Дмитрий Сергеевич Лихачёв  Председатель правления Российского (Советского до 1991 года) фонда культуры , Герой Социалистического Труда и член Союза писателей СССР. Автор фундаментальных трудов, посвящённых истории древнерусской литературы и  русской культуры. Автор работ которые переведены на разные языки, автор научных и публицистических трудов. Круг интересов Лихачёва: от изучения иконописи до анализа тюремного быта заключённых. Дмитрий Лихачев являлся активным защитником культуры, пропагандистом нравственности и духовности. И в этом разделе нашего сайта собраны цитаты Дмитрия Лихачева.

Между патриотизмом и национализмом глубокое различие. В первом — любовь к своей стране, во втором — ненависть ко всем другим.

Счастья достигает тот, кто стремится сделать счастливыми других и способен хоть на время забыть о своих интересах, о себе.

Читайте художественную литературу и понимайте ее, читайте книги по истории и любите прошлое человечества, читайте литературу путешествий, мемуары, читайте литературу по искусству, посещайте музеи, путешествуйте со смыслом и будьте душевно богаты. Да, будьте и филологами, то есть «любителями слова», ибо слово стоит в начале культуры и завершает ее, выражает ее.

Язык в еще большей мере, чем одежда, свидетельствует о вкусе человека, о его отношении к окружающему миру, к самому себе.

Жизнь — это прежде всего творчество, но это не значит, что каждый человек, чтобы жить, должен родиться художником, балериной или ученым. Творчество тоже можно творить. Можно творить просто добрую атмосферу вокруг себя.

Мудрость — это ум, соединенный с добротой. Ум без доброты — хитрость.

Без памяти нет совести.

Речь, письменная или устная, характеризует его в большей мере, чем даже его внешность или умение себя держать.

Любовь должна быть умной. Она должна быть соединена с умением замечать недостатки, бороться с недостатками — как в любимом человеке, так и в окружающих людях. Она не должна быть слепой. Слепой восторг может привести к ужасным последствиям. Мать, всем восторгающаяся и поощряющая во всем своего ребёнка, может воспитать нравственного урода. Слепой восторг перед Германией привёл к нацизму, слепой восторг перед Италией — к фашизму.

Человек не должен быть флюгером.

Зависть развивается прежде всего там, где вы сам себе чужой. Там, где вы не отличаете себя от других. Завидуете — значит, не нашли себя.

Человек портит счастье, если переживает его один.

Жадность — это забвение собственного достоинства, это попыткапоставить свои материальные интересы выше себя, это душевная кособокость, жуткая направленность ума, крайне его ограничивающая, умственная жухлость, жалкость, желтушный взгляд на мир, желчность к себе и другим, забвение товарищества. Жадность в человеке даже не смешна, она унизительна. Иное дело — разумная бережливость; жадность — её искажение, её болезнь. Бережливостью владеет ум, жадность овладевает умом.

Надо быть честным в незаметном и случайном: тогда только будешь честным и в выполнении своего большого долга.

Остерегайтесь делить поездки на интересные и неинтересные, а места, которые посетили, на значительные и незначительные. Даже степени значительности посещенных вами мест старайтесь не устанавливать. Делите поездки на те, к которым вы подготовились, и те, к которым не подготовились или подготовились плохо… Всегда интересны впечатления художников.

Прежде чем отвечать на обиду обидой, стоит подумать  следует ли опускаться до обиды? Ведь обида обычно лежит где-то низко и до нее следует наклониться, чтобы ее поднять.

К доброму старому всегда возвращаются, но с другого конца.

Велика бывает польза людям от учения книжного. Это ведь — реки, напояющие всю вселенную, это источники мудрости; в книгах ведь неизмеримая глубина; ими мы в печали утешаемся; они — узда воздержания.

У Белинского где-то в письмах, помнится, есть такая мысль: мерзавцы всегда одерживают верх над порядочными людьми потому, что они обращаются с порядочными людьми как с мерзавцами, а порядочные люди обращаются с мерзавцами как с порядочными людьми.

Внимание читающего должно быть сосредоточено на мысли автора, а не на разгадке того, что автор хотел сказать.

Бездарность стремится поучать, талант – подавать пример. Но если у таланта отнять время, то и талант будет больше поучать, чем учить примером.

Будьте правдивы. Стремящийся обмануть других прежде всего обманывается сам. Он наивно думает, что ему поверили, а окружающие на самом деле были просто вежливы. Но ложь всегда выдаёт себя, ложь всегда «чувствуется», и вы не только становитесь противны, хуже — вы смешны.

В основе всех хороших манер лежит забота — забота о том, чтобы человек не мешал человеку, чтобы все вместе чувствовали бы себя хорошо.

