Цитаты про великих историков, основанные, как на личном опыте, так и сформированные под воздействием научных учений, определенных социальных кругов, авторитетных мнений.
Предлагаем ознакомиться с цитатами и убедиться в том, что история важная на примере великих историков, которые верили в ее превосходность. В данной подборке вы найдете цитаты великих историков.

 

Я находился на полпути между нищетой и солнцем. Нищета помешала мне уверовать, будто всё благополучно в истории и под солнцем, солнце научило меня, что история — это не всё.
История России — борьба невежества с несправедливостью.
История — это исследование людских ошибок.
Все исторические законы имеют свой срок давности.
Каждый может творить историю, но лишь великие люди способны ее писать.
История это порой то, чего никогда не происходило, описанное тем, кто никогда там не был.
История вынуждена повторятся снова и снова, потому ее попросту никто не слушает.
Главный урок истории заключается в том, что человечество необучаемо.
История учит лишь тому, что она никогда ничему не научила народы.
Каждый народ имеет такую историю, на какую у него хватает фантазии.
О светлом будущем заботятся политики, о светлом прошлом — историки, о светлом настоящем — журналисты.
Всемирная история есть сумма всего того, чего можно было бы избежать.
Русская история до Петра Великого сплошная панихида, а после Петра Великого — одно уголовное дело.
Историческая правда состоит из молчания мертвых.
Невозможно писать историю отдаленных эпох, поскольку у нас недостаточно источников, и невозможно писать историю новейшего времени, поскольку у нас слишком много источников.
Рядом с историей политика — не более чем анекдот.
Надобно найти смысл и в бессмыслице: в этом неприятная обязанность историка, в умном деле найти смысл сумеет всякий философ.
История учит лишь тому, что она никогда ничему не научила народы.
Историческая правда состоит из молчания мертвых.
История ветер, который вырывает из прошлого имена, события и даты и гонит их перед собой в будущее, как стадо пустых консервных банок.
Папа говаривал, что любую историю можно превратить в сказку, вопрос лишь в том, с чего начать и чем закончить.
Всемирная история есть сумма всего того, чего можно было бы избежать.
История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.
Ответственность перед историей освобождает от ответственности перед людьми. В этом ее удобство.
То, что люди не учатся на ошибках истории, — самый главный урок истории.

История — это прежде всего муза.
Часы истории бьют когда попало.
Каждый человек — это мир, который с ним рождается и с ним умирает; под всякой могильной плитой лежит всемирная история.
История развивается по штопору.
История пишется кровью, грязью и жестокостью. Это потом её одевают в красивые одежды, замазывают пятна, лакируют, выбрасывают что-нибудь совсем уж неприглядное.
В истории любого народа найдется немало страниц, которые были бы великолепны, будь они правдой.
История умалчивает о многих историях.
История может оправдать все, что угодно. Она абсолютно ничему не учит, поскольку хранит любые примеры.
История мира — это биография великих людей.
История – наука будущего.
История не должна переступать пределов истины, и для честных поступков достаточно одной истины.
История повторяется дважды — сначала в виде трагедии, потом в виде фарса.
История есть совокупность преступлений, безумств и несчастий, среди которых замечаются некоторые добродетели, некоторые счастливые времена, подобно тому, как среди дикой пустыни там и сям обнаруживаются человеческие поселения.
В историях о сверхъестественном есть один приятный момент – там никто не умирает по-настоящему. Они всегда могут вернуться.
В истории мы узнаем больше фактов и меньше понимаем смысл явлений.
ЗАКОН УИМСА: Исторические заблуждения долговечнее исторических фактов.
Уроки истории заключаются в том, что люди ничего не извлекают из уроков истории.
История — это союз между умершими, живыми и еще не родившимися.
Всемирная история состоит из биографий гениев и великих мерзавцев.
История человечества – это, в основном, лишь история идей.
История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.
Самое оживленное движение часто наблюдается в тупиках истории.
История повторяется дважды — сначала в виде трагедии, потом в виде фарса.
Революции — локомотивы истории.
История — лишь принятая всеми басня.
В том-то и заключалось преимущество древних, что они во всем умели отыскать меру.
История учит, что всюду, где слабые и невежественные люди обладали чем либо, что хотели иметь люди сильные и образованные, первые всегда уступали это по доброй воле.
История вынуждена повторяться, потому что никто ее не слушает.
Нет ничего бесцельнее, как судить или лечить трупы: их велено только закапывать.
Лучшее, что нам дает история, — это возбуждаемый ею энтузиазм.
Какой патриот, какому народу ни принадлежал бы он, не хотел бы выдрать несколько страниц из истории отечественной?
Некоторые истории обрываются на середине. Они никуда не уходят, а не завершив предыдущую главу, мы не можем перейти к следующей.
Страница истории стоит целого тома логики.
Историки фальсифицируют прошлое, идеологи будущее.
Истории – это всего лишь истории, они предназначены для того, чтобы развлекать и поучать, заставлять смеяться и плакать, но только те из них, которые хоть чего нибудь стоят, пробуждают в нашей душе отклик, не стихающий и после того, как перевернута последняя страница или отзвучало последнее слово. А для того чтобы это произошло, история должна быть и умной, и интересной. – Помолчав, он добавил: – Иначе история будет продолжаться, но уже без тебя.
Всемирная история — это всемирный суд.
История это драма свободы, где каждая точка окружена хаосом.
История – это наука о том, чего уже нет и никогда не будет.
Человеческая история, лишенная идеи прогресса, представляет лишь бессмысленную смену событий, вечный прилив и отлив случайных явлений, которые не укладываются в рамки общего мировоззрения.
История — то происходящее, которое, пересекая время, уничтожая его, соприкасается с вечным.
История человечества начинается с акта непослушания, что в то же время есть начало его освобождения и интеллектуального развития.
История — это картинная галерея, где мало оригиналов и много копий.
Многие скверные ученики стали знаменитыми историческими личностями. Как видно, историю легче делать, чем учить ее.
В этих стенах так много истории. Нечто настолько особенное нельзя обменять на деньги.
История повторяется, потому что не хватает историков с фантазией.
История — это политика, которую уже нельзя исправить. Политика — это история, которую еще можно исправить.
Мало что случается в нужное время, а многое не случается вовсе. Добросовестный историк может это исправить.
История — это правда, которая в конце концов становится ложью. Миф — это ложь, которая в конце концов становится правдой.
История не повторяется – просто историки повторяют друг друга.
Эпоха величайших свершений окажется вопреки всему эпохой ничтожнейших воздействий, если люди будут резиновыми и чересчур эластичными.
История — это ряд выдуманных событий по поводу действительно совершившихся.
История самый лучший учитель, у которого самые плохие ученики.
История разных народов показывает, как глубоко укоренилась в нас склонность приписывать сверхчеловеческие свойства тем, кто обладает талантами или просто занимает видное положение.
Историк — крупнокалиберный сплетник.
У каждой истории есть свое время, когда ты просто обязан ее рассказать. Если человек не делает этого, он обрекает свою душу на то, чтобы она осталась связанной с этой тайной навсегда.
