Жестокость – это та черта характера, которая сразу же может сказать о человеке очень многое. С одной стороны она отпугивает всех остальных от личного, а с другой  — если ты не будешь обладать жестокостью, то выбиться в люди будет достаточно сложно. Поэтому нужно найти необходимый баланс  для того, чтобы прежде всего оставаться человеком. В данном разделе представлены цитаты о жестокости.

Хочешь знать, почему я использую нож? Пушки слишком быстры, не успеваешь насладиться, получить истинное удовольствие, а когда я использую нож, в этот самый последний момент раскрывается ВСЯ человеческая сущность, и в каком-то смысле я знаю твоих друзей лучше, чем ты. И… хочешь знать, кто из них был трусом?
Соблазнить того, кто нас любит, чтобы он сделал что-нибудь такое, за что ему стыдно было бы перед самим собой и перед нами, — вот самый жестокий поступок жестокого.
Вы никогда не найдете среди сильных людей — грубых, бесчувственных, жестокосердых и черствых.
Жить — это значит: постоянно отбрасывать от себя то, что хочет умереть; жить — это значит: быть жестоким и беспощадным ко всему, что становится слабым и старым в нас, и не только в нас.
Из всех преступлений самое тяжкое — это бессердечие.
Жестокости нас научили те, кого мы любили безумно, милосердию – те, кто нас.
— Бог не из тех, кто легко прощает?
— Это точно замечено.
— Но он и жесток, так ведь?
— Да, Бог жесток.
— Ты жестокий человек, Джек Воробей!
— Жестокость — понятие относительное.
Жестокость — это порождение злого ума и часто трусливого сердца.
В наш просвещённый век урок жестокости даёт не зверь, а человек.
Я не злой. Я просто не боюсь говорить людям жестокую и неприятную правду. Мы живем в жестоком и неприятном мире.
Он жестокий человек. Столько раз причинявший мне боль, но и столько же раз меня спасавший. Не знаю, герой он или злодей… Но… За него я готов сражаться, и именно с ним хочу провести всю свою жизнь.
Всякая жестокость происходит от немощи.
Жестокость, как всякое зло, не нуждается в мотивации; ей нужен лишь повод.
Нет, у меня нет склонности к жестокости, но просто без неё порой ничего не получается.
Наш мир жесток, но в то же время так прекрасен.
Из всех видов жестокости я считаю самым ненавистным тот, который надевает на себя маску милосердия.
Жестокость. Это качество, с которым не рождаются. Его приобретают в течении жизни, проходя через трудности и испытания. Если человек достаточно силён духом, или у него есть близкие, готовые его поддержать, то он может победить. Но если он слаб, или что хуже — один, то теряет все шансы. Жестокость поглощает надежду, любовь и радость. Когда ты становишься жесток, то теряешь всякий вкус к жизни. Тебе хочется лишь причинять боль своим врагам, а потом и вовсе — просто причинять боль, без всякой на то причины. Ты больше не можешь любить и быть счастливым, больше не можешь верить в то, что всё будет хорошо.
Я думаю, что хуже, чем жестокость сердца, может быть лишь одно качество — мягкость мозгов.
Я хочу, чтобы ты взял этот степлер и вбил себе в лоб. Это не решит проблему, но сделает меня счастливее. Намного. Это же весело! А теперь иди обливайся кровью где-нибудь в другом месте.
Жестокость есть всегда результат страха, слабости и трусости.
Жестокость и страх пожимают руки друг другу.
Геликон. В настоящей страсти должна быть капля жестокости.
Цезония. А в любви — чуточку насилия.
Я найду её, свяжу и буду пытать, пока она не полюбит меня снова.
На жестокость нужно отвечать жестокостью. В непротивлении злу насильем есть своя прелесть, но оно на руку подлецам.
Никогда еще люди не относились друг к другу с таким ожесточением, никогда еще не были в такой степени ослеплены, как в наше время, когда они стали воображать, что знают все.
Пожалуй, жестокость, откровенная жестокость женщинам милее всего: в них удивительно сильны первобытные инстинкты. Мы им дали свободу, а они все равно остались рабынями, ищущими себе господина. Они любят покоряться.
В самом деле, выражаются иногда про «зверскую» жестокость человека, но это страшно несправедливо и обидно для зверей: зверь никогда не может быть так жесток, как человек, так артистически, так художественно жесток.

Жестокосердные люди не могут верно служить великодушным идеям.
Жестокость законов препятствует их соблюдению.
Кажется, Уайльд говорил, что больше всего женщина ценит в мужчине жестокость.
В любви невозможно владеть собой, и я ненавижу это чувство. Я пролил реки слёз. Я могу быть жестким снаружи, но у меня очень нежное сердце. На сцене я демонстрирую свой мужественный, жёсткий облик, но у меня есть и сентиментальная сторона; я способен таять, как масло.
Тот, кто не имеет сострадания, жесток.
Жестоким стало не общество,жестокими стали мы.
— Почему жизнь так жестока?
— Понятия не имею. Узнаю — тебе первому сообщу.
Мужчина жесток, когда он не любит больше. В особенности, если он любит другую.
Жестокость не может быть спутницей доблести.
Будь жесток к себе, если не хочешь, чтобы другие были к тебе жестоки.
Глубочайшая жестокость идёт от глубочайшей нежности.
Эмоции человека — дар от наших животных предков. Жестокость — это дар, который люди приобрели сами.(Человечность — это дар от наших животных истоков, а жестокость человечество породило само.)
Жестокость характерна для законов, продиктованных трусостью, ибо трусость может быть энергична, только будучи жестокой.
Трусость в своем расцвете обращается в жестокость.
Жестокость не всегда является злом. Злом является одержимость жестокостью.
Несчастный человек жесток и черств. А все лишь из-за того, что добрые люди изуродовали его.
Чрезмерная власть всегда порождает жестокость. Это верно по отношению к деспотам, солдатам и любовникам.
Что такое душа? Смогу ли я увидеть её, вспоров тебе брюхо? Смогу ли я увидеть её, раскроив тебе череп?
Умные ведь не бывают злыми – только жестокими.
Жестоко, враждебно и несправедливо все, окружающее нас. Всюду воздвигнуты преграды против естественных побуждений, на каждом шагу наталкиваешься на низкую злобу, и приходится защищаться и защищаться, чтобы не быть уничтоженным.
Жестокость — последнее прибежище всякой рушащейся власти.
— Ты хоть понимаешь, что натворил?!
— Да! Всего-то прирезал пару бешеных собак! Просто они были слишком похожи на людей!
Жестокое обращение с животными есть только первый опыт для такого же обращения с людьми.
Я собираюсь, дамы и господа, всех вас кусками нарезать!
Жестокость к животным есть одно из средств уничтожения моральной чувствительности.
В радости, как и во всяком наслаждении, почти всегда есть нечто жестокое.
Жестоки с нами дети, но заметим, Что далее на свет родятся внуки, А внуки — это кара нашим детям За нами перенесенные муки.
— Слишком жестокий город. Не хочу здесь жить!
— Города не бывают жестокими. Только люди.
Жажда наслаждений делает жестоким.
Жизнь — это неутомимая жажда насыщения, а мир — арена, где сталкиваются все те, кто, стремясь к насыщению, преследует друг друга, охотится друг за другом, поедает друг друга; арена, где льется кровь, где царит жестокость, слепая случайность и хаос без начала и конца.
В делах государственных ничто жестокое не бывает полезным.
Бабушка выпустила пса из сарая и сказала маме, что это жестоко — запирать животное. Пса вырвало на кухне. Бабушка его снова заперла.
Если приходится выбирать между неправдой и грубостью, выбери грубость; но если приходится выбирать между неправдой и жестокостью, выбери неправду.
Но девушка задумалась, сможет ли она когда-нибудь кому-то сказать эти слова: «Мир не так жесток, как ты считаешь».
Кого лучше встретить в лесу: доброго волка или жестокого зайца?
