Лучшие цитаты из книги Коты-воители Эрина Хантера (90 цитат)

Погрузитесь в захватывающий мир кланов кошачьих воинов, где силы природы, преданность и дружба становятся ключевыми ценностями. Книги Коты-воители Эрина Хантера — это удивительное путешествие по территории леса, где каждый персонаж имеет свою судьбу и свою силу. Откройте для себя мир загадочных пророчеств, древних обычаев и невероятных приключений, которые ждут вас на страницах этой захватывающей серии. Лучшие цитаты из книги Коты-воители Эрина Хантера собраны в данной подборке.

— Сейчас пора Голых деревьев… — начал Солнцесвет.
«Да что ты говоришь?»
— Мы должны стараться изо всех сил, чтобы прокормить свое племя. Но ты даже не пытаешься ничего сделать. Ты ведешь себя так, словно делаешь всем одолжение, все задания выполняешь кое-как, хотя я знаю, что ты способна на большее. Порой мне кажется, что я напрасно теряю время, пытаясь хоть чему-нибудь тебя научить. Ты постоянно грубишь товарищам, и они тебя сторонятся. А теперь, когда все коты должны лезть из шкуры вон, чтобы обеспечить племя едой, ты даже охотиться перестала. Такое впечатление, будто лапы у тебя сделаны из камня, а голова набита перьями!
Слова Солнцесвета жалили больнее крапивы, и Синелапка невольно втянула голову в плечи.
— Почему соплеменники должны заботиться о тебе, если ты отказываешься заботиться о них?
«Ох, Искролапка, ты ничего не пропустила, если не считать ссор и взаимных упреков», — грустно подумала Голубичка, бросаясь в чащу леса следом за отцом.
«Лучше бы ей поскорее справится с этим, — мрачно подумал Львиносвет. — Эти способности даны ей не просто так, а с какой-то целью.»
— Не беспокойся о других племенах, — посоветовала Белолапа. — Тебе нужно думать только о своих занятиях.
Думать только о занятиях. Думать только о занятиях…
— Приветствую тебя, Невидимая Звезда, — начал он. — Ты заслужила место предводительницы, и Грозовое племя желает тебе всякого благополучия. — Он тепло посмотрел на серую предводительницу. — Нам всем будет не хватать Пятнистой Звезды. Я помню ее еще с тех времен, когда был простым оруженосцем Грозового племени, — произнес Огнезвезд. Он вел себя так, словно Чернозвезд не распинался только что перед всеми племенами. — Я всегда уважал Пятнистую Звезду. Она всей душой была предана Речному племени, однако любовь к своим соплеменникам не мешала ей понимать необходимость сохранения всех лесных племен сильными и жизнестойкими. — Огнезвезд бросил выразительный взгляд на Чернозвезда и продолжал: — Когда Пятнистая Звезда была простой воительницей, ей дали имя Оцелотка. Это имя очень подходило ей, ибо Пятнистая Звезда обладала благородством, храбростью и силой этой могучей и опасной кошки.

— Нам всем будет не хватать Пятнистой Звезды, — с искренней горечью сказал предводитель Сумрачного племени, и глаза его сверкнули в лунном свете. — Потеря предводителя — это потеря для всех племен. Однако свежая кровь несет с собой свежие силы, и мы все желаем Невидимой Звезде долгого и счастливого председательства.
— Пятнистая Звезда была доблестной предводительницей, — начала она. Коты согласно закивали и зашептались, а Невидимая Звезда продолжала: — Она была храброй, преданной и была готова на все ради своих соплеменников.
— Спасибо, Буран! — ответил довольный Огнегрив, расправляя занемевшие лапы.
Вольно, ребята! Ваше бдение закончено! — добродушно проурчал Буран. — Можете разговаривать!
Что стряслось, Корявый? — мяукнула Росинка. — Ты говоришь со Звездным племенем?
Некоторое время все молчали, парадизованные страхом. Первым опомнился Колченогий.
— Но тучи плывут над всеми пдеменами! — нашелся он. — Почему ты решил, что это знак именно для нас?
