Сериал «Великолепный век» покорил зрителей невероятной красотой нарядов, роскошью обстановки и блестяще показанными нравами древней эпохи. Кроме того, сердца всех женщин, посмотревших его, надолго запомнили взгляды Сулеймана на Хюррем Султан – то, каковы они были в начале сериала и в конце, невозможно не сравнивать. Простая невольница Анастасия выросла по ходу действия сериала, и много раз высказывала мудрые мысли, когда переступала через очередной этап своей непростой жизни и любовной истории. В данном разделе собраны красивые цитаты Хюррем Султан из сериала «Великолепный век».

Я буду падать, падать, и падать… Но когда я встану — упадут все.
Откуда я могла знать, что моё сердце, остановившееся ради мести, заново забьется ради любви?
Я управляю миром на трех континентах, но оказывается, я не могу управлять любимой, которая поднимает восстание в знак своей любви!
Если нет любви, меня тоже нет.
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
— А если я хочу, чтобы эта любовь уже закончилась? — Она закончится, только когда я умру…
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
То сердце не поймёт печали безысходной, Которому взирать на радости угодно. Я не виню тебя, как исстари идёт: О тех, кто заточён, не думает свободный. И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
Можно ли вернуться в прошлое или судьба указывает лишь то, что впереди?
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
— А если я хочу, чтобы эта любовь уже закончилась? — Она закончится, только когда я умру…
Люди, которых связывает политика, из-за политики и расстаются.
Откуда я могла знать, что моё сердце, остановившееся ради мести, заново забьется ради любви?
Александры больше нет. Отныне я Хюррем.
Время меняет всё. Особенно мысли.
Если с умом возьмешься за поиски, много чего найдешь.
Если за спиной мужчины не стоит сильная женщина, этот мужчина слаб.
Да, истинно верующего не свернешь с дороги. Никакой силой, куда бы он не шел, на каком бы языке не говорил, и какую бы религию не исповедовал. В сердце он будет хранить свою истину, с ней будет жить, с ней и умрет.
Если нет любви, меня тоже нет.
Пусть никто не любит тебя. Я люблю и этого достаточно. Оставь людей, пусть говорят. Ворожейка счастлива, привороженный доволен.
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
Если нет любви, меня тоже нет
— Ты ее правда любишь? — Это же мой ребенок. Это моя кровь, моя душа. Неважно, мальчик это или девочка. И родила ее любимая женщина.
Душа моей души, мой повелитель! Привет тому, кто поднимает утренний ветерок; молитва к тому, кто дарует сладость устам влюбленным; хвала тому, кто полнит жаром голос возлюбленных; почтение тому, кто обжигает, точно слова страсти; безграничная преданность тому, кто осиян пречистой светлостью, как лица и главы вознесенных; тому, кто является гиацинтом в образе тюльпана, надушенный ароматом верности; слава тому, кто перед войском держит знамя победы; тому, чей клич: «Аллах! Аллах!» — услышан на небе; его величеству моему падишаху. Да поможет ему Бог! — передаем диво Наивысшего Повелителя и беседы Вечности.
То сердце не поймёт печали безысходной, Которому взирать на радости угодно. Я не виню тебя, как исстари идёт: О тех, кто заточён, не думает свободный.
Михримах…Моя красавица. Я тебе обещаю, что твоя судьба не будет такой, как у твоей мамы. Обещаю, клянусь.
О всевышний, если бы я знала цель этой любви, она отрезала мне пути к отступлению, забрала мое сердце, мою волю и исчезла. О всевышний, это все, что у меня есть. Почему он стал таким безжалостным, почему его сердце превратилось в камень? О всевышний, этот дым, этот плачь, эти воззвания к тебе, сможет ли все это услышать мой любимый? Услышит ли он? Если бы я знала! О всевышний, что это за волнения, что это за пелена перед моими глазами? Все это потому, что ты для меня все. Все есть ты для меня. Когда я молчу, когда говорю, у меня перед глазами твоя любовь, твой образ. Мое время и мой хлеб — это ты. О всевышний, где место телу, созданному из глины, где пристанище души и сердца? О всевышний, земная ночь с черным ликом, не может она сравниться с твоим днем, не может прийти за моей весной осень с каменным сердцем. О губы, что скрывают чувства и правду, пришло время замолчать.
Если нет любви, меня тоже нет.
Моему пронзенному сердцу нет на свете лекарств. Душа моя жалобно стонет, как свирель в устах дервиша. И без лица твоего милого я как Венера без солнца Или же маленький соловушка без розы ночной. Пока читала ваше письмо, слезы текли от радости. Может, от боли разлуки, а может, от благодарности. Ведь вы наполнили чистое воспоминание драгоценностями внимания, Сокровищницу сердца моего наполнили ароматами страсти.
Откуда я могла знать, что мое сердце, остановившееся ради мести,заново забьется ради любви?