Будь жестоким и я влюблюсь в тебя, принц.
Многим не хватает только благосклонности судьбы, чтобы сравняться жестокостью, и честолюбием, и жаждой роскоши с самыми худшими. Дай им силы на все, чего они хотят, и ты узнаешь, что хочется им того же.
Никто на свете не ведёт себя с нами более жестоко, чем мы сами.
Жестокого человека слезы не трогают, а радуют.
Надо быть жестоким, безжалостным сукиным сыном, и тогда жить станет легче. Сильные правят миром.
Есть много жестоких людей, которые лишь чересчур трусливы для жестокости.
Дети в школах народ безжалостный: порознь ангелы божии, а вместе, особенно в школах, весьма часто безжалостны.
Травить детей – это жестоко. Но что-нибудь ведь надо же с ними делать!
Все мы в душе садисты и не прочь помучить того, кто зависит от нас, я не исключение. Скажу больше, что тот, над кем издевались всю жизнь, сам однажды возжаждет поиздеваться над ближним, сделав это с изощренной жестокостью…
На жестокость нужно отвечать жестокостью. В непротивлении злу насильем есть своя прелесть, но оно на руку подлецам.
Дети на самом деле очень коварны, временами они даже слишком жестоки, а порой — невероятно честны.
Я не занимаюсь любовью, я трахаюсь… жестко!
То, что я тогда воспринимал как жестокость судьбы, я теперь должен признать мудростью провидения.
Жестокость – изнанка обиды.
Ненависть – изнанка слабости.
Жалость – изнанка взгляда в зеркало.
Агрессия – тыл гордыни.
Теперь возьмем всё это – плюс многое другое – разделим на бумажные жребии, бросим в шляпу, встряхнем, хорошенько перемешаем и начнем тянуть билетики в
другом порядке. Думаете, что-то изменится? Ничего подобного. От перемены мест слагаемых, даже если слагаются не числа, а чувства… Банальность – изнанка мудрости.
Когда затухают мысли, остаются инстинкты и нарастает зверство.
Я горжусь, что занималась делом, которое приносит удовольствие, создает красоту, пробуждает совесть, вызывает сострадание и, может быть самое главное, дает миллионам возможность отдохнуть от нашего такого жестокого мира.
Зачем любовь, что так красива и нежна на вид,
На деле так жестока и сурова?..
И если человек смеётся, если во всём животном царстве только он способен на эту жуткую деформацию лицевых мышц, то лишь потому, что только он, пройдя естественную стадию животного эгоизма, достиг высшей, дьявольской стадии жестокости.
Вы жестокие, бессердечные, и у вас явно недостаток кальция.
Жестокость — это всегда просто развлечение, пока ты не понимаешь, что кому-то это причиняет боль.
— Иногда человек становится подлецом только потому, что не хочет быть жестоким.
— Это малодушие.
Мы только кажемся себе цивилизованными. На самом деле мир жесток, а люди безжалостны. Они могут вам улыбаться, но за улыбками прячется желание вас прикончить. Хищники в джунглях убивают ради пропитания — и только люди убивают забавы ради. Даже друзья рады нанести удар в спину: им нужна ваша работа, ваш дом, ваши деньги, ваша жена — и ваша собака, в конце концов. Враги и того хуже! Вы должны уметь защищаться. Мой девиз: «Нанимай лучших — и не доверяй им ни в чем».
Что более характерно для человека – жестокость или способность её стыдиться?
Надежда — один из видов жестокости.
Человек никогда не бывает таким жестоким, как в минуту душевного восторга. Ему кажется, что нет на свете в эту минуту ничего прекраснее и интереснее его самого.
Правда всегда жестока.
Нет, вероятно, большей жестокости к ребенку, чем отправить его в среду деток значительно более богатых родителей.
Мир не жесток, Джон. Он просто безразличен.
А закон к смертникам беспощаден: малейшее нарушение — и смертная казнь. На месте. Иначе нельзя, такое уж время, когда милосердие оборачивается жестокостью и только в жестокости заключено истинное милосердие. Закон беспощаден, но мудр.
Нет ничего более чистого и жестокого, чем дети.
Будь сильным, не проявляя суровости, и будь мягким, не проявляя слабости.
Ну что ж, мы могли размолоть своих врагов в порошок с помощью огромной кувалды, но, черт возьми, мы делали это вчера.
Невозможно построить цивилизацию на страхе, ненависти и жестокости. Она не устоит.
— Если человек стремится к свободе, почему он птиц и зверей держит в клетках?… Человек воистину царь зверей, ведь он жестоко истребляет их. Мы живем, умерщвляя других. Мы ходячие кладбища! Ещё в раннем возрасте я отказался от мяса.
Мир жесток, детка!
Все готовы поверить в жестокости, творимые врагом, и никто — в творимые армией, которой сочувствуют; факты при этом попросту не принимаются во внимание.
Те рабы, которых вы освободили, ничего не видели в жизни, кроме жестокости. Если хотите научить их чему-то другому, придётся это показать на личном примере.
Хладнокровие, вот что самое страха.
У страха есть семена, и эти семена — жестокость.
Скажи мне, кто может быть так жесток — поставить зеркало перед человеком без лица?
— Некоторые люди очень жестоки. Они ненавидят всякого, кто не похож на них. Не позволяй им дразнить себя. Ты этого не заслужила. Ты гораздо лучше, чем все они.
Изощренная жестокость времени заключается в том, что оно лечит, чтобы в конце концов убить.
Врожденная жестокость – довольно редкий дар.
Люди и время жестоки, не правда ли?
Утончённая жестокость заслуживает столь же утончённого воздаяния.
Как жаль, что нельзя уничтожить одним махом всю тупость и жестокость, не уничтожив при этом человека.
Есть один способ сравняться с богами: достаточно быть столь же жестоким.
Это жестокий и опасный мир, в котором за каждую ошибку и каждую слабость приходится расплачиваться сполна.
Если слабый и глупый человек жесток — это противно. Но если умный и смелый жесток — это страшно. Такой человек обязан быть добрым.
Жалость к палачам становится жестокостью к их жертвам.
Когда дело идет о спасении отечества, не может быть речи о предательстве и верности, о зле и добре, о милосердии и жестокости, – но все средства равны, только бы цель была достигнута.
Подобно тому, как бывает иногда милосердие, которое наказывает, так бывает жестокость, которая щадит.
Нежность вашего голоса смягчает жестокость ваших слов…
Воистину человек есть царь животных, или, лучше сказать, царь зверей, потому что зверство его величайшее.
Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие!
Занятный новый уровень жестокости: усыпить кого-то ровно настолько, чтобы он проснулся аккурат перед тем, как заживо сгореть.
Женщинам нет равных в жестокости, когда дело касается их товарок.
Людям нужно постоянно напоминать о том, как они жестоки.
Когда Ганди продвигал свою философию ненасилия, он, видимо, не знал, насколько круто убивать всех вокруг!
Ожидание делает человека жестоким. Даже против его воли.
Легко отстаивать принципы на словах. Осуждать без лицемерия те жестокости, которые видел и в которых нашел источник тайной и неожиданной сладости, уже труднее.
Из бывших рабов получаются самые жестокие хозяева.
Женщины обычно не жестоки с мужчинами, если только речь не идёт о каком-то особенном мужчине. Они жестоки лишь по отношению к другим женщинам.
Самое жестокое по отношению к другому человеку — это притвориться, что любишь его сильнее, чем на самом деле.
Неограниченная власть в руках ограниченных людей всегда приводит к жестокости.
Может быть, люди не настолько меняются, как мы думаем. Может быть… может быть, они просто становятся жёсткими.
История любит жестоко мстить тем, кто истории не знает!
Это самое жестокое слово – никогда.
Это – то, что никто не хочет принять…
Лучше слыть жестоким, чем слабым.
Жестоких лидеров могут заменить только новые лидеры, еще более жестокие.