Тяжко, братья, голове без плеч, Горько телу, коль оно безглаво.

Нация, которая не ценит интеллигентности, обречена на гибель. История русской интеллигенции есть история русской мысли.

Знания раскрывают нам двери, но войти в них мы должны сами.

Старый сокол, хоть и слаб он с виду, Высоко заставит птиц лететь, Никому не даст гнезда в обиду.

О каждом народе следует судить по тем нравственным вершинам и по тем идеалам, которыми он живет. Быть благожелательным к любому народу, самому малочисленному! Это позиция самая верная, самая благородная.

Основной принцип интеллигентности — интеллектуальная свобода, свобода как нравственная категория. Не свободен интеллигентный человек только от своей совести и от своей мысли.

Стравинский говорил о Вл. Вас. Стасове, что он не отзывался плохо даже о погоде.

Интеллигентом нельзя притвориться.

Чтобы выступление было интересным, выступающему самому должно быть интересно выступать.

Володарский, выступая 13 апреля 1918 года перед слушателями Агитаторских курсов в Петрограде, сказал:

«Экзамен на разрушение мы выдержали блестяще, на пять с плюсом. Мы разрушили все. А сейчас перед нами стоит другой вопрос: сумеем ли мы оказаться такими же хорошими строителями, какими были разрушителями».

Вскоре Володарский был убит.

Судьба сделала меня специалистом по древней русской литературе. Впрочем, что значит «судьба»? Судьба была во мне самом… Но та же судьба одновременно постоянно отвлекала меня от занятий академической наукой. По натуре я, очевидно, человек беспокойный.

Раз в год поездка в Павловск «пошуршать листьями», раз в год посещение Домика Петра Великого перед началом учебного года (таков был петербургский обычай), прогулки на пароходах Финляндского пароходного общества, бульон в чашках с пирожком в ожидании поезда на элегантном Финляндском вокзале, встречи с Глазуновым в зале Дворянского собрания (теперь Филармонии), с Мейерхольдом в поезде Финляндской железной дороги были достаточными, чтобы стереть границы между городом и искусством.

О добрых людях очень легко, интересно говорить и писать. Потому что добрые люди очень разные и интересные. А плохие — все одинаковые и неинтересные.

С произведением искусства надо уметь оставаться один на один.

Забота о прошлом есть одновременно и забота о будущем.

Каждый человек обязан (я подчеркиваю – обязан) заботиться о своем интеллектуальном развитии. Это его обязанность перед обществом, в котором он живет, и перед самим собой.

В столовой я, встречая знакомые лица, каждый раз думал: «Этот жив». Люди в столовой встречались со словами: «Вы живы! Как я рад!» С тревогой узнавали друг у друга: такой-то умер, такой-то уехал. Люди пересчитывали друг друга, считали оставшихся, как на поверке в лагере.

Основной (но, разумеется, не единственный) способ своего интеллектуального развития – чтение. Чтение не должно быть случайным. Это огромный расход времени, а время – величайшая ценность, которую нельзя тратить на пустяки. Читать следует по программе, разумеется не следуя ей жестко, отходя от нее там, где появляются дополнительные для читающего интересы. Однако при всех отступлениях от первоначальной программы необходимо составить для себя новую, учитывающую появившиеся новые интересы.

Любить свою семью, свои впечатления детства, свой дом, свою школу, своё село, свой город, свою страну, свою культуру и язык, весь земной шар необходимо, совершенно необходимо для нравственной осёдлости человека. Человек — это не степное растение перекати-поле, которое осенний ветер гонит по степи.

Человек есть орудие трагической охоты за правдой.

Совершенствовать свой язык — громадное удовольствие, не меньшее, чем хорошо одеваться, только менее дорогое.

Лучше ведь убитым быть, чем пленным быть.

Появилось специфическое движение пальцев, по которому ленинградцы узнавали друг друга в эвакуации: хлебные крошки на столе придавливали пальцами, чтобы они прилипли к ним, и отправляли эти частицы пищи в рот. Просто немыслимо было оставлять хлебные крошки. Тарелки вылизывались, хотя «суп», который из них ели, был совершенно жидкий и без жира: боялись, что останется жиринка.

Книга всегда найдет того, кому она нужна.

Познание обязано быть объективно и точно. Только тогда оно действенно, только тогда оно познание.

Давайте будем людьми счастливыми, то есть имеющими привязанности, любящими глубоко и серьёзно что-то значительное, умеющими жертвовать собой ради любимого дела и любимых людей. Люди,не имеющие всего этого -несчастные, живущие скучной жизнью, растворяющие себя в пустом приобретательстве или мелких, низменных «скоропортящихся» наслаждениях.