Душа моей души, мой повелитель! Привет тому, кто поднимает утренний ветерок; молитва к тому, кто дарует сладость устам влюбленным; хвала тому, кто полнит жаром голос возлюбленных; почтение тому, кто обжигает, точно слова страсти; безграничная преданность тому, кто осиян пречистой светлостью, как лица и главы вознесенных; тому, кто является гиацинтом в образе тюльпана, надушенный ароматом верности; слава тому, кто перед войском держит знамя победы; тому, чей клич: «Аллах! Аллах!» — услышан на небе; его величеству моему падишаху. Да поможет ему Бог! — передаем диво Наивысшего Повелителя и беседы Вечности.
Эту войну выиграла я!
Женщина всегда всё поймет, глядя просто в глаза. Слов не надо.
Я — Хюррем. Я не прощаю
Молодость — это книга. Мы её прочли, и она закончилась.
И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
Сделанного не воротишь. Ну а дальше будь, что будет.
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
— Почему у тебя на глазах слезы? — Просто… Знаешь… Мне страшно.
Ты меня убить не можешь, я ведь твой сын, шехзаде… Я не враг тебе, отец!
Я была собеседницей скуки и тоски и полонянкой отчаянья. Я зажигала факелы печали на всех путях ожидания. Ежедневно птица Рох летела на небесном просторе желания. Надеясь, что какой-нибудь голубь принесет от Вас весть Или же облачко прольет благодатную каплю на долину жажды.
Моя мать. Почему она все время плачет, отец? Почему я всегда вижу её грустной? Единственная женщина которая плачет во дворце — это моя мама. Почему другие женщины не плачут? Почему только моя мама грустная? В чем она провинилась отец? В чем её грех? Она не останется во дворце отец! Пока она здесь — её слезы никогда не высохнут. Я больше не позволю этого! Никто не будет огорчать мою маму! Я видел это у Вас и от Вас научился: Вы всегда уважали Валиде Султан и почитали её. Вы не позволяли огорчать её и защищали. Теперь разрешите — я также буду поступать с моей мамой! Я вместе с мамой поеду во дворец в Эдирне.
Я только ради тебя из моря вышла. Это все твое. Губы, Глаза и Сердце.

Именем пророка. Куда я — туда и вы. Мои враги- ваши враги. Моя вдова останется на вашем попечении. Моя религия — ваша религия. Я положу голову на этом пути, я сложу за вас свою жизнь. Все мои богатства ваши. Язык мой полон молитв и указаний мудрецов. Я видел хлеб, соль, воду и если я сойду с этого пути, да опустится ваш меч мне на голову! Я — готов! Молитвы мои на славу истинным суфиям и их правоверного рвения! О пророк, Али! Эй, гуяры! Эй, неверные! Вы — неблагодарные, мы же — славим Аллаха. Мы — по одну сторону, вы — по другую сторону. Если же нет — да разольется багровая кровь! Да рассечет меня мой собственный меч! Да развалюсь я на части как гора! Да развеюсь пылью по ветру!
Александры больше нет. Отныне я Хюррем.
Самая большая, самая сильная любовь для меня на этом свете — это ваша любовь, Повелитель.
Моё солнышко, златовласая Султанша. Они считают, что твою маму можно сломить, но им не хватит сил. Смотри, что сделала твоя мама-рабыня, которую все унижают. Я избавлюсь от всех по очереди, кто стоит между мной и Сулейманом. С Изабеллой покончено, очередь за Ибрагимом. Потом Валиде Султан, Махидевран и Мустафа. Все уйдут с дороги один за одним. Начнётся наш Султанат: ты, я и твои братья. Вместе мы будем очень счастливы. Настоящие хозяева этого дворца — это мы!
— Повелитель, никому не поверит кроме меня. Я скажу, что это не правда. И никто ничего мне не сделает — Есть способ это выяснить. Я сейчас пойду и расскажу обо всем повелителю. Посмотрим, что тогда произойдёт.
— Ну прекрати, у меня много работы. — Ибрагим или Хюррем — с кем лучше работать? — Ты ревнуешь к Ибрагиму? — Конечно, он видит чаще меня моего султана. — Придется тебе смириться.
Если с головы мамы упадет хоть волосинка- никому не сносить головы.
В этом кольце моя душа, и любому, кроме меня, оно принесет несчастье.
Молодость — это книга. Мы её прочли, и она закончилась.
— В детстве я ходила босиком. Матушка говорила: пройдись босиком и вся тоска и беды уйдут. Земля дарует человеку добро и радость. Мне кажется, она была права. — Она была права. Только земля даёт нам настоящий покой. Но вот только, где этот покой искать: на земле или под землёй?
В этом кольце моя душа, и любому, кроме меня, оно принесет несчастье.
