Красивые цитаты про татуировки (100 цитат)

Татуировки – это способ самовыражения человека, с помощью нанесения рисунка на свое тело. Существует множество разновидностей татуировок: они могут быть выполнены в форме выбранного рисунка или портрета. Могут располагаться на маленьком участке тела, либо занимать полностью все тело. В данной подборке собраны красивые цитаты про татуировки.

Никакого алкоголя, никаких наркотиков, никаких поцелуев, никаких татуировок, никакого пирсинга, никаких кровавых ритуалов… о, Господи, сам им всё подсказал…
— Почему на твоей правой ягодице татуировка в виде китайского иероглифа, обозначающего «суп»?
— Это не «суп», это «храбрость».
— Отнюдь нет. Но я полагаю, нужно иметь большую храбрость, чтобы демонстрировать такую любовь к супу.
— Мы вам приклеиваем парик.
— Так.
— Рисуем татуировку.
— Так.
— И сажаем в тюрьму.
Я думаю, что тело — это в каком-то смысле дневник.
Когда у неё [монахини] случился приступ, мне пришлось расстегнуть ей кофту, чтобы провести реанимацию, и я узнал две вещи: у монашек может быть красивая грудь и у неё была татуировка на её плече — скунс. Возможно, это был святой скунс Иосифа, но, насколько я знаю, в католических приёмных домах и монастырях нет татуировочных салонов при трапезных.
Для меня татуировки — это все мгновения моей жизни. Однажды в Шотландии я отправилась в салон тату посреди ночи. И не жалею об этом. Есть мгновения, о которых хочется не забыть.
Татуировки — как знак времени, они напоминают о каком-то периоде в жизни…
Хорошая музыка как татуировка, нанесённая прямо на мозг. После того как ты услышал её, тебе от неё уже не избавиться.
Завести ребенка — это как сделать татуировку на лице. Всерьез и надолго.
Татуировки, кровь и шрамы — вот из чего я сделана.
Моя татуировка — H2O — просто напоминает мне о том, что надо пить больше воды. В мире для меня нет более важного символа или фразы. Надо чаще пить. На протяжении всей жизни. Всегда. Это очень практичная татуировка.
— А откуда у тебя татуировки? — Появляются сами. Типа заслуги. — А эта откуда? За что она? — А, эта… обнаружение Несуйси. — Какой Несуйси? — Сюда не суйси.
— Господи, ты и руки мне накрасила? Люди увидят! — «Французский нейтральный». — Трина подошла к изголовью и как ни в чем не бывало провела пальцем по одной из бровей Евы. — Надо их подровнять. Застынь, Даллас.— Ты хоть понимаешь, что я коп?! Ты понимаешь, что если мне придется вступить в схватку с подозреваемым и он увидит мой «французский нейтральный», он со смеху подохнет? А меня потянут в отдел внутренних расследований за то, что подозреваемый умер у меня на руках! — Я знаю, что ты коп. — Трина оскалила зубы в улыбке. Левый глазной зуб был украшен изумрудной заклепкой. — Вот почему я добавила татуировку на сиське бесплатно. — Татуировку? На сиське? — Ева села, словно подброшенная пружиной. — Татуировку?!
И хотя, когда мне было пятнадцать лет я набила себе несколько татуировок (об этом не знали родители). Одна из которых была на самом неприличном месте, я не рассматривала это, как проявление к сексуальному стремлению. Это было легкое хобби. Рисовать по телу разные рисунки, как увлечение боди-артом. Не несет за собой ничего, кроме яркого досуга.
В своей нелегкой жизни я два поступка «безбашенных» совершил — не закурил от беса сигарету и тату на тело не набил.
В изнасилованном татуировками теле — нет чистоты первозданной.
Мое тело — это шрамы и татуировки. И то, и другое не случайно и навсегда.