Жестокое обращение с животными есть только первый опыт для такого же обращения с людьми.
Ад менее жесток, чем люди!
Интересно отметить, что ацтеки, между прочим, умерщвлявшие жертв, вырезая сердце из груди, были потрясены испанским обычаем сжигать еретиков. Жестокость, судя по всему, — качество, не осознаваемое его обладателем.
Хватить ныть, это жалко. Слезами горю не поможешь. Этот мир жесток ко всем.
Жестокость — просто результат глупости. Это абсолютное отсутствие воображения.
Жалость при отсутствии других чувств — это жестоко.
Травмированные тело и мозг не просто похожи на диктатуру; они и есть диктатура. Нет более безжалостного тирана, чем боль, нет более жестокого деспота, чем спутанность сознания.
Ещё в нас многое звериным
осталось в каждом, но великая
жестокость именно к любимым —
лишь человеку данность дикая.
Жестокость – не крепость, а полуслабость. Жестокой быть легче, чем твердой и мудрой.
Иногда жестокость состоит не в том, что ты делаешь, а в том, чего ты не делаешь.
Неужели все люди либо жестоки до безумия и противоборства хладнокровия с алчностью, либо глубоко несчастны? Редкие люди хранят человечность. Я таких пока не встречала. Все мы не без греха.
Жизнь во всех её формах — жестокая борьба, и самое мощное оружие в этой борьбе — разум.
Он искал любви всю свою жизнь. Его природа жаждала любви. Это было органической потребностью его существа. Но жил он без любви, и душа его все больше и больше ожесточалась в одиночестве.
Гляди жизни прямо в её железное лицо и не бойся жестокой действительности.
Если будешь поступать слишком жестоко, тебя постигнет неудача; если же будешь действовать слишком мягко, сам окажешься в оковах.
В тарелке должна быть одна часть жестокости – перец, уксус, пряности, три части силы и шесть частей нежности.
Кто не трогает, тех больше всего и режут.
Если постоянно быть хорошими и кроткими с теми, кто жесток и несправедлив, дурные люди начнут всегда добиваться своего, потеряют всякий страх и поэтому не только не станут меняться к лучшему, а наоборот, будут делаться все хуже и хуже.
Во время войны придумали словечко, чтобы обозначить полный беспредел, людьми устроенный, — запонез, сокращенное «затрахано до полной неузнаваемости».
С жестокостью надо бороться там, где на нее наткнешься, а помощь оказывать там, где в ней нуждаются.
Гляди жизни прямо в её железное лицо и не бойся жестокой действительности.
Когда шла война, многое заставляло тебя плакать. Теперь, получив такую мощь в свои руки, ты сам стал тем кто заставляет плакать других.
Есть в этой музыке нечто жестокое, как и в том, кто пытался стать счастливым и добрым, а вместо того заставил других страдать и теперь сам не знает, кто он и что.
Никогда я не понимал и не знал того, что люди называют скукою жизни. Жизнь интересна, и я люблю ее за ту великую тайну, что в ней заключена, я люблю ее даже за ее жестокости, за свирепую мстительность и сатанински веселую игру людьми и событиями.
Всякий, кто думает, что мальчишки невинны и милы, никогда сам не был мальчишкой или позабыл об этом. А тот, кто думает, что люди не бывают жестоки и не причиняют друг другу боль, вряд ли часто выходит из дома.
Если насилие хаотично, то остановить его невозможно.
Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко,
Не будь ко мне жестоко, жестоко не будь.
От чистого истока в прекрасное далёко,
В прекрасное далёко я начинаю путь.
Мир шоу-бизнеса — как ты жесток! Тебе нужны молодые, и чем моложе, тем лучше. А они ещё не готовы, и когда попадают в эту мясорубку, их размалывают жернова настолько тяжёлые, что не каждому под силу. Повезёт, если выберешься оттуда живой…Я ушла со сцены до того, как опустился занавес, и в зале зажёгся свет, но шоу должно продолжаться! Если одна из марионеток сломалась, её тут же заменяют другой — никаких остановок!..
Я — неверующий. Грубо говоря, я никогда не мог себе представить, что какой-то всемогущий создатель был так жесток, чтобы сотворить мир, в котором мы живём.
Вот это и есть самое трудное в наше время: идеалы, мечты, прекрасные надежды, не успев возникнуть, тут же рушатся под ударами жестокой действительности.
Порой жестокость — цена величия.
На что нам самая развитая в животном мире кора мозга, если мы такое вытворяем? Никакое животное не осмелилось бы поступить со своей добычей так, как мы поступаем с себе подобными! Если бы вы знали, как мне хочется быть… «глупым».
Я соединил ДНК всех злых животных мира, чтобы создать самое жестокое… Им оказался человек!
Единовременная жестокость переносится с меньшем раздражением и считается более справедливой, чем растянутая во времени.
… видно, жестокость — удел всего рода человеческого…
Смотреть в его глаза, когда перед тобой не он! Жестокая штука, тяжкое наказание.
Это ужасно! Не те страдания и гибель живых существ, но то, как человек без нужды подавляет в себе высшее духовное начало, чувство сострадания и жалости по отношению к подобным ему живым существам, — и, попирая собственные чувства, становится жестоким. А ведь как крепка в сердце человеческом эта заповедь — не убивать живое!
Оказалось, я способен причинять зло. Никому никогда вредить не собирался и вот, пожалуйста, — выяснилось, что когда мне нужно, я могу быть эгоистичным и жестоким, несмотря на благие намерения. Такие типы способны под благовидным предлогом наносить страшные незаживающие раны — даже людям, которые им дороги.
В русских удивляет сплав расслабленной доброты с крайней жестокостью, причем переход от одного к другому молниеносен.
Умные люди часто бывают жестоки. Глупые люди жестоки сверх всякой меры.
Суровая среда создаёт суровых людей.
Библия — жестокая книга. Может быть, самая жестокая, которая когда-либо была написана.
Обманутый честный человек часто бывает очень жесток, когда с его глаз спадет пелена.
Быть жестоким считалось в порядке вещей. Беспощадность была исконным свойством судей, а жестокосердие — их второй натурой
Любовь — жестокий царь, ее всесильно иго.
Власть, думаю я; всегда одно и то же: одного грамма ее достаточно, чтобы сделать человека жестоким.
Женщины всегда более жестоки по отношению к другой женщине.
Дети иногда кажутся жестокими, потому что мыслят ясно и называют вещи своими именами.
Ранний подъем на работу в зимние будни — явление настолько странное и жестокое, что его, вероятно, следует считать нарушением прав человека.
… дети способны на самые неожиданные проявления жестокости. Просто мы не хотим этого в них замечать.
Никаких предзнаменований не бывает. Судьба не шлет нам вестников – для этого она достаточно мудра или достаточно жестока.
Может быть, люди не настолько меняются, как мы думаем. Может быть… может быть, они просто становятся жёсткими.
— А ты можешь быть жестоким, король мой, — покачал головой Берен, придя в себя.
— Нет. Я могу быть безжалостным. Есть разница между жестокостью палача и безжалостностью лекаря, отсекающего заражённую плоть.
Пожалуй, жестокость, откровенная жестокость женщинам милее всего: в них удивительно сильны первобытные инстинкты.
Война — жестокая штука, но не обязательно жестоки люди, которые её ведут.
Такого понятия, как жестокая женщина не существует, Мемфис, существуют слабые мужики.
Но каждый, кто на свете жил,
Любимых убивал,
Один — жестокостью, другой
Отравою похвал,
Трус — поцелуем,
Тот, кто смел — кинжалом наповал.
Я ненавижу бои гладиаторов за то, что они низводят человека до уровня животных, и я не имею в виду тех несчастных, которых заставляют ради потехи сражаться и убивать друг друга. Речь идет о зрителях.
… когда люди закрывают глаза на бесчеловечность, виноватых вообще не бывает.
