Лучшие цитаты из книги Семнадцать мгновений весны (400 цитат)

Великолепная книга Семнадцать мгновений весны — потрясающее литературное произведение, которое переносит читателя в эпоху Великой Отечественной войны. Страничка за страничкой автор раскрывает перед нами жизнь и подвиги разведчика Максима Исаева, погружая в исторические события и внутренний мир героя. Эта книга — настоящий шедевр, который заставляет задуматься о цене патриотизма, верности и человечности в сложные времена.

У нашей дуры – ни лица, ни фигуры… вся в папеньку.
— Нет, не принцесса…
— А кто же?
— Королевна!
Душегубчики-голубчики!
— Иван, воротись!
— Зачем?
— Ты самое главное забыл!
— Ну что я ещё забыл?
— Ты забыл старому человеку «спасибо» сказать и земной поклон отдать.
— Каждому кланяться — голова отвалится.
— Иван!
— Пусть тебе медведь в ножки кланяется!
— Ну, что ж, Иван, пусть по-твоему всё и сбудется. Медведь будет мне в ножки кланяться, а согнётся твоя спина…
— Сыночек!
— Ну что ещё?
— Себя береги!
— Ладно…
— Мать не забывай!
— Ладно…
— Слабых не обижай!
— Ладно…
— Стариков уважай!
— Ладно…

— Ты что же это, сладенькая, делаешь?
— Сестрице, Марфушеньке, чулки вяжу.
— Вяжешь…
— Так вы ж мне сами приказали…
— Вязать-то я тебе приказывала, а вот спицами стучать, медовенькая, не приказывала. Марфушеньку — душеньку разбудишь!
— Неужто ей через стенку слышно?
— А как же не слышно?
— Это ты, кобылица, за день намаешься, спишь — не просыпаешься. А Марфушенька — душенька целый день продремала, хребта не ломала, теперь она от самого бесшумного шороха проснуться может!
— Пошевеливайся, старый! Марфушеньку — душеньку комарики кусают, спать — почивать мешают.
— Так ведь я…
— Тссс…
— Молчу… молчу…
Я Марфушеньку сватаю, сватаю, а все смотрят на Настьку проклятую…
Не может царь думать о каждом! Царь должен думать о важном!
— Мне, царь-батюшка, такая идея…
— Идея?
— Ну, это, жульство в голову пришло!
У каждого есть мечта, о которой говорят только напившись.
Месяц — этого достаточно, чтобы отношения возникли и недостаточно, чтобы зашли слишком далеко.
Мне не дано жить нормальной жизнью, тогда приходится придумать свою, ненормальную.
У каждого есть мечта, о которой говорят только напившись.
— Прошу, не уходи!
— Почему?
— Ты не хочешь уйти.
Близость с женщиной оставляет на мужчине след… На тебе его нет…
Тебе незачем меня понимать… Это данность, с которой не спорят…
То, в чём ты достиг высот, обычно нравится.
У меня одна цель — любить тебя. Сделать счастливой, чтобы ты наслаждалась каждым мгновением. Ноябрь — это всё. Больше ничего не нужно…
Каждый месяц — ноябрь. Я люблю тебя каждый день. Это наш месяц, он не должен кончиться…
Чтобы охотиться на зайцев, нужно множество псов, чтобы побеждать врагов — множество воинов; кто же, имея разум, будет без причины казнить своих подданных!
Как может цвести дерево, если у него высохли корни? Так и здесь: пока в царстве не будет должного порядка, откуда возьмется военная храбрость? Если предводитель не укрепляет постоянно войско, то скорее он будет побежденным, чем победителем. Ты же, все это презрев, одну храбрость хвалишь; а на чем храбрость основывается — это для тебя не важно.
Разве подобает царю, если его бьют по щеке, подставлять другую? Как же царь сможет управлять царством, если допустит над собой бесчестье?
Если вы злы, то почему умеете творить добро своим детям, а если вы считаетесь добрыми и сердечными, то почему же вы не творите так же добра нашим детям, как и своим?
Встречал ли кто-нибудь честного человека, у которого голубые глаза?
Не подобает мужам благородным браниться, как простолюдинам.
Хочешь легко победить страну — начни кормить её своей пищей.
Всё, что не случалось с нами плохого, всё это происходило из-за германцев.
Бог скорее простит удавившегося, чем погибшего ради тщеславия.
Если вы злы, то почему творите добро своим детям, а если вы считаетесь добрыми и сердечными, то почему же вы не творите так же добра нашим детям, как своим?
— А Бога не боишься?
— А он есть?
— А как же!
— Это на иконах, что ли? Так это люди нарисовали. Боль есть, смерть есть, а Бога я не видел.
Родился с зубами — живи хищником.
Бога овцы придумали — волков стыдить, чтобы поменьше кусали.
Неужели ты не понимаешь, что мы живем как свиньи и дохнем как свиньи только потому, что мы друг другу никто.
— Я иногда думаю: нахрена я в начальники пошёл? Работал бы хирургом, резал потихонечку.
— К тебе на стол не дай бог попасть! Ты почечку отрежешь прозапас и продашь.
— Я гляжу, ты бессеребреник. Много жуликов поймал!?
— Вас поймаешь… Вас сажать начинаешь — вы сразу на лапу даёте. Я человек русский, я не взять не могу.
— Ну, спасибо тебе, жили, горя не знали. О чём ты думал?
— О людях, родная.
— А мы с Антоном не люди?
— В общаге 800 человек.
— И все твои жёны и дети?
— Маш, не надо так.
— Как так?
— Я ж не знал, что всё так повернётся.
— А как? Как ещё оно могло повернуться? Если они воруют годами, весь город высосали. Ты что им пошёл правду доказывать? Ты на что рассчитывал, что они расплачутся, будут свою вину заглаживать, людей спасать? Да нету для них людей, пойми…
— Для меня есть, для меня! И надо было попробовать. И я на себя 800 смертей не возьму, поняла меня?
— Поняла.
Бог такую жизнь придумал, и нас так жить заставил!
Бога овцы придумали — волков стыдить, чтобы поменьше кусали.
Сложно идти против системы, если ты сам её винтик!