Одежда, татуировки, бунты, протесты – это всё к Хизу и Поттеру. Два джентльмена довольно прозрачно описали «неформальные формальности». Вызывающие причёски и бомжеватое эго не сделают никого особенным. Они сделают еле-еле-человека частью субкультурного мусора. Мнимая борьба с системой продаёт пеликану ощущение свободы и вседозволенности. Наркотики делают его счастливым. Сношение в задницу – необычным. Но по большому счёту, это ничем не отличается от обыкновенного потребления дерьма, которое господа вынашивали в кишечниках месяцами. Выходит, леворадикальные меры и антикорпоративный движ – это вакуум, конечная цель которого – предложить новую схему потребления. Всё. На этом, Чак, твои услуги нам больше не понадобятся. Продолжай свои краудфандинговые кампании для «Колыбельной». Твои семь минут истекли. Ведь пеликаны не запоминают, кто их ***ёт и кормит.
Я с интересом наблюдаю за молодыми мамами. Заметила, сейчас стало модно среди мам стало делать татуировку с именем ребёнка. Видимо, чтобы не забыть. Видели, типа татуировку с именем «Данила»? Мне кажется, сейчас имя ребёнка выбирают так, чтобы оно красиво готическим шрифтом смотрелось. И я искренне не понимаю, зачем матери татуировка с именем ребёнка. Я ещё понимаю отцу набить имя ребёнка и номер детского садика…
Футболисты сейчас вроде бы мужики, но какие нежные стали. Постоянно симулируют. Бывают жестокие подкаты, когда им действительно больно, но в 90% случаев, его чуть-чуть толкнули плечом и он начинает орать. Орёт так, что ты смотришь и думаешь: «Боже, давайте проявим лояльность, сделайте ему эвтаназию!» <…> Они так корчатся от боли от любого касания! При этом, сука, все в татуировках! Вы их как делали вообще? Под общим наркозом?
— Где мне сделать татуировку, чтобы мама не увидела? — У мамы на спине.
— Твоя помощница вызывает у меня желание трогать себя в неприличных местах. У неё татуировка внизу спины, знаешь, что это значит?… Она любит в попку!
— Правда?
— Я заметил, что татуировка на копчике — признак склонности к беспорядочным связям.
— Ну, не знаю…
— У неё ещё и нос проколот!
— И что? Это значит, что она любит в нос?
Покажите мне человека с татуировкой и я покажу вам человека с интересным прошлым.
Мое тело — это шрамы и татуировки. И то, и другое не случайно и навсегда.
Обычно все мои татуировки делались в хорошие времена. Татуировка — что-то постоянное, момент самопознания или констатирование того, что вы пришли к выводу.
Шрамы и татуировки… Нужно очень хорошо знать человека, чтобы задавать ему вопросы об их происхождении.
«Позже я заметил, что у него на шее татуировка – прерывистая алая линия и надпись «режь здесь». Я всего лишь следовал инструкции».
Татуировок никогда не бывает слишком много.
У каждого есть возможность выражать свои чувства, мой путь – татуировки.
— Ммм… и что же не нравится кукле?
— Я не кукла! Я настоящая девочка!
— Настоящие девочки, татуировки на крестец не делают.
— А где Джоди?
— В своём тату-салоне.
— … метит дураков, чтоб мы могли их опознать.
— А откуда у тебя татуировки?
— Появляются сами. Типа заслуги.
— А эта откуда? За что она?
— А, эта… обнаружение Несуйси.
— Какой Несуйси?
— Сюда не суйси.
Я — холст своего опыта, моя история запечатлена в линиях и штриховке, и вы можете прочитать ее на моем теле.
Каждый раз, делая тату, я как бы шлю подальше людей, которые меня за это осуждают.
Да кто поблагодарит нас, если даже мы сделаем что-нибудь хорошее? Это мир, где только из-за татуировки нас принимают за бандитов.
Люди, которым я не нравлюсь, говорят, что я мусор, так как у меня есть татуировки. Я думаю, это безумие, потому что 2008 на дворе, а не 1950. Татуировки не только у моряков. Это форма искусства, которую я нахожу прекрасной. Я люблю их.