Надобно найти смысл и в бессмыслице: в этом неприятная обязанность историка, в умном деле найти смысл сумеет всякий философ.
История, собственно, не существует, существуют лишь биографии.
Правдивые истории редко оправдывают ожидания. Догадки и иллюзии куда интереснее. А когда знаешь наверняка, обычно всё сводится к самым подленьким мотивам.
Чем менее история правдива, тем больше она доставляет удовольствия.
Трудности — это единственное извинение, которое не принимает история.
История — это практически всего лишь журнал регистрации преступлений, глупостей и несчастий человечества.
Вся наша история — вымысел, с которым все согласны.
Ответственность перед историей освобождает от ответственности перед людьми. В этом ее удобство.
Если бы обитатели пещер умели смеяться, вся история сложилась бы иначе.
История — сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего.
Что такое история, как не ложь, с которой все согласны?
Превосходные умы суть истинные герои истории.
В истории… ничто не делается без сознательного намерения, без желаемой цели.
История — это метод эволюции к чистому сознанию не к тому, чтобы сознавать что-то, но к тому, чтобы стать самим сознанием.
Истории — тоже хрупкие вещи, как люди и бабочки, как птичьи яйца, сердца и сны, они складываются из трех десятков тщедушных букв и горстки знаков препинания. Или сплетаются из слов — из звуков и идей, абстрактных, незримых, что исчезают, едва прозвучав, — что может быть хрупче? Но есть истории — короткие незамысловатые рассказы о том, как кто-то отправился на поиски приключений или творил чудеса, о волшебстве и чудовищах, — которые пережили всех рассказчиков, а некоторые пережили и земли, где родились.
Что такое человек, можно узнать не путем размышлений над самим собой и даже не посредством психологических экспериментов, а только лишь из истории.
История бросками и рывками Эпохи вытрясает с потрохами, И то, что затевало жить веками, Внезапно порастает лопухами.
Тот, кто знает историю в подробностях, никогда не захочет стать историком.
Нравственность — душа истории.
Невозможно писать историю отдаленных эпох, поскольку у нас недостаточно источников, и невозможно писать историю новейшего времени, поскольку у нас слишком много источников.
История этой планеты — это история идиотизма, подчёркнутого несколькими дебилами, которые выделились на общем фоне как гении.
Никогда ещё в истории ни одно государство не было создано мирной хозяйственной деятельностью.
Никто так не изменил историю человечества, как историки.
Я сочинил уже тысячи разных историй; несчетные записные книжки набил фразами на тот случай, когда нападу на истинную историю, ту историю, где кстати придутся все мои фразы. Но пока еще я на нее не напал. Вот я и спрашиваю: да есть ли они, истории?
История – это свидетель прошлого, также свет истины, а для честных поступков одной истины и достаточно.
В истории мы узнаем больше фактов и меньше понимаем смысл явлений.
История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов.
История является философией в примерах.
История — это собрание путевых дневников тех, кто путешествовал по одной и той же стране и испытывал одни и те же невзгоды, их удачи и неудачи одинаково поучительны.
Какими бы плохими или хорошими мои предки ни были — они мои! Не в моих силах изменить историю, зато в моих — ее принять. Принять и постараться понять.
История – это живая память, учитель жизни и вестник новых событий.
История повторяется дважды, а переписывается гораздо чаше.
Не усвоенный урок истории будет возвращаться вновь для его усвоения.
Не знать истории – всегда быть ребенком.
История — это в большинстве своем трагедия народа по глупости венценосных особ, тщеславных политиков, а также явных проходимцев.
Нетрудно понять, почему легенда заслужила большее уважение, чем история. Легенду творит вся деревня — книгу пишет одинокий сумасшедший.
Люди не учатся на ошибках истории и это является самым главным уроком истории.
Первое, что необходимо историку, – это крепкая задница.
Легенда всегда одерживает победу над историей.
История современности – это механизм, которой преобразует документы в памятник.
Я не сомневаюсь, что полубоги и даже боги древности — всего лишь те наши предки, которых высоко чтили.
Творить историю может каждый, но только великие люди могут ее писать.
История — совокупность преступлений, безумств и несчастий, среди которых замечаются некоторые добродетели, некоторые счастливые времена, подобно тому как среди дикой пустыни там и сям обнаруживаются человеческие поселения.
История мира — это биография великих людей.
Человек не осознает и не выявляет себя в истории, он пробивается сквозь нее.
История не только ставит памятники, но и судит мерзавцев.
Каждый человек на земле, чем бы он ни занимался, играет главную роль в истории мира. И обычно даже не знает об этом.
История является лишь квинтэссенцией сплетни
История — это ряд выдуманных событий по поводу действительно совершившихся.
Рядом с историей политика — не более чем анекдот.
История – это сундук сокровищ с нашими деяниями, свидетельница прошлого, пример для настоящего, наука, предостережение будущему.
Будем снисходительны к великим деяниям: они так редко бывают преднамеренными.
Если лесть, которой историк пользуется, чтобы преуспеть, противна каждому, то к наветам и клевете все охотно прислушиваются.
История пишется, чтобы установить строгую истину.
История учит, используя запрещенные педагогические приемы.
История не иное есть, как воспоминовение бывших деяний и приключений.
История – это клевета. На ее бескрайних просторах одна волна, даже большая, особого значения не имеет.
Философия изучает ошибочные взгляды людей, а история – их ошибочные поступки.
История учит, используя запрещенные педагогические приемы.
Наша история – это полностью продукт природы, а именно того необьятного края, который нам достался от нее. И именно история рассеяла нас в разных направлениях, разбросала в пространстве с того момента, как мы появились на этой земле и вошли в нее .
Даже часы истории имеют своих часовщиков.
Если в длинном течении истории что-нибудь ясно, так это именно то, что если правительство и берет на себя защиту работы духа, оно защищает его не там, где надо, и награждает не тех людей, которых надо.
Хорошие исторические романы стоят намного больше курсов истории.
История слишком серьезное дело, чтобы доверять ее историкам.
После очистки нашей истории от лжи не обязательно должна остаться только правда, порой вообще ничего не остается.
Я знаю, что ты хочешь быть автором, тогда читай историю, и, если твое сердце не обливается кровью от страданий человеческого рода, тогда отложи перо, ибо оно способно изобразить лишь хладность и мрак твоей души.
История – продукт выделений желез миллиона историков.
Даже часы истории имеют своих часовщиков.
У истории, как и у природы, есть свои законы.
Историк – это нередко журналист, обращенный вспять.
Возможно, самое великое открытие в человеческой истории заключается в следующем: «Вы станете тем, о чём больше всего думаете».
Человек – это существо, которое творит свою историю, но он не может ни повторять свое прошедшее, ни избавится от него.
История — это цепь неудачных попыток человека вырваться из пут собственной порочной природы.
История — это ряд выдуманных событий по поводу действительно совершившихся.
В истории любого народа могло бы найтись множество страниц, которые были бы великолепны, не будь они обманчивы.
Геродот – отец истории.
Бог не может изменить прошлое, но историки могут. И, должно быть, как раз потому, что иногда они оказывают эту услугу, Бог терпит их существование.