— Ну и скоты вы все… Как вас только земля носит…
— Да так же как тебя… Если б твой муж сбил кого… ты б его в ментовку потащила? Вот… По одной земле ходим…
А может тебе ещё дать ключ от квартиры, где деньги лежат?
Командовать парадом буду я!
Нас никто не любит, если не считать уголовного розыска, который тоже нас не любит.
— А можно так — утром стулья, а днём — деньги?
— Можно! Но деньги — вперёд!
Первый ход — Е2-Е4, а там… А там посмотрим.
Идея — это человеческая мысль, облеченная в логическую шахматную форму.
Ну ты, жертва аборта!
Почём опиум для народа?
Спокойно, Михельсон!!!
Скоро только кошки родятся!
У нас не может быть хорошей работы. Бывает удовлетворительная или неудовлетворительная.
Жизнь состоит из одних вопросов… А хочется, чтоб она состояла из одних ответов.
Четыре — это лучше, чем пять, но хуже, чем три.
С болью в сердце…
Я за машину Родину продал!
— Попрошу факт продажи Родины зафиксировать в протоколе.
— Идти можешь?
— Да.
— Так иди отсюда на хер! И никогда не возвращайся!
— Этот первый шрам ты получила в день нашего знакомства, тебе было 15, один парнишка решил форсануть и проиграл тачку, а потом разбил ее рядом с тобой — ты поранилась, хотя могла потерять руку.
— А ты, наверное, меня спас?
— Нет, я был тем, кто решил форсануть.
— Мадам, я прошу Вас сохранять спокойствие и довериться мне, Я профессионал. Под этой подушкой ключ к моей свободе.
— А как же ваш постоянный тезис, что все лгут?
— Я солгал.
Не соглашаться с правлением — это все равно что против ветра… плевать.
Убожество, и нет никакого художества.
Знать, одного пятака для доброго дела мало!
— Ты что же это, сладенькая, делаешь?
— Сестрице, Марфушеньке, чулки вяжу.
— Вяжешь…
— Так вы ж мне сами приказали…
— Вязать-то я тебе приказывала, а вот спицами стучать, медовенькая, не приказывала. Марфушеньку — душеньку разбудишь!
— Неужто ей через стенку слышно?
— А как же не слышно?
— Это ты, кобылица, за день намаешься, спишь — не просыпаешься. А Марфушенька — душенька целый день продремала, хребта не ломала, теперь она от самого бесшумного шороха проснуться может!
У других старух старики тоже дураки, а все ж не такие! Это ж надо, родную дочь в лес уволочь, деду Морозу на забаву, голодным волкам на расправу! Ну как теперь без Настьки? Её, бывало, за косу схватишь, на себя попятишь и сердце разом отойдёт! А тебя, старого, за что таскать? Бородёнка паршивая, головёнка плешивая… Тьфу! [Марфушка смеётся, мачеха Настеньки даёт ей пощёчину] Вот, из-за тебя, родной дочке — по румяной щечке!
Не был бы ты невежей — не ходил бы с мордой медвежьей.
Хотя и полемично, но логично.
Хоть бы спасибо сказал… Упитанный, а невоспитанный!
— А дочка-то у тебя красивая?
— Очень! Вся в меня!
— Низкий вам бонжур.
— И какого же ты роду-племени?
— Я по роду-племени — я… тутошний, а вот по образованию я тамошний.
— И где ж тебя так образовали?
— В заморской школе пре-сти-ди-житаторов.
— Пр… Пр… Пр… Это как понимать?
— Ну по-ихнему, это пре-сти-ди-житация, а по-нашему — ловкость ног и… гипноз.
— И долго ты в заморской школе обучался?
— Два года с месяцем. Два года я учился произносить это слово — «пре-сти-ди-житатор» и цельный месяц — гипноз.
— А ну валяй, показывай!
— Большое вам гутен морг!
Эх вы, бабы, бабы! И ничего-то вам поручить нельзя!
Чудо-Юдо: — Назад, за лиловыми кроликами! Вперёд!
Царевич Андрей: — Вперёд — назад, за лиловыми кроликами!
Я в жизни не встречала такого безупречного поганца…
Я понял кое-что, надо оставаться с любимыми сколько можно. До конца.
У меня своя жизнь, и я опаздываю на неё!
Попробуй хоть иногда ошибаться… Хотя бы ради моего самолюбия…
Тебе незачем меня понимать… Это данность, с которой не спорят…
У меня одна цель — любить тебя. Сделать счастливой, чтобы ты наслаждалась каждым мгновением. Ноябрь — это всё. Больше ничего не нужно…
Вот она, жизнь никогда не будет лучше, или слаще, чем эта.
— Нам осталось совсем немного. Если уйдешь, наш роман навсегда обретет совершенство!
— Сара, жизнь несовершенна!
— Нам остаются лишь твои воспоминания и я хочу, чтобы ты запомнил меня сильной и прекрасной. Не понимаешь?… Если я знаю, что ты помнишь меня такой, то мне ничто не страшно. Боже, Нильсон… ты — моё бессмертие.
Близость с женщиной оставляет на мужчине след… На тебе его нет…
Я в жизни не встречала такого безупречного поганца…
Ты живешь в ящике… я могу приподнять крышку.
Ходит плавно – будто лебедушка.
В золотом ковше не мочил усов.
И ударил своего ненавистника Прямо в левый висок со всего плеча.
Вот возьми перстенек ты мой яхонтовый, Да возьми ожерелье жемчужное.
Оставь меня, старушка, я в печали…
Ты почто боярыню обидел, смерд?
Я должна сообщить тебе ужасное известие. У меня сегодня в кафе увели перчатки… И я полюбила другого!
Ну, ауфидерзейн, гуд бай, оревуар, короче говоря, чао!
— Меня терзают смутные сомнения… У Шпака — магнитофон, у посла — медальон…
— Ты на что, царская морда, намекаешь?!
Это я удачно зашел…
Тьфу на вас! … Тьфу на вас ещё раз.
— Кому ты чо доказать хочешь?
— А ты один — человек, что ли?
— Все — люди… А за чертой — все звери.