В Японии у тебя есть татуировки, если ты якудза. В Индии их используют в декоративных целях, в Америке — в развлекательных. И только в России ты получаешь татуировку, если совершил грех. Всю историю русского бандита можно прочитать по наколкам на его теле. Если у тебя нет наколок, тебя не существует.
Мои татуировки как записки из жизни. Иногда вы чувствуете себя некомфортно в собственной коже, поэтому покрываете ее рисунками.
Люди обычно говорят про татуировки: «Ты пожалеешь об этом в старости. Будет выглядеть глупо». А я в ответ: «Она и сейчас выглядит глупо, я уже готова. Спасибо».
С татуировками во многом, как с детьми. Во-первых, кто-то хочет только одну; кто-то вообще не хочет, некоторые хотят целую кучу — все руки забиты, видно, что требовалось много работы. Ты идёшь куда-то, ложишься, тебе очень больно, и ты думаешь: «Боже, надеюсь, мне нравится. Это же на всю жизнь». Так что у меня тату вместо ребёнка.
Если бы я сделал себе татуировку, это была бы надпись «Мама».
Татуировки, кровь и шрамы — вот из чего я сделана.
Для меня татуировки — это все мгновения моей жизни. Однажды в Шотландии я отправилась в салон тату посреди ночи. И не жалею об этом. Есть мгновения, о которых хочется не забыть.
Обычно все мои татуировки делались в хорошие времена. Татуировка — что-то постоянное, момент самопознания или констатирование того, что вы пришли к выводу.
Татуировки — как знак времени, они напоминают о каком-то периоде в жизни…
Я думаю, что тело — это в каком-то смысле дневник.
«Моя татуировка — это тот факт, что у меня нет татуировки», — сказал я своему сыну. На самом деле один раз я чуть не сделал себе татуировку — в тот день, когда умер мой отец. Перед тем как уйти в армию, он был жокеем на скачках, и у него была вытатуирована голова лошади, вписанная в подкову и оплетенная розами. Помню, когда он умер, я вышел из дома с твердым намерением сделать татуировку — и, слава богу, не сделал. Потому что был в жопу пьян.
Татуировки не делают любовь настоящей.
Мои татуировки как записки из жизни. Иногда вы чувствуете себя некомфортно в собственной коже, поэтому покрываете ее рисунками.
Каждый раз, делая тату, я как бы шлю подальше людей, которые меня за это осуждают.
Скучно век носить одну и ту же картинку и смотреть на неё.
— Решил? — Нет, я не могу выбрать. Нет ничего, что мне бы хотелось оставить на всю жизнь! — На всю жизнь?! Мы сдохнем через пять минут! — <…> — Ну что? Ни флага Конфедерации, ни черного Иисуса? — Нет, зачем? Я не… — Не будешь, ясно… — Просто я не хочу осквернять свое тело! — Боишься, что из-за этого тебя не похоронят на еврейском кладбище?!
Некоторые песни похожи на татуировку для мозга, только вы их услышали — они навеки к вам приклеились.
В Японии у тебя есть татуировки, если ты якудза. В Индии их используют в декоративных целях, в Америке — в развлекательных. И только в России ты получаешь татуировку, если совершил грех. Всю историю русского бандита можно прочитать по наколкам на его теле. Если у тебя нет наколок, тебя не существует.
У каждого есть возможность выражать свои чувства, мой путь – татуировки.
Люди смотрят на мои татуировки – а там много религиозных изображений – и потом спрашивают: «Должно быть, вы очень верующий человек?» Я уважаю все религии, но не могу причислить себя ни к одной: я просто стараюсь жить по совести и уважать людей.
Я думаю, что татуировки — это ужасно. Это как всю жизнь прожить в платье от «Emilio Pucci». Если вы молоды и худы, то ладно. Но если нет…
Да кто поблагодарит нас, если даже мы сделаем что-нибудь хорошее? Это мир, где только из-за татуировки нас принимают за бандитов.