Почти каждая история успеха, которая мне известна, начиналась с того, что человек лежал навзничь, поверженный неудачами.
Если лесть, которой историк пользуется, чтобы преуспеть, противна каждому, то к наветам и клевете все охотно прислушиваются.
Эта сцена, она как метафора современной Америки. Посмотрите: наша экономика еле шевелится, задыхается и из последних сил цепляется за свою жизнь, в точности как Ларри Кинг. Разница в том, что с Ларри у нас никогда не кончится газ. Мы построили нашу страну благодаря великому духу предпринимательства, этот дух демонстрирует Снуп Дог, сделавший своё состояние на продаже наркотиков и преступлениях, чем он очень гордится.
История не имеет смысла.
Историк – это вспять обращенный пророк.
Я не понимаю людей, которые гордятся древностью своего народа, древностью их происхождения. А что, есть новые народы? Типа, по новостям показывают: «Вчера появился новый народ — Чумбуры». И там пять подростков и у них берут интервью: «Ну, мы начинали как бой-бенд, потом подумали: «Ну, что-то в музыке не очень, но какое-то духовное единство у нас есть».
Что такое история, как не рассказ о неудачных попытках воплотить замыслы, и отображение несбывшихся надежд?
История — это исключительно процесс очеловечивания человечества.
Россия — гигантская страна, с гигантской историей, великой историей. <…> Тут либо ты любишь Россию, и как завещал нам Александр Сергеевич, историю своего отечества, либо не любишь, презираешь, не понимаешь… Я не понимаю России… А кто ты такой? Россия сама выбирает умных людей, которые будут её понимать. <…> Империю блюсти — это не бородою трясти. Это и счастье и бремя. Кто выбирает герань на окне, тихий домик, и вот пусть эти все вихри человеческие тебя не трогают — ну не всегда удаётся усидеть в этой тишине… Либо это героическая история, это Бетховен в музыке. А что вы хотите? У России такая судьба.
История – это наука о том, чего уже нет и никогда не будет.
История — это наука преодоления анархии, наука обретения целостности сознания.
Вот это вечное ощущение, что, может быть, в той куче, которую выкинули на свалку истории, была пара жемчужин из которых бы выросло… Знаете ли в чём дело? История не имеет сослагательного наклонения, и если тебя выкинули на свалку истории, значит, это твоё место и ты его там заслужил.
История вынуждена повторятся снова и снова, потому ее попросту никто не слушает.
В истории любого народа найдется немало страниц, которые были бы великолепны, будь они правдой.
— Ты же знаешь свою личную историю. — Я не знаю свою личную историю даже близко. Я про себя так много читаю, что мне кажется, я не знаю свою историю.
История человечества – это, в основном, лишь история идей.
Уроки истории заключаются в том, что люди ничего не извлекают из уроков истории.
Вся история и есть мифы. Всегда прошлое рисуется либо довольно идеалистически, либо слишком пессимистически. Никогда прошлое не имеет ничего общего с воспоминанием о нем.
Легенда всегда одерживает победу над историей.
История — собрание фактов, которых не должно было быть.
История имеет тенденцию пересматривать свои ошибки.
Лучшее, что может дать история, это возбуждаемый ею энтузиазм.
Историк не должен доверять возвышенным мотивам любого деяния, если можно указать какой-либо низменный мотив.
Историю пишут фанатики, убежденные в своей правоте. А убежденные в правоте другой страны пусть пишут историю другой страны.
Рядом с историей политика — не более чем анекдот.
История это наука об освобождении себя из границ субъекта и объекта.
История — это всегда история личностей, а не институтов.
Исторические заблуждения долговечнее исторических фактов.
История место, куда легче влипнуть, чем войти.
Американцы знают историю еще хуже, чем географию. А понимают в ней еще меньше. История и Соединенные Штаты — это две вещи, которые никогда и нигде не встречаются.
Каждый человек — это мир, который с ним рождается и с ним умирает; под всякой могильной плитой лежит всемирная история.
История – слишком серьезное дело, чтобы доверять ее историкам.
Художнику ИЗО поручили составить азбуку для начальных классов. — Так… на букву «Ч» — это что такое? — Чаушеску! — Чаушеску? Да причём тут Чаушеску? — Понимаете, мне кажется дети начали забывать румынского диктатора!
Русская история до Петра Великого сплошная панихида, а после Петра Великого — одно уголовное дело.
Если в длинном течении истории что-нибудь ясно, так это именно то, что если правительство и берет на себя защиту работы духа, оно защищает его не там, где надо, и награждает не тех людей, которых надо.
— Кто-то сказал: жизнь — это всего лишь одна история. Дни проходящие мимо тебя незаменимы и никогда больше не вернуться. Первая страница называется «сегодня». — … каждый кадр соединяется… — … они склеиваются и превращаются в одну историю. Одна минута… — … одна секунда. — … прямо сейчас, даже в этот момент…
Вам не по душе это варварство? Не прогневайтесь — отвечает вам история: чем богата, тем и рада. Это только выводы из всего, что предшествовало.
История состарившаяся современность.
Вы бросаетесь на все новое, не желая оглянуться назад, на свою историю.
Трудным представляется писать историю.
История разных народов показывает, как глубоко укоренилась в нас склонность приписывать сверхчеловеческие свойства тем, кто обладает талантами или просто занимает видное положение. Я не сомневаюсь, что полубоги и даже боги древности — всего лишь те наши предки, которых высоко чтили.
Зная прошлое, мы можем заглянуть в будущее — так учит нас история. Из нее мы знаем, что люди никогда не смогут открыть глаза и понять друг друга.
Историк не должен доверять возвышенным мотивам любого деяния, если можно указать какой-либо низменный мотив.
Бог не может изменить прошлое, но историки могут.
Само наличие персонажа-детектива в истории дает повод для того, чтобы совершилось убийство.
Историческая правда состоит из молчания мертвых.
Школьником я знал все даты французской истории, но никогда не помнил, что в эту дату случилось.
В истории нет наблюдателей, только участники.
Лучшее, что может дать история, это возбуждаемый ею энтузиазм.
История, в действительности, незначительно больше перечня преступлений, безрассудств и несчастий человечества.
Притеснение, правление силой страха, диктатура — загадочная штука, но почему-то на протяжении всей истории жизни таких правителей кончались одинаково — все они были тихо убиты неким неизвестным.
После очистки нашей истории от лжи не обязательно должна остаться только правда, порой вообще ничего не остается.
История — это суд потомков над своими предками.
В этом мире перед тобой будущее, а позади прошлое. И часть этого становится историей. Это не более, чем фрагмент этой истории.
Если бы обитатели пещер умели смеяться, вся история сложилась бы иначе.
Все в руках Господа, и только История ускользнула из под Его контроля.
В историях, у которых нет конца, нет никакой ценности. Важно не «когда» она закончится, а «как».
Невозможно писать историю отдаленных эпох, поскольку у нас недостаточно источников, и невозможно писать историю новейшего времени, поскольку у нас слишком много источников.
История мира — это история того, как слабые проклинают сильных, а сильные — слабых.