Частица души моей, мой повелитель, Свет очей моих, мой господин. И ночи не проходит, чтобы мир не воспламенялся от искры огня, что рождает мой стон, И утра не бывает, чтобы небеса не разверзлись от плача, что рожден желанием увидеть Ваш лучезарный лик. Частица души моей, свет очей моих, надежда моя двух миров, Клянусь, ради Вас живу я в этом мире. Не высказать моих чувств словами, не излить их на бумаге. Если бы моря стали чернилами, а деревья превратились бы в перья, То выразили бы они все горе от этой разлуки, То молили бы Аллаха: «О всевышний, соедини эту рабыню с ее повелителем». Ах, частичка души моей, мой повелитель, я вверяю вас Аллаху Всемогущему.
Я только ради тебя из моря вышла. Это все твое. Губы, Глаза и Сердце.
— Хюррем моя! Веселье, радость, вечный праздник! Мой ясный месяц! Мой свет во тьме! Моё сияющее солнце! Моя горящая свеча! Мой померанец милый! Нежный и душистый! Владычица души моей! Ты мой наставник, друг! Ты госпожа! Властительница! Центр мироздания! Я раб твой и навеки им останусь!
Эй, храбрец, не сетуй на судьбу, Не обвиняй в своих грехах другого. Ты оглянись, узри свою вину, Все беды от тебя самого. Ты не от тени собственной страдаешь. Что же ты сделал, что не увидел обратного пути? Что же ты посеял, чтобы собрать другой урожай? Твои поступки рождаются из души и тела. Они, словно дети, придут потом и схватят тебя за подол.
— Ты для меня это написал? У тебя дар большого поэта! — Важно не «кто написал», а тот, кто меня вдохновил!
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
Врагов ты знаешь, друзей берегись.
— Не все люди дурные. Не все причиняют зло. — Нет, все, Мария. Ты тоже причинила его. Вонзила мне нож в спину.
Я никому не расскажу о своем горе, Не поделюсь своей печалью. Спрячу муки глубоко в сердце. Откроюсь только морю. Пусть волны унесут мою печаль далеко-далеко, Я буду смеяться в ответ на все, что причиняет мне боль. Буду лить слезы только по своей семье.
— Ты ее правда любишь? — Это же мой ребенок. Это моя кровь, моя душа. Неважно, мальчик это или девочка. И родила ее любимая женщина.
— Не все люди дурные. Не все причиняют зло. — Нет, все, Мария. Ты тоже причинила его. Вонзила мне нож в спину.
Женщина всегда всё поймет, глядя просто в глаза. Слов не надо.
— Если я твой Рай на земле, кто кто же ты для меня, Хюррем? — Мне это известно и я твой рай. Но иногда я и Ад твой…
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
Без духовности нет будущего.
Я буду падать, падать, и падать… Но когда я встану — упадут все.
Откуда я могла знать, что моё сердце, остановившееся ради мести, заново забьется ради любви?
Я управляю миром на трех континентах, но оказывается, я не могу управлять любимой, которая поднимает восстание в знак своей любви!
Если нет любви, меня тоже нет.
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
— А если я хочу, чтобы эта любовь уже закончилась? — Она закончится, только когда я умру…
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
То сердце не поймёт печали безысходной, Которому взирать на радости угодно. Я не виню тебя, как исстари идёт: О тех, кто заточён, не думает свободный. И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
Можно ли вернуться в прошлое или судьба указывает лишь то, что впереди?
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
— А если я хочу, чтобы эта любовь уже закончилась? — Она закончится, только когда я умру…
Люди, которых связывает политика, из-за политики и расстаются.
Откуда я могла знать, что моё сердце, остановившееся ради мести, заново забьется ради любви?
Александры больше нет. Отныне я Хюррем.
Время меняет всё. Особенно мысли.
Если с умом возьмешься за поиски, много чего найдешь.
Если за спиной мужчины не стоит сильная женщина, этот мужчина слаб.
Да, истинно верующего не свернешь с дороги. Никакой силой, куда бы он не шел, на каком бы языке не говорил, и какую бы религию не исповедовал. В сердце он будет хранить свою истину, с ней будет жить, с ней и умрет.
Если нет любви, меня тоже нет.
Пусть никто не любит тебя. Я люблю и этого достаточно. Оставь людей, пусть говорят. Ворожейка счастлива, привороженный доволен.
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
Если нет любви, меня тоже нет
— Ты ее правда любишь? — Это же мой ребенок. Это моя кровь, моя душа. Неважно, мальчик это или девочка. И родила ее любимая женщина.
Душа моей души, мой повелитель! Привет тому, кто поднимает утренний ветерок; молитва к тому, кто дарует сладость устам влюбленным; хвала тому, кто полнит жаром голос возлюбленных; почтение тому, кто обжигает, точно слова страсти; безграничная преданность тому, кто осиян пречистой светлостью, как лица и главы вознесенных; тому, кто является гиацинтом в образе тюльпана, надушенный ароматом верности; слава тому, кто перед войском держит знамя победы; тому, чей клич: «Аллах! Аллах!» — услышан на небе; его величеству моему падишаху. Да поможет ему Бог! — передаем диво Наивысшего Повелителя и беседы Вечности.