— Как жестоки хорошие женщины!
— Как слабы дурные мужчины!
Жестокость — не свойство личности. Жестокость — привычка.
Коренная причина насилия заключается в том, что человек одержим некой заведомо нереалистичной идеей, например о справедливости или нравственности. Такая одержимость обычно проистекает от привычки держаться двойственных оценок: плохое и хорошее, безобразное и красивое, безнравственное и нравственное.
Мир — вообще странное место. И жестокое. А иногда и невезучее.
Мир зол, жесток, бесчеловечен
и всюду полон палачей,
но вдоль него, упрям и вечен, –
добра струящийся ручей.
Неужели судьба может быть так же жестока, как мыслящее существо, сделаться такой же чудовищной, как сердце человека?
Люди не становятся лучше — только умнее. Они не перестают отрывать мухам крылышки, а лишь придумывают себе гораздо более убедительные оправдания.
«Пощады нет», — сказал тот, кто посеял хаос. И спустил псов войны.
— Надо найти сбежавших, пока они не пострадали.
— Пока ОНИ не пострадали?
— Да, мистер Ковальски. Они сейчас в незнакомой для них среде, окружённые миллионами самых злобных существ на планете — людьми.
Как жестоки люди. Если не то телосложение, то надо добраться до души.
Люди не становятся лучше — только умнее. Они не перестают отрывать мухам крылышки, а лишь придумывают себе гораздо более убедительные оправдания.
Люди — единственные животные, которые охотятся друг на друга. Даже гиены этого не делают… Знаете, что звери думают о нас? Звери думают, что они — это люди, а люди — это звери…
Белое всегда жестоко к белому.
Даже самая жестокая плеть бьет не так больно, если ты видишь, что она с той же силой обрушивается на спину ближнего.
Выходило, что жестоким быть нужно; самые симпатичные люди жестоки по отношению к самим себе.
Нужно быть особенным человеком, чтобы смотреть кому-то в глаза, а потом выстрелить в них.
Чем больше скупость, тем больше жестокость.
Я хочу ярких красок в сером Лондоне. Я хочу больше красного.
В XIX в. бесчеловечность означала жестокость, в XX в. она означает шизоидное самоотчуждение.
Ушло радостное удивление жизнью, ожидание счастья в мире, который казался таким заманчивым и прекрасным. Теперь она знает, что мир несправедлив, жесток и беспощаден.
Людям нравилась жестокость. Особенно, если она оформлена профессионально, как в боксе. Однако, люди зачастую не понимают, что такое бокс на самом деле…
— тебе бы все шутки шутить, а в этот самый момент творятся жестокости.
— ты о пауке с мухой или о кошке с мышкой?
— я о жестокости человека по отношению к человеку, а ведь человек способен соображать, что к чему.
Быть может, это от некоторой примитивности русского народа, оттого, что он ещё «молод», но в русском характере и в русском быту противоречия действительно выступают с большей, чем у других, резкостью и остротой. Широка русская натура, спору нет, а сколько же в русском быту мелочной, придирчивой, сварливой узости. Предельной нежностью, предельной жалостью одарено русское сердце, а сколько в то же время в русской жизни грубой жестокости, мучительного озорства, иногда просто бесцельного, как бы совершенно бескорыстного. Утончён удивительно русский дух, а сколько порою в русских взаимоотношениях топорной нечуткости, и оскорбительной подозрительности, и хамства… Да, действительно ни в чём, ни в хорошем, ни в дурном, не знает середины русский человек.
На меня очень сильно подействовал рассказ Тараса Шевченко, записанный в его дневнике. Рассказ такой: «Шел я в декабре по набережной. Навстречу босяк. Дай, говорит, алтын. Я поленился расстегивать свитку. Бог, отвечаю, подаст. Иду дальше, слышу — плеск воды. Возвращаюсь бегом. Оказывается, нищий мой в проруби утопился. Люди собрались, пристава зовут… С того дня, — заканчивает Шевченко, — я всегда подаю любому нищему. А вдруг, думаю, он решил измерить на мне предел человеческой жестокости…»
Спросите любого человека, имеющего за плечами длительный срок тюремного заключения, и он скажет вам, что ничто так не ожесточает человеческое сердце, как правоохранительная система.
Кто нам сказал, что мир у ног
Лежит в слезах, на всё согласен?
Он равнодушен и жесток.
Зато воистину прекрасен.
В смысле повседневной жестокости души у более светлых рас оказываются темнее.
Банальные выражения оправдывают худшие жестокости.
Когда человек ликует, губы судьбы изгибаются в жестокой улыбке.
Чтобы выжить и удержать то, что принадлежит по праву, человеку приходится проявлять силу, а порою и жестокость.
Особенностью наказаний, в которых преобладает беспощадность, то есть нечто, притупляющее разум, является то, что они изменяют человека, мало-помалу превращая его путем какого-то бессмысленного преображения в дикого зверя, а иногда и в кровожадного зверя.
Нельзя помочь всему человечеству, и тот, кто слишком много заботился о человечестве, рано или поздно становится жестоким.
Ненависть порождает ненависть. Так и зло порождается злом. Все преступники в большинстве своем стали такими не потому, что им это нравилось. Их, в первую очередь, вынудили остальные, окружающие. Одних не захотели понять, других не желали принять, третьих презирали из–за факта их рождения или существования. Насмешки, злоба – все это породило в своем конце нового убийцу или насильника. Кто–то стал жестоким, потому что не нашлось того, кто сказал бы: «Я буду с тобой, потому что ты мне нужен.
Говорят, что самые яростные ненавистники ирландцев — сами же ирландцы; точно так же и жесточайшие мучители женщин — сами женщины.
Жестокость ее была как бы изнанкой грусти, нелепой потребностью отомстить тому, кто ничем этого не заслужил.
Люди злые и жестокие, и если им попадется лучик света в этом мире — он обречен.
Мир жесток, детка. Если тебе не подвинтить гайки, тебе ещё и тридцати не исполнится, а ты уже начнёшь трястись, дребезжать и ходить враскоряку.
Кто жесток, тот не герой.
Осуждать гомосексуала за его сексуальное предпочтение – это преступление и жестокость.
Жестокость не может быть красивой. Иногда я смотрю фильмы, где жестокость бьёт через край, и думаю: «Ну и ну! Да на хрена они это устроили?»
Любовь жестока и себялюбива;
Она собою только занята.
Её, как сон, приятно опьяненье —
Но горестно бывает пробужденье!
Я понял, что доброта и жестокость, сами по себе и отдельно от другого, ни к чему не приводят; и я понял, что в сочетании, одновременно они учат чувствовать.
Я предпочитаю побеждать своих врагов по старинке — жестокостью!
За обидчивостью кроется сознание собственной неполноценности, за сентиментальностью — жестокость.
— Каждый немец, пусть он через сто лет родится даже, каждый немец нам должен.
— Ну да, за то, что они у нас тут сделали…
— Совсем нет. Они нам должны не за то, что они у нас сделали. Они должны за то, что мы у них не сделали.
Часто, слишком часто мужчины бывают жестоки к женщинам, которых любят или любили, а женщины — к мужчинам. Но жестокость эта кажется нежностью по сравнению с той всеобщей жестокостью, из которой она вырастает, — жестокостью обстоятельств к человеку, жестокостью средств к цели, жестокостью сегодняшнего дня ко вчерашнему, а завтрашнего дня к сегодняшнему.
Жестокость государственного олигархического капитализма неизбежно делает чувства людей, их ощущение мира мелкими, поверхностными, скоропреходящими.
Революционеры — это люди, способные принять вызов беспощадного мира и ответить ему ещё большей беспощадностью.
But compassion is a muscle that gets stronger with use, and the regular exercise of choosing kindness over cruelty would change us. И все же сострадание — это мышца, которая становится крепче, если её тренировать, и регулярные упражнения по выбору доброты вместо жестокости тоже меняют нас.