Мы не должны более вмешиваться в эту историю… К тому же, это может породить ошибку. И мы, присяжные, продолжим своё течение. Мы принимаем эту концовку…
Историк — это человек, избегающий мелких фактических ошибок при построении совершенно ошибочной обшей картины.
Всемирная история есть история побед людей над людьми.
История очень похожа на бесконечный вальс. Три удара войны, мира и революции продолжаются бесконечно.
История повторяется дважды, а переписывается гораздо чаше.
История не должна унижать себя до того, чтобы сделаться отголоском современных дрязг.
Мы живём настоящим, скорбим о прошлом и гадаем о будущем. Такова природа истории.
Страна — это история страны, это собрание всех ее историй. Мы — то, чем сделали нас отцы; их победы дали нам то, что у нас есть.
История — это практически всего лишь журнал регистрации преступлений, глупостей и несчастий человечества.
Благословенны те, кто обретёт возмездие. Таинство искупления навсегда покончит с грехами. Но что станет с теми, кто не обретёт возмездие? Кто закончит их историю?
Я находился на полпути между нищетой и солнцем. Нищета помешала мне уверовать, будто всё благополучно в истории и под солнцем, солнце научило меня, что история — это не всё.
В истории больше примеров верности собак, чем друзей.
Повторяется ли история, или она просто есть? И если это круг, следует ли нам его разорвать или оставить всё, как есть?
История – это наука о том, чего уже нет и никогда не будет.
История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
Течение истории всегда курировались избранными…
Все исторические законы имеют свой срок давности.
Русская история до Петра Великого одна панихида, а после Петра Великого — одно уголовное дело.
… Они использовали свои силы не для того, чтобы влиять на историю, а лишь для защиты хода времён…
Превосходные умы суть истинные герои истории.
Историю пишут победители!
История — это практически всего лишь журнал регистрации преступлений, глупостей и несчастий человечества.
Великие исторические деяния, ослепляющие нас своим блеском и толкуемые политиками как следствие великих замыслов, чаще всего являются плодом игры прихотей и страстей.
Знаешь, кто на самом деле творит историю? Человек, который её записывает.
История — это ряд выдуманных событий по поводу действительно совершившихся.
История – как мясной паштет: лучше не вглядываться, как его приготовляют.
С самой зари человечества, когда наши предки взяли в руки камни и палки, кровь лилась рекой во имя чего угодно: от Бога и справедливости до банальной ярости психопатов…
Если лесть, которой историк пользуется, чтобы преуспеть, противна каждому, то к наветам и клевете все охотно прислушиваются.
Илиада, Платон, Марафонская битва, Моисей, Венера Медицейская, Страсбургский собор, французская революция, Гегель, пароходы и т. д. – все это отдельные удачные мысли в творческом сне Бога. Но настанет час, и Бог проснется, протрет заспанные глаза, усмехнется – и наш мир растает без следа, да он, пожалуй, и не существовал вовсе.
Уничтожаешь одного врага — ему на смену приходит ещё более опасный. Новые страны, новые цели, новая идеология. Вчерашние враги — нынешние новобранцы. Учите их сражаться и молитесь, чтобы они не возненавидели вас за это.
Мы — дети Запада. Мы должны учиться у Запада, что он древнее, опытнее и успешнее. Успешнее, потому что мы всё закупаем у Запада, а не Запад у нас!
Закономерность исторических явлений обратно пропорциональна их духовности.
Я написал первые строки вашей истории… И я же поставлю в ней точку.
История учит, используя запрещенные педагогические приемы.
Если бы Бетховен погиб в авиакатастрофе, совершенно иной была бы история музыки и авиации.
Они наступают — мы наступаем. Мы отважно сражаемся, чтобы увидеть проблеск света в этой нескончаемой войне… хоть на мгновение. Война — это целый мир, а мир охвачен войной, где за каждым прицелом стоит человек. И эти люди — мы. Прожжённые жизнью и наивные, честные и преступники. Мы созданы для легенд, но не войдём в историю. Мы — небесные рыцари. Мы — пустынные призраки. Мы — траншейные крысы. И это наши истории.
В истории любого народа найдется немало страниц, которые были бы великолепны, будь они правдой.
Все исторические законы имеют свой срок давности.
Я подталкиваю историю, когда это нужно. Но иногда её приходится пинать.
История мира — это биография великих людей.
Исторические романы родились от истины, изнасилованной ложью.
Обожаю смотреть, как история искажается, переходя из уст в уста. Кто-то выбрал неверное слово, кто-то не понял, кто-то забыл половину.
История повторяется дважды — сначала в виде трагедии, потом в виде фарса.
История учит, что всюду, где слабые и невежественные люди обладали чем-либо, что хотели иметь люди сильные и образованные, первые всегда уступали это по доброй воле.
Такие, как ты… Вы всюду сеете смерть и разрушение. Имей в виду, в конце концов… История нас рассудит. И не по тому, что мы разрушили, а по тому, что мы создали.
Тот, кто знает историю в подробностях, никогда не захочет стать историком.
Будущее археологии лежит в руинах.
Хорошие люди гибнут в паутине истории, а остальные присваивают чужое.
Какими бы плохими или хорошими мои предки ни были — они мои! Не в моих силах изменить историю, зато в моих — ее принять. Принять и постараться понять.
История начинается тогда, когда уже ничего невозможно проверить.
История не терпит парадоксов.
Легенда всегда одерживает победу над историей.
История — описание, чаще всего лживое, действий, чаще всего маловажных, совершенных правителями, чаще всего плутами, и солдатами, чаще всего глупцами.
История нашего народа знает немало светлых страниц. Темных было тоже немало. И все с белыми пятнами. От белых пятен истории нужно избавляться, но нельзя всё мазать черной краской!
Каждый народ имеет такую историю, на какую у него хватает фантазии.
«Что скажет история?» – «История, сэр, солжет, как всегда».
Как быстро люди забывают о том, что ход истории может измениться по воле одного человека.
Всемирная история есть сумма всего того, чего можно было бы избежать.
История — это апелляционная жалоба на современные заблуждения, поданная в суд потомства.
Историю пишет победитель. В истории много лжи. Если он победит, его правда станет истинной… а нашу забудут.
Мало что случается в нужное время, а многое не случается вовсе. Добросовестный историк может это исправить.
Талант историка состоит в том, чтобы создать верное целое из частей, которые верны лишь наполовину.
Гегель сказал, что все великие мировые события происходят дважды. И затем Карл Маркс добавил: в первый раз это трагедия, а во второй раз — фарс.
История вынуждена повторятся снова и снова, потому ее попросту никто не слушает.
Археологи выкапывают из земли историю, которую закопали политики.
Ты же не предлагаешь изменить нашу личную историю? — Мы все время изменяем историю.
Нет ничего бесцельнее, как судить или лечить трупы: их велено только закапывать.
Историк неудавшийся прозаик.
Нет, серьёзно, какими тупыми были наши предки, они сражались по любому поводу. Я уже запуталась с этими датами.
Невозможно писать историю отдаленных эпох, поскольку у нас недостаточно источников, и невозможно писать историю новейшего времени, поскольку у нас слишком много источников.
Всемирная история есть заговор дипломатов против здравого смысла.