Ну, попробуй объясни родителям, Что поскольку мальчик ты стеснительный И не любишь привлекать внимание, Отличаясь чем-нибудь от сверстников. То тебе, естественно, приходится Покрывать себя татуировками, В нос кольцо вставлять и красить — волосы То зелёной краской, то малиновой.
Покажите мне человека с татуировкой и я покажу вам человека с интересным прошлым.
Я никогда не стал бы делать татуировку с именем моей девушки, чтобы доказать свою любовь. Разные вещи работают с разными людьми.
Опер с наколками уставился на мои татуировки, словно ревностно пытался определить, чьи узоры круче, мои или его. Прищурившись, он кивнул на иероглиф на моей шее:
— Что это означает? Иероглиф?
— «Произведено в Японии, гарантия три года», — отозвался я. – Увидел красивые иероглифы, решил наколоть. Кто же знал, что там такая тупая бессмыслица. Дурят нашего брата.
— Это мое кредо: ни о чем не жалей.
— Такой вопрос: ты ни о чем не жалеешь?
— Не-а.
— Совсем?
— Не-а.
— Совсем не жалеешь, да?
— Я так живу. Я пошел к татуировщику и подумал: я так живу, может, это написать у меня на теле? И он сделал.
— Что прямо ни об одной букве?
— Нет, ни об одной. Мне нравятся все буквы, сечёшь, о чем я?
— … У вас был роман с японкой, она много для вас значила, но не теперь. <…> У вас японская татуировка с именем «Акако». И вы пытались её свести.
— Но это значит, что я не забыл её, а хочу забыть.
— Если бы так, вы уничтожили имя совсем, но первая попытка не удалась, а больше вы не пытались, значит, вы можете жить с лёгким воспоминанием об Акако, то есть остыли.
Люди смотрят на мои татуировки – а там много религиозных изображений – и потом спрашивают: «Должно быть, вы очень верующий человек?» Я уважаю все религии, но не могу причислить себя ни к одной: я просто стараюсь жить по совести и уважать людей.
Некоторые песни похожи на татуировку для мозга, только вы их услышали — они навеки к вам приклеились.
«Моя татуировка — это тот факт, что у меня нет татуировки», — сказал я своему сыну. На самом деле один раз я чуть не сделал себе татуировку — в тот день, когда умер мой отец. Перед тем как уйти в армию, он был жокеем на скачках, и у него была вытатуирована голова лошади, вписанная в подкову и оплетенная розами. Помню, когда он умер, я вышел из дома с твердым намерением сделать татуировку — и, слава богу, не сделал. Потому что был в жопу пьян.
Ну, попробуй объясни родителям,
Что поскольку мальчик ты стеснительный
И не любишь привлекать внимание,
Отличаясь чем-нибудь от сверстников.
То тебе, естественно, приходится
Покрывать себя татуировками,
В нос кольцо вставлять и красить — волосы
То зелёной краской, то малиновой.
Футболисты сейчас вроде бы мужики, но какие нежные стали. Постоянно симулируют. Бывают жестокие подкаты, когда им действительно больно, но в 90% случаев, его чуть-чуть толкнули плечом и он начинает орать. Орёт так, что ты смотришь и думаешь: «Боже, давайте проявим лояльность, сделайте ему эвтаназию!» <…>
Они так корчатся от боли от любого касания! При этом, сука, все в татуировках! Вы их как делали вообще? Под общим наркозом?
Татуировки не делают любовь настоящей.
В своей нелегкой жизни я два «безбашенных» поступка совершил — не закурил от беса сигарету и тату на тело не набил!
Если бы я сделал себе татуировку, это была бы надпись «Мама».