Мне кто-то рассказывал: когда Рахманинова спросили, что главное в искусстве, он ответил: В искусстве не должно быть главного.

Философские системы бывают не только верные или неверные, но интересные, богатые и неинтересные, бедные, скучные. То же религии. К ним может быть и эстетический подход.

Нет лучшей «музыки в человеке», чем скромность и умение помолчать, не выдвигаться на первое место.

Национализм — это проявление слабости нации, а не её силы. Заражаются национализмом по большей части слабые народы, пытающиеся сохранить себя с помощью националистических чувств и идеологии. Но великий народ, народ со своей большой культурой, обязан быть добрым, особенно если с ним соединена судьба малого народа. Великий народ должен помогать малому народу сохранять себя, свой язык, свою культуру.

Надо хранить наше прошлое: оно имеет самое действенное воспитательное значение. Оно воспитывает чувство ответственности перед Родиной.

Народное творчество учит понимать условность искусства.

Совесть не только ангел-хранитель человеческой чести — это рулевой его свободы. Она заботится о том, чтобы свобода не превращалась в произвол, но указывала человеку его настоящую дорогу в запутанных обстоятельствах жизни, особенно современной.

Если вы не видите за окружающим вас миром его прошлого, он для вас пуст.

В памяти остаются все поступки, совершенные в молодости. Хорошие будут радовать, дурные не давать спать!

Добрый поступок никогда не глуп, ибо он бескорыстен и не преследует цели выгоды и умного результата.

Национализм… самое тяжелое из несчастий человеческого рода. Как и всякое зло, оно скрывается, живет во тьме и только делает вид, что порождено любовью к своей стране. А порождено оно на самом деле злобой, ненавистью к другим народам и к той части своего собственного народа, которая не разделяет националистических взглядов.

Cчacтья дocтигaeт тoт, ктo cтрeмитcя cдeлaть cчacтливыми других и cпocoбeн хoть нa врeмя зaбыть o свoих интeрeсaх, o сeбe.

Исправить человечество нельзя, исправить себя — просто.

Надо прожить жизнь с достоинством, чтобы не стыдно было вспомнить. <…> Ради достоинства жизни надо уметь отказываться от мелких удовольствий и немалых тоже.

Самое значительное время то, что сейчас (а не будущее).

Составитель известного словаря английского языка доктор Самюэль Джонсон утверждал: “Знание бывает двух видов. Мы либо знаем предмет сами, либо знаем, где можно найти о нем сведения”.

Интеллигентность – это способность к пониманию, к восприятию, это терпимое отношение к миру и к людям.

— Дмитрий Сергеевич, вы как представитель либеральной интеллигенции…

— Деточка, ну какой же я либеральный интеллигент? У меня профессия есть и я Родину люблю!

Отец (инженер) мне рассказывал. Когда строили в старое время кирпичную фабричную трубу, смотрели, самое главное, за тем, чтобы она была правильно, то есть абсолютно вертикально, поставлена. И одним из признаков был следующий: труба должна была чуть-чуть колебаться на ветру. Это означало, что труба поставлена вертикально. Если труба была наклонена хоть немножко – она не колебалась, была совершенно неподвижна, и тогда надо было разбирать ее до основания и начинать все сначала.

Точность очень часто оборачивается неточностью. Точность невозможна там, где материал не может быть точен по самой своей природе.

Любая организация, чтобы быть прочной, должна быть эластичной, чуть-чуть колебаться на ветру.

Стремиться к высокой цели низкими средствами нельзя. Надо быть одинаково честным как в большом, так и в малом.

Литература, пожалуй, самый важный предмет для становления личности. Литература дает возможность человеку как бы прожить жизнь за героев произведения. Нет, я не о вульгарном подражании герою, мол, прочитает молодой человек роман и непременно станет лучше. Чтение классики — это огромный духовный процесс.

Память — основа совести и нравственности, память — основа культуры, «накоплений» культуры, память — одна из основ поэзии — эстетического понимания культурных ценностей. Хранить память, беречь память — это наш нравственный долг перед самими собой и перед потомками. Память — наше богатство.

Поэзия и хорошая проза ассоциативны по своей природе. И филология толкует не только значения слов, а и художественное значение всего текста.

Обижаться следует только тогда, когда хотят вас обидеть. Если не хотят, а повод для обиды – случайность, то зачем же обижаться?

Национальные черты нельзя преувеличивать, делать их исключительными. Национальные особенности сближают людей, заинтересовывают людей других национальностей, а не изымают людей из национального окружения других народов, не замыкают народы в себе.