Моя история не из тех, которую рассказывают, ибо мой мир замкнут и хрупок. Без своих тайн он погибнет.
История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов.
История — это страшный сон, от которого хочется проснуться.
История не терпит пустоты.
В этих стенах так много истории. Нечто настолько особенное нельзя обменять на деньги.
Нет ничего бесцельнее, как судить или лечить трупы: их велено только закапывать.
Что дает человеку власть? Умение править или божественное предназначение? Все мы знаем историю меча под названием Экскалибур. Его могучий клинок застрял в большом камне и остался там. Многие достойные рыцари пытались вытащить меч из камня и только Артур это сделал, доказав право на престол.
История человечества – это, в основном, лишь история идей.
Первая задача истории— воздержаться от лжи, вторая— не утаивать правды, третья— не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или в предвзятой враждебности.
Я Черный тюльпан. — Вы Черный тюльпан? Черный тюльпан?! Принц Александр де Грезильяк де Морван Лобо падет от руки Черного тюльпана? Это же меняет дело! Это станет историческим событием, мое имя войдет в историю и слава мне обеспечена.
То, что люди не учатся на ошибках истории, — самый главный урок истории.
После очищения истории ото лжи не обязательно остаётся правда, иногда— совсем ничего.
Вас позабудут. Да-да, история похоронит вас, Франкештейн. И никто не вспомнит вашего имени.
История — продукт выделений желез миллиона историков.
История мучит людей, а философия объясняет, ради каких идей человека к земле склоняют…
История забывает героев и помнит лишь победителей.
Историю может делать всякий, писать её может только великий человек!
В истории я люблю только анекдоты.
— Ну почему ты так гонишь? — Возможно, это будет исторический момент и я не хочу его упускать. — А что такое «исторический момент»? — Ничего хорошего в нем нет, но если тебе удастся его пережить, то ты попадешь в историю.
Знание истории очень важно, господа! Если не извлечь из неё урок, она неизбежно повторится.
Настоящий историк не вправе жить только прошлым. Он должен пользоваться знанием о прошлом для понимания настоящего, и он должен одинаково хорошо знать и прошлое и настоящее, чтобы видеть, в каком направлении идёт развитие, куда устремляется будущее.
Мы расскажем вам историю двух братьев — Ферранте и Ипполито. Судьба уготовила им обоим очень много невероятных приключений, в те времена, когда мир был совсем маленьким, а казался таким огромным. Во времена, когда в мире, как и теперь, царили ненависть и любовь, богатство и нищета.
История пишется кровью, грязью и жестокостью. Это потом её одевают в красивые одежды, замазывают пятна, лакируют, выбрасывают что-нибудь совсем уж неприглядное.
В истории ничто не делается без сознательного намерения, без желаемой цели.
И все же интересно, кто способствовал той славе, что в учебниках по истории достанется нам?
История – это порой то, чего никогда не происходило, описанное тем, кто никогда там не был.
Возможно, и нам нужно задуматься о том, чтобы принять законодательство, которое будет защищать нашу историю и нашу точку зрения на исторические события, поскольку желающих исказить есть очень много и за рубежом и внутри самой России.
Круче их музыки только их история.
История не должна переступать пределов истины, и для честных поступков достаточно одной истины.

Мало кто предвидел в XIX веке, что наступит XX.
История — это хроника войн, а войны — это хроники страданий, написанные слезами матерей.
В истории любого народа найдется немало страниц, которые были бы великолепны, будь они правдой.
Не на практике, не в теории, Просто так! — я попал в историю Задним ходом, — как рак.
…. многие страницы здесь пусты. — это место для истории, сэр! Дерзните! И, быть может, Ваше имя впишут в эти страницы! Они ждут своих героев!
История повторяется дважды — сначала в виде трагедии, потом в виде фарса.
Правда всегда остается правдой, а ложь становится историей.
Если я захочу… рассказать об этом… С чего мне начать? Загадка. Поведать когда это случилось? Как водится «давным давно». Шли последние дни правления прекрасного принца. Или для начала описать место? Небольшой городок на побережье отрезанный от всего мира. Или… даже не знаю. Начать, с рассказа о ней? О безмолвной принцессе. Или предупредить вас, что всё это правда? Чистой воды. Правдивая история о любви и утрате, и монстре, который пытался всё разрушить. <…> Если я захочу рассказать о ней? Что мне сказать? Что они жили долго и счастливо? Полагаю, что так. Что они любили друг друга до конца жизни? Уверен, так и было. Но когда я думаю о ней, об Элайзе, единственное, что приходит на ум — это поэма, которую тысячи лет назад прошептал влюблённый: «Не в силах уловить твой образ, я вижу очертания твои во всём. Твоё присутствие наполняет мой взгляд любовью и успокаивает моё сердце, ибо ты повсюду.
История подтвердит мою правоту, особенно если я напишу ее сам.
.самая скучная и монотонная история — самого счастливого народа.
Хорошая история стоит больше, чем труба.
Я знаю, что после моей смерти на мою могилу нанесут кучу мусора, но ветер истории безжалостно развеет её!
Философия изучает ошибочные взгляды людей, а история — их ошибочные поступки.
Я думал, прошлое — это прошлое, и, как всё бесполезное, должно быть похоронено в общей могиле памяти.
Белые пятна истории это скрытые в тумане прошлого черные дыры настоящего.
История вынуждена повторяться, потому что никто её не слушает.
Каждый человек помнит об одних и тех же вещах по-разному. Моменты… Картинки… Все это остается в нашей памяти, и так мы и идем по жизни, строя нашу собственную историю. А это моя история, история, которую я выбрала, чтобы вспомнить. Вспомнить памятью и сердцем.
Гегель где-то отмечает, что все великие всемирно-исторические события и личности появляются, так сказать, дважды. Он забыл прибавить: первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса.
История — как мясной паштет: лучше не вглядываться, как его приготовляют.
Правда остаётся правдой, ложь становится историей.
Я буду всего лишь историей у тебя в голове… Только пусть это будет хорошая история, потому что, знаешь, это и была хорошая история. Самая лучшая.
Археологи выкапывают из земли историю, которую закопали политики.
Помнишь, он рассказывал, как они шли с мужиками куда-то там на Северный Полюс? Помнишь? У него под носом выросла сосулька… Он тряхнул головой, сосулька упала и убила собаку… Не-не-не, полный бред. Но как рассказывает!..
Помнишь, он рассказывал, как они шли с мужиками куда-то там на Северный Полюс? Помнишь? У него под носом выросла сосулька… Он тряхнул головой, сосулька упала и убила собаку… Не-не-не, полный бред. Но как рассказывает!..
История повторяется.
Жизнь человека коротка, но он может войти в историю.
История рассудит нас.
Все в руках Господа, и только История ускользнула из-под Его контроля.
«А затем — позор человечества, ужас для мира — Елизавета. Злобная убийца, которая 19 лет держала в плену кузину, прелестную Марию Шотландскую, а затем приговорила ее к ужасной смерти. Этим она навеки осрамила монархию и все королевство». — Творение предвзятого, невежественного, неточного историка. — Фанни, Вы несносны! — Все распри и войны вели мужчины. Женщины в них почти не участвовали. Как скучно. Я часто думаю: почему история так уныла? Большая ее часть — выдумка.