— Нет, ничего мне не надо: воду мне Водяной носит, дрова Леший рубит, а лампы Аладдин чистит…
— А сказки кто сказывает?
— Со сказками плохо… Был у меня кот… ученый, сказки рассказывал, но потом с цепи сорвался, подлец, и убежал… Цепи куёте?
— Вот этого не умеем. Сказку — пожалуйста, но чтоб цепи…
Картошка да тряпка, а издали — как живой! Я ж говорю — обман. Давай, обманывай дальше!
— А люди? Живые люди, урод!
— Закрой рот, сука! Давно ты о людях стала думать? Когда 800 человек разом сдохнуть может? А когда они по одному дохли, ты о них думала? Когда себе, от каждой статьи в бюджете, отрезала, думала?
Дороги говно, яма на яме, сплошные аварии. Народ спивается, режет друг друга, потому что в городе нормальной работы нет и зарплата 3 копейки. Молодежь скурвилась, скололась по подвалам. В школах бардак, учителям и врачам жрать нечего. Старикам и инвалидам лучше вообще не жить.
На всех хорошей жизни всё равно не хватит, подели её на всех, и никому ничего не достанется, и все мы будем одинаково нищие.
— Что ты стоишь тут, поехали!
— Ни ментов нет, ни пожарки.
— А ты крикни ещё громче, может, они появятся?
— Они должны же были быть.
— Кому они что должны? Ты что как ребенок? Ты в каком мире живешь? Тебя только что чуть не убили! Проснись, поехали!
— Прости нас с матерью, сынок.
— Да ты чё, бать?
— А чё мы тебе дали?
— Жизнь.
— А что с ней делать, с такой жизнью? А вон погляди на нас с матерью. Собачимся каждый день. Ни любви не осталось, ни радости. И тебя жизни не научили. Все, что с тобой случилось — это наша вина.
— Перестань, бать.
— А люди вон, вагонами воруют, по головам идут и живут, горя не знают… А ты вон, эти трубы поганые чинишь. Людям помочь хотел, от смерти сберечь, а тебя того и гляди самого грохнут. Уезжай, сынок. Никогда тут по-другому не будет. Никогда.
Все животные — стайные. У одиночек — стая внутри.
Вы говорите: «всю мою сознательную жизнь». Но это неправда. Говорите лучше — всю мою бессознательную жизнь.
Все мы немножко монстры и немножко люди.
Считаю вечер воспоминаний закрытым.
Какие деньги? Вы, кажется, спросили меня про какие-то деньги?
— Господа, неужели Вы нас будете бить?
— Да ещё как!
— Скажите, с какой целью берётся плата?
— С целью капитального ремонта провала. Чтобы не слишком проваливался!
— А что, отец, в вашем городе женихи требуются? Невесты у вас есть?
— Кому и кобыла — невеста.
— Больше вопросов не имею.
Дэнги давай! Давай дэнги!
— Товарищи! У меня все ходы записаны!
— Контора пишет!
— Сколько же вам лет?
— К науке, которую я в данный момент представляю, это не имеет никакого отношения…
— Ну а все таки, тридцать?
— О-го-го-го-го.
— Сорок?
— А-ха-ха-ха-ха.
— Пятьдесят?
— Хо-хо-хо-хо-хо. Почти. Тридцать восемь.
Эх, Киса! Мы чужие на этом празднике жизни…
— Ох, побьют нас!
— Когда будут бить — будете плакать!
Вот этот стул мне напоминает нашу жизнь. Мы тоже плывём по течению. Нас топят, мы выплываем. Хотя, кажется, никого этим не радуем.
Как вы смеете называть товарища Милосердова «какой-то» и «никакой»?
Законным путем идти можно. Дойти трудно.
В знак протеста!
Нам, интеллигентам, свойственно делать пакости, а потом долго-долго себя терзать.
Я из него мясной ряд сделаю!
У него жена больная, а у меня невеста здоровая!
Жребий — это не наш метод!
Каждый счастлив в одиночку.
Оказывается, белые вороны еще существуют.
— В природе это большая редкость, но, по счастью, у нас есть.
Я не настолько глупа, чтобы в обществе таких благородных людей держать при себе ключи.
Для правды времени не жалко.
Не тот пропал, кто в беду попал, а тот пропал, кто духом упал.
— Это кто ж тебя обидел, звездочка моя ясная?
— Худой человек! Ой, худой! Толстый-претолстый!
— Ты чего мычишь, козел безрогий?
— Кто, кто?
— Да ладно уж, Ваше беззаконие.
Должо-ок!
Царевич Андрей: — Доверчивый ты старичок, Ваше Беззаконие.
Чудо-Юдо: — Это почему?
Царевич Андрей: — Малознакомому человеку такое дело доверяешь.
Чудо-Юдо: — Какое дело?
Царевич Андрей: — Салфеточку подвязывать.
Чудо-Юдо: — Ну и что?
Царевич Андрей: — Узелок-то можно и потуже затянуть.
Чудо-Юдо: — Ты, царевич, того, думай, чего говоришь-то!
Царевич Андрей: — А ты, Ваше Беззаконие, не того опасайся, кто, не подумавши, скажет, а того, кто, не сказавши, подумает!
— Боюсь я тебя!
— Не бойся! Я ласковый!
Разорили старушку! Тунеядцы!
За сохой — неплохой, и в бою — не сбою, и плясун, и работник, и рыбак, и охотник!
— А ты никак колдун, дедушка?
— Колдуем помаленьку.
— Пошевеливайся, старый! Марфушеньку — душеньку комарики кусают, спать — почивать мешают.
— Так ведь я…
— Тссс…
— Молчу… молчу…
— Избушка-избушка, стань к лесу — задом, ко мне передом!
— Чего надо?… А-а! Иван?! Явился! Не ждан, не зван. Повернул избушку, ух, разбудил старушку! Стояла себе задом, так ему, видите ли, не тем фасадом! У!
— Не серчай, бабуся! Не серчай, ягуся! Помоги мне Настеньку найти, помоги мне от беды её спасти!
— И не жди от меня подмоги — уноси скорее ноги! А ну, избушка! Повернись к лесу — передом, к Ивану — задом!
— К лесу — задом — ко мне — передом!