То сердце не поймёт печали безысходной, Которому взирать на радости угодно. Я не виню тебя, как исстари идёт: О тех, кто заточён, не думает свободный.
Михримах…Моя красавица. Я тебе обещаю, что твоя судьба не будет такой, как у твоей мамы. Обещаю, клянусь.
О всевышний, если бы я знала цель этой любви, она отрезала мне пути к отступлению, забрала мое сердце, мою волю и исчезла. О всевышний, это все, что у меня есть. Почему он стал таким безжалостным, почему его сердце превратилось в камень? О всевышний, этот дым, этот плачь, эти воззвания к тебе, сможет ли все это услышать мой любимый? Услышит ли он? Если бы я знала! О всевышний, что это за волнения, что это за пелена перед моими глазами? Все это потому, что ты для меня все. Все есть ты для меня. Когда я молчу, когда говорю, у меня перед глазами твоя любовь, твой образ. Мое время и мой хлеб — это ты. О всевышний, где место телу, созданному из глины, где пристанище души и сердца? О всевышний, земная ночь с черным ликом, не может она сравниться с твоим днем, не может прийти за моей весной осень с каменным сердцем. О губы, что скрывают чувства и правду, пришло время замолчать.
Если нет любви, меня тоже нет.
Моему пронзенному сердцу нет на свете лекарств. Душа моя жалобно стонет, как свирель в устах дервиша. И без лица твоего милого я как Венера без солнца Или же маленький соловушка без розы ночной. Пока читала ваше письмо, слезы текли от радости. Может, от боли разлуки, а может, от благодарности. Ведь вы наполнили чистое воспоминание драгоценностями внимания, Сокровищницу сердца моего наполнили ароматами страсти.
Откуда я могла знать, что мое сердце, остановившееся ради мести,заново забьется ради любви?
Душа моей души, мой повелитель! Привет тому, кто поднимает утренний ветерок; молитва к тому, кто дарует сладость устам влюбленным; хвала тому, кто полнит жаром голос возлюбленных; почтение тому, кто обжигает, точно слова страсти; безграничная преданность тому, кто осиян пречистой светлостью, как лица и главы вознесенных; тому, кто является гиацинтом в образе тюльпана, надушенный ароматом верности; слава тому, кто перед войском держит знамя победы; тому, чей клич: «Аллах! Аллах!» — услышан на небе; его величеству моему падишаху. Да поможет ему Бог! — передаем диво Наивысшего Повелителя и беседы Вечности.
Эту войну выиграла я!
Женщина всегда всё поймет, глядя просто в глаза. Слов не надо.
Я — Хюррем. Я не прощаю
Молодость — это книга. Мы её прочли, и она закончилась.
И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
Сделанного не воротишь. Ну а дальше будь, что будет.
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
— Почему у тебя на глазах слезы? — Просто… Знаешь… Мне страшно.
Ты меня убить не можешь, я ведь твой сын, шехзаде… Я не враг тебе, отец!
Я была собеседницей скуки и тоски и полонянкой отчаянья. Я зажигала факелы печали на всех путях ожидания. Ежедневно птица Рох летела на небесном просторе желания. Надеясь, что какой-нибудь голубь принесет от Вас весть Или же облачко прольет благодатную каплю на долину жажды.
Моя мать. Почему она все время плачет, отец? Почему я всегда вижу её грустной? Единственная женщина которая плачет во дворце — это моя мама. Почему другие женщины не плачут? Почему только моя мама грустная? В чем она провинилась отец? В чем её грех? Она не останется во дворце отец! Пока она здесь — её слезы никогда не высохнут. Я больше не позволю этого! Никто не будет огорчать мою маму! Я видел это у Вас и от Вас научился: Вы всегда уважали Валиде Султан и почитали её. Вы не позволяли огорчать её и защищали. Теперь разрешите — я также буду поступать с моей мамой! Я вместе с мамой поеду во дворец в Эдирне.
Я только ради тебя из моря вышла. Это все твое. Губы, Глаза и Сердце.
Именем пророка. Куда я — туда и вы. Мои враги- ваши враги. Моя вдова останется на вашем попечении. Моя религия — ваша религия. Я положу голову на этом пути, я сложу за вас свою жизнь. Все мои богатства ваши. Язык мой полон молитв и указаний мудрецов. Я видел хлеб, соль, воду и если я сойду с этого пути, да опустится ваш меч мне на голову! Я — готов! Молитвы мои на славу истинным суфиям и их правоверного рвения! О пророк, Али! Эй, гуяры! Эй, неверные! Вы — неблагодарные, мы же — славим Аллаха. Мы — по одну сторону, вы — по другую сторону. Если же нет — да разольется багровая кровь! Да рассечет меня мой собственный меч! Да развалюсь я на части как гора! Да развеюсь пылью по ветру!