С татуировками во многом, как с детьми. Во-первых, кто-то хочет только одну; кто-то вообще не хочет, некоторые хотят целую кучу — все руки забиты, видно, что требовалось много работы. Ты идёшь куда-то, ложишься, тебе очень больно, и ты думаешь: «Боже, надеюсь, мне нравится. Это же на всю жизнь». Так что у меня тату вместо ребёнка.
Тату — это самовыражение! Оно может придать тебе уверенности, или показать окружающим, что ты неординарная личность. Это совершенно уникальное искусство.
Я — холст своего опыта, моя история запечатлена в линиях и штриховке, и вы можете прочитать ее на моем теле.
Люди, которым я не нравлюсь, говорят, что я мусор, так как у меня есть татуировки. Я думаю, это безумие, потому что 2008 на дворе, а не 1950. Татуировки не только у моряков. Это форма искусства, которую я нахожу прекрасной. Я люблю их.
Хорошая музыка как татуировка, нанесённая прямо на мозг. После того как ты услышал её, тебе от неё уже не избавиться.
Никакого алкоголя, никаких наркотиков, никаких поцелуев, никаких татуировок, никакого пирсинга, никаких кровавых ритуалов… о, Господи, сам им всё подсказал…
У меня у самого есть пара татушек… Мне трудно понять: все терпят боль только для того, чтобы выглядеть эффектнее — разве не бред?
— Доподлинно известно, что будучи мичманом, Додж дошёл до такого сильного опьянения, что позволил сделать себе не просто татуировку, а татуировку на своих гениталиях. — Можете назвать меня ханжой, если хотите, но я не думаю, что это благоразумно для флота — передавать многомиллионное оборудование человеку… который имеет надпись «Добро пожаловать на борт», вытатуированную на собственном члене.
— А где Джоди? — В своём тату-салоне. — … метит дураков, чтоб мы могли их опознать.
Шрамы и татуировки… Нужно очень хорошо знать человека, чтобы задавать ему вопросы об их происхождении.
— Почему на твоей правой ягодице татуировка в виде китайского иероглифа, обозначающего «суп»? — Это не «суп», это «храбрость». — Отнюдь нет. Но я полагаю, нужно иметь большую храбрость, чтобы демонстрировать такую любовь к супу.
— Твоя помощница вызывает у меня желание трогать себя в неприличных местах. У неё татуировка внизу спины, знаешь, что это значит?.. Она любит в попку! — Правда? — Я заметил, что татуировка на копчике — признак склонности к беспорядочным связям. — Ну, не знаю… — У неё ещё и нос проколот! — И что? Это значит, что она любит в нос?
Татуировка была красивой и профессионально сделанной и выглядела как настоящее произведение искусства. Через некоторое время Лисбет повернула голову. — Удовлетворен? — Очень красиво. Но должно быть, тебе было чертовски больно. — Да, — призналась она. — Было больно.
Ей никогда особенно не нравились парни с татуировками, и хотя в последние годы ей не очень везло в личной жизни, она не считала это поводом для отступления от железного правила — никогда не встречаться с мужчиной, у которого в ухе больше сережек, чем у неё самой.
Опер с наколками уставился на мои татуировки, словно ревностно пытался определить, чьи узоры круче, мои или его. Прищурившись, он кивнул на иероглиф на моей шее: — Что это означает? Иероглиф? — «Произведено в Японии, гарантия три года», — отозвался я. – Увидел красивые иероглифы, решил наколоть. Кто же знал, что там такая тупая бессмыслица. Дурят нашего брата.
Норман Винсент Пил рассказал, как однажды, прогуливаясь по узким улочкам Гонконга, он набрел на салон татуировок. В витрине были выставлены образцы разных узоров и надписей, которыми художник мог украсить тело любого желающего. Ему в глаза бросилась надпись, состоящая всего из трех слов: «Рожден для поражений». Пил не мог поверить, что кто-то захочет постоянно носить такую надпись на своем теле. Он зашел в салон и спросил у художника-китайца: — Неужели люди на самом деле просят у вас написать на своем теле эту ужасную фразу «Рожден для поражений»? — Да, иногда, — ответил мастер. — Но я просто поверить не могу, что кто-нибудь в здравом уме захочет сделать такую татуировку. Китаец покачал головой и на ломанном английском сказал: — На теле пишут то, что уже написано в голове.
