Сказку «Маленький принц» часто называют произведением о детях для взрослых, потому что заложенный в этой истории смысл трогает души чаще подростков и взрослых, которые могут глядеть сквозь написанные строки, и видеть то, что на самом деле хотел сказать автор. Это произведение – концентрация желаний и мыслей автора, воплощенных в простой, по сути рассказ, говорящий читателям о любви, дружбе, принятии чужих идеалов, чужих эмоциях. Бескорыстная любовь Принца к Розе, его дружба с Лисом, разговор с Летчиком – все это аллюзии на реальную жизнь, рассказанные простым языком, но имеющие невероятно глубокий смысл. В данной подборке собраны мудрые выражения из сказки Маленький Принц.

Если идти все прямо да прямо, далеко не уйдешь…
У каждого человека свои звезды.
Есть такое твердое правило, — сказал мне после Маленький принц. — Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету.
Я ведь не хотел, чтобы тебе было больно. Ты сам пожелал, чтобы я тебя приручил.
Знаешь… когда очень грустно, хорошо поглядеть, как заходит солнце…
Мы в ответе за тех, кого приручили.
Я знаю одну планету, там живет такой господин с багровым лицом. Он за всю свою жизнь ни разу не понюхал цветка. Ни разу не поглядел на звезду. Он никогда никого не любил. И никогда ничего не делал. Он занят только одним: складывает цифры. И с утра до ночи твердит одно: «Я человек серьезный! Я человек серьезный!» — совсем как ты. И прямо раздувается от гордости. А на самом деле он не человек. Он гриб.
Таким был прежде мой Лис. Он ничем не отличался от ста тысяч других лисиц. Но я с ним подружился, и теперь он — единственный в целом свете.
Если любишь цветок — единственный, какого больше нет ни на одной из многих миллионов звезд, — этого довольно: смотришь на небо — и ты счастлив. И говоришь себе: «Где-то там живет мой цветок…» Но если барашек его съест, это все равно как если бы все звезды разом погасли! И это, по-твоему, не важно!
Тщеславные люди глухи ко всему, кроме похвал.
Напрасно я ее слушал, — доверчиво сказал он мне однажды. — Никогда не надо слушать, что говорят цветы. Надо просто смотреть на них и дышать их ароматом. Мой цветок напоил благоуханием всю мою планету, а я не умел ему радоваться.
— А как это — приручить? — Это давно забытое понятие. Оно означает: создать узы.
Ничего я тогда не понимал! Надо было судить не по словам, а по делам. Она дарила мне свой аромат, озаряла мою жизнь. Я не должен был бежать. За этими жалкими хитростями и уловками надо было угадать нежность. Цветы так непоследовательны! Но я был слишком молод, я еще не умел любить.
Дети должны быть очень снисходительны к взрослым.
Тогда суди сам себя, — сказал король. — Это самое трудное. Себя судить куда труднее, чем других. Если ты сумеешь правильно судить себя, значит, ты поистине мудр.
У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей.

У меня есть цветок, — сказал он, — и я каждое утро его поливаю. У меня есть три вулкана, я каждую неделю их прочищаю. Все три прочищаю, и потухший тоже. Мало ли что может случиться. И моим вулканам, и моему цветку полезно, что я ими владею. А звездам от тебя нет никакой пользы…
Это очень печально — когда забывают друзей. Не у всякого был друг.
Вот человек, — сказал себе Маленький принц, продолжая путь, — вот человек, которого все стали бы презирать — и король, и честолюбец, и пьяница, и делец. А между тем из них всех он один, по-моему, не смешон. Может быть, потому, что он думает не только о себе.
Ведь тщеславные люди воображают, что все ими восхищаются.
Это по-настоящему полезно, потому что красиво.
Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.
Моя краса и радость недолговечна, — сказал себе Маленький принц, — и ей нечем защищаться от мира: у нее только и есть что четыре шипа. А я бросил ее, и она осталась на моей планете совсем одна!
И когда ты утешишься (в конце концов, всегда утешаешься), ты будешь рад, что знал меня когда-то. Ты всегда будешь мне другом. Тебе захочется посмеяться со мною. Иной раз ты вот так распахнёшь окно, и тебе будет приятно… И твои друзья станут удивляться, что ты смеёшься, глядя на небо. А ты им скажешь: «Да, да, я всегда смеюсь, глядя на звёзды!» И они подумают, что ты сошёл с ума. Вот какую злую шутку я с тобой сыграю.
Вот именно, — сказал Лис. — Ты для меня пока всего лишь маленький мальчик, точно такой же, как сто тысяч других мальчиков. И ты мне не нужен. И я тебе тоже не нужен. Я для тебя только лисица, точно такая же, как сто тысяч других лисиц. Но если ты меня приручишь, мы станем нужны друг другу. Ты будешь для меня
Ты живешь в своих поступках, а не в теле. Ты — это твои действия, и нет другого тебя.