Александры больше нет. Отныне я Хюррем.
Самая большая, самая сильная любовь для меня на этом свете — это ваша любовь, Повелитель.
Моё солнышко, златовласая Султанша. Они считают, что твою маму можно сломить, но им не хватит сил. Смотри, что сделала твоя мама-рабыня, которую все унижают. Я избавлюсь от всех по очереди, кто стоит между мной и Сулейманом. С Изабеллой покончено, очередь за Ибрагимом. Потом Валиде Султан, Махидевран и Мустафа. Все уйдут с дороги один за одним. Начнётся наш Султанат: ты, я и твои братья. Вместе мы будем очень счастливы. Настоящие хозяева этого дворца — это мы!
— Повелитель, никому не поверит кроме меня. Я скажу, что это не правда. И никто ничего мне не сделает — Есть способ это выяснить. Я сейчас пойду и расскажу обо всем повелителю. Посмотрим, что тогда произойдёт.
— Ну прекрати, у меня много работы. — Ибрагим или Хюррем — с кем лучше работать? — Ты ревнуешь к Ибрагиму? — Конечно, он видит чаще меня моего султана. — Придется тебе смириться.
Если с головы мамы упадет хоть волосинка- никому не сносить головы.
В этом кольце моя душа, и любому, кроме меня, оно принесет несчастье.
Молодость — это книга. Мы её прочли, и она закончилась.
— В детстве я ходила босиком. Матушка говорила: пройдись босиком и вся тоска и беды уйдут. Земля дарует человеку добро и радость. Мне кажется, она была права. — Она была права. Только земля даёт нам настоящий покой. Но вот только, где этот покой искать: на земле или под землёй?
В этом кольце моя душа, и любому, кроме меня, оно принесет несчастье.
Частица души моей, мой повелитель, Свет очей моих, мой господин. И ночи не проходит, чтобы мир не воспламенялся от искры огня, что рождает мой стон, И утра не бывает, чтобы небеса не разверзлись от плача, что рожден желанием увидеть Ваш лучезарный лик. Частица души моей, свет очей моих, надежда моя двух миров, Клянусь, ради Вас живу я в этом мире. Не высказать моих чувств словами, не излить их на бумаге. Если бы моря стали чернилами, а деревья превратились бы в перья, То выразили бы они все горе от этой разлуки, То молили бы Аллаха: «О всевышний, соедини эту рабыню с ее повелителем». Ах, частичка души моей, мой повелитель, я вверяю вас Аллаху Всемогущему.
Я только ради тебя из моря вышла. Это все твое. Губы, Глаза и Сердце.
— Хюррем моя! Веселье, радость, вечный праздник! Мой ясный месяц! Мой свет во тьме! Моё сияющее солнце! Моя горящая свеча! Мой померанец милый! Нежный и душистый! Владычица души моей! Ты мой наставник, друг! Ты госпожа! Властительница! Центр мироздания! Я раб твой и навеки им останусь!
Эй, храбрец, не сетуй на судьбу, Не обвиняй в своих грехах другого. Ты оглянись, узри свою вину, Все беды от тебя самого. Ты не от тени собственной страдаешь. Что же ты сделал, что не увидел обратного пути? Что же ты посеял, чтобы собрать другой урожай? Твои поступки рождаются из души и тела. Они, словно дети, придут потом и схватят тебя за подол.
— Ты для меня это написал? У тебя дар большого поэта! — Важно не «кто написал», а тот, кто меня вдохновил!
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
Врагов ты знаешь, друзей берегись.
— Не все люди дурные. Не все причиняют зло. — Нет, все, Мария. Ты тоже причинила его. Вонзила мне нож в спину.
Я никому не расскажу о своем горе, Не поделюсь своей печалью. Спрячу муки глубоко в сердце. Откроюсь только морю. Пусть волны унесут мою печаль далеко-далеко, Я буду смеяться в ответ на все, что причиняет мне боль. Буду лить слезы только по своей семье.
— Ты ее правда любишь? — Это же мой ребенок. Это моя кровь, моя душа. Неважно, мальчик это или девочка. И родила ее любимая женщина.
— Не все люди дурные. Не все причиняют зло. — Нет, все, Мария. Ты тоже причинила его. Вонзила мне нож в спину.
Женщина всегда всё поймет, глядя просто в глаза. Слов не надо.
— Если я твой Рай на земле, кто кто же ты для меня, Хюррем? — Мне это известно и я твой рай. Но иногда я и Ад твой…
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
Без духовности нет будущего.
Откуда я могла знать, что моё сердце, остановившееся ради мести, заново забьется ради любви?
— Уберите прочь эту невоспитанную рабыню! — Я не служанка! Я Хюррем! Хюррем Султан!
— А если я хочу, чтобы эта любовь уже закончилась? — Она закончится, только когда я умру…
Я — Хюррем. Я не прощаю.
И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
Если за спиной мужчины не стоит сильная женщина, этот мужчина слаб.