— Здесь нет никакого закона, который приказывал бы нам, что делать, а чего не делать. Здесь может произойти все, что угодно. — Он бросил взгляд на Коршуна и снова посмотрел на котов. — В отличие от вашего мирка, ограниченного жалкими правилами и предсказуемостью.
— Звездоцап очень умен. Он знает, что большинство воинов беззаветно преданы воинскому закону. Поэтому ему приходится искать и использовать тех, кто слаб.
— Но меня ему не удалось использовать!
Воробей вдруг почувствовал, как сильно любит брата.
— Конечно, нет! Но он пытался. И меня пугает то, что мы не знаем, кого еще он пытается отравить своими сладкими речами.
Голубичка пожалела, что не засунула в мох колючку. Или не сделала еще что-нибудь, чтобы заставить старую кошку рассердиться и начать ворчать. У нее сердце разрывалось видеть ее в таком молчаливом отчаянии.
— Не очень сыро? — робко спросила она.
— Старые-то гнездышки получше были, — вздохнула Кисточка. — Там пахло Долгохвостом.
Рождение было давно, преданность существует сейчас. Ее надо доказывать каждым патрулем, каждым куском дичи принесённой в лагерь, каждой битвой.
— До свидания, Львинолап, — очень серьёзно ответил Ураган. — Запомни, что я тебе скажу. Жизнь меняет нас, но мы всё равно должны следовать своей дорогой.
Всё племя — мои котята, — ответила она. — Разве я могла выделить кого-то одного?
Кусачей собаке звёзды зубов не дают.
Не бойся отстаивать то, во что веришь сердцем.
— Знаешь… я во сне немного храплю, — прошептала она.
— Вот и славно! — весело отозвался Мика, откусывая от рыбы очередной кусок. — Я тоже!
Пёстрая Шёрстка страдальчески закатила глаза.
— Надо же, как мне повезло!
— Просто говори правду, милая, — ответила на её немой вопрос Половинка Луны. Её глаза смотрели ласково, но голос был твёрд: — Верь в себя и своё новое предназначение!
— Чернозвезд, — самым мягким и спокойным голосом обратился Огнезвезд к предводителю соседей. — Можешь не сомневаться, мы признаем границы и понимаем их важность в поддержании мира между племенами. И ещё мы понимаем, что границы стоят того, чтобы за них сражаться, — в невозмутимом голосе предводителя вдруг прозвучала угроза.
Четыре племени стояли на пороге тьмы. Львиносвет знал об этом, он привык засыпать и просыпаться с этим предчувствием, привык в любой миг ждать удара. Это знание пронизало всю его жизнь, определяло каждую мысль и каждый поступок. Но до сих пор он был уверен в том, что его соплеменники избавлены от этого кошмара, что черная тень будущего не омрачает их жизнь. Зачем им знать о том, чего они все равно не могут ни понять, ни предотвратить, как бы беззаветно они не служили своему племени, как бы яростно не верили в Воинский закон?
Риск всегда есть.
Великодушие забывается, зато остается долгое эхо слабости.
Воин есть воин, живой он или мертвый.
Нечего мух считать, когда дело делаешь!
Слишком много зла. Слишком много лжи и боли накопилось между племенами. Пусть коты свершат свою месть, и тогда старые обиды будут искуплены.
В бою мольбы не в чести.
— Эти коты никогда не подчинялись воинскому закону, — с нескрываемым отвращением прошептала она. — Они всегда были изгоями в своих племенах. Они остались изгоями и после смерти. Вот почему они попали в этот лес. Они не заслужили честь называться воителями.
Собаки медленно двинулись на оруженосцев. Головы у них были опущены, напружиненные лапы дрожали от желания немедленно кинуться на врагов.
«Теперь я точно знаю, как чувствует себя добыча!» — пронеслось в голове у Остаролапки.
— Угощайся, — великодушно предложил он сестре. — Мне все равно столько не съесть.
Я хотел, чтобы он умер, Белка, я хотел отнять у тебя отца, чтобы ты тоже познала боль потери!
Разделённая преданность — верный путь к предательству!
Даже самые лучшие целители порой ошибаются.
Ты слушаешься своего живота, когда он урчит от голода, ты слушаешь своё горло, когда оно пересыхает от жажды, так почему же нельзя прослушаться к сердцу, когда оно говорит с тобой?