Убивая животных ради пропитания, человек подавляет в себе высшие духовные чувства — сострадание и жалость к другим живым существам, подобным ему, — и, переступая через себя, ожесточает свое сердце.
Ты слишком жесток, вот что я тебе должен сказать. Таких, как ты, опасно пускать в космос – там все чересчур хрупко, да-да, вот именно, хрупко! Земля уж кое-как… приспособилась к таким, как ты, хотя это ей и стоило черти каких жертв.
Быть родителем нелегко. Сколько ни старайся, твои дети всё равно со временем поймут, что этот мир — одна большая куча дерьма, что он развращён, жесток. А ты просто хочешь уберечь их от него. Хочешь, чтобы они думали, что мир безопасен и справедлив. Что плохие будут наказаны, а хорошие получат награду. Потому что, если они поверят в это, поверишь и ты сам.
Вы требуете от женщины, чтобы она была верна, когда и не любит, чтобы она отдавалась, когда это и не доставляет ей наслаждения, – кто же более жесток, мужчина или женщина?
Человек по самой своей природе подвержен тысячам бед и невзгод, но, даже если жизнь не заполнена злоключениями, мы постоянно добавляем несчастье к несчастью, усугубляя горечь жестоким обращением друг с другом.
All violent feelings have the same effect. They produce in us a falseness in all our impressions of external things, which I would generally characterize as the pathetic fallacy.Все жестокие чувства имеют одинаковый эффект. Они добавляют фальшь во все впечатления от внешних вещей, я бы характеризовал это, как жалкую ошибку.
Чем более преданной является женщина, тем скорее отрезвляется мужчина и становится властелином. И чем более она окажется жестокой и неверной, чем грубее она с ним обращается, чем легкомысленнее играет им, чем больше к нему безжалостна, тем сильнее разгорается сладострастие мужчины, тем больше он ее любит, боготворит.
Оказалось, я способен причинять зло. Никому никогда вредить не собирался и вот, пожалуйста, — выяснилось, что когда мне нужно, я могу быть эгоистичным и жестоким, несмотря на благие намерения. Такие типы способны под благовидным предлогом наносить страшные незаживающие раны — даже людям, которые им дороги.
Я буду позволять дышать им только, когда разожму пальцы, чтобы тут же сцепить их ещё сильнее, как делает кровавоклювый гриф.
Дело в том, что женщина осталась, несмотря на все успехи цивилизации, такой, какой она вышла из рук природы: она сохранила характер дикаря, который может оказаться способным на верность и на измену, на великодушие и на жестокость, смотря по господствующему в нем в каждую данную минуту чувству.
Нет, вижу, должно быть жестоким, чтобы жить с людьми; они думают, что я средство для достижения их глупых целей!
Нет, не обманывай систему! Поглаживай систему, играй в систему, работай на систему… Но не обманывай её. Потому что тогда она обманет тебя еще более жестоко.
Если счастье мне даровала ошибка, не будьте так жестоки, чтобы исправлять ее.
Убийство — это отрицание любви. Убивать или поедать убитое другим — это праздновать жестокость. Жестокость ослепляет и делает нас жестокосердными, мы становимся неспособными видеть, что те, кого мы убиваем – это наши братья и сестры в Единой Семье Творения.
Мы упрекаем детей в жестокости, но мы столько лет возвышали жестокость в подвиг, если нам казалось, что она для пользы дела. Мы требуем от них сострадания, но разве мы не внушали всем, что жалость унижает, и не оправдывали беспощадность во имя великой цели?.. Прошлое мстит нам в наших детях.
Ах, вот что значит правда! Она жестокая подруга — вся в железных остриях, ранит того, кого коснется, а иногда и того, кто говорит ее.
Он вздрогнул и поднял голову.
— Я совсем з-забыл, — проговорил он извиняющимся тоном. — Я х-хотел рассказать вам о…
— О несчастном случае, когда вы сломали ногу. Но если вам тяжело об этом вспоминать…
— О несчастном случае? Но это не был несчастный случай! Нет. Меня просто избили кочергой.
Не ищите жестокости в старых и немощных. У жестокости ясные глазки и розовый язычок…
Знаешь ли, что женщина способна замучить человека жестокостями и насмешками и ни разу угрызения совести не почувствует, потому что про себя каждый раз будет думать, смотря на тебя: «Вот теперь я его измучаю до смерти, да зато потом ему любовью моей наверстаю…»
Люди всегда добивают того, кто уже ранен природой.
— Ты был прав. Жесть какая!
— Ты ещё не видел другую половину… с башкой…
Часто человек терпит несколько лет, смиряется, выносит жесточайшие наказания и вдруг прорывается на какой-нибудь малости, на каком-нибудь пустяке.
– Женщинам свойственно одно из двух: либо жестокость, либо наивность. Вы же умудрились смешать в коктейль и то, и другое.

Люди, которые теперь жестоки, должны рассматриваться как сохранившиеся ступени прежних культур.
Великодушие гибнет в периоды долгого мира. Долгий мир ожесточает людей. Долгий мир производит апатию, низменность мысли, разврат, притупляет чувства. Социальный перевес во время долгого мира всегда под конец переходит к грубому богатству.
Если это отдых, то, по-моему, неправильный. Это жестокость смеха ради. А мир и без того жесток.
Ужасно! Не знаешь, чего тут больше — жестокости или нелепости. Но, кажется, и то и другое доведено до последней степени.
Вино скотинит и зверит человека, ожесточает его и отвлекает от светлых мыслей, тупит его.
Не сын был мне нужен. Солдат, воин. Я думал, что им станет Джонатан, однако в нем осталось слишком много от демона. Он рос жестоким, неуправляемым, непредсказуемым. Ему с самого детства недоставало терпения и участия, чтобы следовать за мной и вести Конклав по намеченному пути. Тогда я повторил эксперимент на тебе. И снова неудача. Ты родился слишком нежным, не в меру сострадательным. Чувствовал боль других как свою собственную. Ревел, когда умирали твои питомцы. Пойми, сын мой… я любил тебя за эти качества, и они же сделали тебя ненужным.
Она жестокая. Беспричинная жесткость – роскошь истинных начальников.
Чужда и смешна мне сия мистика дешевого православия, и всегда-то она требует каких-то обязательно неумных и жестоких подвигов.
Монстры — это только мы. Убийцы, насильники, поджигатели… Вот они-то настоящие твари… Они настолько далеки от человечности, что больше не могут ощущать сострадание и вину. Вот их и надо нам бояться. Неважно, скрываются ли они в лесах… в тумане… или во тьме наших подвалов… Ты не можешь предсказать, что произойдет. Ты не сможешь ничего сделать, чтобы остановить их. Есть только один путь… Самому превратиться в зверя… И быть безжалостным, как они…
Она расправлялась с жизненными затруднениями с такой же легкостью, с какой секач расправляется с куском мяса.
Культура — это та верёвка, которую можно бросить утопающему и которой можно удушить своего соседа. Развитие культуры идёт столь же на пользу добра, сколько и на пользу зла. Растёт кротость — растёт и жестокость, растёт альтруизм, но растёт и эгоизм.
Я приметил из многочисленных примеров, что русский народ очень терпелив и терпит до самой крайности; но когда конец положит своему терпению, то ничто не может его удержать, чтобы не преклонился на жестокость.
Ещё в нас многое звериным
осталось в каждом, но великая
жестокость именно к любимым —
лишь человеку данность дикая.
— Милосердие к преступнику, — сказал он твердо, — оборачивается жестокостью по отношению к жертвам.
Дети, благослови их Господь, бывают очень жестокими. Особенно к тем, кто не может позволить себе свитер за пятьсот долларов.
Мир зол, жесток, бесчеловечен
и всюду полон палачей,
но вдоль него, упрям и вечен, –
добра струящийся ручей.
Порой нужно быть жестоким с теми, кто нас ненавидит, а иногда надо быть жестоким и с теми, кого мы любим.