Я буду падать, падать, и падать… Но когда я встану — упадут все.
Время меняет всё. Особенно мысли.
И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
— В детстве я ходила босиком. Матушка говорила: пройдись босиком и вся тоска и беды уйдут. Земля дарует человеку добро и радость. Мне кажется, она была права. — Она была права. Только земля даёт нам настоящий покой. Но вот только, где этот покой искать: на земле или под землёй?
Если за спиной мужчины не стоит сильная женщина, этот мужчина слаб.
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
Время меняет всё. Особенно мысли.
Я буду падать, падать, и падать… Но когда я встану — упадут все.

Откуда я могла знать, что моё сердце, остановившееся ради мести, заново забьется ради любви?
Я управляю миром на трех континентах, но оказывается, я не могу управлять любимой, которая поднимает восстание в знак своей любви!
Если нет любви, меня тоже нет.
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
— А если я хочу, чтобы эта любовь уже закончилась? — Она закончится, только когда я умру…
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
То сердце не поймёт печали безысходной, Которому взирать на радости угодно. Я не виню тебя, как исстари идёт: О тех, кто заточён, не думает свободный. И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
Можно ли вернуться в прошлое или судьба указывает лишь то, что впереди?
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
— А если я хочу, чтобы эта любовь уже закончилась? — Она закончится, только когда я умру…
Люди, которых связывает политика, из-за политики и расстаются.
Откуда я могла знать, что моё сердце, остановившееся ради мести, заново забьется ради любви?
Александры больше нет. Отныне я Хюррем.
Время меняет всё. Особенно мысли.
Если с умом возьмешься за поиски, много чего найдешь.
Если за спиной мужчины не стоит сильная женщина, этот мужчина слаб.
Да, истинно верующего не свернешь с дороги. Никакой силой, куда бы он не шел, на каком бы языке не говорил, и какую бы религию не исповедовал. В сердце он будет хранить свою истину, с ней будет жить, с ней и умрет.
Если нет любви, меня тоже нет.
Пусть никто не любит тебя. Я люблю и этого достаточно. Оставь людей, пусть говорят. Ворожейка счастлива, привороженный доволен.
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
Если нет любви, меня тоже нет
— Ты ее правда любишь? — Это же мой ребенок. Это моя кровь, моя душа. Неважно, мальчик это или девочка. И родила ее любимая женщина.
Душа моей души, мой повелитель! Привет тому, кто поднимает утренний ветерок; молитва к тому, кто дарует сладость устам влюбленным; хвала тому, кто полнит жаром голос возлюбленных; почтение тому, кто обжигает, точно слова страсти; безграничная преданность тому, кто осиян пречистой светлостью, как лица и главы вознесенных; тому, кто является гиацинтом в образе тюльпана, надушенный ароматом верности; слава тому, кто перед войском держит знамя победы; тому, чей клич: «Аллах! Аллах!» — услышан на небе; его величеству моему падишаху. Да поможет ему Бог! — передаем диво Наивысшего Повелителя и беседы Вечности.
То сердце не поймёт печали безысходной, Которому взирать на радости угодно. Я не виню тебя, как исстари идёт: О тех, кто заточён, не думает свободный.
Михримах…Моя красавица. Я тебе обещаю, что твоя судьба не будет такой, как у твоей мамы. Обещаю, клянусь.
О всевышний, если бы я знала цель этой любви, она отрезала мне пути к отступлению, забрала мое сердце, мою волю и исчезла. О всевышний, это все, что у меня есть. Почему он стал таким безжалостным, почему его сердце превратилось в камень? О всевышний, этот дым, этот плачь, эти воззвания к тебе, сможет ли все это услышать мой любимый? Услышит ли он? Если бы я знала! О всевышний, что это за волнения, что это за пелена перед моими глазами? Все это потому, что ты для меня все. Все есть ты для меня. Когда я молчу, когда говорю, у меня перед глазами твоя любовь, твой образ. Мое время и мой хлеб — это ты. О всевышний, где место телу, созданному из глины, где пристанище души и сердца? О всевышний, земная ночь с черным ликом, не может она сравниться с твоим днем, не может прийти за моей весной осень с каменным сердцем. О губы, что скрывают чувства и правду, пришло время замолчать.
Если нет любви, меня тоже нет.
Моему пронзенному сердцу нет на свете лекарств. Душа моя жалобно стонет, как свирель в устах дервиша. И без лица твоего милого я как Венера без солнца Или же маленький соловушка без розы ночной. Пока читала ваше письмо, слезы текли от радости. Может, от боли разлуки, а может, от благодарности. Ведь вы наполнили чистое воспоминание драгоценностями внимания, Сокровищницу сердца моего наполнили ароматами страсти.
Откуда я могла знать, что мое сердце, остановившееся ради мести,заново забьется ради любви?