За что мы должны сражаться, воин? И как можно силой удержать то, что никогда не было твоим?
Не место красит кота, а кот место!
Пестролистая была особенной, другой такой не было в всём лесу, тихо прошептал Огнезвёзд, — Но она — не ты, Песчаная Буря. Для меня на свете будешь только ты одна.
Путь целительства — это путь веры, а не только врачевания.
Не начинай битву, которую не можешь выиграть.
Ты хорошо слышишь меня, киска? Сначала я убью тебя, а потом и всех твоих воинов – одного за другим!
— Потому что я нужна котам, с которыми живу, — просто ответила Джинго. — Всем котам нужен вожак — тот, за кем они идут, и кто принимает тяжелые решения. Сначала таким вожаком был для нас Сол. Мы слушались его и подчинялись каждому его слову. Теперь это моя обязанность, и я не могу сбросить ее с себя.
Живи настоящим, перестань оглядываться на прошлое!
Судьба исполнится, когда настанет время, а не когда мы этого хотим. Не пытайся торопить события, ибо срок не зависит от наших тревог и ожиданий.
Главное — не кровь, а преданность, — говорил предводитель. — Рождение было давно — преданность существует сейчас. Её нужно доказывать каждый день: каждым куском добычи, принесённой в племя, каждой отметиной когтей на шкурах наших врагов, каждым патрулём, каждой тренировкой.
Лучше проявить излишнюю предосторожность, чем потом плакать о своей беспечности!
Помните, бегство — это не спасение. Можно всю жизнь бегать от беды, а можно набраться храбрости и защитить свой дом!
Но это же война, на войне без потерь не бывает! Главное, мы смогли применить на деле все навыки, которым нас обучают!
— Сердцу настоящего воителя не нужны правила! — выпалил он. — Оно просто не способно на зло!
— Ты была его матерью? — задыхаясь, прошептал он. — Но ведь ты была целительницей!
Щербатая с трудом оторвала взгляд от сына и посмотрела на Воробья.
— Все совершают ошибки, — прорычала она.
Воробей втянул голову в плечи. Ошибки? Значит, так она думает и о нем?
Нежное дыхание Пестролистой защекотало ему ухо.
— Ты не был ошибкой, Воробей. Твоя мать всегда любила тебя. — Она в упор посмотрела на Звездолома и повторила: — Тебя всегда любили, Воробей.
Мне незнакома дружба. Я слишком много знаю, чтобы быть чьим-то другом. Благодари небеса, что тебе никогда не придется познать тяжесть того знания, которое обременяет меня. Я обречен жить вечно, знать все, что было и будет, и не иметь сил ничего изменить…
Сердце Небесного племени никогда не умирало, а значит, было готово к возрождению. Пусть потомки Небесного племени живут далеко от других племён, пусть его новые воины пока не сумели окончательно расстаться с жизнью домашних питомцев, главное, что Небесное племя существует!
Какой смысл растравлять себе сердце, думая о том, чему не суждено сбыться?
Доверие сложно заслужить, но очень легко потерять.
Порой приходится идти на риск, чтобы поступить правильно.
Приходит время, когда нам приходится сражаться за то, во что мы верим.
— Тогда зачем издеваться над бедняжкой? — рыкнула Милли.
— Да потому, что быть живой лучше, чем умереть! — теряя терпение, завопил Воробей. — Потому, что жить — это уже счастье!
Истинный воин не должен убивать для того, чтобы победить.
Защищай то, что принадлежит тебе.
— Ты сделала великое дело. Твоя сестра гордилась бы тобой. Но Буран уже стал воином — сказал Желудь. — Теперь ты можешь подумать и о своей жизни.
— Может быть, — прошептала Синегривка. — Но это невозможно.
— Что?
— Мы.
— Почему? — с болью спросил Желудь.
Синегривка удивленно подняла глаза.
«Неужели он не понимает?»
— Мы принадлежим к разным племенам, — прошептала она.
«И у меня есть особое предназначение, которое не оставляет места для семьи! — напомнила она себе. — Я должна возглавить свое племя и стать огнем, который озарит лес».
