Николай Алексеевич Некрасов — русский поэт, писатель и публицист, революционер-демократ, классик русской литературы. С 1847 года по 1866 год — руководитель литературного и общественно-политического журнала «Современник», с 1868 года — редактор журнала «Отечественные записки». Некрасов ввёл в русскую поэзию богатство народного языка и фольклора, широко используя в своих произведениях прозаизмы и речевые обороты простого народа — от бытового до публицистического, от народного просторечия до поэтической лексики, от ораторского до пародийно-сатирического стиля. Используя разговорную речь и народную фразеологию, он значительно расширил диапазон русской поэзии. Некрасов первым решился на смелое сочетание элегических, лирических и сатирических мотивов в пределах одного стихотворения, что до него не практиковалось. Мы рады представить вам цитаты Некрасова о жизни.

Благослови же работу народную и научись мужика уважать.
Бывали хуже времена, но не было подлей.
И рад бы в рай, да дверь то где?
Тот, кто одалживает деньги, слуга тому, кто дает в долг.
Пускай нам говорит изменчивая мода, что тема старая «страдания народа». И что поэзия забыть ее должна. Не верьте, юноши не стареет она.
Единоборство тела и души должно закончиться компромиссом – сражаться против себя всегда нелегко, выигрывает личностную дуэль индивидуальность.
Правилу следуй упорно: чтобы словам было тесно, мыслям – просторно.

Человек создан быть опорой другому, потому что ему самому нужна опора.
В стихах любовь не сможет часто быть – в ней проза неизбежна. Тогда часть счастья отломи – раздор, как баловень судьбы, раскроет в сердце нежность.
Литература служит представительницей умственной жизни народа.
Блажен болтающий поэт и жалок гражданин безгласный.
Пусть твердит, как рупор, ветреная мода, что временем избита тема о чаяниях народа.
Что забытой и вредной считаться должна. Провокаторы прочь – тема вновь молода.
Сейте разумное, доброе, вечное.
Литература служит представительницей умственной жизни народа.
В страданиях мать всегда вызываем, поэтому часто ее вспоминаем.
Той руки удар смертелен, которая ласкала нас.
Я за то презираю себя, что потратил свой век, никого не любя.

Платить всегда приходится по счетам. Лишь бы цена искупительных жертв слишком высоко не поднималась.

Воля и труд человека дивные дивы творят.
Ему судьба готовила путь славный, имя громкое — народного заступника, чахотку и Сибирь.
Постулаты изучай в школе упорно, чтоб слова жили тесно, а мысли витали просторно.
То сердце не научится любить, которое устало ненавидеть.
Даром ничто не дается: судьба жертв искупительных просит.
Чем больше человек любил, страдал и прощал, тем сильнее он может впоследствии и ненавидеть.
Ревность легковерна, как дитя, и бешена, как дикое животное.
Где розы — там и тернии — таков закон судьбы.
То сердце не научится любить, которое устало ненавидеть.
Блажен болтающий поэт и жалок гражданин безгласный.
Люди холопского звания — сущие псы иногда: чем тяжелей наказания, тем им милей господа.
Народ освобожден, но счастлив ли народ?
Пошлый опыт ― ум глупцов!
Ты и убогая,Ты и обильная,Ты и забитая,Ты и всесильная,Матушка Русь.
О, любовь!- где все твои усилья? Разум!- где плоды твоих трудов? Жадный пир злодейства и насилья, торжество картечи и штыков!
Наши собственные несчастия всегда кажутся нам исключительными, не подлежащими сравнению.
Не иди во стан безвредных, Когда полезным можешь быть.
Сейте разумное, доброе, вечное.
В душе каждого человека есть клапан, отворяющийся только поэзией.
Пускай наносит вред врагу не каждый воин, но каждый в бой иди. А бой решит судьба.
То сердце не научится любить, которое устало ненавидеть.
Тяжела борьба души с телом, тяжела борьба человека с самим собой.
Толпа без красных девушек, что рожь без васильков.
Тяжело умирать, хорошо умереть; ничьего не прошу сожаленья, да и некому будет жалеть.
В душе каждого человека есть клапан, отворяющийся только поэзией.