Душа моей души, мой повелитель! Привет тому, кто поднимает утренний ветерок; молитва к тому, кто дарует сладость устам влюбленным; хвала тому, кто полнит жаром голос возлюбленных; почтение тому, кто обжигает, точно слова страсти; безграничная преданность тому, кто осиян пречистой светлостью, как лица и главы вознесенных; тому, кто является гиацинтом в образе тюльпана, надушенный ароматом верности; слава тому, кто перед войском держит знамя победы; тому, чей клич: «Аллах! Аллах!» — услышан на небе; его величеству моему падишаху. Да поможет ему Бог! — передаем диво Наивысшего Повелителя и беседы Вечности.
Эту войну выиграла я!
Женщина всегда всё поймет, глядя просто в глаза. Слов не надо.
Я — Хюррем. Я не прощаю
Молодость — это книга. Мы её прочли, и она закончилась.
И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
Сделанного не воротишь. Ну а дальше будь, что будет.
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
— Почему у тебя на глазах слезы? — Просто… Знаешь… Мне страшно.
Ты меня убить не можешь, я ведь твой сын, шехзаде… Я не враг тебе, отец!
Я была собеседницей скуки и тоски и полонянкой отчаянья. Я зажигала факелы печали на всех путях ожидания. Ежедневно птица Рох летела на небесном просторе желания. Надеясь, что какой-нибудь голубь принесет от Вас весть Или же облачко прольет благодатную каплю на долину жажды.
Моя мать. Почему она все время плачет, отец? Почему я всегда вижу её грустной? Единственная женщина которая плачет во дворце — это моя мама. Почему другие женщины не плачут? Почему только моя мама грустная? В чем она провинилась отец? В чем её грех? Она не останется во дворце отец! Пока она здесь — её слезы никогда не высохнут. Я больше не позволю этого! Никто не будет огорчать мою маму! Я видел это у Вас и от Вас научился: Вы всегда уважали Валиде Султан и почитали её. Вы не позволяли огорчать её и защищали. Теперь разрешите — я также буду поступать с моей мамой! Я вместе с мамой поеду во дворец в Эдирне.
Я только ради тебя из моря вышла. Это все твое. Губы, Глаза и Сердце.
Именем пророка. Куда я — туда и вы. Мои враги- ваши враги. Моя вдова останется на вашем попечении. Моя религия — ваша религия. Я положу голову на этом пути, я сложу за вас свою жизнь. Все мои богатства ваши. Язык мой полон молитв и указаний мудрецов. Я видел хлеб, соль, воду и если я сойду с этого пути, да опустится ваш меч мне на голову! Я — готов! Молитвы мои на славу истинным суфиям и их правоверного рвения! О пророк, Али! Эй, гуяры! Эй, неверные! Вы — неблагодарные, мы же — славим Аллаха. Мы — по одну сторону, вы — по другую сторону. Если же нет — да разольется багровая кровь! Да рассечет меня мой собственный меч! Да развалюсь я на части как гора! Да развеюсь пылью по ветру!
Александры больше нет. Отныне я Хюррем.
Самая большая, самая сильная любовь для меня на этом свете — это ваша любовь, Повелитель.
Моё солнышко, златовласая Султанша. Они считают, что твою маму можно сломить, но им не хватит сил. Смотри, что сделала твоя мама-рабыня, которую все унижают. Я избавлюсь от всех по очереди, кто стоит между мной и Сулейманом. С Изабеллой покончено, очередь за Ибрагимом. Потом Валиде Султан, Махидевран и Мустафа. Все уйдут с дороги один за одним. Начнётся наш Султанат: ты, я и твои братья. Вместе мы будем очень счастливы. Настоящие хозяева этого дворца — это мы!
— Повелитель, никому не поверит кроме меня. Я скажу, что это не правда. И никто ничего мне не сделает — Есть способ это выяснить. Я сейчас пойду и расскажу обо всем повелителю. Посмотрим, что тогда произойдёт.
— Ну прекрати, у меня много работы. — Ибрагим или Хюррем — с кем лучше работать? — Ты ревнуешь к Ибрагиму? — Конечно, он видит чаще меня моего султана. — Придется тебе смириться.
Если с головы мамы упадет хоть волосинка- никому не сносить головы.
В этом кольце моя душа, и любому, кроме меня, оно принесет несчастье.
Молодость — это книга. Мы её прочли, и она закончилась.
— В детстве я ходила босиком. Матушка говорила: пройдись босиком и вся тоска и беды уйдут. Земля дарует человеку добро и радость. Мне кажется, она была права. — Она была права. Только земля даёт нам настоящий покой. Но вот только, где этот покой искать: на земле или под землёй?
В этом кольце моя душа, и любому, кроме меня, оно принесет несчастье.