Я с интересом наблюдаю за молодыми мамами. Заметила, сейчас стало модно среди мам стало делать татуировку с именем ребёнка. Видимо, чтобы не забыть. Видели, типа татуировку с именем «Данила»? Мне кажется, сейчас имя ребёнка выбирают так, чтобы оно красиво готическим шрифтом смотрелось. И я искренне не понимаю, зачем матери татуировка с именем ребёнка. Я ещё понимаю отцу набить имя ребёнка и номер детского садика…
— Пап, помнишь мою татуировку? Она не настоящая.
— Не настоящая?
— Да.
— Но я подумала, раз ты с ней смирился, теперь можно сделать настоящую!
— Да.
— Правда?
— Конечно.
— Серьёзно?
— Когда ад замёрзнет.
— Сэр? Инцидент у Мурманска. Как вы сделали это? Вашу татуировку?
— Напился и уснул. Проснулся утром с похмельем и татуировкой на члене «Добро пожаловать на борт». Не рекомендую никому пьяным делать татуировку.
— Решил?
— Нет, я не могу выбрать. Нет ничего, что мне бы хотелось оставить на всю жизнь!
— На всю жизнь?! Мы сдохнем через пять минут!
— <…>
— Ну что? Ни флага Конфедерации, ни черного Иисуса?
— Нет, зачем? Я не…
— Не будешь, ясно…
— Просто я не хочу осквернять свое тело!
— Боишься, что из-за этого тебя не похоронят на еврейском кладбище?!
Всё, что я могу — рисовать тебя вновь,
Нанося тату, чтобы чувствовать боль.
Всё, что можешь ты — лишь закрасить мой узор,
Рисовать других, чтобы причинять боль…
Боль — это то, что нас делает людьми.
Все наши чувства в острие этой иглы,
Такой небрежный непроверенный эскиз,
Но ты не знала то, что это на всю жизнь.
Ей никогда особенно не нравились парни с татуировками, и хотя в последние годы ей не очень везло в личной жизни, она не считала это поводом для отступления от железного правила — никогда не встречаться с мужчиной, у которого в ухе больше сережек, чем у неё самой.
— Что мне сделать, девочка моя? — шептала она, гладя на плечи и спину дочери, словно ответ был татуировкой на коже, а не шрамом на сердце.
Смысл татуировки: «Добро пожаловать на борт», а это — welcome aboard, но часто её переделывают в Welcome A Broad — то смысл меняется на «Ищу девок» или «Приветствуем разнообразие» [из английского формуляра «Члены в целом приветствуют разнообразие»].
— Так что же Вы думаете, мистер Додж?
— Я думаю, что получу по заднице, сэр.
— О, не думай так! К чёрту всё, забудь про устав! Думай как пират! Мне нужен мужик с татуировкой на ***! Я нашел такого мужика?
— По странному совпадению, да, сэр.
Возразите мне, если можете, но я не думаю, что это хорошая политика для Военно-морских сил — передавать многомиллионное оборудование человеку, у которого на члене вытатуировано «Добро пожаловать на борт».
— Капитан… эта лодка… это консервная банка, мусорный бак. Этот экипаж — отребье, сборище мудаков, каких еще земля не носила! Я знаю, почему Вы здесь, но не понимаю, почему здесь я! Я отказываюсь от этого задания!
— Простите, простите. И почему же я здесь?
— Вы знаете. Ваш член.
— Причем тут член?
— Ну татуировка!

Leave your vote

0 Голосов
Upvote Downvote
Цитатница - статусы,фразы,цитаты
0 0 голоса
Ставь оценку!
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Add to Collection

No Collections

Here you'll find all collections you've created before.

0
Как цитаты? Комментируй!x