— К лесу — передом, к Ивану — задом!
— К лесу — задом — ко мне — передом!
— К лесу — передом, к Ивану — задом! Тю! Фулюган!
— Тепло ли тебе, девица?
— Да ты что, старый, очумел, что ли?! Вишь, у меня руки и ноги замерзли!
— Что за чудо-юдо? [обегает кругом ели] Тепло ли тебе, девица, тепло ли тебе, красная?
— Подавай быстрее жениха! Да приданого! Да побольше! У!
— Э! Э-э! Э-э!
— То-то жа!
Не царская у тебя физиономия.
Казань брал, Астрахань брал, Ревель брал, Шпака — не брал.
Очень приятно, царь!
— [шёпотом] Рявкни на них…
— ВООООН!!!
Положь трубку!
Я требую продолжения банкета!
Что Вы на меня так смотрите, отец родной, на мне узоров нет и цветы не растут!
— Эврика! Царские шмотки! Одевайся, царем будешь!
— Ни за что!
— Одевайся, убью!
Да ты что, сукин сын, самозванец, казённые земли разбазариваешь?! Так никаких волостей не напасёшься!
Икра красная, икра чёрная… Да! Заморская икра… баклажанная!
— Ну как?
— Ой не похож, ой халтура!
Свои шишки набивать надо. Чужие не болят.
Обманутая верность ищет одного. Разрушения.
Я обещала тебе держать тебя за руку. Вот я и держу.
Ты чувствуешь? Я тебя люблю…
Думаешь, я монстр? Такой же человек, как ты. Просто осмелился.
Эх! Набил бы я тебе рыло, да только Заратустра не позволяет.
— Баллада об измене.
Гаврила был неверным мужем!
Гаврила женам изменял!… Ну как начало?
— В общем, хорошо. Но — не хорошо. Мы — молодежный журнал, а Вы рассказываете о каких-то неправдоподобных вещах. Ну где Вы видели, чтобы мужья изменяли женам? Я лично такого не помню. И потом, это же наши мужья, это же наши жены. Абсолютно нетипично.
Положение было ужасно! В Москве, в центре города, на площадке девятого этажа стоял взрослый человек с высшим образованием, абсолютно голый. Идти ему было некуда. Он скорее согласился бы сесть в тюрьму, чем показаться в таком виде.
Грустно, девицы!
Сбылась мечта идиота.
— Ваше политическое кредо?
— Всегда!
— Россия Вас не забудет!
— А можно так — утром стулья, а вечером — деньги?
— Можно! Но деньги — вперёд!
Нас никто не любит, если не считать уголовного розыска, который тоже нас не любит.
Ну ты, жертва аборта!
Если женщина с такими внешними данными борется за правду, она наверняка не замужем.
Ключики мы вам не отдадим! Мы вам не буратины!
Девушки, уймите вашу мать!
Я Джек Доусон.
— Роза Дьюитт Бьюкейтер.
— Покажешь, как это пишется, ладно?

Слезай, я устал! Деточка, отпусти ногу. Ну, не упрямься! Ослабь хватку! Как ее отцепить? Есть какая-то команда? Отпугивающий спрей? Гвоздодер?
— Паааааап, я покаакалааааа….
– Поздравляю!
— Гермиона, ты девчонка…
— Как ты догадался?
— Эй, копытное, шпрехен зи инглиш?
— Ну… шпрехен
— Что это за континент?
— Манхэттен.
— Фугас мне в глаз, мы всё ещё в Нью-Йорке!
Безнадёжно — это когда на крышку гроба падает земля. Остальное можно исправить.
Что ж вы мечте изменили?
— Нет… просто я мечту изменила.
Ненавижу….
— Ты ж говорила, что полюбила?
— С тех пор еще больше ненавижу!
Из тебя выйдет отличный папаша…
— Почему ты так решил?
— Иначе я тебя отхреначу лично.
Ты хоть знаешь, как добраться домой?
— Естественно. Я взрослый человек. Спрошу у незнакомца.
У верблюда два горба, потому что жизнь — борьба.
Вот тебе, голубчик, овчинный тулупчик!
Ох и плохо мне! Ох и худо! Не горячка у меня, не простуда! Губит бедную старушку не хвороба, губит, душит сиротинку злая злоба! Ох, я и спать не могу! Я и жрать не могу! Ох, обидел гость незваный Бабушку-Ягу!
Что ж ты, неряха? Любишь лопать, а печке — копоть! [пачкает Настеньке лицо] Так и ходи, змеищща — убирать будешь чище!
— Нет богаче меня никого в этом мире! Будешь жить по локоть в золоте, по колено в серебре, по грудь в бархате!
— Что мне бархат твой? Что золото? Мне бы верёвку длинную, да покрепче сук, чтобы висел ты на нём, да не сваливался!
— Ты зачем сюда пришёл? Зачем пожаловал?
— Пришёл силу твою вражью испробовать!
— Где тебе мою силу пробовать? Я тебя на одну руку возьму, другой прихлопну — только мокренько будет!
— Не хвались со двора едучи, а хвались ко двору подъезжаючи! Я не сказки с тобой пришёл сказывать, а насмерть воевать!
— Почему ты не хочешь делать кривые зеркала?
— Потому что они врут.
— Молчать!
— Не буду молчать! Не заставите!
Никогда не произносить слов — «такова моя воля»! Запомните, вы должны выполнять нашу волю, волю самых богатых людей королевства.
— «Жил-был у бабушки серенький козлик, раз-два, раз-два…»
— Жирный козёл!
— Фи… «Бабушка козлика очень любила, раз-два, раз-два…»
— С кашей сварила!
— Фи, фи! «Вздумалось козлику в лес погуляти, раз-два, раз-два…»
— Съела козла!
— Кто?
— Бабушка!
— Фи-и!
Нельсон, стань моим ноябрём.
Вот она, жизнь никогда не будет лучше, или слаще, чем эта.
Это у нас что — коммунальный быт классической шведской семьи?
Мне не дано жить нормальной жизнью, тогда приходится придумать свою, ненормальную.
Опасение поражения — залог победы.
А фамилия моя — фамилия моя слишком известная, чтобы я её называл!