Никогда не выживет тот народ, который воспринимает трактовку своей истории глазами соседа.
Людей и народы заставляют делать выводы из былого; между тем лишь то, что будет, что предстоит сделать сейчас, объяснит нам, что, собственно, было и какое имело значение.
Это не любовная история, это история о любви.
Историю пишет победитель. В истории много лжи. Если он победит, его правда станет истинной… а нашу забудут.
Кто не помнит своего прошлого, обречен пережить его снова.
Историю пишут те, кто вешает героев.
Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков.
Талант историка состоит в том, чтобы создать верное целое из частей, которые верны лишь наполовину.
Вы – эгоист, Лева. Все норовите героически умереть в одиночку. А другим, между прочим, тоже хочется войти в историю.
Мы живём настоящим, скорбим о прошлом и гадаем о будущем. Такова природа истории.
История, собственно, не существует, существуют лишь биографии.
Вы учите, как писать историю. А я научу, как её делать.
Маленькое тело, обусловленное духом и воодушевленное неугасимой верой в свою миссию, может изменять ход истории.
Как же подданному знать мнение правительства, пока не наступила история.
История – наука, которая делает человека гражданином.
Как быстро люди забывают о том, что ход истории может измениться по воле одного человека.
Будем снисходительны к великим деяниям: они так редко бывают преднамеренными.
История стала легендой, легенда — фарсом. А потом уже и анекдоты посочиняли.
В историю трудно войти, но легко вляпаться.
История — это наука о том, чего уже нет и не будет.
— Память об этой войне переживет тысячелетия. — Но тысячелетия не переживем мы с тобой. — Ты прав. Но наши имена останутся в веках!
Счастливый конец зависит от того, где ты решил остановить историю.
История почти всегда приписывает отдельным личностям, а также правительствам больше комбинаций, чем у них на самом деле было.
То и дело слышу: «Жорес не учёл, Герцен не сумел, Толстой недопонял…». Словно в истории орудовала компания двоечников!
«Что скажет история?» — «История, сэр, солжет, как всегда».
Надобно найти смысл и в бессмыслице: в этом неприятная обязанность историка, в умном деле найти смысл сумеет всякий философ.
— Вы по истории даты тоже будете спрашивать? — Конечно, какая же история без них. Ты вот свою жизнь как помнишь, с датами? В каком году ты родился, помнишь? А в каком году ты в школу пошёл? — Конечно, так это же всё со мной было! — А история со всем человечеством. Тоже достойна запоминания.
Во всякой истории есть больше, чем одна сторона.
Будущее археологии лежит в руинах.
Сопротивляться истории — это верный путь в могилу.
История учит, что все люди и все народы без исключения брались за ум не раньше, чем испробовав все другие альтернативы.
История — слишком серьёзное дело, чтобы доверять её историкам.
— Что было, то прошло. Знаешь, сначала адреналин, мощность, всплеск, не соображаешь ровным счетом ничего, да и некогда соображать. Тебя прёт. Прёт на полную катушку и ты чувствуешь, что живёшь. Всей жизнью живёшь, а когда он тебя предаёт, ты понимаешь, что это всего лишь игрушка… Любимая…, но игрушка. — Но почему ты с ним до сих пор? Почему? — Я как наркоман на реабилитации. Ты знаешь, мне колят не наркотик, а лекарство, а я смотрю на иглу и вспоминаю те ощущения и пытаюсь их вернуть, и….. Докер – это тот же самый наркотик. Всё смешалось… Страсть… Скорость… А самое главное, что… даже если ты вылечишься, то… внутри пустота. Наверное, всё.
На менестрелей и летописцев полагаться нельзя — либо забудут, либо так ославят, что лучше бы забыли.
Часы истории бьют когда попало.
Любая история может иметь два финала.
История учит нас по меньшей мере тому, что хуже может быть всегда.
История — наука будущего.
Никакой сюжет не может быть ужасным, если история правдива, если проза чиста и искренна.
Рядом с историей политика — не более, чем анекдот.
История — это союз между умершими, живыми и ещё не родившимися.
Жалок народ, для коего прошедшее не существует.
Каждый человек помнит об одних и тех же вещах по-разному. Моменты… Картинки… Все это остается в нашей памяти, и так мы и идем по жизни, строя нашу собственную историю. А это моя история, история, которую я выбрала, чтобы вспомнить. Вспомнить памятью и сердцем.
Ничто не меняется так быстро, как прошлое.
Человек может построить тысячу мостов, но при этом отсосать один член, и тогда в памяти потомков он останется не как великий архитектор, а как членосос.
… всё, что произошло до этого, стало историей, <…> а всё, что произойдёт после этого — историей станет.
Те, кто творит историю, часто заодно и фальсифицируют её.
Историю творят те, кто нарушает правила.
… Это не дневник, а история болезни…
Прошлое — это будущее, с которым мы разминулись в пути.
История не всегда добра к своим героям.
Историю знают умные люди, а делают дураки и негодяи.
Всемирная история есть история побед людей над людьми.
Постойте! Что за фигня творится? — История.
Учите историю, учите историю. В истории находится все тайны политической прозорливости.
Прошлое не вернуть. Верните хотя бы веру в будущее!
Нельзя портить ВВП, сынок. — Да ладно, всего-то пару раз было. — Тридцать восьмой раз уже! — Но не сотый же.
Хорошие люди гибнут в паутине истории, а остальные присваивают чужое.
Русское правительство, как обратное провидение, устроивает к лучшему не будущее, а прошлое.
В истории нет ни одного лидера, который не переживал бы свою любовь вдали.
Всё о чём повествует история, в сущности лишь тяжкий, затянувшийся и запутанный кошмар человечества.
Рано или поздно наступает минута, когда впереди только прошлое, а будущее — позади.
Историю нужно заслужить, побеждать сегодня и на следующий день, и так пока не сдохнешь. И тебя будут помнить не за твои победы, а за то, что ты ни разу не проиграл.
Можете осуждать меня. Это не имеет значения — история меня оправдает.
Прошлое — родина души человека. Иногда нами овладевает тоска по чувствам, которые мы некогда испытывали. Даже тоска по былой скорби.
В штате Мэн есть город, где все сказочные герои живут словно пленники между двумя мирами. Жертвы страшного проклятья. Только один человек может разрушить его — Спасительница.
История всегда пишется победителями. И когда происходит столкновение двух культур, проигравший как бы вычеркивается, а победитель начинает писать новые книги по истории, книги, прославляющие его деяния и унижающие побежденного противника. Как однажды сказал Наполеон: «Что есть история, как не басня, в которую договорились поверить?» В силу своей природы — это всегда односторонняя оценка событий.
История не повторяется — просто историки повторяют друг друга.
Эта история началась, когда пятнадцатилетний мальчик впервые вытащил меч. Меч обагрился кровью. Мальчик учился сражаться.
Прошлое не безупречно, но упрекать его бессмысленно, а вот изучать полезно.
История повторяется дважды — сначала в виде трагедии, потом в виде фарса.