Эти мысли разрывали ей сердце. Синегривка попыталась отбросить их, но они никуда не уходили. Впервые в жизни ее будущее предназначение показалось Синегривке тяжелым, холодным и пустым, как одиночество. Она крепче прижалась к Желудю, чтобы его тепло прогнало грусть.
— Если мы будем встречаться тайком, как сегодня, — прошептала она, — все закончится бедой.
— Для меня единственная беда, — прошептал Желудь, — это жить без тебя.
— А я знаю, знаю, что делать! — вскочил Птицекрыл. — Давайте выроем огромную-преогромную яму и заманим туда Двуногого!
— Вот здорово! — обрадовалась Веснянка. — А когда он туда упадет, забросаем его всякой гадостью!
Остроглаз с тоской закатил глаза.
— Замечательно, — хмыкнул он, — только не забудьте доложить мне, когда закончите рытье такой глубокой ямы. Я полагаю, к следующим Голым Деревьям вы как раз управитесь.
— Племя не может предложить тебе ни легкого пропитания, ни тепла, — продолжала Синяя Звезда. — В сезон голых веток ночи в лесу особенно трудные. От всех членов племени потребуется верность и усердие. Будет много тяжелой работы. Если понадобится, ты должен будешь защищать свое племя — порой ценой собственной жизни. И голодных ртов у нас много. Но за это ты будешь вознагражден. Ты останешься котом. Ты научишься жить в лесу. Ты почувствуешь себя настоящим котом. Сила племени, взаимопомощь котов племени всегда будут с тобой, даже если ты охотишься в одиночку.
Нет судьбы почётнее, чем отдать свою жизнь, спасая других!
Одна ошибка не должна перечеркнуть всё прошлое — а вместе с ним и будущее.
Помочь можно только тем, кто просит о помощи или хотя бы рад её получить.
К сожалению, мы не всегда можем помешать другим совершать ошибки, но можем помочь им, когда они попали в беду.
– Пожалуйста, умоляю! Не трогайте моих котят!
Резко развернувшись, Листвяная Звезда увидела, как Коротышка и Уголяшка вдвоем врываются в палатку. Пестрая королева пятилась от них, закрывая телом своих детей. Крапчатая шерсть на ее загривке стояла дыбом, глаза были полны ужаса. Она вытянула вперед переднюю лапу с выпущенными когтями и лихорадочно переводила взгляд с одного воина на другого.
В два прыжка Листвяная Звезда очутилась возле палатки и встала между королевой и городскими котами.
– Нет! – что есть мочи завизжала она. – Нельзя нападать на котят! Это не их битва, они в ней не участвуют!
Коротышка и Уголяшка непонимающе переглянулись. Затем глаза обоих сощурились, и они с подозрением уставились на Листвяную Звезду.
– Значит, ты предаешь нас? – прошипел Уголяшка.
Бессильное отчаяние охватило Листвяную Звезду. Она не могла сражаться с Коротышкой и Уголяшкой! Они были ее товарищами, но ведь нельзя было позволить им обидеть котят.
Внезапно сбоку от нее вырос Кремнешкур. Его черная шерсть была растрепана, кровь тонкой струйкой стекала из расцарапанного лба, но ясные глаза смотрели смело и спокойно.
– Нужно перенести котят в безопасное место, – сказала ему Листвяная Звезда.
– Нет! – воскликнула пестрая королева. – Я не позволю вам их тронуть!
Листвяная Звезда повернулась к ней и как можно спокойнее сказала:
– Доверься нам, прошу тебя. Здесь им оставаться нельзя, ты же видишь, что тут творится. Они могут пострадать или даже погибнуть.
Молодая королева изумленно вытаращила глаза на незнакомую ей кошку.
– Но ведь ты наш враг! – возразила она. – Ты не на нашей стороне.
Кремнешкур вышел вперед.
– Это у взрослых котов есть стороны, а у котят сторона одна – теплое гнездышко, да живая мать, – веско сказал он. – Мы все обязаны защищать их.
Я была неправа. Я поступила плохо, и стыд за это будет вечно терзать меня. Котята должны стать высшей ценностью для всех племён. После того, как мы отнесём троих несчастных малышей в племя Ветра, я попрошу Зелёную Звезду внести в Воинский закон новое правило. Пусть котята будут находиться под защитой всех лесных воителей, к какому бы племени они ни принадлежали! Наше будущее зависит от наших малышей!