Что, вас уже выпустили из сумасшедшего дома?
Танцуют все!
Граждане, храните деньги в сберегательной кассе. Если они, конечно, у вас есть…
А меня же, Зинаида Михайловна, обокрали! Собака с милицией обещала прийти.
Замуровали! Демоны!
Нам, царям, за вредность молоко бесплатно надо давать!
Передай твой король мой пламенный привет!
И тебя вылечат, и тебя тоже вылечат, и меня вылечат.
Были демоны, мы этого не отрицаем. Но они самоликвидировались!
Вы не хулиганьте! Что это за пьяные выходки! Я на вас жалобу подам! Коллективную!
— Смерд!
— От смерда слышу!
— Холоп!
— Сейчас милиция разберется, кто из нас холоп!
Сесть я всегда успею!
— Житие мое…
— Какое житие твое? Пёс смердящий! Ты посмотри на себя! Житие…
Когда вы говорите, Иван Васильевич, такое ощущение, что вы бредите.
— У меня вот тоже один такой был – крылья сделал.
— Ну-ну.
— Я его на бочку с порохом посадил, пущай полетает.
— Будь я вашей женой, я бы тоже уехала.
— Если бы вы были моей женой, я бы повесился!
Эх, Марфуша, нам ли быть в печали?
Я не узнаю вас в гриме. Кто вы такой?
Счастье вдруг, в тишине,
Постучалось в двери.
Неужель ты ко мне?
Верю и не верю.
Падал снег, плыл рассвет,
Осень моросила,
Столько лет, столько лет
Где тебя носило?!
Красота-то какая! Лепота!
Наклеивать ярлыки — это мы обезьянам не отдадим.
Человек — это тоже животное. Его тоже надо охранять.
— От кого?
— Человека надо охранять от человека.
Мы вам ничего не позволим показывать! Мы вам сами всё покажем!
Вовремя предать — это не предать. Это предвидеть!
Кто против? Подавляющее меньшинство!
Земной шар, как известно, вертят именно оптимисты.
Труд облагораживает человека. Поэтому люди с удовольствием ходят на работу. Лично я хожу на службу только потому, что она меня облагораживает.
Почему вы так недоверчивы?
— Ответить в хронологическом порядке или в алфавитном?
Приезжай, помоги мне!
— Тебя убивают? Я занят..
— Я голая.
— Сейчас буду!
Как спалось?
— Я никогда толком не сплю, только в пол глаза
— Да? Никогда не слышала, чтоб спящий в пол глаза так храпел.
Воскрес из мертвых. Похоже у тебя это вошло в привычку. Прям как у таракана.
Сначала я вырублю тебя, потом тебя…
Подавись ты! Нет, стой, только не мной!
Черт!! Говеные ведьмы!! Нет правда!
Если бы не было статистики, мы бы даже не подозревали о том, как хорошо мы работаем.
Я не имею права подписывать такие исторические документы…
Я бросаю мужа, этого святого человека со всеми удобствами!
— Минуточку! За чей счёт этот банкет? Кто оплачивать будет?
— Во всяком случае, не мы!
— А где царь?
При наличии отсутствия пропитанных шпал это будет не трамвай, это будет одно горе.
Почем опиум для народа. … Так почём опиум для народа?
– Морду бы ему набить…
– Морду ему мы пощупать всегда успеем.
Начал хорошо! Не разменивайся на детали — говори главное!
Странствуя по свету словно птица,
Преодолевая жизни путь,
Изредка, однажды, иногда, как говорится,
Я б хотел забыться и заснуть.
Но в этот час, когда рукой
Своею я ласкаю Вас,
Когда любовь сама собой
Идет, не спрашивая нас,
С безумной силою я тихо повторяю:
«Поймите, милая, поверьте, милая,
Вы мой кумир, я не покину Вас».
Против нашего товара ни одна фирма выстоять не может. Глазет ставим — раз, кистями кантуемся — два. У нас первый сорт, прима! В нём жить можно…
Люди умирают. Это ошибка в проекте, с которой мы никогда не справимся.
Кости, Кости, я понимаю, что ты любишь мертвецов, но, пожалуйста, постарайся сделать грустное лицо.
Кто заказывал такси на Дубровку?
Вот что крест животворящий делает!
Живьем брать демонов!!!
Вот вы говорите — царь, царь… А вы думаете, Марфа Васильевна, нам, царям, легко? У всех трудящихся два выходных дня в неделю. Мы, цари, работаем без выходных.
Иван Васильевич, кильками в наш век отравиться гораздо легче, чем водкой!
— Вы игнорировали мой вопрос относительно магнитофона!
— Тьфу на вас!
Ошибаетесь, уважаемый, это дело общественное. Вы своими разводами резко снижаете наши показатели.
Это же всё же, всё же, что нажито непосильным трудом, всё погибло!
— А всё же, кто вы такой?
— Аз есмь царь!
Вот лица попрошу не касаться!
Да ты ведьма?!
Выучили вас на свою голову — облысели все!
Можно, конечно, и зайца научить курить. В принципе ничего нет невозможного для человека с интеллектом.
Мы с тобой ведь тоже не помолодели, правда?
— Да… Правда, у женщин это заметнее.
Вызовите мне, пожалуйста, самую светлую голову нашей с вами современности.
Новый начальник начинается с ремонта своего собственного кабинета.
Чего печатают?
— Пока все в порядке.
Ирония — маска для беззащитных.
У меня нет ничего такого, что я должен скрывать от коллектива!
Вы мне льстите, Вера.
— Вам все льстят.
Ты не молчи как пень, я ж не могу один работать.
— Они не могут кричать, они давным-давно покойники.
— Видали, как покойники стреляют?
Эта роль ругательная, и я прошу её ко мне не применять!
Ну и домик у нас! То обворовывают, то обзывают, а еще боремся за почетное звание дома высокой культуры быта! Это же кошмар! Кошмар!
Вот смотрит… Вы на мне дыру протрете!
Ключница водку делала…
Для правды времени не жалко.
Жизнь состоит из одних вопросов. А хочется, чтобы она состояла из одних ответов.