Совершенно ясно, что нельзя заниматься литературой, не будучи хоть немного лингвистом, нельзя быть текстологом, не вдаваясь в потаенный смысл текста, всего текста, а не только отдельных слов текста.

Простота и «тишина» в человеке, правдивость, отсутствие претензий в одежде и поведении – вот самая привлекательная «форма» в человеке, которая становится и его самым элегантным содержанием.

Боснийская народная поговорка: Никто из людей не знает, в какой вере он умрет.

Человек должен иметь право менять свои убеждения по серьезным причинам нравственного порядка. Если он меняет убеждения по соображениям выгодности, — это высшая безнравственность. Если интеллигентный человек по размышлении приходит к другим мыслям, чувствуя свою неправоту, особенно в вопросах, связанных с моралью, — это его не может уронить.

Совесть – это в основном память, к которой присоединяется моральная оценка совершенного. Но если совершенное не сохраняется в памяти, то не может быть и оценки.

Попробуйте, — продолжал он, — некоторое время постоять у приоткрытой двери — вам станет как-то не по себе и захочется заглянуть, что находится за дверью.

Надо быть патриотом, а не националистом. Нельзя, нет необходимости ненавидеть чужую семью, потому что любишь свою. Нет необходимости ненавидеть другие народы, потому что ты патриот.

Человек воспитывается в окружающей его культурной среде незаметно для себя.

Не упускайте случая находить интересное даже там, где вам кажется неинтересно. На земле нет неинтересных мест – есть только не интересующиеся люди, люди, не умеющие находить интересное, внутренне скучные.

Слова в поэзии означают больше, чем они называют, «знаками» чего они являются. Эти слова всегда наличествуют в поэзии – тогда ли, когда они входят в метафору, в символ или сами ими являются, тогда ли, когда они связаны с реалиями, требующими от читателей некоторых знаний, тогда ли, когда они сопряжены с историческими ассоциациями.

В материальном мире большое не уместишь в малом. В сфере же духовных ценностей не так: в малом может уместиться гораздо большее, а если в большом попытаться уместить малое, то большое просто перестанет существовать.

Для внутренне богатого человека весь окружающий мир неисчерпаемо богат.

В разговоре с другими умейте слушать, умейте помолчать, умейте пошутить, но редко и вовремя. Занимайте собой как можно меньше места.

Поэтому за обедом не кладите локти на стол, стесняя соседа. Не старайтесь чрезмерно быть «душой общества». Во всем соблюдайте меру, не будьте навязчивыми даже со своими дружескими чувствами.

Слышал хороший анекдот: «Чем отличается академик от обычного ученого?» – «Ничем, – только он этого не знает».

Заметить красоту в природе, в поселке, городе, не говоря уже – в человеке, сквозь все заслоны мелочей – это значит расширить сферу жизни, сферу того жизненного простора, в которой живет человек.

Отсутствие совести у людей, занятых в хозяйстве, в экономике, наносит ущерб материальный. Отсутствие совести у людей, ответственных за культуру, наносит ущерб духовный. Но если в экономике можно наверстать упущенное, то ущерб в культуре чаще всего невосполним.

Когда человек сознательно или интуитивно выбирает себе в жизни какую-то цель, жизненную задачу, он вместе с тем невольно дает себе оценку. По тому, ради чего человек живет, можно судить и о его самооценке – низкой или высокой.

Не должно быть слепых к красоте, глухих к слову и настоящей музыке, чёрствых к добру, беспамятных к прошлому. А для этого нужны знания, нужна интеллигентность, дающаяся культурой.

Тяжко голове без плеч, беда телу без головы.

Следует помнить одну забытую истину: в столицах живёт по преимуществу «население», народ же живёт в стране многих городов и сёл. Самое важное, что нужно сделать, возрождая культуру, — это вернуть культурную жизнь в наши небольшие города.

Петербург-Ленинград — город трагической красоты, единственный в мире. Если этого не понимать — нельзя полюбить Ленинград. Петропавловская крепость — символ трагедий, Зимний дворец на другом берегу — символ плененной красоты.

Россия — не абстрактное понятие. Развивая её культуру, надо знать, что она представляла собой в прошлом и чем является сейчас. Как это ни сложно, Россию необходимо изучать.

Умная доброта — самое ценное в человеке.

Нравственный дальтонизм: мы разучились различать цвета, точнее — отличать чёрное от белого. Воровство есть воровство, бесчестный поступок остаётся бесчестным поступком, как бы и чем бы они ни оправдывались! А ложь есть ложь, и я не верю, что ложь может быть во спасение.

Дурной вкус губит даже талантливых авторов.