Частица души моей, мой повелитель, Свет очей моих, мой господин. И ночи не проходит, чтобы мир не воспламенялся от искры огня, что рождает мой стон, И утра не бывает, чтобы небеса не разверзлись от плача, что рожден желанием увидеть Ваш лучезарный лик. Частица души моей, свет очей моих, надежда моя двух миров, Клянусь, ради Вас живу я в этом мире. Не высказать моих чувств словами, не излить их на бумаге. Если бы моря стали чернилами, а деревья превратились бы в перья, То выразили бы они все горе от этой разлуки, То молили бы Аллаха: «О всевышний, соедини эту рабыню с ее повелителем». Ах, частичка души моей, мой повелитель, я вверяю вас Аллаху Всемогущему.
Я только ради тебя из моря вышла. Это все твое. Губы, Глаза и Сердце.
— Хюррем моя! Веселье, радость, вечный праздник! Мой ясный месяц! Мой свет во тьме! Моё сияющее солнце! Моя горящая свеча! Мой померанец милый! Нежный и душистый! Владычица души моей! Ты мой наставник, друг! Ты госпожа! Властительница! Центр мироздания! Я раб твой и навеки им останусь!
Эй, храбрец, не сетуй на судьбу, Не обвиняй в своих грехах другого. Ты оглянись, узри свою вину, Все беды от тебя самого. Ты не от тени собственной страдаешь. Что же ты сделал, что не увидел обратного пути? Что же ты посеял, чтобы собрать другой урожай? Твои поступки рождаются из души и тела. Они, словно дети, придут потом и схватят тебя за подол.
— Ты для меня это написал? У тебя дар большого поэта! — Важно не «кто написал», а тот, кто меня вдохновил!
Даже когда ты лжешь, твои глаза говорят правду.
Врагов ты знаешь, друзей берегись.
— Не все люди дурные. Не все причиняют зло. — Нет, все, Мария. Ты тоже причинила его. Вонзила мне нож в спину.
Я никому не расскажу о своем горе, Не поделюсь своей печалью. Спрячу муки глубоко в сердце. Откроюсь только морю. Пусть волны унесут мою печаль далеко-далеко, Я буду смеяться в ответ на все, что причиняет мне боль. Буду лить слезы только по своей семье.
— Ты ее правда любишь? — Это же мой ребенок. Это моя кровь, моя душа. Неважно, мальчик это или девочка. И родила ее любимая женщина.
— Не все люди дурные. Не все причиняют зло. — Нет, все, Мария. Ты тоже причинила его. Вонзила мне нож в спину.
Женщина всегда всё поймет, глядя просто в глаза. Слов не надо.
— Если я твой Рай на земле, кто кто же ты для меня, Хюррем? — Мне это известно и я твой рай. Но иногда я и Ад твой…
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
Без духовности нет будущего.
Откуда я могла знать, что моё сердце, остановившееся ради мести, заново забьется ради любви?
— Уберите прочь эту невоспитанную рабыню! — Я не служанка! Я Хюррем! Хюррем Султан!
— А если я хочу, чтобы эта любовь уже закончилась? — Она закончится, только когда я умру…
Я — Хюррем. Я не прощаю.
И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
Если за спиной мужчины не стоит сильная женщина, этот мужчина слаб.
Я буду падать, падать, и падать… Но когда я встану — упадут все.
Время меняет всё. Особенно мысли.
И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
— В детстве я ходила босиком. Матушка говорила: пройдись босиком и вся тоска и беды уйдут. Земля дарует человеку добро и радость. Мне кажется, она была права. — Она была права. Только земля даёт нам настоящий покой. Но вот только, где этот покой искать: на земле или под землёй?
Если за спиной мужчины не стоит сильная женщина, этот мужчина слаб.
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
Время меняет всё. Особенно мысли.
Откуда я могла знать, что моё сердце, остановившееся ради мести, заново забьется ради любви?
— Уберите прочь эту невоспитанную рабыню! — Я не служанка! Я Хюррем! Хюррем Султан!
— А если я хочу, чтобы эта любовь уже закончилась? — Она закончится, только когда я умру…
Я — Хюррем. Я не прощаю.
И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
Если за спиной мужчины не стоит сильная женщина, этот мужчина слаб.
Я буду падать, падать, и падать… Но когда я встану — упадут все.
Время меняет всё. Особенно мысли.
И когда сотни красавиц будут кричать его имя, мой шёпот будет громче.
— В детстве я ходила босиком. Матушка говорила: пройдись босиком и вся тоска и беды уйдут. Земля дарует человеку добро и радость. Мне кажется, она была права. — Она была права. Только земля даёт нам настоящий покой. Но вот только, где этот покой искать: на земле или под землёй?
Если за спиной мужчины не стоит сильная женщина, этот мужчина слаб.
Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
Время меняет всё. Особенно мысли.
Я буду падать, падать, и падать… Но когда я встану — упадут все.
Откуда я могла знать, что моё сердце, остановившееся ради мести, заново забьется ради любви?
Я управляю миром на трех континентах, но оказывается, я не могу управлять любимой, которая поднимает восстание в знак своей любви!
Если нет любви, меня тоже нет.