Человека надо охранять от человека. От жадности, которая нас съедает, от желания захватить, захапать.
— У меня всё по штампу. Нормально. Закончила филфак в МГУ. Факультет невест называется, знаете? Занимаюсь сатирой.
— Русской или иностранной?
— Нашей.
— По 19-му веку?
— Нет, современной.
— У вас потрясающая профессия, вы занимаетесь тем, чего нет.
Законным путём идти можно. Дойти трудно.
У верблюда два горба, потому что жизнь — борьба!
— Марин, когда эта бодяга закончится, поехали ко мне завтракать.
— О! На завтрак меня ещё никогда не приглашали, обычно зовут ужинать.
— Ну вот видите, значит у нас с вами начинается новаторство.
— Я знаю, что я произвожу впечатление женщины, с которой можно начать за ужином, за обедом, даже за завтраком.
— Ну сейчас вы скажете, что вы не такая?
— Нет, не скажу, но и завтракать не поеду. Я уже свое отзавтракала.
— Не рано ли?
— Мой недавний муж отбил у меня всякую охоту к еде в любое время суток.
— Марин, ради вас я готов включиться в любую голодовку.
— Да вы что? Как же можно меня выгонять? Я за машину Родину продал!
<…>
— Попрошу факт продажи Родины зафиксировать в протоколе.
Насколько я понимаю, полусонные вы мои, заседание стихийно продолжается?
С тобой я мир обрел в разгар войны…
Ты хочешь умереть во имя любви, но о смерти тебе известно так же мало, как и о самой любви.
Никого не бояться весьма опасно. Страх полезен.
Боги завидуют нам, потому что мы смертны. Любой момент нашей жизни может стать последним. Ведь жизнь ярче и прекраснее, когда она конечна. Ты никогда не будешь красивее, чем сейчас. И мы больше не будем здесь никогда.
— Прошлая ночь была ошибкой.
— А ночь до этого?
— Я сделала много ошибок на этой неделе.
Неужели это эпилог? Пусть помнят титанов. Люди расцветают и засыхают, как колосья на полях, но эти имена никогда не умрут! Пусть говорят: «Он жил во времена Гектора». Пусть говорят: «Он жил во времена Ахиллеса».
Война – это смерть молодых и болтовня стариков.
— Убей. Это тоже легко.
— Ты не боишься.
— Все мы умрем. Сейчас или чуть позже — не вижу разницы. Убей!
— Если я не убью тебя, сколько людей ты погубишь?
— Много.
Мирмидонцы, мои братья по оружию, я выше ставлю вашу рать, чем многотысячное войско. И пусть никто не забывает, как мы могучи и отважны. Вам известно, что ждет нас по ту сторону моря? Бессмертие! Идите на Трою!
Если ты решишься, нам нигде не будет покоя. Люди начнут на нас охоту, а боги проклянут нас. Но я буду любить тебя. До своего последнего вздоха я буду любить тебя.
Иногда вся твоя жизнь сводится к одному безумному поступку.
— Дальше идём по СКП.
— СКП? Это что?
— Это значит — «Смотри Куда Прёшь».
У тебя сильное сердце, нет страха… Но глупый! Бестолковый, как ребёнок!
— Теперь выбери себе икрана. Ты почувствуешь его. Если и он выберет тебя, действуй быстро. У тебя одна попытка, Джейк.
— А как понять, что он меня выбрал?
— Он захочет тебя убить.
— Да, да. Я знаю, кто вы. Мне нужны не вы, а ваш брат. Учёный! Доктор наук! Который три года готовился к этой миссии!
— Он умер! Просил извиниться за неудобства.
Тут куда ни плюнь, обязательно попадёшь в какую-нибудь священную хрень! Папоротник там, или гриб…
— Вы вообще в лабораториях бывали?!
— В школе жабу резал…
Если у кого-то есть то, что тебе нужно, объявляешь его врагом, а потом спокойно грабишь!
Так, сегодня никаких смертей… не портите мне отчёт!
Расслабься и ни о чем не думай. Это ведь для тебя нетрудно?
Любовь — взаимное головокружение.
Ты дополняешь меня.
Не забывай: я тоже всего лишь девушка, стоящая перед парнем и умоляющая его полюбить ее.
Когда любишь, простить можно все… Кроме одного — когда тебя перестают любить.
Ты не любил ее, иначе великая сила безрассудства охватила бы тебя! Кто смеет рассуждать или предсказывать, когда высокие чувства овладевают человеком? Нищие и безоружные люди сбрасывают королей с престола! И все из-за любви к ближнему. Из-за любви к Родине солдаты попирают смерть ногами, и та бежит без оглядки. Мудрецы поднимаются в небо и бросаются в самый ад из-за любви к истине. А что сделал ты из-за любви к девушке?
Я пришел сюда сегодня вечером, потому что, когда ты понимаешь, что хочешь провести остаток своей жизни с кем-то, ты хочешь, чтобы остаток твоей жизни начался как можно скорее.
Жизнь будет совсем не легкой, а, наоборот, очень трудной. Придется бороться с этим каждый день, но я буду бороться, потому что ты мне нужна! Я хочу, чтобы ты была со мной каждый миг, всегда.
Да, я всего боюсь, я боюсь, что выйду из этой комнаты и не буду чувствовать того, что чувствую сейчас с тобой.
Для чувства любви не существует цены — только жизнь одна.
Главное — не бойся прощаться с тем, что не делает тебя счастливым.
Ваша еда всегда самая вкусная. Без исключений. Вы переживаете, когда мы лучшие, и когда лучшие не мы. Для вас нет чужих детей. И даже если мы теряемся, вы нас все равно находите. Хотя нас это никак не оправдывает. Вы с нами говорите и до, и после. Вы храните то, что мы думали неважно. Вы вторгаетесь в нашу личную жизнь, и у нас возникают проблемы, вы перестаете это делать. и снова проблемы. Вы всегда точно знаете, что для нас хорошо, и даже в нашей квартире вы чувствуете себя хозяйкой. Случается, что вы в чем-то в семье не первые, но только не в том, что для всех важно. Вам гораздо больнее, когда нам больно, но вы всегда рядом и ничего не ждете взамен, но если только самую малость. Мамы просто ждут нас.
