности! Твоя паника убьет тебя быстрее!
Герой умирает однажды, трус – тысячу раз!
Нужно быть очень смелым человеком, чтобы быть трусом в советской армии.
Жалость не оправдывает трусость.
Мы часто называем человека трусом, когда он просто застигнут врасплох, а проявленная храбрость, как правило, означает всего лишь, что он был подготовлен.
Предатель предаёт лишь собственную трусость!
Отказ от знания – это трусость для ученого.
Трус может обнаружить истинную отвагу, когда ему нечего опасаться.