Литература не должна наклоняться в уровень с обществом в его темных или сомнительных явлениях.
Той руки удар смертелен, которая ласкала нас.
Наши собственные несчастия всегда кажутся нам исключительными, не подлежащими сравнению.
В мире есть царь — этот царь беспощаден, голод названье ему.
Но той руки удар смертелен,
Которая ласкала нас!..

Правилу следуй упорно: чтобы словам было тесно, мыслям — просторно.
Той руки удар смертелен, которая ласкала нас.

Народ освобожден, но счастлив ли народ?..
Бывали хуже времена, но не было подлей.

Где ж, как не в буре, и развернуться славянской натуре?

Блажен болтающий поэт,
И жалок гражданин безгласный!
Где ж, как не в буре, и развернуться славянской натуре?
Клянусь, я честно ненавидел!
Клянусь, я искренно любил!

То сердце не научится любить,
Которое устало ненавидеть.

Литература не должна наклоняться в уровень с обществом в его темных или сомнительных явлениях.

Кто долго так способен был прощать, не понимать, не видеть, тот, верно, глубоко любил, но глубже будет ненавидеть.

Не страшат тебя громы небесные,
А земные ты держишь в руках.

Литература не должна наклоняться в уровень с обществом в его темных или сомнительных явлениях.

Бывали хуже времена, но не было подлей.

Счастливые глухи к добру.

Пускай наносит вред врагу не каждый воин, но каждый в бой иди. А бой решит судьба.

Пускай нам говорит изменчивая мода, что тема старая «страдания народа». И что поэзия забыть ее должна. Не верьте, юноши не стареет она.

Пошлый опыт — ум глупцов.

Не страшат тебя громы небесные,
А земные ты держишь в руках.

Толпа без красных девушек,
Что рожь без васильков.

Где розы — там и тернии — таков закон судьбы.

Правилу следуй упорно: чтобы словам было тесно, мыслям — просторно.

Я за то глубоко презираю себя,
Что живу, день за днем бесполезно губя.

Блажен болтающий поэт и жалок гражданин безгласный.

Сила народная сила могучая, совесть спокойная, правда живучая.

Что я, силы своей не пытав ни на чем,
Осудил сам себя беспощадным судом.

Даром ничто не дается: судьба жертв искупительных просит.

Счастливые глухи к добру.

И, лениво твердя: я ничтожен, я слаб! —
Добровольно всю жизнь пресмыкался как раб.

В ком чувство долга не остыло, кто сердцем неподкупно прям, в ком дарованье, сила, меткость, тому теперь не должно спать.

Воля и труд человека дивные дивы творят.

Не плюй на раскаленное
Железо – зашипит!

Даром ничто не дается: судьба жертв искупительных просит.

Наши собственные несчастия всегда кажутся нам исключительными, не подлежащими сравнению.

Я за то глубоко презираю себя,
Что потратил свой век, никого не любя,

К народу возбуждать вниманье сильных мира — чему достойнее служить могла бы лира?

В душе каждого человека есть клапан, отворяющийся только поэзией.

Что любить я хочу… что люблю я весь мир,
А брожу дикарем — бесприютен и сир,

То сердце не научится любить, которое устало ненавидеть.

То сердце не научится любить, которое устало ненавидеть.

И что злоба во мне и сильна, и дика,
А хватаюсь за нож — замирает рука…
Сила народная сила могучая, совесть спокойная, правда живучая.
Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан.

То сердце не научится любить,
Которое устало ненавидеть.

Всегда досадую, когда встречаю фразу «нет слов выразить» и т. п. Вздор! Слова всегда есть, да ум наш ленив.

Той руки удар смертелен, которая ласкала нас.

Тяжела борьба души с телом, тяжела борьба человека с самим собой.

Не страшат тебя громы небесные,
А земные ты держишь в руках.

Сейте разумное, доброе, вечное.

Ревность легковерна, как дитя, и бешена, как дикое животное.

Не иди во стан безвредных, Когда полезным можешь быть.

Всегда досадую, когда встречаю фразу «нет слов выразить» и т. п. Вздор! Слова всегда есть, да ум наш ленив.

Человек создан быть опорой другому, потому что ему самому нужна опора.