Любовь, она как насморк – приходит неожиданно. Ее не купить за лилии, не найти в интернете. Она придет, обязательно придет и будет рядом с нами.
Вот я и приехал, мама… с праздником. Надо было, конечно, раньше приехать, но я как-то все был занят… Дела какие-то, суета какая-то, все. А помнишь, как я из больницы удрал, чтоб тебя с 8 марта поздравить? Я тогда на медсестре жениться обещал, чтоб она мне куртку с ботинками выдала. И вот тебя уже нет. И сказать некому: «Сыночек, не пей из копытца — козленочком станешь». Женщин много, а сказать некому. Все время ищу такую, как ты, а такой, как ты, больше нет.
Лучше бы ты пришёл трезвый и с деньгами, чем пьяный и с цветами.
— Тебе нужна жена, а мне мама.
— Не умничай. Двух женщин мы не потянем.
— Мам, эти сериалы снимают люди, которые ничего не знают о работе реальных спецслужб.
— Откуда ты знаешь? Ты же не смотришь сериалы.
— Скажите, Алексей Сергеевич, готовы ли службы нашего города к встрече весны?
— Не готов… говорить за все городские службы, потому что весна — это… это не только, так сказать… цветут, поют и пахнут.
Грош цена тем мужчинам, которые давятся слюной, глядя на чужую женщину. Ты свою одень, обуй и любуйся.
Душа уходит, приходит техника.
Я предпочитаю делать в своей жизни то, что я люблю. А не то, что модно, престижно или положено.
— А если меня о чём-нибудь спросят? Я ляпну!
— И ляпай. Но ляпай уверенно. Вот это называется «точкой зрения».
— Я даже могу сказать, что вы, например, не замужем.
— Если я не ношу обручального кольца, это ещё ни о чём не говорит.
— Да даже если бы вы носили три обручальных кольца, вы всё равно не замужем. У вас взгляд незамужней женщины.
— А что, незамужние женщины смотрят как-то по-особенному?
— Конечно. Они смотрят оценивающе. Так смотрят милиционеры, руководящие работники и незамужние женщины.
— Гога, вы поступили, как настоящий мужчина!
— Перестань, я поступил, как нормальный мужчина.
Всё казалось… не живу, а так… черновик пишу, еще успею набело.
Какие люди — и без охраны!
— Ну что ты его пугаешь, он у меня такой скромный.
— Да. Интеллектом явно не изуродован.
Полюбить — так королеву, проиграть — так миллион!
— У меня есть пять рублей, почему я не могу довезти до дома понравившуюся мне женщину?
— Ну до моего дома хватит, а обратно нет.
— Пешком дойду. Гулять так гулять.
Хозяева телеграмму прислали — послезавтра приезжают. Вот что значит интеллигентные люди — заранее предупреждают — боятся врасплох застать.
Ой, бесовская одёжа! Ох, искушение!
В милицию замели, дело шьют!
— Отворяй, собака!!!
— А кому это он?
— Вам.
Алё, милиция? Это говорит сегодняшний обокраденный Шпак… А я не по поводу кражи, — у нас здесь дело почище — инженер Тимофеев в свою квартиру живого царя призвал!… Я непьющий… С кинжалом! Холодное оружие… Даю честное благородное слово… Жду.
— Ты боярыню соблазнил?
— Я… аз есмь…
— Интурист хорошо говорит!
— А что он говорит? Конкретно, что?
— А пёс его знает!
Натурально как вы играете… И царь у вас такой… типичный!
— Был у нас толмач-немчин. Ему переводить, а он лыка не вяжет. Мы его в кипятке и сварили.
— Нельзя так с переводчиками обращаться.
— Между прочим, Вы меня не так поняли!
— Да как же тебя понять, кoли ты ничего не говоришь?
— Самозванец!
— От самозванца слышу!
Поскользнулся, упал, закрытый перелом, потерял сознание, очнулся — гипс!
Не виноватая я! Он сам пришел!
— Мне надо принять ванну, выпить чашечку кофе…
— Будет тебе и ванна, будет тебе и кофа, будет и какава с чаем, поехали к шефу!
Достаточно одной таблэтки!
Наши люди в булочную на такси не ездят!
— Кто возьмёт билетов пачку, тот получит…
— Водокачку!
Я не трус — но я боюсь.
Как говорил один мой знакомый — покойник — я слишком много знал!
— Любишь её?
— Кого это?
— Гречку!
— Обожаю!
Кто против? Подавляющее меньшинство!
Мы это сделаем без вас. Ладно, многоликий вы наш?
Я ж не виноват, что я его сын. Родителей не выбирают. Хотя… Я лично своими доволен.
Жребий — это не наш метод!
Стыдно, стыдно! Но голосовать надо!
Ахиллес, посмотри перед собой. Ты можешь сотни воинов спасти. Ты можешь закончить эту войну одним взмахом своего меча. Дай им вернуться домой к женам.
Эту войну будут помнить в веках, как не предадут забвению и её героев.
Отправившись в Трою, ты обретешь славу. Тысячи лет люди будут слагать легенды о твоих подвигах. Твоё имя останется в веках. Но отправившись в Трою, ты не вернёшься, ибо славу твою держит за руку твоя погибель. Ты уйдешь навсегда.
Ты придумал, как заставить овец пригласить волков на обед.
Клятв между львом и человеком быть не может.
Иногда для того, чтобы править, нужно подчиняться.
Но и врага можно уважать.
Ни одному отцу не доставался лучший сын.
Ты хочешь умереть во имя любви, но о смерти тебе известно так же мало, как и о самой любви.
Всю свою жизнь я был верен законам чести. Законы эти просты: почитай богов, люби свою жену, обороняй свою Родину!
Неужели это эпилог? Пусть помнят титанов. Люди расцветают и засыхают, как колосья на полях, но эти имена никогда не умрут! Пусть говорят: «Он жил во времена Гектора». Пусть говорят: «Он жил во времена Ахиллеса».
Смысл не в том, что я вижу тебя перед собой, а в том, что я вижу в тебя — вижу в тебе…
Я был солдатом и мечтал нести людям мир, но рано или поздно приходится проснуться…
Ничто так не успокаивает, как инструктаж по технике безопасности.