единственный в целом свете. И я буду для тебя один в целом свете…
Узнать можно только те вещи, которые приручишь, — сказал Лис. — У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей. Если хочешь, чтобы у тебя был друг, приручи меня!
Он не ответил ни на один мой вопрос, но ведь когда краснеешь, это значит «да», не так ли?
А если ты приходишь всякий раз в другое время я не знаю к какому часу готовить свое сердце. Нужно соблюдать обряды.
Слова только мешают понимать друг друга.
Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил.
Ах, малыш, малыш, как я люблю, когда ты смеешься.
Слова только мешают понимать друг друга.
Себя судить куда труднее, чем других. Если ты сумеешь правильно судить себя, значит ты поистине мудр.
Вы красивые, но пустые, — продолжал Маленький принц. — Ради вас не захочется умереть. Конечно, случайный прохожий, поглядев на мою розу, скажет, что она точно такая же, как вы. Но мне она одна дороже всех вас. Ведь это ее, а не вас я поливал каждый день. Ее, а не вас накрывал стеклянным колпаком. Ее загораживал ширмой, оберегая от ветра. Для нее убивал гусениц, только двух или трех оставил, чтобы вывелись бабочки. Я слушал, как она жаловалась и как хвастала, я прислушивался к ней, даже когда она умолкала. Она — моя.
Люди забираются в скорые поезда, но они уже сами не понимают, чего ищут. Поэтому они не знают покоя и бросаются то в одну сторону, то в другую.И все напрасно.
Зорко одно лишь одно сердце. Самого главного глазами не увидишь.
Среди людей тоже одиноко.
Там хорошо, где нас нет.
А если ты приходишь всякий раз в другое время, я не знаю, к какому часу готовить свое сердце.
А ведь то, чего они ищут, можно найти в одной-единственной розе, в глотке воды…
Глупо лгать, когда тебя так легко уличить.
Искать надо сердцем.
Твоя роза так дорога тебе, потому что ты отдавал ей всю душу.
Если идти все прямо да прямо, далеко не уйдешь…
У каждого человека свои звезды.
Есть такое твердое правило, — сказал мне после Маленький принц. — Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету.
Я ведь не хотел, чтобы тебе было больно. Ты сам пожелал, чтобы я тебя приручил.
Знаешь… когда очень грустно, хорошо поглядеть, как заходит солнце…
Мы в ответе за тех, кого приручили.
Я знаю одну планету, там живет такой господин с багровым лицом. Он за всю свою жизнь ни разу не понюхал цветка. Ни разу не поглядел на звезду. Он никогда никого не любил. И никогда ничего не делал. Он занят только одним: складывает цифры. И с утра до ночи твердит одно: «Я человек серьезный! Я человек серьезный!» — совсем как ты. И прямо раздувается от гордости. А на самом деле он не человек. Он гриб.

Таким был прежде мой Лис. Он ничем не отличался от ста тысяч других лисиц. Но я с ним подружился, и теперь он — единственный в целом свете.
Если любишь цветок — единственный, какого больше нет ни на одной из многих миллионов звезд, — этого довольно: смотришь на небо — и ты счастлив. И говоришь себе: «Где-то там живет мой цветок…» Но если барашек его съест, это все равно как если бы все звезды разом погасли! И это, по-твоему, не важно!
Тщеславные люди глухи ко всему, кроме похвал.
Напрасно я ее слушал, — доверчиво сказал он мне однажды. — Никогда не надо слушать, что говорят цветы. Надо просто смотреть на них и дышать их ароматом. Мой цветок напоил благоуханием всю мою планету, а я не умел ему радоваться.
— А как это — приручить? — Это давно забытое понятие. Оно означает: создать узы.
Ничего я тогда не понимал! Надо было судить не по словам, а по делам. Она дарила мне свой аромат, озаряла мою жизнь. Я не должен был бежать. За этими жалкими хитростями и уловками надо было угадать нежность. Цветы так непоследовательны! Но я был слишком молод, я еще не умел любить.
Дети должны быть очень снисходительны к взрослым.
Тогда суди сам себя, — сказал король. — Это самое трудное. Себя судить куда труднее, чем других. Если ты сумеешь правильно судить себя, значит, ты поистине мудр.
У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей.
У меня есть цветок, — сказал он, — и я каждое утро его поливаю. У меня есть три вулкана, я каждую неделю их прочищаю. Все три прочищаю, и потухший тоже. Мало ли что может случиться. И моим вулканам, и моему цветку полезно, что я ими владею. А звездам от тебя нет никакой пользы…
Это очень печально — когда забывают друзей. Не у всякого был друг.