История подобна судьбе. Никто не знает, чье имя будет стоять рядом со своим.
Я часто больше верю легендам и мифам, чем официальной истории. Легенда всегда преувеличивает, но никогда не врёт, а история меняется каждый раз со сменой власти.
Нет ничего бесцельнее, как судить или лечить трупы: их велено только закапывать.
У каждой истории есть начало и конец. Какой будет моя история? С началом, но без конца, она просто замерла на месте. Но кое-кто начал рассказывать мне эту историю заново. И я собираюсь ответить этому человеку. Так что история, которая остановилась, начинается снова.
История учит лишь тому, что она никогда ничему не научила народы.
История — продукт выделений желез миллиона историков.
Я люблю старые книги. Не только за написанные в них интересные истории. Сами они, переходя из рук в руки, обрастают собственными историями.
История стала легендой, легенда — фарсом. А потом уже и анекдоты посочиняли.
История учит, используя запрещенные педагогические приемы.
Президенты, зацикленные на истории, озабочены своим местом в ней, а не её переписыванием.
История повторяется. Колеса крутятся, но ничего нового.
Все исторические законы имеют свой срок давности.
В этот день сердце моё переполняла гордость. Несравненная Пенелопа и боги даровали мне сына. Но в тот же миг, мир, что мы вместе построили, навеки изменился. Страшные вести приближались к моим берегам. Возлюбленная Греция начала войну с Троей. Ко мне прибыли самые могущественные из царей: Агамемнон и Менелай. Повинуясь священной клятве, скреплённой кровью и долгом защищать мою землю, я покинул родной остров. Я не знал, смогу ли я вновь увидеть жену и сына. Я — Одиссей, царь Итаки. И это история моих странствий.
О жизни нужно рассказывать, и рассказывать искренне: тогда пережитое уходит, и можно жить дальше.
Во время гражданской войны история сводится к нулю, а география — к подворотне.
— Один мудрец сказал, что история мира вершится за беседами в роскошных комнатах. — Кто это сказал? — Я. Только что.
Русская История до Петра Великого — одна панихида, а после Петра Великого — одно уголовное дело.
История начинается тогда, когда уже ничего невозможно проверить.
Уходи и не возвращайся. Но не забывай про нас. Расскажи историю об этих призраках своим детям. Так мы будем жить вечно, восьмидесятые не умрут.
Разве вся история человечества — не о борьбе маленьких смелых «я» против несправедливости сильных мира сего?
Даже часы истории имеют своих часовщиков.
Наша история полна жестоких событий. Разгром армий, уничтожение мирных жителей, враги, запертые в каменных темницах… Но человеческий дух в тюрьму не посадишь.
Историю творят те, кто нарушает правила.
Даже боги не могут изменить прошлое.
История повторяется. Колеса крутятся, но ничего нового.
Ваше прошлое — это уже только история. И как только вы это осознаете, оно больше не имеет власти над вами.
После очищения истории ото лжи не обязательно остается правда, иногда — совсем ничего.
Нам не чужды разногласия на поле боя, но мы также имеем очень давнюю историю — делать все возможное, чтобы выиграть войну.
Таково проклятие читающего класса. Нас можно прельстить интересной историей даже в наименее подходящие моменты.
Бог не может изменить прошлое, но историки могут. И, должно быть, как раз потому, что иногда они оказывают эту услугу, Бог терпит их существование.
Те, кто творит историю, часто заодно и фальсифицируют её.
Жизнь героев обогатила историю, а история украсила подвиги героев.
История — это философия, которая учит нас с помощью примеров.
История — свидетель прошлого, свет истины, живая память, учитель жизни, вестник старины.
…Управлять Россией несложно, но совершенно бесполезно.
История — наука будущего.
Что такое история человечества как не предлинное повествование о невоплотившихся замыслах и несбывшихся надеждах?
…Наполеон или я, я или он, но вместе мы не можем царствовать.
История — это наука о том, чего уже нет и не будет.
История не должна переступать пределов истины, и для честных поступков достаточно одной истины.
.. У России есть только два союзника: армия и флот.
Всемирная история есть история побед людей над людьми.
Чем менее история правдива, тем больше она доставляет удовольствия.
Если говорить откровенно, мы еще до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся.
История начинается тогда, когда уже ничего невозможно проверить.
История — сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего.
Экономика должна быть экономной.
История повторяется.
История — это союз между умершими, живыми и еще не родившимися.
И, прямо скажем, мы рассчитывали, что нас на руках будет носить развитый Запад. Да нет! Это иллюзия, утопия, никто никого нигде не будет носить.
Кто управляет прошлым, тот управляет будущим; кто управляет настоящим, тот управляет прошлым.
Величайшее недоразумение — это вдаваться в мораль, когда дело касается исторических фактов.
Великая Россия поднимается с колен.
Прошедшее России было удивительно, ее настоящее более чем великолепно, что же касается ее будущего, то оно выше всего, что может нарисовать себе самое смелое воображение
Кто много говорит о неповторимости, тот плохо знает историю.
Судьба умеет иногда хорошо шутить.
У каждого века есть свое средневековье.
История пишется для установления строгой истины.
Всеобщая вера в революцию есть уже начало революции.
Государственное образование, именовавшееся Священной Римской империей, не было ни священной, ни римской, ни империей.
История народов есть шкала человеческих бедствий, деления которой обозначаются революциями.
Есть возможность создать традицию передачи власти законным путем на основе реальной демократии.
У каждой эпохи свои изъяны, которые прибавляются к изъянам более ранних эпох; именно это мы называем наследием человечеств.
История — учительница жизни.
Россия — держава могущественная и счастливая сама по себе; она никогда не должна быть угрозой ни для других соседних государств, ни для Европы. Но она должна занимать внушительное оборонительное положение, способное сделать невозможным всякое нападение на нее.
Расскажи мне, и я забуду; покажи мне, и я запомню; дай мне попробовать, и я научусь.
История большей частью представляет собою зрелище постыдное для человечества.
Рейтинг — это рычаг, которым можно поднять любую реформу.
История — свидетельница веков, факел истины, душа памяти, наставница жизни.
Лучшее, что нам дает история, — это возбуждаемый ею энтузиазм.
Здоровое недоверие — хорошая основа для совместной работы.
Историк — это вспять обращенный пророк.
Нравится вам или нет, но история на нашей стороне. Мы вас закопаем!
То, что люди не учатся на ошибках истории, — самый главный урок истории.
Превосходные умы суть истинные герои истории.
Развивать и совершенствовать наставничество, воспитывать у молодёжи любовь к труду, непримиримость к разболтанности, бесхозяйственности, пьянству и лености.
Превосходные умы суть истинные герои истории.
Трудным представляется писать историю.
Далеко не достаточно показать, что настоящее выше прошлого: нужно еще вызвать предчувствие будущего, которое выше нашего настоящего.
История — это роман, в который верят, роман же — история, в которую не верят.
История пишется для установления строгой истины.
Когда говорит история, отдельные личности должны умолкнуть.
Кто знает, что первый закон истории — бояться какой бы то ни было лжи, а затем не бояться какой бы то ни было правды? Трудным представляется писать историю.