— Я останусь с тобой, теперь ты в безопасности.
— Оставь меня одну! Мне никто не нужен!
— Мне кажется, ты неправа.
— Пестролистая! Прошу тебя, не надо, не уходи! — Голубка содрогнулась, впервые в жизни услышав рыдания в голосе своего предводителя. — Ты всегда обещала ждать меня в Звездном воинстве! Ты всегда сдерживала свои обещания, Пестролистая!
Каждый может совершить ошибку. Если мы будем отворачиваться от тех, кто однажды оступился, то лишь заставим их ожесточиться и окончательно выбрать путь зла.
Быстролап… И Безликая… Мы все трое так мечтали об этом дне… А теперь я буду один.
Вот так сражаются коты-воители! Мы не убиваем без надобности и никогда не поднимаем лапу на старых, слабых и маленьких.
К чему ворошить былое? — глухо промяукал он. — Оно прошло и больше не вернётся. Нужно торопиться жить, чтобы не упустить настоящее!
Любовь не делает нас другими, она не меняет цвет нашей шерсти! Значит, ты перестал доверять дочери только из-за того, что она позволила себе полюбить?
Листвичка почувствовала, что сейчас расплачется. У неё никогда не будет любви, которая сейчас подрывает сердце её сестры, и ей не суждено познать счастье подруги и матери. Раньше она никогда не сомневалась, что поступила правильно, посвятив себя Звёздному племени, но теперь обет вечного одиночества казался ей непосильным бременем.
Глаза её остановились на Грачике, и Ураган увидел в них такую бесконечную любовь, которой хватило бы на то, чтобы навеки уничтожить вековую вражду между племенами.
Усы Огнезвёздa дернулись в улыбке.
— Я думaю, следующий охотничий патруль поведёшь ты, Крутобок, — он многозначительно посмотрел на круглый живот своего старого другa. — Тебе не помешало бы размять лапы.
— Я не толстый, я просто пушистый! — возмутился Крутобок.
Тот, кто не ведает страха, не может быть храбрецом. Кому нужны смельчаки, не понимающие, с какой опасностью они столкнулись?
Луна не сдается, видишь? Она всегда на своем месте, неизменная, как камни этой пещеры. Может быть, нам стоит поучиться у нее упорству?
Нам всем есть, что терять. В каждой битве мы рискуем оставить безутешными тех, кто нас любит.
Ничто не может оправдать хладнокровного убийства невинной души.
Жизнь — это путь. Перед каждым из нас лежит множество дорог, и все они по-своему хороши. Страшно стоять на распутье и не знать, какую дорогу выбрать. Но теперь, когда я узнал, куда мне предназначено идти, мне больше нечего бояться.
Судьба — это не дорога, с которой кот не может ни шагу ступить в сторону. Всегда есть выбор, и сердце порой говорит гораздо громче разума. В глубине души я всегда знала, как должна поступить, поэтому я и вернулась в племя. Львиносвет, как бы там ни было, я верю, что в глубине своего сердца ты тоже знаешь правильный ответ. Слушай свое сердце, ибо в нем заключено твое истинное предназначение.
Прежде чем отойти, она долго смотрела вслед Грачу, который помчался за дичью для упрямого старика. Она солгала Медунице. Что поделать, если даже целители не знают лекарства от разбитого сердца.
Слушай своё сердце. Только оно знает как правильно поступить.
Живи только днём сегодняшним, пусть не тревожат тебя призраки прошлого. На тебе лежит долг перед племенем. Смирись и прими его.
— Ты просто дурак! Что ты делал на моей территории?!
— Тонул.
— А на своей территории ты не мог этим заниматься?
— А кто бы меня там спас?
Жизнь, начатая со лжи, обречена на вечную тьму.

Leave your vote

0 Голосов
Upvote Downvote
Цитатница - статусы,фразы,цитаты
0 0 голоса
Ставь оценку!
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Add to Collection

No Collections

Here you'll find all collections you've created before.

0
Как цитаты? Комментируй!x