«Анна Каренина» (1873—1877; журнальная публикация 1875—1877; первое книжное издание 1878) — роман Льва Толстого о трагической любви замужней дамы Анны Карениной и блестящего офицера Вронского на фоне счастливой семейной жизни дворян Константина Лёвина и Кити Щербацкой. Масштабная картина нравов и быта дворянской среды Петербурга и Москвы второй половины XIX века, сочетающая философские размышления авторского alter ego Лёвина с передовыми в русской литературе психологическими зарисовками, а также сценами из жизни крестьян. Лучшие цитаты из фильма «Анна Каренина» собраны в этом разделе нашего сайта.

Любовь… — повторила она медленно, внутренним голосом, и вдруг, в то же время, как она отцепила кружево, прибавила: — Я оттого и не люблю этого слова, что оно для меня слишком много значит, больше гораздо, чем вы можете понять, — и она взглянула ему в лицо. — До свиданья!
Ваши слезы — вода.
Я буду покинут супругой во имя прощения адюльтера?
Уважение выдумали для того, чтобы скрывать пустое место, где должна быть любовь.
Узнаю коней ретивых по каким-то там таврам.

Юношей влюбленных узнаю по их глазам.

Лучше сокрушаться о содеянном, чем сожалеть об упущенном.
Я чувствую, что лечу головой вниз в какую-то пропасть, но я не должна спасаться. И не могу.

Поезд подавали назад.

И его раздавило на два куска.

Какой ужас!

Я предпочитаю “Англите” “Эрмитажу” оттого, что должен там больше.
Всё кончено, — сказала она. — У меня ничего нет, кроме тебя. Помни это.

Я помню и знаю этот голубой туман, который покрывает все, когда вот-вот кончится детство, и из этого огромного круга, счастливого и веселого, путь делается все уже и уже, и радостно и жутко входить в эту анфиладу.

Вас отбросят на обочину истории не потому что привилегии аморальны, а потому что бессмысленны.

Мне, главное, не хотелось бы, чтобы думали, что я что-нибудь хочу доказать. Я ничего не хочу доказывать, я просто хочу жить; никому не делать зла, кроме себя. Это я имею право, не правда ли?

Бантик — прелесть.

Насчет остального могут быть сомнения, но бантик!

Я прошу права надеяться. Права мучиться, как сейчас.

Если сколько голов, столько умов, то и сколько сердец, столько родов любви.

Чтобы узнать, что такое любовь, нужно ошибиться и поправиться.

Ты убил мое счастье. Ты убил мой стыд.

Вы помните, что я запретила вам произносить слово «любовь», это гадкое слово, — вздрогнув сказала Анна; но тут же она почувствовала, что одним этим словом: запретила она показывала, что признавала за собой право на него и этим самым поощряла его говорить про любовь.

Твой слишком оживленный разговор с графом Вронским обратил сегодня на себя внимание.

Это безрассудно, но мне неважно.

Он думал, что он меня знает. А он знает меня так же мало, как кто бы то ни было на свете знает меня. Я сама не знаю. Я знаю свои аппетиты, как говорят французы.

Женщина — это винт, на котором все вертится.

Моя супруга выше всяких подозрений. Хотя бы потому, что она моя супруга.

Женщина, которая не угадала сердцем, в чем лежат счастье и честь ее сына, у той нет сердца.

Сколько женщину не изучай, все будет совершенно новое.

Отношения с замужней женщиной — это не любовь, которая нравится тем, кому нужно нравиться.

… все мы созданы затем, чтобы мучаться, и что мы все знаем это и все придумываем средства, как бы обмануть себя. А когда видишь правду, что же делать?

Какой-то математик сказал, что наслаждение не в открытии истины, но в искании ее!

Законы придумывают мужья и отцы.

Зачем эти церкви, этот звон и эта ложь? Только для того, чтобы скрыть, что мы все ненавидим друг друга.

Англия может указать в военной истории на самые блестящие кавалерийские дела только благодаря тому, что исторически развивала силу у животных и у людей.

Несчастливая я?! Я как будто оголодавший бедняк, которого накормили наконец.

Я всегда думаю, что мужчины не понимают того, что благородно и неблагородно, но всегда говорят об этом.

Есть две стороны: исполнители и зрители.

И любовь к этим зрелищам есть верный признак низкого развития для зрителей.

Чудесное юное существо. Вам следовало быть призом в сегодняшней скачке.

Я никогда не была строга и нетерпима. Мне просто некогда.

Подлость — бросить мужа и сына ради любовника и есть хлеб мужа.

В работе не задаюсь постоянно вопросом, зачем я живу.

Очень жалею, что одно грубое и материальное вам понятно и натурально.

На одну и ту же вещь можно смотреть трагически, а можно просто и даже весело.

Не так уж много найдется женщин, чей любовник умер за любовь.

Разве все мы не брошены на свет затем только, чтобы ненавидеть друг друга и потому мучить себя и других?

Говорят, женщины любят людей даже за их пороки.

Но я ненавижу его за его добродетель.