История — это философия в примерах.
Не благородные деяния людей, а деяния, завершившиеся успехом, — вот что спешит запечатлеть история.
Победители и побежденные извлекают из истории разные уроки.
История пишется для установления строгой истины.
Когда все остальное потеряно, все же остается еще будущее.
Вся наша история — продукт природы того необъятного края, который достался нам в удел. Это она рассеяла нас во всех направлениях и разбросала в пространстве с первых дней нашего существования.
История — это философия в примерах.
Прошлое — усыпальница наших умерших чувств.
Чтобы писать историю достойным образом, надо забыть о своей вере, своем отечестве, своей партии.
История — это квинтэссенция сплетни.
В будущее мы входим, оглядываясь на прошлое.
Не знать истории — значит всегда быть ребенком.
Если это история, я предпочитаю о ней читать, а не учавствовать в ней.
Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки.
История — то происходящее, которое, пересекая время, уничтожая его, соприкасается с вечным.
Лучшее, что нам дает история, — это возбуждаемый ею энтузиазм.
Я не знаю иного способа судить о будущем, кроме как по прошлому.
Хорошо написанные исторические романы стоят больше курсов истории.
Всемирная история есть сумма всего того, чего можно было бы избежать.
Ив истории мы черпаем опыт, на основе опыта образуется самая живая часть нашего практического ума.
История учит лишь тому, что она никогда ничему не научила народы.
История — самый лучший учитель, у которого самые плохие ученики.
Лучшее, что нам дает история, — это возбуждаемый ею энтузиазм.
История — это квинтэссенция сплетни.
История — это картинная галерея, где мало оригиналов и много копий.
Заблуждение, что прошлое лучше настоящего, по-видимому, было распространено во все эпохи.
История того, что есть, — это история того, что было и того, что будет.
История — это описание драки человеческих геномов за доминантность.
История повторяется, это один из ее недостатков.
Человек не выявляет себя в истории: он пробивается сквозь нее.
История учит лишь тому, что она никогда ничему не научила народы.
История — это не анатомическое препарирование, а воскрешение и жизнь, которую она стремится вернуть мертвым.
История повторяется. Это один из ее недостатков.
Жизнь героев обогатила историю, а история украсила подвиги героев.
Человечество так старо! Всегда приходится идти по чьим-то стопам.
Ты хочешь быть автором: читай историю несчастий рода человеческого — и если сердце твое не обольется кровью, то оставь перо, или оно изобразит нам хладную мрачность души твоей.
История — это роман, в который верят, роман же — история, в которую не верят.
История — это роман, имевший место, роман — это история, которая могла бы иметь место.
История — это описание драки человеческих геномов за доминантность.
Не знать истории — значит всегда быть ребенком.
Настоящая ценность по отношению к будущему заключается в том, чтобы все отдавать настоящему.
Первая задача истории — воздержаться от лжи, вторая — не утаивать правды, третья — не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или в предвзятой враждебности.
Кто много говорит о неповторимости, тот плохо знает историю.
Настоящее всегда чревато будущим.
Блестящая история редко бывает полностью правдива.
Человек не выявляет себя в истории: он пробивается сквозь нее.
История есть продукт всех действующих в людях и в природе сил и человеческого мышления, человеческих страстей, человеческих потребностей.
Повествовательная история всегда страдает неточностью, но она есть портрет. Статистическая же история всегда будет лишь механическим оттиском.
Хорошо написанные исторические романы стоят больше курсов истории.
Будущее должно быть заложено в настоящем. Это называется планом. Без него ничто в мире не может быть хорошим.
История мира — это биография великих людей.
Лучшее, что нам дает история, — это возбуждаемый ею энтузиазм.
Первая предпосылка всякой человеческой истории — это, конечно, существование живых человеческих индивидов.
Ответственность перед историей освобождает от ответственности перед людьми. В этом ее удобство.
Чтобы писать историю достойным образом, надо забыть о своей вере, своем отечестве, своей партии.
Творить мировую историю было бы очень удобно, если бы борьба предпринималась только под условием непогрешимо благоприятных шансов.
Единственный наш долг перед историей — это постоянно ее переписывать.
Многие пожары в мировой истории разгораются от искры Божьей, попавшей не в ту голову.
История — неизменная пьеса, которую играют все новые и новые актеры.
История — это роман, который был, роман — это история, которая могла бы быть.
История большей частью представляет собою зрелище постыдное для человечества.
Прошлое и настоящее — наши средства, только будущее — наша цель.
Первый закон истории — бояться какой бы то ни было лжи, а затем — не бояться какой бы то ни было правды.
История — свидетель прошлого, свет истины, живая память, учитель жизни, вестник старины.
Гда великие люди уходят с исторической арены, маленькие кажутся большими.
История — это не анатомическое препарирование, а воскрешение и жизнь, которую она стремится вернуть мертвым.
История не должна переступать пределов истины, и для честных поступков достаточно одной истины.
Всякий день есть ученик дня вчерашнего.
Никакой век не в состоянии написать своей собственной истории.
Кто знает, что первый закон истории — бояться какой бы то ни было лжи, а затем не бояться какой бы то ни было правды?
Тот, кто не помнит своего прошлого, осужден на то, чтобы пережить его вновь.
История — это картинная галерея, где мало оригиналов и много копий.
Величайшее недоразумение — это вдаваться в мораль, когда дело касается исторических фактов.
Прошлые поколения оставили нам не столько готовые решения вопросов, сколько самые вопросы.
Не благородные деяния людей, а деяния, завершившиеся успехом, — вот что спешит запечатлеть история.
К историческому повествованию должно присовокупить лишь такие рассуждения, до которых здравомыслящий читатель не может дойти своим умом.
История — сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего.
История — это философия в примерах.
История — сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего.
Можно восхищаться древностью, но следовать нужно современности.
Прошлое легче порицать, чем исправлять.
Вся наша история — продукт природы того необъятного края, который достался нам в удел. Это она рассеяла нас во всех направлениях и разбросала в пространстве с первых дней нашего существования.
История — это картинная галерея, где мало оригиналов и много копий.
История — что власть: когда людям хорошо, они забывают о ней и свое благоденствие приписывают себе самим; когда им становится плохо, они начинают чувствовать ее необходимость и ценить ее благодеяния.
Каждое поколение высмеивает старые моды, но благоговейно следует новым.
История человечества в основном — история идей.
У истории, как и у природы, есть свои законы.
Повествовательная история страдает всегда неточностью, но она есть портрет. Статистическая же история всегда будет лишь механическим оттиском.
История изучает не только материальные факты и институты; ее подлинный объект — человеческая душа.
История — наставница жизни.
Всемирная история — это всемирный суд.
Все настоящее, хорошее приобретено борьбой и лишениями людей, готовивших его; и лучшее будущее должно готовиться точно так же.
Всемирная история — это всемирный суд.
Историк — это пророк, обращенный в прошлое.
Только то, что хорошо для современности, достаточно хорошо и для будущего.
Прошлое предназначено служить нам, но завладеть им мы можем только при условии его подчинения настоящему.
История — это философия в примерах.