Дети, ведь, как известно, жестоки. И если уж нанесут рану, то до кости; и в цель попадают куда точнее любого взрослого…
Чтобы не выказать слабости и не изведать жесткости, не давай пустых обещаний и не произноси злых слов.
Всю мою жизнь ты говорил мне, что мир охвачен тьмой и безумно жесток, но сейчас я вижу, что тьма и жестокость только в таких людях, как ты!
Неужели все мы звери в глубине натуры своей? И красивыми словами, нарядами и манерами лишь маскируем свои низменные инстинкты? Говорят, дай мы волю подлинным своим желаньям, вцепимся друг другу в глотки, и кровожадности нашей не найдется равной в истории.
Любовь — это то, чего труднее всего достигнуть, и она способна жестоко разочаровать, как ничто другое.
— Я не был рождён полубогом. Мои родители были людьми. Они взглянули на меня и решили, что я им не нужен. И выбросили меня в море, как что-то бесполезное. Но потом меня нашли боги. Они дали мне крюк. Они сделали из меня Мауи. И… и я пошёл опять к людям. Я дал им острова, огонь, кокосы… Им стоило только пожелать.
— И сердце ты взял для них. Ты делал всё это ради них, чтобы завоевать любовь.
— Да, вот только… Им всё было мало.
Преодолев веру в крайности двойственного восприятия, мы оставляем далеко позади все причины насилия и жестокости.
Если человек, измученный жестокой душевной бурей, судорожно сопротивляясь натиску нежданных бедствий, не зная, жив ли он или мертв, все же способен с бережной заботливостью относиться к любимому существу — это верный признак истинно прекрасного сердца.
Никто, кроме меня, их не видит. Никто не поймёт, как одиноко и ужасно жить в этом мире
Человечество имело бы право думать о себе гораздо лучше, если бы мы могли поверить, что подросток способен спасти честь и достоинство заклеванной птицы подобным жестом… Однако надеяться на это не приходится. Товарки заклеванной птицы не поднимают ее нежно из пыли, нет — ее быстро и безжалостно добивают.
Жестокосердные люди не могут верно служить великодушным идеям.
Признаться в любви и сразу же предать… Истинная жестокость всегда впечатляет. Я лишь лишил его добычи, а ты разбила ему сердце.
Никаких подлинных страстей в девятнадцатом веке нет. Потому-то так и скучают во Франции. Совершают ужаснейшие жестокости, и при этом без всякой жестокости.
Каждый из нас представляет себе Рай как прекрасное общество, полное чудесной вседозволенности, абсолютно лишенное каких-либо запретов. Но никто не догадывается, что и в Раю могут быть свои жестокие правила.
Беспросветная жестокость продолжительное время не вызывает больше жалости. Она вызывает привыкание. Эмоции сильны на контрасте.
Жестокость не в счет, когда речь идет о самосохранении.
Все жестокие чувства имеют одинаковый эффект. Они добавляют фальшь во все впечатления от внешних вещей.
Я вас не понимаю, люди. Зачем бить того, кто тебе ничего не сделал? Зачем снова бить того, кто тебя простил?
В здоровом организме сломанная, но правильно вылеченная кость в месте перелома становится крепче. Все живы, говорил себе Генри, в запасе осталось прилично лет. Однако жизнь его изменилась. Раз столкнувшись с жестокостью, навеки обретаешь спутников, чьи имена Подозрительность, Страх, Тревога, Отчаяние, Безрадостность. С твоего лица исчезает естественная улыбка, а прежние естественные радости теряют свой вкус.
Весы правосудия: темнота против света, жестокость против сочувствия, похоть против любви. И всегда этот неизменный сокровенный вопрос: «Что ты сделал со своей жизнью?»
— Животные.
— Животные не убивают друг друга умными машинами, ангел. Так поступают только люди.
Думаете, нормально просто смотреть, как ваш товарищ плачет?! К этому вас привела цивилизация?! Городская жизнь учит вас истреблять слабых?! Отвратительно!
Заткнуть дураку глотку – невежливо, но позволить ему продолжать – просто жестоко.
Гляди жизни прямо в её железное лицо и не бойся жестокой действительности.
– У тебя все слишком жестоко, вампир, – грустно сказала я.
Вампир оторвался от своего занятия и посмотрел на меня.
– Это лучше, чем жить иллюзиями, принцесса. По крайней мере, мои представления о мире не пострадают, как твои.
Христианский бог — ужасно неприятное создание: жестокий, мстительный, капризный и несправедливый.
Твоя жестокость — это вид благословения.
Блаженны те, кто не вступал с тобою в спор!
В твоих белесых небесах моё затмение,
Мой приговор.
… дитя окраин — никто и никаких чувств у него быть не может, потому что их не на что обратить, негде выразить, а если раскроешься, первый попавшийся урод раздерет тебя на части. Поэтому ты либо затыкаешься, строишь себе раковину и прячешься в ней с головой, либо набрасываешься сам и причиняешься боль; и делаешь это потому, что тебе кажется, что если сделать им больно, они не смогут тебя ранить.
Как много придумано слов для простого, дикого, жестокого влечения двух человеческих тел друг к другу.
Люди так озабочены тем, что их дети играют с пистолетами, смотрят жестокие фильмы, боятся, что жажда насилия овладеет и ими. Никто из них не обеспокоен тем, что дети слышат тысячи песен: о разбитых сердцах, отвергнутой любви, боли, страданиях и потерях.
Все мы стремимся реализоваться. Но если что-то тормозит нас, мы ищем выхода в боли. Ищем её для себя, или причиняем её другим. Особенно уязвимы в этом отношении подростки. Юность пробует свою силу множеством способов.
Жизнь — это неутомимая жажда насыщения, а мир — арена, где сталкиваются все те, кто, стремясь к насыщению, преследует друг друга, охотится друг за другом, поедает друг друга; арена, где льется кровь, где царит жестокость, слепая случайность и хаос без начала и конца.
Столько зверства кругом, столько жестокости — и так радостно, что хотя бы в этих двух людях жива нежность.
…И они знали, что так будет — из-за меня. Они все знали. Они людей умели видеть, и судьбу каждого. Ты даже не знаешь, на кого мы подняли руку… Он нам в последний раз улыбнулся… Послал их… Дал еще один шанс. А мы… Я их обрек, а вы исполнили. Потому что мы такие. Потому что чудовища…
Этика не имеет единиц измерения. Даже в вечных и общих определениях — добрый, злой, душевный, жестокий — мы беспомощно путаемся, не зная, с чем сравнить, как понять, кто действительно добр, а кто добренький, и что значит истинная порядочность, где критерии этих качеств.
Когда один человек заботится о другом… забота может принимать разные формы. А иногда любовь и жестокость до невозможности схожи.
Нужно быть большим философом, чтобы выносить зверства год за годом.
Насколько же перо более жестоко, чем меч!
Они принялись скакать вокруг него, выкрикивая: «Изменник!», «Мыслепреступник!» — и девочка подражала каждому движению мальчика. Это немного пугало, как возня тигрят, которые скоро вырастут в людоедов. В глазах у мальчика была расчетливая жестокость, явное желание ударить или пнуть Уинстона, и он знал, что скоро это будет ему по силам, осталось только чуть-чуть подрасти.
Если к тебе в кастрюлю забралась кошка, а ты её бъешь, то не можешь ты быть ни начальником, ни судьёй. Но это еще не зло. Это нервы. Зло — это когда кошку сразу в мешок.
Кому не приходилось видеть, как женщина тиранит женщину? Разве мучения, которые приходится выносить мужчинам, могут сравниться с теми ежедневными колкостями, презрительными и жестокими, какими донимают несчастных женщин деспоты в юбках?
— А вам не кажется, что вы слишком романтичны? И в то же время слишком жестоки?
— Жестокий романтизм — порождение эпохи.