— А теперь самое время вернуть себе власть. Дай Ли, арестуйте принцессу Племени Огня!.. Я сказал — арестуйте её!.. Да что это с вами?
— Они просто ещё не решили. Они ждут, чем всё это закончится.
— О чём это ты?
— Я читаю твою судьбу в твоих глазах. Ты был рождён нищим. Тебе пришлось преодолеть много препятствий на пути к власти. Но главный принцип — «разделяй и властвуй» — тебе остался неизвестен. Дело в том, что они не знают, кто окажется на этом троне, и кто кому будет кланяться. Но я знаю. И ты знаешь. Ну?..
— Ты победила меня в моей игре.
— Не льсти себе — ты был слабым игроком.
Месть — это двухголовая крыса. Когда ты убиваешь врага, ты сам себя убиваешь.
— Я очень много думал о нынешнем положении дел…
— Созин, сегодня моя свадьба. Съешь конфетку, потанцуй с кем-нибудь, расслабься!
Если ты ищешь свет, то в конце концов можешь его найти. Но если ты ищешь тьму, ты всегда и везде будешь видеть только тьму.
— Вы должны верить нам!
— Вы врываетесь во дворец, калечите мою охрану, ломаете мою красивую дверь, и после этого говорите о доверии?!
— Но я думал, что твой дядя был… ну не знаю, хорошим.
— У него было запутанное прошлое… Семейная традиция, думаю.
Прощение — это первый шаг на пути к освобождению!
Гордость — не противоположность стыда, а его источник. Смирение — вот противоядие от стыда.
Ульяна Андреевна, я царствовал, но вам не изменил! Меня царицей соблазняли, но не поддался я! Клянусь!
Не вели казнить, великий государь! Вели слово молвить!
— Да… Умыла она тебя!
— Подумаешь, тоже мне фигура!
— Фигуры может быть и нет, а характер на лицо.
У меня же по щам всегда пятёрки были…
— Подумать только, среди тех, кого не исключили, … не нашлось ни одного порядочного человека.
— А вы-то сами?
— А я не претендую.
— У нас тут страшная недоработка. Страшная! Нужно было просмотреть личное дело каждого.
— Спасибо, товарищ Малаева.
— Пожалуйста.
— … за своевременный сигнал. Вот только теперь я поняла, как вы правильно поступили, заперев дверь. Товарищи! Мы совершили грубейшую, я бы просто сказала, политическую ошибку…
— Но как вы думаете всё это исправлять?
— Подождите! Не поднимайте руки! Потом всю жизнь не отмоетесь!
— Что вы так волнуетесь? Может собрание будет против.
Четыре лучше, чем пять, но хуже, чем три.
— Ну, товарищи, кто за то, чтобы признать работу правления гаражно-строительного кооператива «Фауна» удовлетворительной?
— Почему удовлетворительной-то? Надо признать работу хорошей.
— Верно. Славно потрудились. Можно и хорошей.
— Большие молодцы!
— Да чего там, признать прекрасной и пойти домой!
— Нет, товарищи, у нас не может быть хорошей работы. Бывает удовлетворительная и неудовлетворительная.
— Мы вас уже наслушались, прихвостень правления.
— Да! Мне нравится наше правление! Мне нравится руководство нашего института! Я против анархии! Я за порядок и дисциплину! Я из большинства! На таких всё и держится.
Вовремя предать — это не предать, а предвидеть.
А вы предлагаете спать стоя, как боевая лошадь?!
Ключики мы вам не отдадим! Мы вам не Буратины.
Людей терзает необъятность вечности! И потому мы задаемся вопросом: «Услышат ли потомки о наших деяниях? Будут ли помнить наши имена, когда мы уйдем? И захотят ли знать, какими мы были, как храбро мы сражались, как отчаянно мы любили?»
— Память об этой войне переживет тысячелетия.
— Но тысячелетия не переживем мы с тобой.
— Ты прав. Но наши имена останутся в веках!
— Про тебя правду рассказывают? Говорят, твоя мать бессмертная богиня. Говорят, тебя нельзя убить.
— Я бы тогда, по-твоему, таскал щит?
Эпилог всегда интереснее пролога.
Иногда для того, чтобы править, нужно подчиняться.
Сегодня ты лишишься глаз, ушей и даже языка. Ты явишься в Аид слепым, глухим, немым, и мертвецы будут говорить: «Это Гектор, глупец, решивший, что он сразил Ахиллеса».
— Хессалонец, с которым ты дерешься, я в жизни не видел человека огромнее! Я бы не хотел с ним сражаться…
— Вот почему твое имя никто не запомнит.
Эту войну будут помнить в веках, как не предадут забвению и её героев.
Девы испокон веку всё усложняют.
— Какое чудесное утро, сам Посейдон благословляет нас.
— Порой боги благословляют нас утром, а вечером проклинают.
— Правитель Фессалии должен носить скипетр. Отдай его своему царю.
— Он мне не царь.
У тебя есть меч… а я лишь тем оружием владею, что боги мне вручили в дар.
С тобой я мир обрел в разгар войны…
Испуская последний вздох, я буду смотреть на твой труп и улыбаться.
Никого не бояться весьма опасно. Страх полезен.
Знаешь, принц Зуко, судьба — это забавная вещь: никогда не знаешь, как и что получится… Но если твое сердце и разум будут открыты, обещаю, когда-нибудь ты найдешь свою истинную судьбу!
Любовь — это Свет во тьме…
Я думал, что потерял свою честь, и что мой отец может вернуть её мне. Но теперь я понял, что вернуть честь никто не может. Ты должен сделать это сам, совершая достойные поступки!
Иногда у облака две стороны: темная и светлая, и золотая середина — вроде золотого сэндвича. И когда жизнь кажется трудной, съешь немного золотого сэндвича!

Leave your vote

0 Голосов
Upvote Downvote
Цитатница - статусы,фразы,цитаты
0 0 голоса
Ставь оценку!
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Add to Collection

No Collections

Here you'll find all collections you've created before.

0
Как цитаты? Комментируй!x