Вот человек, — сказал себе Маленький принц, продолжая путь, — вот человек, которого все стали бы презирать — и король, и честолюбец, и пьяница, и делец. А между тем из них всех он один, по-моему, не смешон. Может быть, потому, что он думает не только о себе.
Ведь тщеславные люди воображают, что все ими восхищаются.
Это по-настоящему полезно, потому что красиво.
Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.
Моя краса и радость недолговечна, — сказал себе Маленький принц, — и ей нечем защищаться от мира: у нее только и есть что четыре шипа. А я бросил ее, и она осталась на моей планете совсем одна!
И когда ты утешишься (в конце концов, всегда утешаешься), ты будешь рад, что знал меня когда-то. Ты всегда будешь мне другом. Тебе захочется посмеяться со мною. Иной раз ты вот так распахнёшь окно, и тебе будет приятно… И твои друзья станут удивляться, что ты смеёшься, глядя на небо. А ты им скажешь: «Да, да, я всегда смеюсь, глядя на звёзды!» И они подумают, что ты сошёл с ума. Вот какую злую шутку я с тобой сыграю.
Вот именно, — сказал Лис. — Ты для меня пока всего лишь маленький мальчик, точно такой же, как сто тысяч других мальчиков. И ты мне не нужен. И я тебе тоже не нужен. Я для тебя только лисица, точно такая же, как сто тысяч других лисиц. Но если ты меня приручишь, мы станем нужны друг другу. Ты будешь для меня
Ты живешь в своих поступках, а не в теле. Ты — это твои действия, и нет другого тебя.
единственный в целом свете. И я буду для тебя один в целом свете…
Узнать можно только те вещи, которые приручишь, — сказал Лис. — У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей. Если хочешь, чтобы у тебя был друг, приручи меня!
Он не ответил ни на один мой вопрос, но ведь когда краснеешь, это значит «да», не так ли?
Ведь все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит.
А если ты приходишь всякий раз в другое время я не знаю к какому часу готовить свое сердце. Нужно соблюдать обряды.
Слова только мешают понимать друг друга.
Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил.
Ах, малыш, малыш, как я люблю, когда ты смеешься.
Слова только мешают понимать друг друга.
Себя судить куда труднее, чем других. Если ты сумеешь правильно судить себя, значит ты поистине мудр.
Вы красивые, но пустые, — продолжал Маленький принц. — Ради вас не захочется умереть. Конечно, случайный прохожий, поглядев на мою розу, скажет, что она точно такая же, как вы. Но мне она одна дороже всех вас. Ведь это ее, а не вас я поливал каждый день. Ее, а не вас накрывал стеклянным колпаком. Ее загораживал ширмой, оберегая от ветра. Для нее убивал гусениц, только двух или трех оставил, чтобы вывелись бабочки. Я слушал, как она жаловалась и как хвастала, я прислушивался к ней, даже когда она умолкала. Она — моя.
Люди забираются в скорые поезда, но они уже сами не понимают, чего ищут. Поэтому они не знают покоя и бросаются то в одну сторону, то в другую.И все напрасно.
Зорко одно лишь одно сердце. Самого главного глазами не увидишь.
Среди людей тоже одиноко.
Там хорошо, где нас нет.
А если ты приходишь всякий раз в другое время, я не знаю, к какому часу готовить свое сердце.
А ведь то, чего они ищут, можно найти в одной-единственной розе, в глотке воды…
Когда говоришь взрослым: Я видел красивый дом из красного кирпича, в окнах у него герань, а на крыше голуби, — они никак не могут представить себе этот дом. Им надо сказать: Я видел дом за сто тысяч франков. И тогда они восклкрасота.Какая красота!
Глупо лгать, когда тебя так легко уличить.
Искать надо сердцем.
Твоя роза так дорога тебе, потому что ты отдавал ей всю душу.
Если идти все прямо да прямо, далеко не уйдешь.
Вот доказательства, что Маленький принц на самом деле существовал: он был очень, очень славный, он смеялся, и ему хотелось иметь барашка. А кто хочет барашка, тот, безусловно, существует.
Он не ответил ни на один мой вопрос, но ведь когда краснеешь, это значит «да», не так ли?
Вы красивые — но пустые. Ради вас не хочется умереть.
Странный народ эти взрослые.
Глаза слепы. Искать надо сердцем.
Спасенье в том, чтобы сделать первый шаг. Еще один шаг. С него-то все и начинается заново.
Но если это какая-нибудь дурная трава, надо вырвать её с корнем, как только её узнаешь.