Люди не то чтобы жестоки или желают ранить ближнего, дело даже не в их глупости, но, по ее наблюдениям, в жизни обычного человека так мало сильных чувств, что, заподозрив их в чужой жизни, они ведут себя, как ищейки, почуявшие запах крови.
Я не знаю ничего трогательнее такого боязливого самоунижения женщины. Как она твердит, что это она виновата, а не мужчина! Как принимает всю вину на себя! Как домогается примерного наказания за преступления, которых она не совершала, и упорно выгораживает истинного виновника! Жесточайшие обиды наносят женщинам те, кто больше всего видит от них ласки; это прирожденные трусы и тираны, и они терзают тех, кто всех смиреннее им подчиняется.
Быть великодушным с бессердечными людьми значит дурачить самого себя.
— Он не послушает его.
— Нет?
— Я говорю тебе, он в золоте сидит.
И взглядом словно Рим испепеляет.
Когда один человек чрезвычайно обязан другому, а потом с ним ссорится, то обыкновенное чувство порядочности заставляет его больше враждовать со своим бывшим другом и благодетелем, чем если бы это было совершенно постороннее лицо. Чтобы оправдать собственное жестокосердие и неблагодарность, вы обязаны представить своею противника злодеем. Дело не в том, что вы жестоки, эгоистичны и раздражены неудачей своей спекуляции — нет, нет, — это ваш компаньон вовлек вас в нее из самого низкого вероломства и из самых злостных побуждений. Хотя бы для того, чтобы быть последовательным, гонитель обязан доказывать, что потерпевший — негодяй, иначе он, гонитель, сам окажется подлецом.
— Жестокость или милосердие? Парень с пистолетом мог пристрелить меня после взрыва, но посмотрел на мою ногу и просто подмигнул.
— Может и то, и другое…
— Бой быков — это жестоко.
— Да, жестоко все, если проигрываешь.Религия утешает лишь тех, кто не способен охватить её в целом; туманные обещания наград могут соблазнить только тех людей, которые не в состоянии задуматься над отвратительным, лживым и жестоким характером, приписываемым религией богу.
У меня не было друзей, и одно лишь чувство непревзойденного одиночества двигало мной. Я часто оставался в своей комнате от заката до восхода солнца и фантазировал о том, как люди будут страдать, извиваться и умирать.
— Вы жестоки, — говорю я.
— Да. Когда мне кажется, что симпатичный молодой человек начинает сходить с ума, я бываю жестока.
Самые жестокие, неумолимые из всех людей, склонные к ненависти, преследованию, — это ультрарелигиозники.
А закон к смертникам беспощаден: малейшее нарушение — и смертная казнь. На месте. Иначе нельзя, такое уж время, когда милосердие оборачивается жестокостью и только в жестокости заключено истинное милосердие. Закон беспощаден, но мудр.
«О, почему она не может оставить меня в покое?» Он страстно, напряжённо желал этого, тем более страстно, что сам он подавлял в себе это желание. (Ибо он не смел его проявить; он жалел её, он хорошо относился к ней, несмотря ни на что; он неспособен был на откровенную, неприкрытую жестокость — он был жесток только от слабости, против своей собственной воли.)
Единственное, что имеет все права, — это чувство. Если с него опадут листья, если сломается стебель или оно увянет, не помогут никакие жалобы, и никакие споры, и никакая благонамеренно-жестокая и смягчающая ложь.
Интересно отметить, что ацтеки, между прочим, умерщвлявшие жертв, вырезая сердце из груди, были потрясены испанским обычаем сжигать еретиков. Жестокость, судя по всему, — качество, не осознаваемое его обладателем.
Вселенная изменчива, но самое странное проявление этой изменчивости — мы, люди. Мы отвечаем, как резонаторы, на многие воздействия. Наше будущее нуждается в постоянной корректировке. Но есть барьер, который мы должны снести, и это потребует жестокости, нам придется восстать против наших самых дорогих, самых сокровенных желаний…
Учитесь слушать, понимать и любить жестокую правду о себе.
Нет конца жестокости мужчин, ненавидящих сильных женщин.
Но ничто жестокое не бывает полезным; ведь человеческой природе, которой мы должны следовать, наибольший недруг — жестокость.
Жестокий век. Мир завоевывается пушками и бомбардировщиками, человечность — концлагерями и погромами. Мы живем в такие времена, когда все перевернулось. Агрессоры считаются сейчас защитниками мира, а те, кого травят и гонят — врагами мира. И есть целые народы, которые верят этому!
Я видела стремительно возникающий новый мир. Да, более технологичный, да, более эффективный. Новые способы лечения старых болезней. Очень хорошо. Но мир при этом жесткий, безжалостный. И я видела девочку с зажмуренными глазами, прижимавшую к груди старый мир, более добрый, о котором она знала в глубине сердца, что он не может остаться, и она держала его, держала и просила не отпускать ее.
В их равнодушных взглядах отражалось спокойствие, которое достигается ежедневным утолением страстей, а сквозь мягкость их движений проступала та особая жестокость, которую пробуждает в человеке господство над существами, покорными ему не вполне, развивающими его силу и тешащими его самолюбие, будь то езда на породистых лошадях или связь с падшими женщинами.
Любовь — это борьба. И главная опасность — желание отдать себя целиком. Кто сделает это первым — тот проиграл. Нужно сжать зубы и быть жестоким — тогда победишь.
— Неудивительно, что вы согласны с философией пациента, вы на службе устроили тренировочный лагерь, как будто жестокость повышает производительность.
— О! Ты полагала, что тут я с тобой не соглашусь?..
И были фотографии: целые поезда живых скелетов, вагоны для скота, костлявые руки тянутся к щелям между досок, груды иссохших трупов — лица, как у крыс, — и Джерри тогда сказал, что ему стыдно быть человеком. Новая для меня идея.
Мысль о смерти более жестока, чем сама смерть.
Плакать ни в коем случае нельзя. В нашем мире есть люди, которые могут убить тебя только затем, чтобы посмотреть, как ты плачешь и молишь их о пощаде.
Девчонки бывают такие стервы, но парни этого не понимают. Они, случалось, попристают к ней и забудут, а девчонки… это продолжалось бесконечно, и я даже не могу вспомнить, с чего все началось. На ее месте я бы просто не выдержала. Нашла бы большой-большой камень и спряталась под ним от всего мира.
За малый грех не попрекай жестоко, и смертный суд не выноси до срока.
Невинность — это, знаешь ли, совсем не то, чем ее превозносят. Невинные дети отрывают крылья мухе, потому что ничего не понимают. Вот что такое невинность.
Жестокость мира вызывает страшные угрызения совести, но, к счастью, это страдание проходит, и, уж конечно, о нём не следует вспоминать во время битвы.
Я устал, что все люди жестоки и беспощадны! Я устал от боли, которую я чувствую и слышу в мире каждый день… Это слишком много! Здесь, в голове, как будто осколки стекла. Каждый день!
Со стороны юмор судьбы очевиден и так изящен и красив. Но изнутри он часто воспринимается как жестокость и откровенное издевательство.
Он искал любви всю свою жизнь. Его природа жаждала любви. Это было органической потребностью его существа. Но жил он без любви, и душа его все больше и больше ожесточалась в одиночестве.
Чтобы уйти от человека, надо иногда придумывать ложные причины. Потому что истинные бывают слишком жестоки. Но чтобы прийти, ничего не нужно придумывать. Надо просто прийти, и все…
Мы и будущие поколения должны помнить человеческую жестокость и ненависть, которая правила теми, кто сдал своих соседей в руки врага, ненависть, которая толкнула их на убийство… Моя мечта – чтобы память об этом стала предупреждением миру и человечество никогда впредь не повторила той трагедии.
— А людей вам совсем не жалко?
— От глупой доброты правителя, молодой человек, народу гибнет гораздо больше, чем от умной жестокости, — ответил Борис Исаакович, взяв в руки пузырек с каплями.
В бизнесе и в политике человек должен силой и жестокостью прокладывать себе путь через гущу людскую, если он хочет, как в детской игре, стать Владыкой Горы. Потом он может быть милостивым и великодушным, но прежде надо добраться до вершины.
В голове моей ребенок. Он собрал в себя, чудак, человечность и жестокость, дар небес и дар времен.
Этот мир не жесток, он лишь живёт по своим правилам, и мы внедряемся в него без спросу…
Заставлять дурака молчать — неучтиво, а позволять ему говорить — жестоко.
Абсолютное одиночество — наверное, самое страшное наказание, какое только может пасть на нас. Любое удовольствие ослабевает и исчезает, когда мы получаем его в уединении, а каждая неприятность становится более жестокой и невыносимой.
Что? Собираешься вернуться домой? … Неужто ты и правда считаешь всех людей добрыми? А как же те, которые напивались и били тебя? Или те, которые «забывали» тебя покормить? А дети ещё хуже. Собираются вместе и жестоко дразнят…
Будущее — это не просто случайное событие. Это жестокая сила с отличным чувством юмора. Оно раздавит того, кто не осторожен.
Те, у кого одинаково злая воля, каково бы ни было различие в их положении, таят в себе одинаковую жестокость, бесчестность, грабительские наклонности, и все это в каждом из них тем отвратительнее, чем он трусливее, чем увереннее в себе и чем ловчее умеет прикрываться законами.
Вслед за жестокостью приходит мёртвая тишина.
Кто мы? Мы ошиблись.
У меня тогда не было имени, меня звали просто Горбун или Уродец, если по-доброму. Но, честно говоря, меня это не задевало. Нелепо обижаться на жестокость тому, кто не ведал доброты.
Наша ненависть бывает особенно низкой, злобной и жестокой, когда она несправедлива.
Если я захочу увидеть уродов, я просто выгляну в окно.
Вы начитаетесь своих любовных книжек и считаете, что живёте в розовом мире. Сказочный принц уже не для вас. Вы давно перестали верить в сказки, вам нужен грубый жёсткий мужик, особенно с какой-нибудь тайной и тайным комплексом неполноценности. Ещё лучше, если бы он был тайным садистом и собственником до мозга костей. И каждый роман твердит вам только о том, как этот мужик меняется ради любимой, а девушка остаётся всё такая же чистая и неизменная. Это секта.
Совершая подлость или жестокость, человек причиняет себе боль, размышлял Адам, и потому должен кого-нибудь за эту боль наказать.
Жестокий человек — на самом деле слабый. Он любой ценой хочет скрыть свои слабости… Чтобы признать свою слабость хотя бы в малом, нужна сила!
Я впервые по-настоящему задумался в 1982-м, когда Америка позволила Израилю вторгнуться в Ливан. Я все еще помню эти сцены: кровь, оторванные конечности, женщин и детей, потерявших своих мужей и отцов, ракеты, падающие на их дома без жалости и разбора. Это было как если бы крокодил повстречал ребенка, у которого есть силы только на то, чтобы кричать. Разве крокодил принимает какие-либо аргументы, кроме оружия?
Работа озлобляет нас, ожесточает. Уйти сложно, но возможно.
Изощренная жестокость времени заключается в том, что оно лечит, чтобы в конце концов убить.
Это было сказано вежливо, холодно, беспощадно.
Жестокостью добиваются результатов быстрых, но ненадёжных, а милосердием – результаты медленные и продолжительные.
Жестокость — самоподготовка к преисподней.
— Во имя богов! Они же как дети!
— Я знаю, тяжело остановиться на одном.
О. Это не поддается определению. Бывают вещи, которые звучат очень глупо, если их облечь в слова. Главное в том, что жизнь стала вдруг слишком реальной, что ты соприкоснулся, сам соприкоснулся с простейшими ее фактами. И дело не в том, что меня огорчает необходимость обтесывать колья, стоя в грязи, — меня огорчает то, что эту необходимость породило. И меня огорчает — очень огорчает — утрата красоты, которой полна была прежняя, любимая мною жизнь.
В нескольких собравшихся вместе людях накапливается жестокость, которой нет и быть не может у каждого в отдельности.
Как и любой наркотик, жестокость удовлетворяет, но затем исчезает.
Если кто-нибудь страдает,
Если кто-нибудь жесток,
Если в полдень увядает
Зноем сгубленный цветок, —
В сердце болью отзовется
Их погибель и позор,
И страданием зажжется
Опечаленный мой взор.
Как-нибудь познакомьтесь с лагерем смерти, доктор, а потом спрашивайте меня о том, что я думаю о боге.
Отвращение к кровопролитию нужно иметь в крови.
Теперь тебе дадут медаль Конгресса за зверство.
Человек по самой своей природе подвержен тысячам бед и невзгод, но, даже если жизнь не заполнена злоключениями, мы постоянно добавляем несчастье к несчастью, усугубляя горечь жестоким обращением друг с другом.
Ужасно! Не знаешь, чего тут больше — жестокости или нелепости. Но, кажется, и то и другое доведено до последней степени.
Святые небеса, снег? В мае? Видимо, неуверенность и жестокость мира передались и погоде.
Героизм по команде, бессмысленная жестокость и омерзительная бессмысленность, называющаяся патриотизмом — как сильно я ненавижу все это, какой низкой и подлой является война.
Я ободранный кот,
Я повешен шпаной на заборе.
Ну что ж, раз у них такая игра —
Плевать! Ведь больно мне было
Только вчера…
Шершавый забор —
Не привыкать.
Веревка на шее — тоже мура.
Я мертв, а больно мне было
Только вчера.
Вон тот мужик,
Что качал головой,
Еще вчера пинал мне в брюхо ногой.
Сегодня прозрел,
Что ж, пожалуй, пора..
Прощаю, ведь больно мне было
Только вчера.
Над головой летали чайки, трепали крыльями и насмешливо кричали. Весь мир и каждое существо в нем казались жестокими и безразличными.
Лежу в дыму, кропаю стих,
Лелею лень и одинокость,
И пусть Господь простит мне их,
Как я простил Ему жестокость.
Чем кровожадней крокодил, тем он на вид добрей,
По габаритам не суди, в размерах нету толка —
Кто встретил доброго быка, кто – психопата-волка.
В детстве жестокость нам сходит с рук.
Но в жизни все связано нитью.
И неспроста проявляется вдруг
Тяга к кровопролитью.
Однажды пчела увидела около своего улья муху.— Зачем ты явилась сюда? — спросила она гневно. — Право, тебе ли, низкое животное, соваться к нам, воздушным королевам!-Ты права, — холодно ответила муха, — не следует и близко подходить к такому неистовому племени, как вы.— Нет никого мудрее нас, — сказала пчела. — Только у нас есть законы и хорошо устроенное государство; мы питаемся только благоухающими цветами; мы даем только сладостный мед, который может сравниться с нектаром. Уйди с глаз моих, мерзкая назойливая муха, ибо ты только и умеешь, что жужжать и искать пропитания в отбросах!— Мы живем, как можем, — ответила муха. — Бедность — не порок, а гнев — порок изрядный. Вы делаете нежный мед, но сердце ваше всегда сурово; в законах вы мудры, но безумны в поведении: ваш гнев, жалящий неприятеля, стоит вам жизни, и ваша безумная жестокость приносит вам же наибольшее зло. Гораздо лучше обладать достоинствами менее блестящими и более безопасными.
… Главный смысл распятия, по крайней мере для меня, заключается в том, что человеческие существа, по обычным меркам разумные, могут быть чудовищно жестоки, если у них есть приказ вышестоящего начальства.
А ты знаешь, зачем люди носят форму, а, Пьеро? Затем, что человеку в форме кажется, будто ему все дозволено. И что он волен поступать с людьми так, как никогда не посмел бы в обычной одежде. Лычки, шинели, высокие сапоги – все это дает право проявлять жестокость без всякого зазрения совести.